290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Колоссальный риск и великая удача (СИ) » Текст книги (страница 5)
Колоссальный риск и великая удача (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Колоссальный риск и великая удача (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

– А у нас с девочками история немного другая, – встряла Лера. – Мы из другого города. Поэтому ни Макса, ни Витька, ни Димона до дня отправки не знали. Идея помочь планете одновременно пришла в голову нам трём. Мы всюду ходили втроём, и полёт в космос не стал исключением. Вот я, Аня и Оля и отправились к нашей директрисе Ольге Дмитриевне Васильцевой. Она пыталась отговорить нас. Дала на размышление пару дней, но на тот момент мы всё уже решили. А через несколько дней, по идее Ани, принесли ей записки всех отличников Академии с отказами от этого полёта. У Васильцевой уже не было выбора – вот она и записала нас.

– А время-то! – внезапно воскликнул Морис. – Пора спать, завтра трудный день. Девочки, – обратился он к Диаспре, Джессике и Долли, – не могли бы вы, каждая, принять в свои комнаты по одной из этих очаровательных юных леди? А вам, юноши, – он взглянул на парней, – могу предложить терассу. Там скамейки…

– Не стоит волноваться, Морис! – протестующее замахал руками Макс. – У нас есть спальные мешки! Мы можем расположиться во дворе…

– Нет-нет! – перебил Морис. – Мои гости никогда не будут спать во дворе!

Они ещё долго беседовали, но во время этой беседы мистер Энн хлопотал по хозяйству, с помощью Диаспры и Джессики готовя ужин. Так что всем шестерым и Долли пришлось переместиться на кухню. Аня, леера и Оля, заодно, помогали с готовкой.

После ужина всех потянуло в сон. Морис настоял на том, чтобы парни отправились на терассу. Диаспра взяла к себе в комнату Олю, Джессика – Аню, а Долли – Леру.

Некоторое время спустя, Макс, лёжа на терассе, думал о том, что в жизни в жизни своей не видел более гостеприимного человека, чем Морис Энн. Хотелось бы, чтобы все люди были такими же, но, как говориться, в семье не без урода. А жаль…

====== Формирование армии ======

На следующий день после завтрака, Морис и вся команда отправились к местным жителям. Мистер Энн знал здесь всех. Они стучали практически в каждый дом и везде их гостеприимно встречали, предлагали чаю, с искренним интересом выслушивали их историю, с удовольствием шли за ними. Народу, в итоге, в гостиной Мориса набралось много.

Средний внук англичанки и итальянца – брат Мориса – Артур Энн с сыном Маркусом. Семейство Томпсонов – Гектор, Майкл, Питер, Пол и Алекс. Это были пятеро оставшихся в живых внуков русской и американца. Ещё здесь были сыновья каждого Томпсона. Гектора – Бобби и Винсент. Майкла – Ричард. Питера – Грегори, Брук и Энди. Пола – Джейсон и Роберт. Алекса – Чарли, Джеймс, Кевин и Билл. Также, нашёлся самый младший представитель семьи Швайнгеров, Ральф. Этот мужчина тоже пришёл с потомством – храбрыми и сильными сыновьями-близнецами, Робом и Дэниэлом. Разумеется, всех женщин и детей было решено оставить дома. Исключением были только Аня, Лера и Оля – они же всё-таки были членами команды.

– Итак, – пересчитав присутствующих, поднялся с места Морис, – нас получается двадцать шесть человек. Насколько мы знаем, максимальное количество людей, которых Швайнгер может выставить против нас – восемнадцать. Таким образом, мы превосходим их числом.

– Но, дядя, не забывайте, что они вооружены гораздо лучше нас, – нахмурился Маркус Энн. – Или вы забыли, чем закончилась наша последняя попытка свергнуть Швайнгера? Их шпаги разят наповал. Мы поэтому и решили воспользоваться Землёй.

– На нас не надейтесь, – вздохнул Димон. – Наше оружие рассчитано только на одного человека.

– Однако отвлечь на некоторое время противника мы способны! – не согласился Макс. – Вот моё предложение: пока я, Димон и Витёк принимаем на себя огонь неприятеля, все остальные займутся Швайнгером.

– А мы?! – в один голос немедленно спросили Аня, Лера и Оля.

– Вы останетесь здесь и будете, в случае чего, возглавлять вспомогательный женский отряд, – отозвался Макс. – Поэтому могли бы уже сейчас идти и известить женщин. Не хочется, конечно, прибегать к этому, но… – парень развёл руками. – Если вспомогательный отряд не понадобится, женщины будут лечить раненых, – прибавил он, заметив, что девушки вот-вот взбунтуются. – Так что они будут в любом случае задействованы.

– Что ж, – подытожил Морис, – все согласны с планом этого юноши?

Присутствующие мужчины с воодушевлением закивали. Аня, Лера и Оля, правда, не были в восторге от такой идеи, но, видимо, поняв, что шансов переспорить Макса практически нет, возражать не решились.

– Итак, – вскочил с места, показывая свою готовность, Маркус, – когда идём в бой? У меня прямо руки чешутся – так хочется всадить шпагу в сердце этому подонку!

– Погоди, – осадил его отец, – нельзя же так сразу! Нужно составить план, потренироваться! Вдруг наши гости знают какие-нибудь особенные приёмы или военные хитрости? Если объединим наши знания и силы, победа точно будет за нами!

Маркус разочарованно опустился на место.

Начались приготовления к битве. Сначала все засели за план. Признанный художник Винсент рисовал чертежи, а Макс объяснял присутствующим, что они значат.

– Основную массу противника я, Витёк и Димон отвлечём на себя, – не унимался он, – но Швайнгер будет полным идиотом, если не отправит пятерых-шестерых следить на всякий случай за вами! Поэтому будьте начеку. Спугнёте его раньше времени – всему нашему плану конец!

Отряд, который должны были прикрывать Макс, Витёк и Димон согласился возглавить Маркус. Против его кандидатуры никто не возражал потому что, как потом объяснил Морис, этого парня все любили за его безграничную храбрость.

Согласно плану, также, Макс, Витёк и Димон должны были пробраться к городу тихо, неожиданно, и открыть по его защитникам огонь. А пока неприятели поймут, откуда исходит этот огонь, и попытаются его нейтрализовать, Маркус должен будет осторожно провести свой отряд к самому Швайнгеру. Право прикончить властителя принадлежало его же брату, Ральфу, которое тот с благодарностью принял.

После того, как план был составлен, начались тренировки. Как выяснилось, в селении фермеров ещё оставалось достаточно шпаг и щитов. Для начала, был устроен обмен приёмами, а затем, Макс, Витёк и Димон начали тренировать верминских юношей в силе и ловкости. Только доведя это у них до совершенства, они взялись за собственные тренировки.

Приборы Савельева, как и следовало ожидать, работали безотказно. Оранжевые электромагнитные лучи легко сбивали даже яблоки с ниток. Единственное, что могло помешать – промах самого стрелявшего. Поэтому Макс, Витёк и Димон, понимая, насколько это важно, неистово тренировали свою меткость.

Девушки тоже были заняты. Они готовили к битве женщин. То есть, сначала они тоже составили план, похожий на план мужской части армии. Разница была только в том, что отряд делился на два поменьше и должен был ударить по врагу с двух сторон. Потом снова объединялись, а дальше всё точно, как у мужчин.

После, девушки, как и парни, начали тренировать своих подопечных. Женщины, в отличие от мужчин, не знали никаких приёмов. Аня, Лера и Оля, однако, помогли им приготовиться за два дня. Ну, и оставшееся до битвы время, учились сами работать с ранеными.

Но от внимания Макса не ускользало, что чем ближе становился день битвы, тем угрюмее становилась Лера. Поэтому за день до сражения Макс отвёл девушку в сторону.

– Лер, – взмолился он, – я тебя прошу, не лезь в битву пока не пройдёт БОЛЬШЕ часа со времени нашего ухода! Я вижу, что ты не в восторге, но поверь, всё это делается исключительно ради вас!

– Макс, – посмотрела ему в глаза Лера, – неужели ты думаешь, что я такая хмурая только из-за того, что нас не берут в битву?

– Ну, конечно, – не понял намёка Макс. – Из-за чего же ещё?

– Глупый! – невесело усмехнулась Лера. – Я уже об этом и не думаю! Я боюсь! И мне не нравится то, что ТЫ идёшь с ними! Я… я очень боюсь за тебя, понимаешь?

Макс поражённо уставился на девушку. Её прекрасные глаза выражали только одно: тревогу. Такую тревогу, что на неё жалко было смотреть. Макс обнял Леру за плечи, прижал к себе и тихо сказал ей в самое ухо:

– Всё будет хорошо! Ты думаешь, я случайно отправил тебя лишь в запасной отряд? Нет! Я тоже за тебя боюсь! Очень! Поэтому не хочу, чтобы ты участвовала в основной битве! Я не могу обещать тебе, что со мной ничего не случится. Но обещаю, что сделаю всё, чтобы ваш отряд не был задействован!

– Вот это мне и не нравится, – вздохнула Лера. – Ты попытаешься сделать для этого всё, я не сомневаюсь. Но мне страшно даже подумать о том, что с тобой во время этих самых попыток может случиться!

– Зато я точно знаю, что, если что-то, не дай бог, случится с тобой, я буду винить в этом себя! – невесело ухмыльнулся Макс. – Никогда себе этого не прощу! Надеюсь, теперь ты понимаешь, как много значишь для меня?

– Понимаю, – согласилась Лера. – Только это всё равно ничуть не уменьшает моего страха. Больше всего на свете я не хотела бы тебя потерять, понимаешь?

– Поверь, я тоже не хочу тебя потерять, – прошептал Макс всё ещё не отпуская девушку. – Просто не всегда получается так, как мы хотим. Но в том случае, если меня убьют, знай, что…

Внезапно к ним подбежали Димон, Витёк, Аня и Оля. Лица у всех четверых были тревожными, но увидев Макса и Леру, они облегчённо вздохнули. Наверное, искали именно их.

– Уф! – выдохнул Димон, отирая пот со лба. – Вы больше так внезапно не исчезайте! Нас чуть инфаркт не хватил! О… – неожиданно осёкся друг, заметив, что Макс крепко обнимает Леру. – Простите, мы, наверное, не вовремя!

– Что-нибудь случилось? – испугалась Лера.

– Да нет, – отмахнулся Витёк. – Просто Димон тут кое-что придумал.

– Ты можешь не говорить загадками, а толком всё объяснить? – начал терять терпение Макс.

– Я считаю, – со вздохом, скороговоркой сказал Димон, – что во время битвы нет смысла портить скафандры. Лучше их снять, оставив только устройства Савельева. Они могут работать и без скафандров.

– Хм, а ведь ты прав, – согласился Макс. – Скафандры нам ещё понадобятся. Надо будет только проверить – вдруг без них эта защитная система Савельева работать откажется!

– Тут твоя правда, – улыбнулся Димон и, толкнув Олю, Аню и Витька вперёд, оглянулся, уходя. – Ну, мы пойдём! Не будем вам мешать!

С этими словами, все четверо, подавляя смешки, скрылись за домом семейства Энн. Макс, долю секунды помедлив, отпустил Леру.

– Ты хотел что-то сказать? – спросила она.

– Да, – со вздохом кивнул Макс. – Я хочу, чтобы ты знала. Со мной действительно многое может случиться. Меня могут ранить, могут взять в плен или даже убить. Но я не пожалею о том, что полетел. Никогда. Потому что здесь я встретил тебя, – он чуть коснулся руки Леры. – Пожалуйста, сделай так, чтобы я, во время битвы, не оглядывался с тревогой на ворота.

– Как? – не поняла Лера.

– Обещай мне, – взяв её ладонь обеими руками, с жаром заговорил Макс. – что не пойдёшь в битву раньше времени! Что будешь ждать, когда пройдёт час с момента нашего выхода за ворота!

– Но… – попыталась возразить девушка.

– Обещай, Лер! – гнул своё Макс. – Иначе я не смогу спокойно сражаться!

– Обещаю, – вздохнув, тихо сказала Лера. – Но и ты обещай мне, что будешь осторожен. Не попади в беду!

– Увы, – шепнул Макс, – этого я тебе обещать не могу. Потому что я, как правило, ходячий магнит для неприятностей разного рода. Начиная от мелких типа «споткнулся на ровном месте» и заканчивая ножевыми ранениями. Прости.

– Чего-то подобного я и ожидала, – грустно улыбнулась Лера. – Глупо было даже надеяться, что ты дашь такое обещание. Но ещё глупее было бы не попытаться. На самом деле, я прекрасно знаю, что осторожным ты, в любом случае, не будешь. Твоя храбрость этого не позволит. Просто я попыталась.

– То есть, это было что-то вроде проверки? – не понял Макс.

– Ну, не совсем, – отозвалась Лера. – Эта была неудачная попытка уменьшить риск, неудача которой была предопределена с самого начала. А теперь пойдём, – махнула она в сторону дома Энн.

Макс только тогда выпустил руку Леры, и она первая побежала к дому. Парень пошёл следом. Подойдя к крыльцу, он, скорее по привычке, чем по необходимости, прислушался и чуть не подскочил. Из сада до его ушей доносились удары шпаг и тревожные голоса. Естественно, Макс со всех ног бросился туда.

Но, как выяснилось, парень волновался зря. Источником шума оказались всего лишь тренирующиеся в саду, Маркус Энн и Ричард Томпсон. А голоса, которые Макс принял за тревожные, были на самом деле подбадривающими выкриками стоявших рядом Витька и Димона.

Следует заметить, что Маркус был прекрасным воином. Смелым, решительным, находчивым, сильным, ловким и великодушным. Может быть, поэтому у него с Максом и Димоном сложились более близкие, чем у всех остальных, отношения. Вдобавок, Маркус прекрасно владел шпагой и был человеком чести. Это ещё больше сблизило его с Максом и Димоном. Витёк почему-то особенно с этим парнем никогда не общался.

Вот и сейчас Димон поддерживал Маркуса, а Витек принципиально – Ричарда. Собственно, исход тренировки был предопределён. Маркус значительно превосходил всех парней. Во всяком случае, со своей планеты. С тремя землянами он сражаться не пробовал – мешали скафандры.

Макс облегчённо вздохнул и тоже стал поддерживать своего нового друга. Ричард, конечно, тоже неплохо сражался, но с Маркусом никакого сравнения. Поэтому тренировка кончилась безоговорочной победой второго. Макс и Димон похлопали победителя по плечу и завели с ним беседу.

– Витёк, похоже, не очень доволен, – заметил Маркус. – Посмотрите на его выражение лица. Он, кажется, на месте меня готов прибить. Хотя, плечо Ричарда гладит с искренней жалостью.

Макс с Димоном перевели взгляды на своего старого приятеля и были вынуждены признать правоту Маркуса. Витёк действительно гладил плечо Ричарда, а на победителя смотрел волком. Это выражение лица друга было хорошо знакомо и Максу, и Димону. Оно означало: «Только дай мне повод – я тебя убью!». Друзья, также, хорошо знали, что тому, на кого Витёк так смотрит лучше бежать куда-нибудь подальше. Поэтому Макс с Димоном поспешили увести Маркуса из сада.

– А почему вы с Витьком ещё не сняли скафандры? – спросил у Димона Макс, когда они двое и Маркус прогуливались вокруг дома Энн.

– Что? – растерялся Маркус. – Вы собрались снять эти странные костюмы?

– Да, собрались, – кивнул Димон. – Видишь ли, мы не хотим их испортить. Они, пожалуй, нам ещё понадобятся.

– Это, да, – нахмурился Маркус. – Но вы уверены, что без них эти ваши штуковины на запястьях будут работать?

– Мы это проверим, – успокоил парня Макс и снова посмотрел на Димона. – Ты не ответил на мой вопрос.

– Сейчас просто переодеваются девушки, – пожал плечами тот. – А мы, как и подобает джентльменам, пропустили дам вперёд. Ну, а ты расскажи, как вы с Лерой поговорили.

Макс рассказал об их разговоре, отчего у Димона отпала челюсть.

– И Лерка хотела взять с тебя такое обещание? – прохрипел он. – Интересно, она нормальная?! Как ты можешь быть осторожен в битве?! Спрячешься за чью-нибудь спину что ли?! Бред!

– Я это знаю, – отозвался Макс. – Лера просто за меня переживает. Так же, собственно, как я переживаю за неё. И ты, Димон, меня знаешь. Я никогда не встану ни за чью спину.

– Погоди, Макс! – замахал руками запутавшийся Маркус. – Вы что, с Лерой, типа, вместе?

Макс с Димоном молча, кивнули.

– А ты знаешь, что моя сестрёнка, похоже, положила на тебя глаз? сдерживая смех, спросил Маркус.

– Кто? – не понял Макс.

– Изабель – моя младшая сестра. Ей восемнадцать лет и она невероятно упряма. Так что, Макс, будь готов. Она, кажется, настроена серьёзно.

– Ты ей смотри про Леру не болтани, – буркнул Макс. – Она же убьёт её!

– Это верно! – расхохотался Маркус. – Не волнуйся, я не проболтаюсь!

Тут из дома семьи Энн вышли Аня, Лера и Оля уже без скафандров. На всех трёх девушках были одинаковые джинсы. Только на Ане коричневая блузка, на Лере – чёрная с белым кофточка, а на Оле – белый топ. А тут, кстати, и Витёк в сопровождении Ричарда вышел из сада. Тогда все трое парней-землян тоже пошли снимать скафандры.

====== Битва ======

Утро перед сражением прошло в предгрозовой тишине. Каждый думал о своём и каждый по-своему боялся. В основном, друг за друга. Девушки за своих молодых людей, а молодые люди за своих девушек. Матери за сыновей, а сыновья за матерей. Мужья за жён, жёны за мужей.

Собственно, и между членами самой армии был страх друг за друга. Отцы боялись за сыновей, сыновья за отцов. Братья за братьев. Друзья за друзей. Да и вообще, в этой армии была очень тёплая и дружеская атмосфера. Поэтому даже потеря одного её члена обернулась бы травмой уже для всех.

И вот, настал момент, когда Макс, Витёк и Димон должны были идти к врагу. Согласно плану, Макс первый легко забрался на высокий каменный забор и ловко приземлился на траву. Вражеская охрана даже ничего не заметила. Один был повёрнут к Максу спиной. Парень легко зажал ему рот и ударил головой о стену. Мужик даже вскрикнуть не успел.

Тут рядом оказались Витёк с Димоном. Ребята дружно открыли огонь. Вражеские стражники оцепенели – до того поразил их луч. А когда основная их масса сбежалась к стрелявшим, Макс незаметно во весь опор бросился к расположенным неподалёку воротам.

Его силы оказалось достаточно для того, чтобы повернуть огромное колесо. Тяжёлая кованая решётка поддалась. А за ней уже стоял Маркус со своим отрядом, который, как только ворота были открыты, пошёл прямо к большому замку из белого камня. Именно там всегда находился Швайнгер.

Убедившись, что за отрядом нет хвоста, Макс снова вернулся к Витьку с Димоном. У врагов уже прошёл шок и они стали защищаться. Пытались пустить в ход шпаги, но были отброшены. Тогда они отошли подальше и стали бить по ребятам из луков. Макс быстро снял активацию луча, встал чуть впереди друзей и поставил щит.

Надо сказать наличия у стражников луков армия, при составлении плана, не предвидела. Поэтому действовать пришлось по обстоятельствам. Тем не менее, Витёк и Димон, по очереди выставляя руки за пределы щита, ухитрились уложить добрую половину врагов. Остальные, похоже, изрядно перетрусили, но пока стояли.

Примерно, через пятнадцать минут таких боёв, Витёк издал победный вопль и хлопнул Макса по плечу. Парень, не убирая щита, повернул голову туда, куда указывал друг и увидел, что из дверей замка выходит отряд. Впереди шёл Маркус, победно вскинув окровавленную шпагу. Рядом – ошалело улыбающийся Ральф. А за ним шли близнецы – Роб и Дэниэл. Они вдвоём несли отрубленную голову своего дядьки. Вслед за братьями шёл весь остальной отряд.

Макс с облегчением отметил, что никто не пострадал и убрал щит. Это оказалось ошибкой. Один из стражников, воспользовавшись тем, что неприятели отвернулись, выстрелил в Макса, но немного промахнулся: от страха у него тряслись руки. Вот только стрела всё равно не осталась без крови. Выстрел – и Макс ощутил жгучую боль выше локтя. Стрела прошла по его руке вскользь. Брызнула кровь.

Грянул вопль Витька, Димона, Маркуса и всего его отряда. Димон тут же выстрелил в парня, ранившего Макса. Луч поразил того точно в живот. Парень упал и больше не шевелился.

– Я в порядке! – перекричал общий шум Макс. – Всё хорошо! Царапина неглубокая!

– Уф! – облегчённо вздохнул Димон. – А мы уже испугались!

И он, сняв активацию луча, поставил новый щит. Хотя, необходимости в нём, пожалуй, уже не было: четверо, ещё оставшихся на ногах стражников, наконец, заметили голову Швайнгера. Один из них – наверное, самый нервный – грохнулся в обморок. Ещё двое, громко ругаясь благим матом, в страхе побежали вон. Пол и Алекс Томпсоны немедленно помчались вдогонку.

Остался стоять только один стражник. С минуту, он, молча, смотрел то на отряд, то на Макса, Витька и Димона. Так как на головах и всех врагов были шлемы, почти полностью закрывавшие лица, этому храбрецу пришлось его снять. А затем, он сделал такое, отчего все даже замолчали: он подошёл к отряду Маркуса и поклонился.

– Моё почтение великим воинам, убившим великого тирана! – произнёс он молодым, полным энергии голосом.

– Так вы… – нахмурился Маркус, – вы тоже его не любите?

– Да как можно любить такого тирана! – расхохотался парень. – Здесь все, как один, запуганы. Нас всех завербовали под угрозами! Я так понимаю, вы на эти угрозы не купились?

– Да, – ответил Ральф. – Кстати, вы говорите правду, юноша. Нас всех пытали. Угрожали. Если мы не поддавались под угрозами собственной смерти, то многие ломались, когда начинали угрожать их семьям. А вы, юноша, чего испугались? Своей смерти, или смерти родных?

– Долгая история, – отмахнулся храбрый парень. – Потом расскажу, – он шагнул к Максу, Витьку и Димону. – Моё почтение и вам, отважные юноши!

С этими словами, неизвестный человек отвесил поклон. Макс, Витёк и Димон смогли, наконец, рассмотреть его лицо. Русые волосы, серые озорные и в то же время усталые глаза, чуть вздёрнутый нос. Сразу становилось понятно, что этот парень из рода Энн. Макс оглядел его с ног до головы, высокий рост и достаточно мускулистое телосложение.

– Надеюсь, – обратился тем временем к нему юноша, – ваша рана не очень серьёзна. Дун, – он указал на распростёртого человека, выстрелившего в Макса, – если подумать, особой честностью никогда не отличался. Но лично мне за него стыдно.

– Ничего страшного, – отозвался Макс. – Просто царапина. Хорошо, что этот ваш Дун не отличался ещё и меткостью.

Эта шутка разрядила обстановку. Все засмеялись.

– Кстати, – спросил незнакомого юношу Димон, – как Вас зовут?

– Ох, извините! – хлопнул себя ладонью по лбу парень. – Совсем забыл представиться. Оливер. Оливер Энн.

Макс, Витёк и Димон переглянулись и тут же посмотрели на Маркуса. А тот в это время шагнул к новому знакомому и протянул руку со словами:

– Очень приятно, Оливер. А я Маркус. Маркус Энн. Ваш двоюродный брат. Сын Артура и Косандры Энн. А Вы, если я не ошибаюсь, сын Джоша и Кендры?

Оливер улыбнулся и недоверчиво, как будто не мог поверить такому счастью, посмотрел на Маркуса.

– Невероятно! Мой отец с детства внушал мне, что у меня больше нет никого. Что мои единственные родственники – он, мама и моя младшая сестра Клэр! И то, что у меня есть брат – обстоятельство просто невероятное!

Маркус ухмыльнулся. Нашедшие друг друга братья одновременно шагнули друг к другу и обнялись. Вслед за Маркусом из строя вышли Артур и Морис.

– А мы, Оливер, – обратился к парню Морис, – твои дяди. Я – Морис Энн, а это, – он указал на брата, – Артур Энн. Отец Маркуса.

У Оливера был такой вид, как будто все его мечты внезапно осуществились. Он, как во сне обнял Мориса и Артура. Все остальные деликатно молчали, наблюдая за семейной встречей.

– А почему мой отец обманывал меня? – спросил всё ещё не пришедший в себя Оливер.

– Мы поссорились, когда ты был совсем маленьким, – пояснил Артур. – Семейное дело.

– Погоди, – засмеялся Маркус, – ты ещё не видел своих двоюродных сестёр. Только со стороны одного дяди Мориса их три. Четвёртая – моя родная сестрёнка.

– А сегодня ты обрёл ещё одну двоюродную, – улыбнулся Оливер, но как-то странно невесело, что, впрочем, не ускользнуло от внимания Макса.

– Что-нибудь не так? – немедленно спросил он. – У тебя выражение лица такое, как будто…

– Она больна, – тихо и уже без той, похожей на гримасу улыбки, перебил его Оливер. – Серьёзно больна. Наш отец потому и остался здесь. И я в эту треклятую охрану пошёл по той же причине. Швайнгер угрожал, что если этого не будет, он перестанет давать ей лекарства. А без них она умрёт!

– Что у неё за болезнь? – спросил бледный, как мертвец Димон.

– Да в том-то и дело, что я не знаю! – буквально простонал Оливер. – Да и никто не знает! Она постоянно теряет сознание! Причём, почему-то именно по три раза в день!...

– Минутку, – перебил его Макс. – Она теряет сознание до или после приёма лекарств?

– Не знаю, – пожал плечами Оливер. – Я ухожу на службу, когда Клэр ещё спит и прихожу, когда она уже спит! Об обмороках я узнавал со слов родителей. Сейчас, и вовсе, ничего не знаю. Совсем. Только вижу её спящей.

– А почему ты говоришь о родителях в прошедшем времени? – спросил Артур.

Оливер вздохнул и тихо скал:

– Они умерли. Неделю назад. Несчастный случай. Да так, что даже трупы не смогли опознать. Их просто расплющило. Они зачем-то пошли к Швайнгеру. Зачем – точно не знаю, но думаю, что за очередной партией лекарств для Клэр. В общем, идти нужно было мимо скал. Начался камнепад. Огромный камень ударил по ним и под его тяжестью свод обвалился. Мама и папа вместе с камнем грохнулись в реку, которая течёт под сводом. Упали с огромной высоты. У них не было шансов.

– Мне жаль, Оливер, – тихо произнёс Маркус, поглаживая плечо новообретённого брата. – А как узнали, что погибли именно твои родители? Ты сказал, что их не смогли опознать! Откуда мы знаем, может, Швайнгер убил кого-то, выдав останки за своих родителей, а их самих где-нибудь спрятал?

– Ох, Маркус, я был бы рад в это поверить! – вздохнул Оливер. – Но, боюсь, это не так. На следующий день одна девушка – Лилиан – пошла погулять возле реки и нашла их кровавые останки. Она немедленно убежала, закричала и поставила на уши весь город. Всё население – и Швайнгер в том числе – прибежали туда, куда указала Лилиан. Увидев такое, многие попадали в обмороки. Весь город вызвали на площадь. Устроили перекличку. Не нашли только моих родителей.

Макс, молча, стоял и думал. А такой ли это несчастный случай, о котором говорит Оливер? Разве возможны такие нелепые совпадения? Чтобы двое совершенно здоровых людей пошли, никого не трогая, и неожиданно попали под камнепад? Бред! А ещё эта девочка – Клэр. С чем связаны её обмороки? Что-то здесь не так. Не мешало бы разобраться. Но сначала придётся вернуться в деревню и сказать женскому отряду, что всё в порядке. А вдруг они увяжутся за ними? Всё-таки, что не говори, а поиск следов, тем более в горах, женских глаз не любит. Макс запутался, но тут его выручил Димон.

– Послушай, Оливер, – сказал он, – раньше не было похожих случаев? Ну, когда был камнепад? Раньше так у вас никто не погибал?

– Нет, – отозвался Оливер. – Сколько я себя помню, таких случаев не было ни разу. Да у нас, вообще люди гибнут редко. Исключением является только сам Швайнгер, убивший троих.

– Слушай, – не стал тянуть Макс, – ты можешь показать нам то место, где на твоих родителей посыпались камни? Мы хотели бы кое-что проверить.

– Да, разумеется, – кивнул Оливер. – Только предупреждаю: всю нашу толпу свод не выдержит.

– А мы и не пойдём всеми, – ответил Макс. – Четырёх человек этот свод выдержит?

Оливер кивнул.

– Что ж, – подытожил Макс, – тогда со мной пойдёшь ты, Димон и Маркус. У нас зрение получше. А ты, Витёк, – повернулся он к явно раздосадованному приятелю, – отведёшь отряд в деревню. Только сначала дождитесь Пола и Алекса.

Витёк кивнул, а Макс, Димон и Маркус направились туда, куда повёл их Оливер.

====== Приключения в горах ======

Иногда Макс сам поражался своей запасливости. И, что самое интересное, она всегда приносила пользу. Ещё в школе было много случаев, когда Макс, заметив в ясную утреннюю погоду несколько едва показавшихся на горизонте туч, брал с собой зонт. Он игнорировал колкие замечания друзей и удивлённые взгляды прохожих на улице. Наблюдательность парня ещё никогда не подводила. И действительно, при выходе из школы, Витёк с Димоном вынуждены были извиниться. Макс всегда прощал друзей и вся троица, укрывшись одним зонтом, бежала на занятия той или иной секции.

Вот и теперь, Макс зачем-то захватил с собой на битву рюкзак. Как чувствовал. А в этом самом рюкзаке, между прочим, было не только альпинистское снаряжение, но и аптечка.

Поэтому Макс, почувствовав, Что зажимая правой рукой рану на кровоточащей левой, далеко не уйдёт, остановился. Парень снял с плеч рюкзак, вытащил аптечку и извлёк оттуда катушку бинтов. Маркус, Димон и Оливер тоже остановились.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил Оливер, подходя вместе с Маркусом и Димоном поближе. – Может быть, лучше вы поведёте отряд в деревню?

– Всё в порядке, – соврал Макс, хотя, на самом деле ему было очень плохо. В глазах, то и дело, становилось темно, подташнивало, раненая рука горела, язык ворочался с трудом. – И, пожалуйста, давай на «ты». Кстати, меня зовут Макс.

– А я Димон, – представился Димон. – тоже лучше на «ты», – друг с тревожным выражением лица повернулся к Максу. – Может, Оливер прав? Ещё не поздно вернуться!

– Всё в порядке, – упрямо повторил Макс. – Давай лучше, помоги мне перевязать.

Димон немедленно подошёл к другу, выхватил у него бинт и наскоро замотал раненую руку. Завязав узел, приятель неожиданно подошёл к Максу с другой стороны и перекинул его здоровую руку через свои плечи со словами: «Так легче будет!».

– Слушайте, – робко встрял Оливер, – это, конечно, не моё дело, но мне кажется, что лучше вернуться и поменять Макса с его другом. Потому что это не дело! Парню нужна медецинская помощь! Без неё он долго не протянет! А уж если учесть, что сейчас будет подъём на гору…

– Продержусь! – чуть повысил голос Макс. – Нашего друга, которого, кстати, зовут Витёк, посылать никак нельзя. Ты, Димон, знаешь почему! – повернулся он к приятелю.

– Верно, – кивнул Димон. – следопыт из него такой же, как из этого бинта. Он след кошки и от собачьего-то отличить не может! А Макс может даже определить, какой породы эта кошка. Ну, а у меня просто хорошее зрение, – скромно прибавил он.

– Хорошее – это слабо сказано, – хмыкнул Макс. – Ты даже едва заметную отметину с высоты своего роста видишь. До сих пор не понимаю, как ты в прошлом году в шесть часов вечера различил на земле след синицы недельной давности!

– Ну, я хорошо вижу, а определяешь всё ты, – густо покраснев, отмахнулся Димон. – Это же ты определил, и кому принадлежит этот след, и сколько ему времени. Я всего лишь на него указал.

– Ладно, кончайте этот обмен любезностями! – подытожил Маркус. – А то мы такими темпами не то, что место гибели родителей Оливера не осмотрим – мы и до гор-то не дойдём. А добраться, не забывайте, нужно до темноты.

С этими словами, парень чуть толкнул Оливера в спину, давая понять, что нужно двигаться. Придерживаемый Димоном, Макс тоже направился вперёд.

Вопреки прогнозам Маркуса, возле гор ребята были уже минут через десять. Гор было штук пять и стояли они друг к дружке почти вплотную, а точно перед ними был обрыв. Макс, которого всё ещё придерживал Димон, осторожно подошёл к самому его краю и заглянул. Внизу, на высоте метров трёхсот, бурлила, ударяясь об огромные глыбы, река.

Оливер начал подъём на менее крутую гору. Приглядевшись, можно было увидеть, пересекающую эту гору, хорошо утоптанную тропинку. Подниматься было легко. Даже Макс, со своей раной не устал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю