290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Бог и фея (СИ) » Текст книги (страница 7)
Бог и фея (СИ)
  • Текст добавлен: 26 февраля 2018, 19:00

Текст книги "Бог и фея (СИ)"


Автор книги: Sиничка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 8 страниц)

– Не надо, – тихо проговорил он. – Вам ни к чему меня убивать.

– Я и не собираюсь, – ответила Малефисента. – Ты мне нужен живым, потому что именно ты выведешь меня отсюда.

– Да куда же вы пойдёте, сами же говорили, что вам некуда! – Джек оценивал ситуацию. Звать на помощь было бесполезно, потому что в такое время в этой части здания не было почти никого. Перехватить руку женщины тоже не представлялось возможным, потому что Джек вдруг с удивлением обнаружил, что её физическая сила возросла. Оставалось одно: подчиниться.

– О, теперь мне есть, куда идти! – с торжеством произнесла Малефисента. – Пошли! – Она подтолкнула Лорана в сторону двери. – Теперь мы поменялись ролями. Открывай.

Джек открыл дверь, и они вместе вышли из кабинета. Малефисента сильнее притянула к себе Лорана, не отрывая лезвие ножа от его горла.

– Веди меня в лабораторию! – приказала фея.

***

В лаборатории всё было тихо и спокойно, но неожиданно открылась дверь, и внутрь шагнула Малефисента, прижимающая нож к горлу Лорана.

– Быстро! Сферу! – гаркнула она на онемевших сотрудников. – Прикажи им! – Она сильнее прижала нож к горлу Джека.

– Отдайте ей сферу, – хрипло проговорил Джек, так как фея слишком сильно надавила на рукоять, так, что она врезалась в кадык, лишая Лорана воздуха. – Давайте. – Он еле заметно кивнул, и лаборанты, вышедшие из ступора, засуетились, открыли сейф и протянули Джеку сферу, которую у него тут же отняла Малефисента, спрятав её в карман пальто.

Краем глаза Джек успел заметить, что сфера, при соприкосновении с пальцами Малефисенты, засветилась ярче, а по телу женщины как будто прошёл ток, и её хватка усилилась.

– Пошли! – Фея развернулась и потащила Джека к выходу.

Как только она повернулась к лаборантам спиной, один из них быстро опустил руку под стол и нажал тревожную кнопку, сигнал которой тут же отозвался у дежурного полицейского на посту. Тот, не медля, посмотрел записи камер видеонаблюдения, из которых узнал о том, что сбежавшая заключённая захватила в заложники полицейского Джека Лорана.

Началась подготовка к перехвату, к главному коридору сбежались все имевшиеся в наличии сотрудники участка, уже вооружённые и готовые дать отпор. Часть из них встали в линию, перекрыв коридор, другие расположились вдоль стен и за столами, чтобы не дать беглянке уйти через окно. Встав по местам, полицейские затихли, ожидая, когда Малефисента вступит в приёмный зал. По данным видеонаблюдения, она вместе с заложником двигалась прямо к ним. До того, как она окажется перед ними, оставались минуты.

***

Двери распахнулись и со стуком коснулись стен. В дверном проёме появилась Малефисента с заложником.

– Все назад или я ему сейчас глаза вырежу! – выкрикнула фея, продвигаясь вперёд и сильнее прижимая нож к горлу пленника. – Назад!

Полицейские расступались, но стоявшие сзади смыкали ряды за спиной Малефисенты, готовые в любой момент напасть. Малефисента поняла, что оказалась в западне. Со всех сторон её обступили вооружённые полицейские, а впереди маячил заслон сотрудников, которые закрылись специальными щитами, ожидая, когда фея подойдёт ближе.

“Хотела уйти без шума, а получилось как всегда, – подумала колдунья, остановившись и оценивая ситуацию. – Не хотела же силы тратить, но, похоже, придётся”. – Малефисента прикрыла глаза, глубоко вздохнула и разомкнула веки: радужка приобрела характерный янтарный цвет, и в этот же момент заслон полицейских смела волна энергии невероятной силы. Людей отбросило на несколько метров, а стоящие у окон засуетились, продвигаясь ближе, но их постигла та же участь. Малефисента снова закрыла глаза. Со звоном вылетели стёкла, и стоявших слишком близко выбросило на мостовую.

Чтобы закрепить успех, фея вызвала ещё одну волну, которая напрочь смела всех, кто заслонял ей выход. Быстро пробежавшись взглядом по царившей разрухе, Малефисента направилась к выходу. Двери сами растворились перед ней: магия всё сильнее брала своё. Она направлялась к автостоянке, намереваясь быстрее добраться до того холма, с которого и начала свой путь в этом безумном времени. Машина стояла близко к выходу, поэтому Малефисента затолкала Джека внутрь, и сама села рядом, всё ещё не убирая от его горла нож.

– Поехали, – произнесла она. – Туда, где вы меня нашли.

Джек завёл машину и, выехав со стоянки, направился за город. Позади них из распахнутых дверей участка слышались возня, звон стекла и звуки рации. Очевидно, они вызывали подкрепление. Малефисента тоже это слышала и молила Бога, чтобы успеть переместиться до того, как на холм нагрянет вооружённый отряд.

– Так, значит, это всё правда? – спросил Джек, когда они пересекли границу города с указателем. – Вы действительно Малефисента?

– Только сейчас поняли? – спросила Малефисента, но без тени ехидства. – Так вот, почему не сопротивляетесь.

– Не только поэтому. Я хотел вам помочь всё это время, но то, что вы говорили и делали, было так странно, что я просто не мог поверить в то, что вы…

– Что я – колдунья, – закончила за него Малефисента. – Я бы на вашем месте тоже не поверила, если бы мне начали говорить про все эти автомобили, технику, сотовые и прочую чепуху. Так, когда же вы прозрели?

– Когда сфера засветилась, – криво усмехнулся Джек. – А потом, когда вы раскидали тех, кто хотел вас задержать. Может, всё-таки уберёте нож? – Он покосился на лезвие, которое всё ещё было приставлено к его горлу.

– Ну, нет, – ответила фея. – Я вам доверяю, но не настолько. К тому же, если вы и, правда, хотите мне помочь, это хорошая отговорка, почему вы там послушно выполняли все мои приказы.

– Это логично, – согласился Джек. – Мне вовсе не хочется терять работу.

– Мне тоже не особо хотелось бы, чтобы кто-то, кто мне помог, пострадал из-за меня, – откликнулась Малефисента. – Я ведь, по сути, не злая, наверное. – Она замолчала, углубившись в свои мысли, но, тем не менее, не опуская руку с ножом. Джек не стал ничего говорить и, молча, прибавил газу.

***

Когда машина достигла, наконец, холма, за ними уже слышался на большом отдалении шум полицейской сирены. Надо было действовать быстро, поэтому Малефисента тут же сбросила пальто, вытащила из кармана сферу и стала быстро проводить по её поверхности пальцами. Как будто в такт её действиям, на небе стали сгущаться тучи, подул резкий ветер, который, по мере движений феи, усиливался. Пожухлые листья, покрывавшие вершину холма, начали подниматься над землёй и кружиться в воздухе, образуя подобие торнадо. В этот же момент на краю холма сверкнула яркая зелёная вспышка, и из образовавшегося портала вышел Локи. Ветер трепал его отросшие чёрные волосы и длинный зелёный плащ, который закручивался вокруг его ног, мешая идти, но маг всё равно двигался вперёд.

– Ты молодец! – громко прокричал он, стараясь перекрыть шум ветра. – Я знал, что ты справишься!

Малефисента обернулась к нему. На фоне сгущающегося мрака её лицо казалось высеченным из мрамора, острые скулы выпирали, но глаза светились ярким огнём. Увидев Локи, она на мгновение замерла, но потом бросилась, сопротивляясь ветру, к Богу. Он принял её в свои объятия, прижал к себе, а Малефисента, сжимая в руке вспыхивающую сферу, положила ему голову на грудь, обнимая свободной рукой. Она не плакала, просто стояла, прижимаясь к нему, стараясь запомнить каждое прикосновение, каждый его вздох, каждое движение. Локи гладил её по растрепавшимся волосам, вдыхая их чудесный травяной запах, перебирая густые длинные пряди. Когда Малефисента отняла своё лицо от груди Бога, тот наклонил голову и впился в губы колдуньи страстным поцелуем. Она ответила ему с удвоенной страстью, придерживая его голову, запутываясь острыми ногтями в его локонах. Казалось, всё это длилось целую вечность, но шум грозы вдруг прорезал вой сирены. Локи и Малефисента нехотя оторвались друг от друга и посмотрели вниз: на холм взбирался отряд полицейских.

– Они скоро будут здесь! – крикнул фее Джек, который всё это время наблюдал за дорогой, изредка бросая взгляд на появившегося из ниоткуда Локи.

– А это кто? – Локи обернулся и пристально посмотрел на Лорана.

– Человек, полицейский, он помог мне, – ответила Малефисента, по тону Локи понимая, что Джеку может очень не поздоровиться.

– Может быть всё-таки… – начал было Локи, но Малефисента опередила его. Она приблизилась к Джеку и сказала:

– Спасибо, Джек, спасибо вам за всё. – Фея нагнулась и подняла с земли пальто. – Отдайте его владельцу, очки я потеряла.

Джек, молча, принял у феи пальто.

– А это, чтобы вас не заподозрили. – С этими словами Малефисента раскрыла ладонь и дунула на неё. В лицо Джеку тут же ударила струя усыпительного заклятия, он повалился на землю, всё еще сжимая в руке отданное пальто. – Спасибо, – ещё раз произнесла Малефисента.

– Попрощалась? – Локи неслышно подошёл к ней. – Отлично, а теперь – в путь!

Словно в ответ на его слова, портал Малефисенты засиял, переливаясь, пронзительным ярким светом. Снизу холма послышались крики и возгласы полицейских.

– Я немного помог, сделал всё, что смог, – сказал Локи, когда Малефисента встала в центр портала, а сфера в её руке засияла во сто крат ярче, чем прежде. – Помни, что бы ни случилось, я к тебе вернусь!

– Обещаешь? – вырвалось у феи. Она ни разу не слышала, чтобы Локи говорил таким тоном.

– Обещаю!

В этот момент что-то сверкнуло и потянуло за собой Малефисенту. Она почувствовала, как отрывается от земли, а края кокона смыкаются. Последнее, что она видела, поднимаясь, был Локи, который стоял и смотрел на неё. Его лицо ничего не выражало, только зелёные глаза отражали сполохи света, исходившего от портала. В последний раз перед Малефисентой мелькнул холм, толпа полицейских внизу, с изумлением наблюдавших за происходящим, машина Джека и сам Джек, лежавший на земле.

“Прощайте!” – пронеслось в голове у Малефисенты, а потом края кокона сомкнулись, и столб света скрылся в небе, унося с собой свою создательницу – Малефисенту.

***

Перемещение закончилось. Она стояла на том же самом месте, откуда начала свой путь – на вершине сторожевой башни. Вокруг всё было тихо, стражники внизу, похоже, не заметили вернувшуюся фею. Сферы-маяки приветливо вспыхивали на каменном полу, но их огонь уже потухал. Малефисента подняла руку, и посмотрела на свою сферу. Она тоже померкла, но глубоко внутри неё всё ещё продолжал гореть крохотный огонёк. Малефисента вздохнула полной грудью: наконец-то родной запах, запах леса и Болот. Она повела рукой и с радостью обнаружила, что вся её магия к ней вернулась. Ободрённая этим обстоятельством, фея быстро спустилась с башни, пересекла опасную черту и вскоре оказалась перед такой родной стеной из терновника.

– Ну, вот, я и дома, – произнесла Малефисента, когда растения почтительно расступились перед ней, освобождая проход. Ей вспомнились слова Локи, то, что он за ней вернётся. – Я буду ждать тебя, – тихо проговорила фея, поднимая глаза к небу. – Столько, сколько потребуется. – Она прошла по коридору из ветвей, и стена терновника сомкнулась за ней, снова отгородив хозяйку от внешнего мира.

========== Глава 20. ==========

Локи, улыбаясь, восседал на троне. Как ловко, он, однако, сымитировал свою смерть! Этот идиот со своей смертной, даже не задумались, что пару минут назад он заставил всех поверить, что действительно отрубил Тору руку. Ну, ладно, Фостер, но Тор мог бы догадаться, всё-таки, не первое столетие они общаются. В этот момент потайная дверь в дальней части Тронного зала отъехала в сторону, и из образовавшегося проёма вышел Один. На ходу поправив сбившуюся мантию, он подошёл к трону.

– Неплохо сыгранно, Локи! – похвалил Всеотец мага, который, повернувшись на голос, насмешливо, но всё же с некоторым уважением, смотрел на царя.

– А ты как думал, – усмехнулся Локи. – Я напрактиковался, пока был послушным сыночком. Но всё-таки, как ты догадался, что я жив?

–Ты слишком себя любишь, чтобы умереть вот так просто, – ответил Всеотец, становясь напротив восседавшего на троне Локи. – К тому же, я помню всех стражников своего дворца, а тот, чью внешность ты скопировал, несёт службу около Биврёста.

– Как я мог так просчитаться! – картинно воскликнул маг. – Ты, наверное, и имена их помнишь?

Один оставил эту реплику без ответа. Он внимательно смотрел на сидящего пред ним Локи. Да, его сын сильно изменился за те два года, что прошли с того памятного многим падения с обломков Радужного Моста. Тогда это был всего лишь обиженный несправедливым отношением к себе мальчик, а теперь перед Всеотцом сидел взрослый, уверенный в себе мужчина, который точно знает, что в его власти, а что даже он не в состоянии постичь. Жаль, что Локи не достиг этого понимания тогда, год назад, когда пытался с помощью читаури и Тессеракта захватить Землю. Может быть, он бы переосмыслил свои действия и не стал бы так безрассудно бросаться в атаку, хотя… Будь Локи уже тогда таким расчётливым, как сейчас, мидгардцам пришлось бы много хуже, и, может быть, им не помогли бы даже Мстители и Щ.И.Т. Так или иначе, все события шли к одному: к этому самому дню, когда Тор отрёкся от трона, и Локи получил на него все права, ведь никто во всём Асгарде не знал о мнимой смерти Бога Озорства.

– А всё-таки хорошо, Всеотец, что мы с тобой сумели договориться, – прервал затянувшееся молчание Локи. – Могу представить, что было бы, если бы я попытался обманом захватить трон.

– Ты бы убил меня, – просто ответил Один.

– Убил? Да, может быть, – медленно проговорил Локи. – Не знаю, но, скорее всего, ты прав. Конечно, оставалась вероятность, что ты снова заснёшь, но полагаться на неё было бы опрометчиво. Кстати, – вдруг, словно, вспомнив что-то важное, воскликнул Локи, – напомни мне, почему ты решил пойти на мои условия?

– Во-первых, условия были лишь отчасти твои, – терпеливо ответил Один. – Многое из предложенного было моей идеей. Во-вторых, мне вовсе не хотелось начинать войну, когда Асгард ещё так ослаблен нападением Малекита. А в-третьих, – Один остановился, но затем продолжил, – в-третьих, встань ты на моём пути с намерением убить, я бы просто испепелил тебя, сил у меня для этого, по крайней мере, достаточно.

– Интересно получается, – задумчиво сказал Локи. – И ты, и я убили бы друг друга, не сомневаясь, но до этого, по разным причинам, не дошло. В связи с этим, я хотел бы уточнить одну вещь. – Локи пристально посмотрел на Всеотца, казалось, то, что он хочет сказать, он бы не произнёс вслух ни при каких других обстоятельствах. – Если бы мы не договорились, и Тор бы не отказался от трона, ты бы отдал его мне добровольно? – Локи произнёс это, но Одину показалось, что маг хотел сказать, что-то другое, но намеренно начал издалека.

– Да, – ответил царь. – Потому что ты, Локи, мой достойный сын, каким бы ты ни был и каким бы ты себя ни считал!

Локи сидел, как громом поражённый, на его лице застыло выражение крайнего удивления. Прищурившись, он смотрел на отца. То, что сказал Один, не укладывалось в его понимании. Ему бы отдали трон просто так, он достоин.

– И это после всего того, что я совершил? – тихо проговорил Локи. – После того, как я чуть не разрушил Мидгард и Ётунхейм, после того, как узнал о своём происхождении и только и мечтал о том, как бы навредить тебе и Тору; после того как ты забрал меня из прошлого Мидгарда, обвинив Малефисенту в том, что она затуманила мой разум. И после всего этого ты допустишь меня на престол? – Маг удивлённо смотрел на царя. Он не верил своим ушам.

– Обвиняя себя сейчас ты, незаметно назвал одну из причин, по которой я тебе доверяю, – ответил Всеотец.

– И какую же, я что-то ничего позитивного и светлого не вижу! – огрызнулся Локи, начиная сердиться. Ох уж этот Один, всегда найдёт, чем голову поморочить!

– Чародейка Болот Малефисента, – тихо подсказал Царь. – Именно из-за неё, вернее, твоего отношения к ней, я тебе доверяю.

– Малефисента, – медленно произнёс Локи, словно пробуя это имя на вкус. – Малефисента!

Перед его мысленным взором мгновенно предстала фея. Предстала такой, какой он видел её в последний раз: бледная, в чёрном костюме, облегающим её стройное тело, чёрные волосы взлохмачены, глаза горят, полные губы плотно сжаты. Она творит заклинание, создаёт портал. Он, наблюдая за ней из мрачного мира Таноса, не мог не переместиться к ней, не увидеть её прямо пред собой вживую, а не через зеркало. Ему хотелось обнять её, прижать к себе, почувствовать тепло её тела, ведь Локи понимал тогда, что они не увидятся ещё очень долго, быть может, никогда, если он не попадёт в Асгард к Биврёсту, ведь только оттуда можно было переместиться во времени. Ведь Танос ни при каких условиях не пожелал бы открыть юному магу секрет Времени.

Поэтому Локи, презрев все лимиты энергии, переместился на Землю, чтобы, фактически, попрощаться. Но, как ни не хотелось ему давать Малефисенте пустые надежды, он всё же пообещал ей, что вернётся, потому что не мог иначе, не мог совсем разуверить её. Локи отлично понимал, почему фея рискнула переместиться во времени и пространстве: она хотела узнать, что с ним случилась после того, как Один неожиданно забрал его в Асгард. И Локи понимал, что женщина, сумевшая пройти сквозь время ради встречи с ним, способна на многое и что, не пообещай он ей, что вернётся, она бы, чего доброго, отправилась бы к Таносу, чтобы выяснить, что Локи затевает. Эта мысль, пришедшая Богу, когда он обнимал Малефисенту, испугала его, ведь он прекрасно представлял, что Танос может сделать с феей, не представляющей, с каким существом она разговаривает. В сущности, своим обещанием Локи спас Малефисенту от неминуемой гибели от рук Безумного Титана, а маг не сомневался, что Танос не оставил бы фею в живых, а она, при всём её могуществе, не смогла бы противостоять Бессмертному.

За те два года, что прошли с того момента, как они виделись в последний раз, Локи нередко вспоминал фею. Долгими ночами в мире читаури, расхаживая по каменистому осколку бывшей планеты Титан, Локи перебирал в памяти всё то время, что они с Малефисентой провели вместе. Вспоминал их первую встречу, когда она буквально выросла перед ним из-под земли, то, как сначала холодно и надменно они общались. Локи боялся, что с течением времени воспоминания померкнут, отойдут, что он вскоре уже даже лица феи не вспомнит, но волновался он зря, ибо эти моменты были одними из немногих его счастливых воспоминаний, которые он бережно хранил в своей памяти. И вот теперь, сидя на Асгардском троне, разговаривая с Одином, Локи за секунду вспомнил всё, что с ним произошло с того самого дня, как он поджёг окраину города в далёком мире.

– Она дорога тебе, – произнёс Всеотец, выжидавший, пока Локи вернётся из глубин воспоминаний. – И именно поэтому, потому что ты смог полюбить, несмотря на то, что ты – наполовину ётун, несмотря на то, что ты был обманут, и рухнула твоя мечта, несмотря на всё это в твоём сердце осталось место любви. Поэтому ты достоин занять трон Асгарда.

– Как всё странно получилось, – с расстановкой, тщательно взвешивая слова, ответил Локи. – Чем я хуже, чем больше бед свалилось на меня, тем я стал достойней трона! Воистину, какая-то обратная зависимость! Я не совершил ни одного подвига, если только подвигом нельзя назвать союз с Таносом, но, тем не менее, трон всё равно мой! И это не принимая во внимание, что мы с тобой, отец, мягко говоря, обманули Тора! Не сомневаюсь, что он будет в ярости.

– Сначала – да, но потом он всё поймёт. Он бы не был по-настоящему хорошим царём. И я всегда это знал.

– Если знал, так почему же не пустил на трон меня? – удивлённо спросил Локи.

– Всему своё время, сын, – строго ответил Один. – Тогда ты был ещё не готов к такой ответственности.

– Если бы я стал царём два года назад, всего этого можно было бы избежать. Я не остался бы брошенным сиротой с разбитым сердцем! – повысил голос маг. Ему уже порядком надоели загадки Всеотца, но ради трона Асгарда он был готов потерпеть ещё немного.

– От судьбы не уйдёшь, – ответил Царь. – У каждого есть своё предназначение и своя судьба. Тебе был предначертан этот путь, и ты его прошёл.

– Славненький путь, нечего сказать! – мотнул головой Локи. – И что мне даст то, что я прошёл через всё это?

– Ты во всей мере ощутишь полноту счастья воссоединения с любимой, – тихо и, как показалось Локи, торжественно, проговорил Один. – Я дам тебе возможность пройти сквозь время, ведь я ещё пока царь Асгарда.

– Ты отпускаешь меня? – недоверчиво переспросил маг. – А не боишься, что я сбегу и заключу союз ещё с кем-нибудь?

– От Чародейки ты никуда не убежишь, – усмехнулся Один. – Да ты и не захочешь, слишком долго ты ждал этой встречи. – Глаз Царя искрился лукавством, Локи показалось, что отец видит его насквозь.

“И как мне удавалось дурачить его все эти годы?” – мелькнула у Бога мысль. – Да, ты прав. Я очень долго желал встретиться с ней. Но, то, что я пойду к ней, не изменит же твоего решения посадить меня на трон?

– Это, сын, зависит только от тебя. Если хочешь остаться там, оставайся.

– Место там, конечно, неплохое, но я, пожалуй, изберу своим постоянным местом жительства Асгард. Ведь ты не против? – Локи внимательно посмотрел на Всеотца. Тот казался ему слишком сговорчивым, Локи отвык от того, чтобы получать что-либо безо всякой лжи и задержек.

– Не против, – кивнул Всеотец.

– Но как ты убедишь народ в том, что я стал хорошим и правильным? Ты ведь знаешь, я им не был, да и не стану.

– Царь и не должен быть хорошим, как ты говоришь, и правильным. Он должен быть суровым, но справедливым, – ответил Один. – А народ быстро примет тебя, когда им расскажут, что ты пожертвовал собой ради их спасения.

– О, да, пожертвовал! Громко сказано, – усмехнулся Локи. – Ну, так я пойду? – Он выжидающе посмотрел на отца.

– Иди.

Локи поднялся с трона и уже хотел идти, но тут Один подошёл к нему и положил на его плечо руку.

– Я верил в тебя, сынок, – просто произнёс он. – И всегда буду. Ты хороший асгардец, Локи, и достойный правитель.

– Спасибо, отец, – тихо ответил маг. Ему стало неловко от того, что отец, несмотря на всё то, что он совершил, по-прежнему относится к нему хорошо. Он-то как раз не считал себя хорошим. – Но я, всё-таки, плохой асгардец.

– Ты замечательный асгардец, сын. – Один снял руку с плеча сына и протянул её для рукопожатия. – Как только соберёшься назад, позови Хеймдалля, он ответит.

– Благодарю. – Локи с плохо скрываемым волнением пожал протянутую ему руку. – До скорого. – Он быстро пересёк зал и вышел из дворца.

Страж Врат не выказал никакого удивления, увидев на Мосту бывшего младшего принца. Казалось, он даже ждал его.

– Куда прикажешь? – спросил Хеймдалль своим глухим монотонным голосом, так напомнившим Локи его прошлое.

– В прошлое Мидгарда. – Локи быстро прошёл мимо Стража и встал на панель для перемещения.

Страж, не говоря ничего, активировал Биврёст. Снова, как и в прошлый раз, Локи увидел перед собой меняющиеся миры и облака межзвёздного газа. Вдруг всё кончилось. Он стоял на твёрдой земле посреди поля, а невдалеке виднелись знакомые каменные идолы. Темнело, и Локи зашагал в сторону могучей стены из огромного терновника. Он знал, что стена не пропустит его просто так, что придётся звать хозяйку Болот, чтобы пройти внутрь. С лёгким волнением маг подходил к стене. Как встретит его Малефисента, не забыла ли она его, не случилось ли с ней что-то страшное за истекшие два года? Локи поспешил отбросить эти вопросы и ускорил шаг. Оказавшись напротив стены на безопасном расстоянии, Бог громко произнёс одно лишь имя:

– Малефисента!

Прошло какое-то мгновение, а она уже стояла перед ним. Высокая, облачённая в длинный чёрный плащ, закрывающий её фигуру до самых ног, Малефисента словно соткалась из тьмы, окутавшей землю. Она стояла и смотрела на него. Она не могла поверить.

– Это и правда ты, Локи? – тихо спросила Малефисента, делая шаг навстречу.

– Да, – так же тихо ответил Локи. – Это я.

В следующую секунду она уже была в его объятиях. Фея плакала, прозрачные слёзы катились по её бледным щекам, оставляя сверкающие мокрые дорожки. Локи обнимал её, прижимал к себе, запустив пальцы в чёрные волосы Малефисенты. Теперь он понял, что имел в виду Один, говоря о том, что только после всего того, что он пережил, Локи сможет по-настоящему оценить выпавшее на его долю счастье.

“Старик был прав!” – подумал Локи, наклоняя голову и касаясь поцелуем губ Малефисенты.

========== Эпилог ==========

… – И жили они долго и счастливо. – Малефисента закончила рассказ и с улыбкой посмотрела на маленького сына, который внимательно слушал, а теперь во все глаза смотрел на мать. – Ну вот, сказка закончилась, а тебе пора спать.

– Мама, а ведь это всё правда, – скорее утверждая, чем спрашивая, произнёс Нарви. – Это ведь настоящая история, имена ведь ваши с папой. – Мальчик, хитро улыбнулся, наблюдая за реакцией матери, которую он застал врасплох своим неожиданно взрослым пониманием происходящего.

– Может, ты и прав, – ответила Малефисента. – Но жизнь не всегда такая, как сказка.

– Но в этом-то случае всё получилось как в сказке, – возразил маленький Бог. – Значит, сказки бывают! – торжествующе проговорил он.

– В этот раз – да, всё получилось как нельзя лучше, – ответила фея.

– Ага, значит это всё же ваша история! – воскликнул Нарви. – Ты не говорила, что будешь рассказывать настоящую историю, а не вымышленную.

– Расчёт был на то, что ты уснёшь на середине, – улыбнулась Малефисента. – Кто же знал, что эту историю ты дослушаешь до конца.

– Я не смог уснуть, не узнав, чем закончились приключения Бога и Феи. – Нарви наблюдал за матерью, натянув до самого лица и опустив подбородок на сложенные под ним руки. – Но вот, что мне непонятно, – он задумчиво посмотрел куда-то в сторону, – как всё-таки Тор воспринял возвращение брата, и что случилось с Джеком после того как Фея отправилась домой?

– На эти вопросы нетрудно ответить. Тор узнал о случившемся, когда вернулся на другой день в Асгард. Конечно, сперва он негодовал, что брат так провёл его, заставив поверить, что умер, но потом, всё же успокоился.

– Они помирились? – тут же спросил Нарви.

– Ну, не совсем, общаясь с твоим отцом, трудно знать наверняка, что он думает на самом деле. – Малефисента отвечала, не увиливая и не уверяя сына, что рассказанная история – выдумка. Мальчик был очень умным, и его было не так-то просто обмануть, фея убедилась в этом, как только он заговорил. Локи, шутя, уверял её, что сыну передались его впечатления и умения, особенно те, что отвечали за распознавание лжи. – Но общаются они и сейчас нечасто, Тор живёт на Земле со своей Джейн Фостер и ему не всегда удаётся попасть в Асгард, когда вздумается, ведь нельзя слишком часто привлекать внимание жителей, которые очень падки на сенсации подобного рода. Да и Щ.И.Т. всегда настороже, а Тору не нужны лишние проблемы со знающими того мира.

– Щ.И.Т. Тот человек, что хотел забрать у тебя маяк, он же оттуда? – спросил Нарви. – И это те люди, что собрали команду Мстители?

– А откуда ты про Мстителей знаешь? – удивлённо спросила Малефисента. – Я, помниться, тебе про них не рассказывала.

– Тор мне сказал, – ответил сын. – Я попросил его рассказать что-нибудь интересное, вот он и рассказал мне про Мстителей.

– Тор – болтун! – усмехнулась фея. – Всегда рассказывает то, о чём его не просят!

– Но я же попросил, – улыбнулся Нарви. – Вот он мне и рассказал. Да я бы всё равно узнал бы про них и про Тессеракт, когда подрос бы.

– Всё-то ты знаешь! – засмеялась Малефисента, легонько щёлкнув сына на носу. – Ладно, умник, пора спать.

– А как же Джек? – тут же нашёлся Нарви, решивший пойти на всё, лишь бы не спать. – Ты мне не рассказала про Джека. Что случилось с ним?

– С ним ничего не случилось. Как только Фея ушла, а портал закрылся, его нашли полицейские и увезли домой.

– Они ничего с ним не сделали? – Нарви из рассказа Малефисенты составил о стражах правопорядка Мидгарда не совсем лестное мнение.

– Нет, не беспокойся, он в полном порядке, живёт в Мидгарде, как и раньше. Я его, правда, больше никогда не видела, но попросила Хеймдалля посмотреть, как он, и Страж сказал, что у него всё хорошо, – ответила Малефисента.

– Всё понятно. – Нарви внимательно посмотрел на маму. На его лоб упала прядь волос, но он не спешил убрать её, настолько интересно было ему, что ещё скажет мама. Подобные рассказы бывали нечасто, можно сказать, что это был первый. Нарви мало знал о том, как складывались отношения родителей до его рождения, поэтому сегодняшняя сказка, если можно её так назвать, удивила и немного озадачила его. – А продолжение у истории будет?

– Оно уже есть. – Малефисента протянула руку и убрала прядь, закрывавшую сыну один глаз. – Это ты.

– Я так и думал, – кивнул Нарви. – Мам, почему мы никогда не берём с собой Ворона, а то я уже соскучился по Диавалю. С ним всегда так интересно! – Мальчик улыбнулся, вспомнив своего друга-няньку Ворона, которого он, подобно Авроре, знал с самого рождения и которого любил даже больше Тора.

– Должен же кто-то присматривать за Болотами в моё отсутствие, а лучшего, чем Диаваль, не найти, – ответила фея. – Разве тебе не нравится Асгард?

– Конечно нравится! – воскликнул возмущённый Бог, который даже помыслить не мог не любить свою родину, мир Богов, которая всегда казалась ему чем-то возвышенным и чудесным, не всегда доступным его пониманию. – Асгард – лучшее место на свете! Но и Болота тоже, – быстро добавил Нарви, спохватившись, что обидит маму. – Там замечательные зверюшки и обитатели такие милые!

– А в Асгарде парки и сады, к тому же тебе можно ходить здесь, где захочешь, а на Болотах много опасных, непроходимых мест, – послышался голос Локи, и через мгновение Бог зашёл в покои сына. – Привет, старик! – Он опустился на край кровати, заставив Малефисенту сдвинуться назад.

– Папа! – восторженно закричал Нарви, вскакивая и обнимая отца. – А я думал, что ты сегодня не зайдёшь!

– Как не зайти, когда ты так весело щебечешь на весь дворец, – усмехнулся Локи. – Тебя даже в Тронном зале слышно.

– Ой, я не хотел тебе мешать, – извиняющимся голосом ответил Нарви. – Просто мама рассказала такую удивительную и интересную историю, что я не мог молчать.

– И эта история, по всей видимости, была рассказана на ночь? – спросил Локи. – А ты всё ещё не спишь.

– Сейчас усну, – заверил мага сын, у которого и в самом деле уже начали слипаться глаза. – Спокойной ночи! – Он ещё раз обнял отца, а затем удобно улёгся, накрывшись меховым одеялом.

Малефисента и Локи встали с кровати, но перед тем, как уйти, фея наклонилась и поцеловала сына в лоб.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю