332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Владыкин » Легат инквизиции (СИ) » Текст книги (страница 1)
Легат инквизиции (СИ)
  • Текст добавлен: 18 апреля 2020, 17:00

Текст книги "Легат инквизиции (СИ)"


Автор книги: Александр Владыкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Александр Владыкин
Легат инквизиции

Глава 1

Улица перед кирхой была пустынна, даже бродячие собаки избегали это святое место. Я спешил на вечерний молебен, сегодня вся семья должна собраться здесь. В этот день отец покидал свою мельницу в горах, братья свои приходы в поместьях. Я жил с мамой, мама и заправляла в кирхе. Благодаря её стараниям, в нашей глухомани, остался приют для успокоения души истинным верующим. Я открыл дверь и переступил порог заведения, в котором должен всегда властвовать бог, прихода не было, ни одного знакомого лица, мать лежала на скамье, со связанными руками. Я не понял сразу – она была либо мертва, либо без сознания, я застыл на пороге, уставив свой взгляд на скамью для прихожан. До меня не доходило, что кто-то мог безобразничать в доме бога, до меня, вообще не доходило, что здесь происходит. Отца в углу держало трое людей, слава богу, братьев не было. По кровоподтёкам на лице отца, я понял, что была сварка, переросшая в драку. Драка бы продолжалась и теперь, но с моим появлением всё внезапно прекратилось. Было такое ощущение, что все ждали меня. Отец захрипел, рванулся ко мне навстречу, чтобы защитить от окруживших его врагов, но кто-то из его противников нанёс удар колотушкой по голове, и отец упал, рухнул на пол под иконой святой богородицы. Я хотел подбежать к отцу, но отроки в одеждах святой инквизиции не дали сделать мне и шага. Девушка в сутане, мне показалось, что это была девушка, помахала белым носовым платком перед моим лицом и я отключился от реальности, всё воспринимал, как в спектаклях трубадуров. Меня вывели из кирхи, на улице, перед входом в здание, стояла карета, запряжённая огнедышащими конями из бездны. Двое воинов инквизиции взяли меня под руки, посадили в карету, и мы полетели по воздуху, всё дальше и дальше подымаясь в небо. Я тогда не узнал, за что меня забрали, оторвали от родителей, мне не было предъявлено ни одного обвинения, я и сейчас не знаю, в чём я провинился перед священной инквизицией. Только помню, что никакой кареты во дворе не было, когда я шёл в кирху, а про коней из бездны я узнал только в обители святого Януария. Я не помнил лица отца и матери, я не помнил того места, в котором жил. У меня были братья. А были ли они на самом деле? Может всё это было заговором, результатом взмаха белого платка, в руках девушки в сутане? Мой сосед по койке посоветовал забыть своё прошлое:

– И чем скорее ты забудешь, будет лучше для тебя. Не стоит терзаться сомнениями из-за того, чего не было, и чего не могло быть. Сегодня двадцать первый век, о какой инквизиции ты говоришь? Ты жил в Германии, ходил молиться в кирху, а здесь Россия, и мы находимся в Калининградской области. И говоришь ты по– русски, а не на немецком. Забудь, мой тебе совет, забудь, и не забивай свою голову ложными воспоминаниями, иначе они не приведут тебя к добру.

* * *

– Ты нашла его, Марина?

– Да, Илья Борисович. Я вытащила его из Восточной Пруссии, из поселения венедов, пришлось опускаться в шестнадцатый век. Я его уже успела отправить в лагерь. Слишком много времени ушло на коррекцию памяти, и адаптацию юноши к современному уровню жизни. На освоение языка был потрачен целый день. Учёные, которые занимались парнем, дали гарантию на его внедрение в наш мир. Мы уничтожили церковные записи, теперь никто не узнает, где родился мальчик, и о его странном исчезновении.

– Всё ли так чисто, как ты говоришь? И почему у вас такое странное название лагеря – обитель святого Януария?

– Илья Борисович, для людей из прошлого, даже после адаптации, странными и непривычными кажутся иностранные слова – такие, как лагерь. Вновь поступившим тяжело осмыслить, где они находятся. Поэтому: лагерь – это обитель святого Януария, казармы – это кельи, а сами юноши – не курсанты, а послушники. А в остальном, подготовка спецподразделений осуществляется по последним достижениям науки ведения современной войны. Курсанты разбиты на пятёрки, и каждая группа изолирована от остальных. Инструктора следят за выживаемостью групп, в реалиях, приближённых к военным событиям, но пока все их усилия брошены на физическую подготовку курсантов. Воин будущего обязан быть сильным.

* * *

Илья Борисович сам проходил подобную школу, он помнил, каким тяжёлым был путь к его краповому берету. Сейчас время ставит другие задачи, а для их решения нужны люди совсем другой формации, нужна совсем другая армия. Илья находился у истоков зарождения этой армии. Никто не знает, как она должна выглядеть, какова её численность, каким будет её вооружение. Представитель Кремля – один из «серых кардиналов», курирующих рождённый проект, намекнул, что на западе пошли другим путём, они тоже строят свою армию будущего, опираясь на развитие способов управления военной робототехникой – это новые конструкции Дронов, беспилотные танки, катера, самонаводящиеся торпеды, ракеты, бомбы. Всё это управляется с помощью аппаратуры, близкой по логическому обеспечению, к компьютерам высокой надёжности и помехоустойчивости.

– Это дорого, очень дорого. Поэтому, наш проект должен быть на порядок дешевле, и на порядок эффективнее. Вы уж, постарайтесь Илья Борисович.

* * *

Я пораньше сегодня вернулся с занятий, весь пропахший пылью спортивного зала. Этот специфический запах пота и крови не вымывался даже в душе. Я боялся смотреть в зеркало, после отработки приёмов самбо и джиу-джитсу, моё лицо напоминало перезрелую вишню. Из носа до сих пор сочилась кровь. Тренер и отпустил меня пораньше, в связи с травмой, посоветовав обратиться к санитару. Санитаром была женщина неопределённого возраста с грубым, почти мужским голосом. Кто-то из обительских шутников дал ей кличку – Травести, к несчастью для санитара, кличка прижилась. Травести протёрла лицо спиртом и дала в руки тампон. Вот так я и вошёл в келью – с высоко поднятой головой и с тампоном, приложенным к носу. В помещении меня ожидал сюрприз. Инструктор говорил, что будут формироваться команды, всё подразделение разбито на пятёрки. Пять человек – это команда. В углу кельи стоял послушник, одетый в монастырскую рясу. Он с удивлением смотрел на меня, на мой спортивный костюм, но больше всего, его внимание было привлечено к моему лицу. Он был негр – чёрный, аки смоль, в его кучерявые волосы были вплетены маленькие ленточки, на груди, вместо креста, висел коготь непонятного животного.

– Самар, представился он.

У нас, ни у кого, не было имён – только клички, которые назывались аватарами. А может это не имя, послушник поздоровался на своём языке? Лично мне, после обработки в лаборатории, заново пришлось учиться говорить. Но мне, почему-то хотелось, чтобы это было именем новичка. Значит и лабораторные программы дают сбой, может у Самара ещё что осталось в памяти, кроме имени?

– Жила.

И я подал руку новичку. Аватарку мне дали ребята за гибкость, меня можно было скрутить, сложить пополам, но никто меня не мог заставить сдастся на татами. Я выдерживал любой болевой приём, и там, где профессиональный спортсмен терял сознание, я выходил победителем, заставляя перенапрягаться соперника.

– Жила не сильный, Жила кого угодно вымотает.

Частенько мне приходилось слышать по углам. Со временем со мной стали отказываться выходить в спарринг, даже на тренировках старались не попадать со мной в пару. Конечно, кому это нравится – проигрывать постоянно. Обидно уступить не сильному, а вот такому Жиле, потом две недели на ковёр выходить не хочется, ещё и девчонки подкалывают.

Я указал Самару на его койку, он вообще-то, был первый поселенец в келье, после меня, мог выбрать себе любое понравившееся место, но Самар послушно положил свой рюкзак в указанном ему углу. Я ещё не отошёл от горячки борьбы, и если бы не разбитый нос, то показал бы я этому Дуболому. Тренер вовремя остановил бой. Самар не выдержал – задал интересующий его вопрос:

– А, это за что?

Негр пальцем показал на моё лицо.

– А, это за то, что в столовой перловую кашу есть не хотел.

Новичок ещё не понял, куда он попал. Откровенно, мы все не догадывались, к чему нас готовят, вылавливая по всей планете, из разных времён, поэтому я решил немного пошутить – эта перловка достала всех.

* * *

Самар – это не имя, это тотем моего племени. У меня в памяти осталось. Самар – это чёрная кошка, большая. Нет, не лев, и не пантера. Правильно – ягуар, чёрный ягуар. Самара нельзя злить, Самар убьёт всех. Ягуары очень злопамятны и мстительны. Самар был вторым членом команды. Третьей была женщина, её привели ночью, когда мы спали. Инструкторы отгородили часть кельи, и у нас появился женский сектор. Знакомство утром началось с того, что Смерека владела непонятной борьбой. Мы с Самаром не могли никак подняться, падали под взглядом пришелицы, подчиняясь движению её руки. Прошло время, пока она не поняла, что мы не враги ей, а такие же, как она – неудачники.

Смереку выловили в горах, наверное, это были Карпаты, она не помнит, когда и как, не помнит ничего, помнит, что ветки в лесу собирала, для камина. Девушка обращалась, только к Самару, я для неё не существовал, она меня просто игнорировала. Я после узнал причину – один из её похитителей был очень похож на меня, и негр казался ей более надёжным, чем этот худой сопляк.

– Ну, и аватарку тебе дали – Смерека, сразу не выговоришь. А Смерека – это что?

Девушка задумалась, покопалась в словесной памяти. В лабораторном лексиконе не было такого слова.

– Смерека – это Смерека, советую запомнить, и не вздумайте его сокращать, всю жизнь на аптеку работать будете.

Вскоре прозвучал сигнал на завтрак, мы с Самаром пошли в столовую, а девушку забрал инструктор. Она не сопротивлялась, у каждого инструктора на поясе висел электрический разрядник. Смереке уже посчастливилось испытать его силу на себе. Я знал, что вновь прибывшей выдадут форму, одежду для занятия спортом, потом она присоединиться к нам. За нашим столом в столовой были все пять порций, значит остальных членов команды ждать не долго придётся. После завтрака, мы втроём вернулись в келью. Нам давалось немного времени перед физическими нагрузками в тренажёрных залах. В келье был полный погром, двое молодых ребят что-то не поделили. Сцепились в мёртвой схватке. Смереке снова пришлось применить свои способности. Мы начали разбираться: одного из ребят звали Рун, другого Сол, на обеих были папахи. Рун помнил, что жил в шестнадцатом веке, где-то в горах, пас овец, а последнее время прятался от воинов хана Искандера в скальных пещерах. Здесь и нашли его послушники ордена инквизиции. Сол не помнил ничего, он даже не помнил почему хотел побить Руна. Наконец, вся команда была в сборе. После тренировки меня с Самаром вызвали на собеседование. В коридоре, перед кабинетом инструкторов, сидели три остальных наших товарища по команде, они уже прошли собеседование, ожидали результата от этих сборов. На собеседовании я понял, что совет инструкторов выбирает командира для нашей команды.

– Жила! Кого бы ты хотел иметь командиром в своей группе?

Мне хотелось ответить честно:

– Никого.

Но я подумал, это ничего не изменит, только всё усложнит, и меня могут перекинуть в другую команду, где выбирать уже не придётся. Комиссия неправильно поняла мои долгие раздумья:

– Хорошо. Мы изменим немного вопрос:

– Кому бы вам хотелось подчиняться, кого вы считаете лидером в своей команде?

– Смерека! Только Смерека.

Председатель комиссии поставил отметку в протоколе.

Глава 2

Сегодня занятия отменяются, всю команду вызвали на общее собрание школы, по-другому эту обитель назвать нельзя. Все ждали появления главного, я уже полгода в этой обители, но до сих пор не знаю зачем я тут. Слухи о главном руководителе бродили между послушниками постоянно, но никогда его никто не видел. Я рисовал картинку в своём воображении: главный руководитель, он, похож на бога, он святой Януарий! Святым Януарием оказался человек, лет пятидесяти, в тельняшке под униформой и в краповом берете. Никаких погонов и знаков различия, но все поняли, что главный руководитель – военный. У главного руководителя было вполне земное имя – Илья Борисович. Речь руководителя была по – военному коротка и лаконична, я понял, что с делением состава на команды, наш отдых закончился, мы приступаем к основному обучению своей воинской профессии. Теперь, наконец, определилось – зачем нас здесь собрали. Мы должны быть воинами. В этот же день у нас сменились инструкторы, про тренажёрные залы можно было забыть. Каждое утро начиналось со взбадривающей пробежки по пересечённой местности с обязательным преодолением водного рубежа. Инструкторы следили за нашим здоровьем. Учебная подготовка проводилась индивидуально с каждым членом команды, и с каждой командой в отдельности. Ребята из других команд изучали устройство современного оружия, у них были практические стрельбы, от нас же этого не требовалось. Оружие мы тоже изучали, только вскользь, что есть такое, и для чего оно нужно. Я спрашивал у Смереки:

– Чего они хотят от нас – эти инструкторы, кого готовят и для чего.

Командир пожимала плечами. После завтрака нас садили за парты и нагружали школьными задачами – развивали сообразительность. Только, потом, на экзаменах, создавали такие реальные ситуации, и мы их должны были решить быстро, ответы сами возникали в голове. Тренировки отрабатывались до автоматизма.

Я был дольше всех из команды в обители святого Януария, поэтому успел изучить все входа и выходы в этом лагере. Сам лагерь находился в старом замке, на берегу реки Инструч. Замок огорожен земляным валом и рвом, заполненным водой. Это была настоящая крепость, стены возвышались над зданиями с многочисленными кельями. Стены были широкими, по стене, запросто, могла проехать телега, запряжённая лошадью. В стенах были замаскированные бойницы, через которые можно было наблюдать за окрестной местностью, не боясь быть замеченным снаружи. Под кельями было подземелье, оно начиналось в неработающем костёле, но после того, как пропало несколько послушников, подземелье было закрыто и опечатано. Я чуть не пропустил самое главное: в замке были дубовые двери, оббитые железом, закрывающиеся на засов, и мост – настоящий подвесной мост, через канал, опоясывающий крепость. Мы каждое утро пробегали по нему, мост был началом нашего ежедневного маршрута. Потом вдоль развалин каких-то хозяйственных строений, мимо раскуроченных дзотов, вплоть до излучины реки – всё это было нашим хозяйством. Не знаю, охранял ли нашу обитель кто-нибудь? Наверное, заведение было под охраной, но всё было сделано настолько профессионально, что мы даже не догадывались, что находимся под недремлющим оком секьюрити. Каждое утро мы пробегали по одному и тому же маршруту, за два года мне здесь приелся каждый поворот, я с закрытыми глазами мог повторить очерёдность всего, что попадалось нам на пути, любую надпись, выемки, ямы. Я знал на память – сколько ступенек до моей кельи. Прошло много лет, а я до сих пор помню запах олифы, которой были пропитаны бочки в подвале. Никто не знает для чего они применялись, но для нас это была минутная передышка от потогонной жизни. Мы старались добраться до подвала, чтобы спрятаться в одной из бочек и забыть про невзгоды судьбы, приведшие нас в обитель. Если повезло, и тебя никто не хватился, то можно было до отбоя отсидеться в бочке. Это было нарушение системы, грубейшее нарушение, которое каралось руководством школы, вплоть до отчисления послушника. При моей памяти, троих отчислили, за воровство продуктов, правда, я не знаю, что с ними потом стало. Смерека говорит – пошли в исполнители, их учить не надо – достаточно физической подготовки и знания оружия. Исполнители – это расходный материал, при проведении любой военной операции. Любая атака, любое наступление не обходится без исполнителей. Правда, это дорогое удовольствие, по наводке аналитического отдела выискивать исходный материал, перелопачивая историю Земли. И откуда они знают, где искать Чингиз ханов и Александров Македонских, или просто людей, максимально готовых внедриться в программу подготовки. Нам инструкторы раскрыли секрет, нашу группу готовили для боевого дежурства, мы любыми способами должны были помешать возникновению боевых действий. Да, мы тоже исполнители! Готовы выполнить любой приказ командования, только специфика нашего действия, несколько отличается от других подразделений. Сол с Руном были прирождённые диверсанты, они взламывали любой электронный код, не прикасаясь к приборам, они могли создавать помеху и выводили всю электронику противника. Инструкторы, только корректировали их работу, создавали различные условия на учебном полигоне. Два горца владели страшным оружием, они могли сделать так, что ни один самолёт не взлетит с аэродрома, на кораблях откажет система навигации вслед за управлением, они могли остановить целую танковую армию, сделав её абсолютно бесполезной, Сол с Руном могли поменять коды доступа спутников, создав коллапс в армии противника. Эти два парня были рождены под звёздной радиацией гор, для создания хаоса вселенной в головах генерального штаба условного противника. Инструкторы с большой осторожностью давали им задания, уж слишком опасными им казались исполнители, а результаты их деятельности – непредсказуемыми. Смерека – наш командир, она могла одна сражаться с батальоном противника, у неё был природный дар, силу которого она научилась подчинять разуму. Смерека могла вывести со строя любого противника, или группу людей, она воздействовала на них на расстоянии, и не обязательно, чтобы противник её видел. Я сам, на собственной шкуре испытал её талант. Инструкторы постепенно развили её дар, теперь достаточно было Смереке указать квадрат на карте, чтобы всё живое в этом квадрате было повержено. Смерека не говорила, скрывала от нас, но я знал (вернее, видел, как с полигона выносили трупы после тренировок с девушкой), что Смерека могла проводить свою атаку с летальным исходом, для противника. У девушки были ещё какие-то побочные таланты, их старались развить инструкторы, для нас и для всех – это было тайной. Я до сих пор не пойму, как послушникам удалось спеленать красавицу? Смерека рассмеялась, это был горький смех, с большой долей печали; я своим вопросом затронул что-то личное из жизни девушки. Она призналась: – В этот день она должна была выходить замуж, но вместо жениха и будущего мужа, появились они – из воздуха, с электрошокерами. Меня, просто, вырубили, я даже сообразить ничего не успела, очнулась уже здесь в лаборатории. Меня лишили почти всех воспоминаний, я даже не помню лица своего жениха, не помню жила ли я в городе, или в селе, кажется были горы, думаю, что Карпаты, но из какой страны я, и из какого времени – хоть убей, не помню. С Самаром было проще, он был больше человек, чем все остальные, его способности были более земными. Он владел, не знаю, можно ли это считать гипнозом, но он воздействовал на людей именно таким способом. Правда, предварительно Самара надо было ввести в транс, и тогда люди выполняли безоговорочно все его команды. Он мог построить их в колонны и отправить в пропасть, или утопить в море. Инструкторам тоже хватало работы с темнокожим послушником. Они разработали методику, когда Самар сам себя мог вводить в транс. Сложность была в том, что в состоянии транса он не мог контролировать силу своего воздействия. Инструкторы, откровенно, боялись работать с этим послушником. За полгода пропали шесть инструкторов, Самар ничего не мог сказать о их исчезновении. Остался я, про себя писать у меня не получается, скажете, что похваляюсь и специально преувеличиваю значение своего дара, поэтому, помолчу. Несомненно, бог наградил и меня даром, только про него не стоит распространяться. Я мог разговаривать, мог расспрашивать, мог убеждать, и быть бы мне пастором, как мои братья, на худой случай проповедником, но я попал сюда. Меня выкрали, самым бессовестным образом, запечатав мой рот кляпом. Я тоже, как Смерека, очнулся в лаборатории, и тоже многого не помню. Но, по-моему, я местный, абориген, так сказать, правда не знаю из какого времени. У меня, в отличии от других послушников команды, инструкторов не было. Просто наверху не знали, как применять мои таланты в условиях современной войны, что именно развивать. А я многое скрыл от «лабораторных крыс», они слишком мало знали о мне. На верху решили, что я полностью бесполезен – ошибка аналитического отдела, приткнули меня к команде, заранее посчитав балластом. У меня было больше свободного времени, чем у ребят из моей команды. Они бессовестно, через Самара, использовали моё личное свободное время, превратив меня в слугу. Пока ребята воевали на полигоне под надзором инструкторов, я превращался в швею, в прачку и ещё, чёрт знает в кого. Но сопротивляться дару друга Самара, я был не в силах. Я разговаривал с негром, я убедил его, что так нельзя.

– Но, кто-то должен заполнять журнал дежурств, пришивать оборванные пуговицы, стирать одежду и полотенца. Остальным послушникам некогда этим заниматься.

После этого разговора, Самар стал следить, чтобы остальные члены команды не наглели особо, ставя передо мной различные задачи.

Смерека выбрала время и вызвала меня на откровенный разговор, она нашла меня в бочке, когда я прятался в подвалах.

– Жила, и долго ты так отлынивать от службы собираешься? Мы проверяли тебя, ты не стукач. И за что тебе такие привилегии? Мало тебе, что не привлекают на полигонные тренировки, так ты и в остальное время стараешься пропасть с виду, прячешься от всей команды, от инструкторов. Кто ты такой Жила, расскажи о себе, раскрой свою душу – что ты хочешь от этой жизни? Если у тебя нет таланта, то как ты попал в команду? Как ты, вообще, попал сюда в этот лагерь?

– В обитель, поправил я командира. И, вообще, не я попал в команду, а вас ко мне подселили.

– Да, ты прав. Мне кажется, что ты был здесь всегда: обитель и Жила, Жила и обитель, ещё задолго до образования школы.

– Чего я хочу? А ничего, раньше хотел отомстить за то, что меня украли, оторвали от корней. А теперь не хочу, а зачем, что я этим докажу, случилось то, что должно случиться. А, насчёт талантов ты не права, я сам не знаю есть ли у меня талант? Когда я говорю, что умею разговаривать – это значит я могу общаться со всеми живущими на земле сущностями, говорить с ними, понятным им языком. Не понимаешь? Это у меня с детства, я сначала думал, что у всех людей так. Стоило мне увидеть какую – либо букашку: муху, тлю, или таракана, я мгновенно переключался, чтобы насладиться обзором мира в их реальности. Я могу смотреть на вещи их глазами, они совсем не такие, как мы привыкли их представлять. Потом я научился улавливать их мозговые импульсы, мозг у муравья мал, но по объему мышления он не уступает человеческому, большинство насекомых мыслят образами, у них нет памяти, всё мышление насекомого сводится к простым понятиям: еда, вода, продолжение потомства. Потом мне достаточно было представить место, как я тут же видел, что там твориться, ведя свой обзор в различных ракурсах. Я спокойно мог сидеть в здании и видеть, что происходит на реке в данный момент, при этом пользуясь одновременно зрением и мозгом коршуна, кружившего в небе, и разумом щуки, караулившую свою дичь в воде. Я не знаю, как это у меня выходит, получалось само собой, для меня странно было слышать, что другие этого не умеют. Не знаю, это и есть мой талант.

– Ладно мы, но ты как мог попасть в сети инквизиции с твоим предвидением?

Я задумался. Кто мог ожидать в безлюдной местности засаду в святая святых – в кирхе. Человек приходит сюда молиться, очистить душу. Командир ударила меня по самому больному, школа научила меня; теперь, прежде, чем сделать шаг, нужно тысячу раз проверить не ожидает впереди тебя какая-то бяка. Я раскрылся перед командиром, теперь думай, что хочешь. Смерека понимала, что это была основная, но не вся информация о таланте. Мы все старались скрыть многое от инструкторов и друг от друга, боялись одного – нельзя было допустить повторного попадания в лаборатории, мы как зеницу ока, хранили свои обрывочные воспоминания о прошлом, и не хотели, чтобы учёные превратили нас в овощи. Смерека всё прекрасно поняла, она сама взялась за развитие моего таланта, хороший разведчик не в одной команде не помешает. Мы каждый день, за час до отбоя уединялись с девушкой за пределами крепости. Коллеги думали – дело молодое, а может это любовь. Только любовь начиналась каждый раз одинаково: Смерека расстилала на земле топографические карты, отмечала квадраты, и я должен был рассказать ей, что вижу. Смерека проверяла меня – прятала какие – ни будь вещи, и я должен был найти их по карте, описать, как они выглядят и где находятся. Поначалу, эти занятия превратились в мучения – ничего не получалось, но потом всё наладилось, иногда у меня получалось предугадывать задание девушки, я тайком от неё старался развить телепатию.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю