290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Колоссальный риск и великая удача (СИ) » Текст книги (страница 4)
Колоссальный риск и великая удача (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Колоссальный риск и великая удача (СИ)"


Автор книги: Смешинка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 8 страниц)

– До твоего – да, – парировал Макс. – А у меня хватило мозгов взять его с собой.

С этими словами, парень стащил с плеч рюкзак и достал оттуда свою альпинистскую экипировку. Верёвки, крепления и всё остальное. Друзья с удивлением воззрились на него, а Макс тем временем, молча, скреплял верёвки и обвязывал вокруг своего тела.

– Я поднимаюсь, – объяви Макс, вынув ещё два альпинистских ножа. – Прицеплю верёвки, а за мной залезут Витёк и Димон. Мы должны осмотреться.

С этими словами, парень вонзил в гору нож и начал подъём. Гора, как следует заметить, была почти отвесная, и карабкаться по ней было трудно. Но только не для Макса. Он привык с детства лазать по горам. Дело в том, что помимо всех остальных секций, Макс посещал секцию юных альпинистов, где он, Димон и Витёк довели свою ловкость и цепкость до совершенства. Так что Макс сейчас карабкался, вонзая в почву по очереди ножи, не прилагая никаких особенных усилий. Поэтому, оказавшись на верхушке горы, он даже не остановился, чтобы вытереть пот со лба. У него даже дыхание не сбилось.

Он просто сразу закрепил и бросил верёвку вниз Димону с Витьком. Первым полез Димон, а за ним почти сразу – Витёк. Верёвка Макса легко выдерживала обоих, но парень всё равно из разумных соображений безопасности придерживал её.

Наконец, старые приятели оба оказались на верхушке горы и, выпрямившись, огляделись. Какой отсюда открывается вид! Столько зелени Макс в жизни никогда не видел! Справа и прямо была только лишь пустошь. А вот слева кое-где проглядывались коричневые деревянные строения. Отсюда они выглядели как коричневые точки на листе зелёной бумаги.

Макс вынул компас прадедушки и определил, что идти нужно строго на запад, чтобы добраться до этих строений. Он обернулся на юг, куда был повернут Димон и вопросительно взглянул на него, но друг отрицательно покачал головой и указал на запад. Макс кивнул.

– Ну, что, двинем на запад? – подытожил Витёк. – Больше никаких строений нигде не видно.

Макс ещё раз кивнул, молча, опустился на колено и полез вниз по верёвке. Витёк с Димоном поспешно ухватились за неё. Когда Макс оказался внизу, друзья тоже полезли. Витёк спустился первым и тут же накинулся на парня.

– Ты… Ты соображаешь вообще?! Какого чёрта ты начал спуск раньше, чем мы удержали верёвку?! А если бы она оборвалась?!

– Макс, ты осёл! – крикнул тоже спустившийся Димон. – Знаешь, как мы испугались, когда не увидели тебя рядом?! Я уж думал, ты грохнулся, не дай бог!

С этими словами, парень с силой дёрнул за верёвку и она, вместе с креплениями и парой горсток глины упала к его ногам. Димон поднял её, протянул Максу, и тот спрятал всю экипировку обратно в рюкзак.

– Ну, куда идём? – одновременно спросили Аня, Лера и Оля.

– Строго на запад, – отозвался Макс. – Строения есть только с этой стороны. Дальше везде одна пустошь, а нам очень важно идти по направлению к хоть каким-то селениям.

– Уже темнеет, – заметил Димон. – Давайте здесь и переночуем. А завтра двинем на запад.

Конечно, Димон был прав. Вся команда с воодушевлением закивала и парни, как и прошлым вечером, отправились за хворостом для костра. На этот раз они не задержались в рощице неподалёку. Но зато вечером после ужина, хоть и не спорили, почти совсем не разговаривали. Лера с Димоном бросали на Аню и Макса ревнивые взгляды, но подходить, казалось, не решались.

А Аня с Максом становились друг другу всё ближе. Они отсели в сторону от остальных и тихо беседовали. Причём, эта беседа редко касалась идеи, из-за которой они поссорились с остальными. Это скорее напоминало «травлю баек», чем беседу. Макс рассказывал Ане разные истории из своей жизни, а Аня Максу – из своей. Но поводов для ревности у Леры с Димоном уж точно не было. За этот день Макс и Аня стали относиться друг к другу очень тепло, но, скорее, как брат и сестра, чем как парень и девушка. В тот вечер они очень много смеялись, поскольку истории, по большей части выбирали смешные.

Но, следует заметить, Димон, Витёк, Оля и Лера тоже не молчали. Парни развлекали девушек, изображая свои удачные прыжки и приёмы на спортивных секциях. Особенно старался Витёк. У него привычка себя расхваливать въелась глубоко внутрь, но после недавних ссор с остальными, старался на словах этого не делать. Вот и показывал сейчас свои удачные прыжки с таким вдохновением.

– А ещё, мы часто на шпагах дрались! – заметил он, закончив изображать свой очередной удачный приём, который Макс хорошо помнил.

– Ой, на настоящих шпагах? – заинтересовалась Оля.

– Нет, на игрушечных! – саркастически фыркнул Димон. – Конечно, на настоящих!

– Но ведь это опасно! – ужаснулась Лера. – А если бы один из вас случайно ранил, или, что ещё хуже, убил другого? О чём вы, скажите, думали?!

– Вот именно, что был риск! – засмеялся Димон. – А нам это только нравилось! Нам было интересно рисковать своими головами! Такой адреналин!

– Вы, парни, – фыркнула Оля, – когда-нибудь в погоне за этим вашим адреналином шеи себе посворачиваете!

– Вот именно! – поддакнула Лера. – Ну, скажите, неужели какой-то там дурацкий адреналин стоит вашего здоровья или, ещё хуже, жизней!

– Ну, тогда мы об этом не думали! – усмехнулся Витёк. – Нам и было-то лет по шестнадцать. Да и пронесло же! Все живы-здоровы!

– А могло и не «пронести»! – возразила Лера. – Только не говори, что ни на одном человеке из вашей троицы не осталось какой-нибудь отметины!

Даже при тусклом свете костра стало заметно, как густо покраснели уши Витька. А рука Макса сама собой, непроизвольно дёрнулась к правому предплечью, что не ускользнуло от внимания Леры.

– Я так и думала! – заметила она встревожено. – Но ведь рана несерьёзная, правда? – добавила девушка теперь уже с надеждой.

Макс в ответ лишь мрачно покачал головой.

– Кто это тебя так? – тихо спросила Оля.

– Сам виноват, – отмахнулся Макс. – Отвлёкся – вот и получил по плечу.

– Это произошло во время последнего поединка, – добавил Димон. – После ранения Макса мы больше не решались сражаться. По сути, Макс с Витьком оба одинаково виноваты. И не смотри на меня так, Витёк. Ты знаешь, что это правда.

– Ну, я же говорил! – страдальчески вознёс руки к небу Витёк. – Это Макс виноват! Он отвлёкся! И на что! На свою псину!

В Максе вспыхнула ярость. Дик – псина?! Тут следует заметить, что парень больше всего на свете ненавидел, когда кто-то плохо отзывался о его любимце. Поэтому не было ничего удивительного в том, что он, прищурившись, поднялся и упёр руки в бока.

– Повтори, что ты сейчас сказал о Дике! – процедил он сквозь стиснутые зубы.

– А кто такой Дик? – попыталась переменить разговор Аня.

– Моя собака, – пояснил Макс, не отрывая, впрочем, взгляда от Витька. – Мой любимец, к которому я привязан как к брату! И если кто-то, хоть что-то плохое о нём говорит!...

С этими словами, парень с кулаками наготове медленно двинулся было к другу, но тут между ними встал Димон.

– Макс, успокойся! – примирительно улыбнулся он. – Витёк не хотел сказать ничего плохого о Дике! Это, несомненно, прекрасный пёс! Умный, весёлый и добродушный! Просто Витёк ему, сам знаешь, никогда не нравился так, как, например, я…

– Не нравился! – перебил Витёк. – Да он меня ненавидит! Говорю вам, этот пёс взъелся на меня!

Димон, Аня, Лера и Оля дружно прыснули. Макс презрительно и недоверчиво фыркнул. Витёк, молча, смотрел на него поверх плеча Димона с выражением ослиного упрямства на лице.

– Он уже не в первый раз пытается убедить нас в этом, – выдавил сквозь смех Димон, обращаясь к девушкам. – Хотя, по честному сказать, Дик действительно не очень любит его.

– По непонятным причинам! – огрызнулся Витёк. – Вот, кто мне скажет, что я ему сделал? Не пинал, не обижал, не дразнил! Так за что он меня ненавидит!

– А я тебе скажу, почему! – продолжал наступать на приятеля Макс. – Потому что с тобой мы спорили гораздо чаще, чем с Димоном! Не говоря уже о том, что с ним мы вообще никогда не спорили! А уж после того, как ты меня ранил… Ты помнишь, как он отреагировал, или тебе напомнить?!

– А вот этого не надо! – запротестовал Витёк. – Такое не забывается! У меня на руке до сих пор следы его зубов остались! Твой Дик, должен признать, очень преданный пёс.

– Вот это ты, Витёк, верно, заметил! – улыбнулся Димон. – Уж за кого-за кого, а за Макса Дик кому угодно глотку перегрызёт!

– Макс, а почему ты отвлёкся? – попыталась Аня придать разговору большую непринуждённость.

– Дик зарычал, и я повернулся к нему, – пояснил Макс. – Как выяснилось потом, рычал он на Витька. Будто чувствовал, что со мной должно что-то произойти.

– Преданность! – разведя руки в стороны, вставил Димон.

На этом перебранка закончилась. Витёк извинился за нелестное высказывание о Дике и Макс простил его. Однако прежняя стычка пока так и оставалась неразрешённой. По этой причине, Макс и Аня, как и накануне, легли в стороне от остальных.

Макс тайно спрашивал себя, сколько ещё времени у них уйдёт на то, чтобы отыскать инопланетян и расспросить их о Вермине. Ведь, что не говори, а Лера ему нравилась, и поэтому хотелось помириться с ней. Но он не станет ходить за ней! Его гордость этого просто не позволяет. Макс решил, что простит Леру только если она будет уверена в том, что Вермин паразитирует на какой-то планете Солнечной системы.

====== Семейство Энн ======

На следующее утро, после завтрака, Макс с помощью компаса определил направление, и команда отправилась на запад. Шли молча, думая каждый о своём.

Макс удивлялся, что ему – человеку, в принципе, не знавшему такого чувства, как страх – и сейчас совсем не страшно. Нет, он просто волновался. Не более того. Ему было интересно, как себя чувствуют остальные. Девушки наверняка умирают от страха. Впрочем, подтверждение этой догадки Макс получил, оглянувшись и увидев их бледные лица. Витёк с Димоном, хоть и выглядели относительно спокойными, то и дело непроизвольно сжимали руки в кулаки, что выдавало скрытый страх.

Примерно часам к двенадцати дня команда остановилась возле большого деревянного забора. За ним виднелись различные кустики и деревца, между которыми стоял красивый деревянный же дом.

– Что ж, вот и нашлись инопланетяне, – пробормотал Витёк.

– Интересно, они хоть чем-то отличаются от нас? – нахмурилась Оля.

– Маловероятно, – отозвался Макс, указав в сторону ближайшей яблони, на которой висели самые обыкновенные яблоки.

Вдруг их сада послышался какой-то шорох. У Макса в волнении забилось сердце. Они с Витьком подняли руки, готовые в любой момент выстрелить. Димон весь напрягся и приготовился пустить в ход щит. Шорох всё приближался. Через кусты что-то двигалось в их сторону. У Макса внутри всё напряглось и… Из кустов внезапно выглянула маленькая девочка.

На вид она была человеком. Русые волосы собраны в два хвостика над ушами. Румяные щёчки, голубые глаза, тонкие губы – всё было как у самой обычной девчушки. Высунув голову из кустиков, она сразу заметила ребят. Маленькая незнакомка смотрела на них с не меньшим удивлением, чем они на неё.

Девочка медленно вышла из-за кустов и встала возле забора в полный рост. Она была маленькая, худенькая, лет восьми на вид. Одета в серое платьице до пят, на ногах, едва заметных за его подолом виднеются деревянные башмачки.

Девочка посмотрела на них ещё несколько секунд, а потом, запинаясь, спросила:

– Вы… вы кто?

Голос у неё был высокий, но не писклявый. Похожий на перезвон маленьких бубенчиков. Она продолжала с удивлением и страхом разглядывать ребят. Только теперь в её взгляде появилось некоторое любопытство.

– Здравствуй, малютка! – вступил в контакт с незнакомкой Макс. Он подмигнул девочке и тепло улыбнулся. – Не бойся, мы не причиним тебе вреда!

– Кто вы такие? – чуть повысила голос маленькая незнакомка.

– Рассказывать долго! – засмеялся Макс. – Ты просто скажи, можно ли нам поговорить с кем-нибудь из взрослых?

– Вы можете поговорить с моим папой, – отозвалась девочка, подходя к калитке неподалёку и распахивая её. – Его зовут Морис Энн.

– Спасибо, – ответил Макс.

Димон, Витёк и девушки прошли в калитку и, молча, пошли к дому, а Макс задержался у забора. Он присел на колено возле девочки и с улыбкой спросил:

– А тебя, малютка, как зовут?

– Долли, – ответила она, тоже улыбнувшись. – Долли Энн. А вас?

– Меня зовут Максим. Максим Добрынин. Но лучше просто Макс. И давай на «ты», хорошо? Мы ненамного старше тебя.

– Ну, хорошо, пойдём, – засмеялась девочка и, обогнав команду, вприпрыжку побежала к дому.

Хозяином оказался высокий мужчина лет под сорок. Худощавый, с залысинами, в тёмных волосах проглядывалась седина. Морис Энн оказался радушным, добрым и гостеприимным человеком. Он не стал сразу задавать вопросы, а, улыбаясь, пригласил в дом.

– Здравствуйте, сэры и прекрасные леди! – приветствовал мужчина ребят приятным баритоном. – Я рад видеть вас в своём доме!

Команда вежливо поздоровалась с хозяином и вслед за ним вошла в дом. Обстановка в жилище Энн была хоть и небогатая, но без сомнения составленная с любовью. От каждого предмета бедной мебели веяло теплом и уютом домашнего очага. Попав в дом, Макс впервые со дня попадания на Вермин ощутил настоящее спокойствие.

Мистер Энн проводил их в гостиную и поставил перед каждым кружку с каким-то душистым и очень вкусным чаем. Когда с ним было покончено, мистер Энн закурил трубку и проницательными голубыми глазами посмотрел на ребят.

– Ну, а теперь, – подытожил он, – рассказывайте, кто вы такие и что вас привело на мою ферму.

– Да, да! – радостно захлопала в ладоши сидящая рядом Долли.

– Кстати, позвольте представить, – хлопнул себя ладонью по лбу Морис Энн, – моя дочь, Долли, – мистер Энн строго посмотрел на неё. – Не лезь во взрослый разговор, Долли. Иди лучше позови Диаспру и Джессику.

Долли, надув губы, ушла, а мистер Энн снова посмотрел на ребят.

– Мы – команда парламентёров с Земли, – осторожно начал разговор Димон.

Реакция хозяина на эти слова оказалась абсолютно неожиданной. Вместо того чтобы рассердиться или хотя бы удивиться, он широко улыбнулся и объявил:

– Этого следовало ожидать! Я сразу понял, откуда вы! Хотите знать, как? По вашей одежде! На вас столько всего непонятного понавешено! А так далеко в цивилизацию ухитрилась уйти только Земля!

– Ну, да, мы с Земли, – кивнул Димон. – Но мы просто парламентёры! Мы пришли с миром, получив ваши угрозы!

– У этих угроз был другой характер, – отозвался мистер Энн. – Мы послали их не как угрозы, а как крик о помощи. В надежде, что ваши тут же пришлют армию, а мы сможем уговорить её уничтожить нашего властителя.

– То есть, вы хотите сказать, – нахмурился Димон, – что никаких военных целей по отношению к Земле не имеете?

– Да боже нас упаси! – ужаснулся мистер Энн. – Говорю же, нам просто нужна ваша помощь!

– Но тогда почему вы не прислали именно такие крики о помощи? – никак не мог поверить в произошедшее Макс.

– А разве это не очевидно? – засмеялся мистер Энн. – Межпланетные сообщения можно отправлять под присмотром государства, так?

– Так, – нестройным хором подтвердила вся команда.

– Наш властитель – злой и глупый человек. И окружил себя, понятное дело, такими же! Он платит им баснословные суммы за то, что они славословят его в глазах населения. Не пыльная работёнка, да?

– Да, – опять согласились ребята.

– А это значит, что эти самые титулованные дармоеды не захотят менять властителя! Им это просто не выгодно, так?

– Так!

– Таким образом, отправить межпланетное сообщение можно только в засекреченном виде! Вот мы и отправили угрозы, хоть на самом деле и относимся к Земле дружески! Даже больше! Она ведь фактически кормит нас!

– Что это значит? – нахмурился Витёк.

Мистер Энн смутился и виновато произнёс:

– Ну, мы питаемся частью энергии Солнца, приходящейся на Землю.

У Димона, Витька, Леры и Оли был такой вид, как будто их только что хорошенько шибануло током. Аня же и Макс выглядели довольными, говоря остальным взглядом: «А что мы вам говорили?». Первым понял, что к чему, Димон. Он улыбнулся, подошёл к Максу и сказал:

– Прости, что не верил тебе, Макс! Давно следовало понять, что твоим мозгам нужно доверять! Прости меня!

– Проехали! – отмахнулся тот. – В конце концов, даже я не додумался, что Вермин паразитирует именно на Земле.

Но Димон уже не слушал. Он дружески хлопнул Макса по плечу и протянул руку со словами:

– Значит, мир?

– Да мы и не ссорились! – засмеялся Макс, от всей души пожимая приятелю руку. – Просто немного повздорили! С кем не бывает! Мир, конечно!

Мистер Энн с удивлением наблюдал за сценой, а Димон, тем временем, густо покраснев, шагнул к Ане. Она тоже вспыхнула, но улыбнулась ему, как бы говоря, что конфликт исчерпан.

Драматическая сцена была прервана появлением ещё двух девушек в сопровождении Долли. Одна была невысокая, с тёмными до плеч волосами, серыми глазами и овальным лицом. На вид ей было лет пятнадцать. Вторая, с виду была из трёх сестёр самая старшая. Русые волосы, большие голубые глаза и достаточно высокий рост. Впрочем, Макс, особенно их не разглядывал. Хозяин дома поднялся со своего места и объявил:

– А, вот и девочки! Знакомьтесь, – обернулся он к ребятам, – моя средняя дочь Джессика и старшая Диаспра. Девочки, это парламентёры с Земли.

– Парламентёры? – нахмурилась Диаспра. – Я думала, мы ждём армию.

– Ждали армию, а получили парламентёров, – засмеялся мистер Энн. – Земля осторожнее, чем мы думали.

– Скорее, безрассуднее, – скривила губы Диаспра. – Как можно было посылать шестерых моих ровесников на такой риск?! Это же верная смерть! О чём они себе думают?!

– Извечная история, – пояснил Димон. – На нашей планете вполне обычное явление – посылать под пули самых молодых. Нас не жалко. Погибнем – посочувствуют близким и отправят снова молодых.

– Вы, юноша, лучше скажите, за что извинялись, если не секрет, – отмахнулся мистер Энн. – О культуре вашей планеты мы и сами неплохо осведомлены.

– Пару дней назад у нас случилась небольшая… э-э… сколка, – ответила за него Аня. – Как раз о способе освещения вашей планеты. Мы с Максом считали, что она – своего рода паразит. Только мы и подумать не могли, что паразитирует она именно на Земле. А вот Димон, Оля, Лера и Витёк считали нашу идею полной бредятиной!

– У вас, ребята, умные головы, – тепло улыбнулся Максу и Ане мистер Энн. – Вы почти угадали. Мы действительно, в некотором смысле этого слова, паразиты. Только добрые. Мы желаем вашей планете только добра.

– Но, скажите, мистер Энн, как именно Вермин получает часть нашей энергии Солнца? – всё ещё ничего не понимал Витёк.

– Долгая история, – отозвался мистер Энн. – И, ребята, не могли бы вы называть меня просто Морис? Так привычнее.

– Конечно! – хором ответила вся команда.

– Спасибо, – поблагодарил мистер Энн. – А по поводу питания нашей планеты мы поговорим позже. Если, конечно, вы останетесь.

– Нам у вас очень понравилось, Морис. Но, увы, нам пора, – внезапно заявил Витёк. – Полагаю, наша миссия на этой планете выполнена.

– Мы что, так просто их оставим?! – возмутилась Аня.

– Извините, – обратился к Морису Макс. – Можно нам выйти и посовещаться?

– Да, разумеется, – кивнул хозяин, а команда поспешила к выходу, где сгрудилась возле порога.

– Ты что сдурел?! – гневно накинулся на Витька Димон. – Улететь и бросить себе подобных на произвол судьбы! Это аморально!

– Но чем мы можем им помочь? – не соглашался тот. – Да и где гарантия, что это не ловушка?

– Какая ещё ловушка? – не понял Макс.

– Обыкновенная! – горячо воскликнул Витёк. – Вражеская! Инопланетяне хотят уничтожить Землю и нас используют как приманку для армии!

– То есть ты хочешь сказать, – испугалась Оля, – что нас пытаются взять в заложники?

– Глупости, – отмахнулся Макс. – Если бы нас хотели взять в заложники, они бы сразу послали просьбу о помощи. Посылать угрозы было бы слишком рискованно. Наши могли сразу прислать армию и тупо Вермин уничтожить!

– В любом случае, Макс, – рассердился Витёк, – наша работа здесь выполнена!

– Ты хотел сказать, необходимость в ней отпала… – начал Макс.

– Хватит! – чуть повысил голос Димон. – Я лично согласен с Максом! Нужно помочь инопланетянам!

– А чего ты раскомандовался? – угрожающе двинулся на друга Витёк. – Не припомню, чтобы тебя назначали капитаном!

– Тебя тоже не назначали! – поставил Витька на место Макс. – А Димон из нас троих самый спокойный и уравновешенный! Пусть командует!

– Слушайте, что мы спорим! – встряла в разговор Аня. – Давайте голосовать! Поднимите руки, кто за то, чтобы улететь?

Вверх взметнулись руки Витька и Оли.

– А кто за то, чтобы остаться и помочь инопланетянам? – спросил Макс и сам поднял руку, как Димон, Аня и Лера.

Максу очень приятно почему-то было видеть руку девушки среди поддерживающих его людей. Он понимал, что она просто пытается загладить свою вину за то, что не поддержала его в прошлый раз, но всё равно было приятно. Чтобы показать это, парень впервые с момента их ссоры посмотрел ей прямо в лицо. Она ответила тем же и оба улыбнулись друг другу. Тут Макс вспомнил, что спор ещё не закончен и поспешно перевёл взгляд на Витька.

– Извини, брат, – улыбнулся он другу, – вы в меньшинстве.

====== Исторя Вермина ======

Команда вернулась к Морису и его дочерям. Макс объявил, что они остаются, чему все четверо несказанно обрадовались.

– Завтра я познакомлю вас с теми, кто так же, как мы, борется против властителя, – прямо-таки подпрыгивая от восторга, объявил Морис. – А сейчас я расскажу вам о нашей планете.

Диаспра, Джессика и Долли тоже навострили уши и все присутствующие сели на диваны. Морис поставил кресло так, чтобы его слышали все. Он оглядел слушателей и начал рассказ.

– Наша цивилизация образовалась очень недавно, – говорил Морис. – Всего сто пятьдесят лет назад. До этого на планете не было никаких форм жизни. Скажите, вам рассказывали когда-нибудь, что было на вашей Земле в тот период времени?

– Да, – отозвался Макс. – Говорили, что в то время человеку впечатлительному выжить было просто невозможно. Это была своего рода эпоха возрождения естественного отбора среди людей.

– А точнее? – нахмурился Витёк.

– Просто дело было в детях, подростках и юношах того времени, – пояснил Морис. – Без ведомых на то причин, они вдруг ополчились на весь мир. В них откуда-то взялось столько злобы… Страшные были дни! Вся молодёжь того времени вдруг стала злобной, ершистой, нескладной!

Только не надо думать, что все были такими злобными. Нашлись и те, кто не принимал эту ненависть, но их дразнили, обзывали и иногда даже били. Только за то, что они не такие, как все. Таких подростков на вашей планете нашлось шестеро. Это были дети очень милые, добрые и готовые прийти на помощь кому угодно.

– Постойте! – воскликнул Макс. – Я, кажется, знаю, о ком вы! Там были две англичанки, одна русская, американец, немец и итальянец.

– Ох уж мне это ваше деление на страны! – отмахнулся Морис. – Никак не запомню, но, в сущности, ты прав. Этих детей довели до такой степени, что они попытались покончить с собой. В один час, в одну минуту и даже в одну секунду.

Из уроков истории вы, наверное, знаете, что тогда вся молодёжь буквально сошла с ума. Все гадали, почему разом шестеро их ровесников попытались совершить самоубийство и, что самое странное, всем шестерым это не удалось. Но здоровье их это изрядно подкосило. Они долго пролежали в коме. Привиделись друг другу и почувствовали, что должны встретиться. Сошлись по интернету, встретились, подружились и решили улететь с этой жестокой планеты. Над кораблём они работали несколько месяцев, а когда он был готов, покинули Землю навсегда.

В космосе ребята пробыли долго, но, в конце концов, наткнулись на нашу планету и решили создать здесь свою цивилизацию. Проблема была в том, что они, как и любые земляне, не могли без воздуха. На корабле ещё оставался небольшой запас кислорода, но он стремительно заканчивался.

В конце концов, у одного из ребят родилась идея: если на Вермине нет кислорода, его нужно принести. Откуда? С Земли, конечно! Они разработали тончайший провод, который и переносит энергию Солнца в достаточном для жизни количестве. Необходимо заметить, что как бы ребята не стремились оказаться от Земли как можно дальше, они всё равно любили её и не хотели ей вреда. Вот и решили питаться минимальным количеством энергии.

От неё на Вермине появились растения, а от них – кислород. Ребята стали жить здесь совсем по другим законам, чем на Земле. Не стали, как вы, разделять планету на государства, а правили все вместе. Постепенно преобразовались в три семьи. Мы их потомки. Нам не знакома людская невежественность, злоба или ненависть, месть или корысть. И потому мы приняли решение жить в статусе средневековья, не воспринимая прогресса и ничего не изобретая. Так мы и жили в мире и согласии до недавнего времени. Со смертью одного из императоров власть переходила к его старшему ребёнку. От него – к старшему внуку. Так и жили. Я – младший внук англичанки и итальянца. Поэтому на власть даже не претендую.

Но два месяца назад средний внук второй англичанки и немца решил захватить всю власть. Он убил своего старшего брата, отца, мать и всех остальных тех, кто кроме него был у власти. А именно, старшую внучку русской и американца и моего брата.

Макс, молча, смотрел на хозяина дома. Ему было неописуемо жаль этого человека. Живёт здесь в безвестности, в нищете, с тремя дочерьми на шее только лишь ха то, что родился не первым. Несправедливо! А Морис в это время продолжал:

– Бенжамин Швайнгер – так его зовут – убил всех. Хладнокровно и расчетливо. За власть. Он правит незаконно. Более того, его правление приносит мирному населению одни лишь беды. Раньше нам, фермерам, было разрешено выезжать в город и там продавать зерно, кофе или домашних животных. Теперь это запрещено. Нам нельзя даже выходить за пределы своей деревни. Мы теперь просто выживаем. Ведь нужен же нам, например, металл. Где нам его брать? Еды у нас достаточно, а вот с орудиями труда – просто беда.

Тогда мы собрали тех, кто тоже считает действующего властителя недостойным и решили, скрипя сердцем, отправить Земле угрозы, надеясь, что её правительство тут же пришлёт армию. Видимо, мы ошиблись, но я надеюсь, вам шестерым дали хоть какое-то оружие? – обеспокоился рассказчик.

– Да, но под прикрытием, – продемонстрировал Макс изобретение Савельева на запястье.

– А что это? – с интересом спросил Морис.

– Это наручная защитная система, – пояснил Макс. – В ней есть щит и луч… Словом, Вы этого всё равно не поймёте.

– Ваша правда! – засмеялся Морис. – Но эта штука может кого-нибудь поразить?

– Думаю, да, – отозвался Макс. – Правда, мы их ещё не испытывали.

– Итак, вы нам поможете? – спросил Морис.

– Да! – дружно ответили все шестеро.

Семейство Энн несказанно обрадовалось. Морис даже прослезился от счастья. Диаспра и Джессика просто довольно улыбались. Что же касается Долли, она не стала скрывать своих чувств, со счастливыми криками запрыгав по диванам. Отец и сёстры неодобрительно покосились на неё, но девочка этого даже не заметила. Спикировав точно на диван, где сидели парни, она в мгновение ока очутилась на коленях у Макса.

– Это что ещё такое?! – возмутилась Диаспра. – Долли, немедленно слезь с колен этого парня! Он, наверняка, устал и ему тяжело тебя держать! Да и вообще, это неправильно – садиться на колени к людям, имён которых ты даже не знаешь!

– А вот и знаю! – не тронувшись с места, парировала Долли. – Его зовут Максим Добрынин. Он из всей этой группы самый храбрый и самый доброжелательный!

– Чёрт возьми, Долли, откуда… – начал, было, Морис слабым голосом.

– Он назвал мне своё имя, входя в калитку, – пояснила девочка, упорно не желая слезать с колен парня. – Самый храбрый этот парень, потому что первым заговорил со мной. А самый доброжелательный, потому что смотрел на меня с искренней теплотой. Ведь это я первая встретила их возле калитки.

– И кстати, – добавил Макс, – мне совсем не тяжело. Долли лёгкая.

– А вы, ребята, между прочим, так и не назвали нам свои имена, – заметила Джессика.

– Точно! – хлопнул себя ладонью по лбу Димон. – Простите, где наши манеры! Меня зовут Дима Никитин. Но лучше просто Димон.

– А я, как вы уже слышали, – сказал Макс, – Максим Добрынин. Вы можете называть меня Максом.

– Я Виктор Синицын или просто Витёк, – добавил Витёк.

– Валерия Рыбникова, – представилась Лера. – Просто Лера.

– Ольга Павлова или Оля, – сказала Оля.

– Анна Чернильникова. Можно Аня, – подвела черту Аня.

– Прекрасно! – улыбнулся Морис. – Если судить по манеру ваших имён, можно предположить, что все вы из одной страны. Я не ошибусь, если предположу, что вы из России?

– Да, – кивнул Макс, – вы правы. Здесь вы видите представителей только одной страны. Именно Россия послала свою команду. Только у неё хватило на это смелости.

– Вы хотели сказать, подлости! – фыркнула Диаспра. – Наверное, даже Швайнгер недостаточно зол и глуп, чтобы отправлять шестерых невинных людей на верную смерть?! Или они решили просто сделать вид, что никакой угрозы для ваших жизней не существует?! И вам, наверняка, сказали то же самое?!

– По правде говоря, – нехотя признался Макс, – нас действительно отправили как жертв. Просто посылали тех, кого не жалко, но свой выбор мы сделали сами. В Академии, где мы учимся, достаточно много отличников, чтобы вместо нас выбрать шестерых других. Директор Академии с самого начала предупредил нас, что этот полёт для нас может стать не только первым, но и последним. Однако мы с ребятами не передумали. Мы знали, что если пошлют не нас, не пошлют никого. А это сулит большие неприятности, поскольку угрозы с вашей стороны были явными.

– То есть, вас выбирали в добровольном порядке, если я правильно поняла? – нахмурилась Джессика.

Макс мрачно кивнул.

– Я же говорила, что Макс самый храбрый! – засмеялась Долли, удобнее усаживаясь на коленях у парня. – И это так и есть, раз только у него и к его друзей хватило храбрости лететь, не взирая ни на какой риск!

Макс почувствовал смущение. Горячая волна крови ударила по его лицу. Он посмотрел на Долли, не находя слов. А девочка просто улыбалась, глядя на парня с искренним восхищением. Макс даже не знал, как выразить своей новой маленькой подруге признательность. Но тут на помощь приятелю пришёл Димон.

– Да ладно тебе, Долли, – улыбнулся он. – Совсем парня засмущала. – Хотя, если по правде, он действительно очень смелый. Именно Макс первым высказал в нашем разговоре идею полететь с этой миссией в космос. Это было сразу после объявления. Ну, а я заявил, что если полетит он, полечу и я. Друзей в беде не бросают. Витёк меня поддержал. Потом мы расспросили других отличников. Ну, а они в один голос ответили, что не хотят рисковать своей головой. Вот мы и записались добровольно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю