290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Бог и фея (СИ) » Текст книги (страница 5)
Бог и фея (СИ)
  • Текст добавлен: 26 февраля 2018, 19:00

Текст книги "Бог и фея (СИ)"


Автор книги: Sиничка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

Малефисента точно запомнила место, из которого вышел луч, решив, что именно там находится главная часть Биврёста, про который несколько раз упоминал Локи, от которого она, как сейчас поняла, узнала об этом объекте очень мало. Гораздо ценнее и обширнее была информация Тора, которая, может быть, и не отличалась научной глубиной, но давала довольно полную характеристику Радужного Моста. Теперь оставалось самое главное и сложное: систематизировать и упорядочить все полученные сведения, точно рассчитать место и время выхода, так как Малефисента, в отличие от Локи, была немного знакома с перемещениями во времени.

Много времени Малефисента потратила на изучение всего, что удалось добыть чтением воспоминаний Леса. Приходилось импровизировать, где-то додумывать самой, где-то применять другие заклинания, так как многое из магического арсенала Локи было ей незнакомо. Наконец, после упорных трудов, фея, всё это время поддерживаемая верным Диавалем, могла сказать себе, что теперь она знает, как перемещаться между Мирами. Оставалось ещё одно, что она специально придержала напоследок: нужно было найти достаточно высокое место, откуда и начнётся её путешествие в Асгард, через пространство и время. А всё ради чего? Ради него, Бога Озорства и Коварства, ради Локи.

========== Глава 14. ==========

В качестве отправного пункта для путешествия в Асгард была выбрана сторожевая башня короля Стефана. Это было довольно высокое строение, располагавшееся за территорией замка. Охрана башни была немногочисленна, и по расчётам Малефисенты, ей должно было хватить времени на то, чтобы открыть портал до того, как дворцовая охрана спохватится.

Фея и Ворон тщательно планировали захват башни в течение нескольких дней. Диаваль несколько раз летал на разведку, чтобы запомнить время, когда меняется караул, и устанавливал точное количество воинов, нёсших охрану башни. Малефисента тем временем занималась последними приготовлениями: делала запасы энергии в особых кристаллических сферах. Эта часть заклинания была самой важной из всех, потому что именно эти сферы были маяками, по которым Малефисента могла бы ориентироваться, отправляясь назад. Впрочем, фея надеялась, что назад, если ничего не выйдет, и Локи не захочет возвращаться, её отправят с помощью Радужного Моста, но предосторожность никогда не помешает, и Малефисента уделила много внимания запасам энергии.

***

На мир опускалась ночь. Облаков на небе было достаточно, чтобы закрыть свет луны, который мог бы выдать Малефисенту и Диаваля, которые в тёмных плащах бесшумно двигались по равнине. Когда они подошли к башне, из-за угла показался стражник. Лёгким дуновение Малефисента усыпила стражника, и тот повис в воздухе. Опустив уснувшего на землю, заговорщики стали пробираться дальше. Вскоре они оказались перед крутой лестницей, ведущей на самый верх башни. Осторожно ступая, фея быстро забралась наверх и принялась за дело: начала раскладывать на каменном полу сферы так, чтобы они образовали круг. Диаваль тем временем зорко следил за тем, чтобы караул внизу ничего не заметил. Видя его старания, Малефисента, не отвлекаясь от дела с хрупкими сферами, махнула рукой, и над башней повисла иллюзии спокойствия. Диаваль недовольно воззрился на госпожу:

─ Если ты просто могла создать иллюзию, тогда зачем я летал и следил за стражниками?

─ Надо же было тебя чем-то занять, ─ ответила Малефисента. ─ Тем более, что скоро эта иллюзия рассыплется, потому что у меня магия будет уходить на другое. ─ И она продолжила приготовления.

Ворон, пожав плечами, уселся на камень и принялся ждать. Ему не нравилась эта затея, но с Малефисентой последнее время было опасно спорить, и поэтому Диаваль предпочёл промолчать. Иногда ему казалось, что госпожа начинает походить в своём высокомерии на Локи, но на самом деле Малефисента просто стала такой, какой была до прибытия мага, а Ворон успел это позабыть, быстро привыкнув к хорошему.

Тем временем приготовления были закончены. Малефисента ещё раз прошлась по кругу, проверяя сферы. Убедившись, что всё идёт нормально, фея встала в центр круга и начала читать заклинание. Содержимое сфер тут же отреагировало: заключённая в них энергия начала светиться мягким светом, который по мере того, как Малефисента произносила новые формулы, приобретал всё более яркий оттенок.

Прошло совсем немного времени, и Диаваль заметил, что всё вокруг, включая его брошенный на землю плащ, начинало светиться так же, как и содержимое сфер. Понемногу сияние охватило каменный пол башни, парапеты, деревянные балки, а когда Ворон глянул вниз, то по его спине невольно пробежал холодок. Тьма вокруг башни рассеялась, потому что она вся была охвачена тем призрачным светом, что исходил из сфер. Ворон еле оторвал взгляд от этого зловещего и в то же время прекрасного зрелища и посмотрел на госпожу. Малефисента стояла, читая заклинания, а вокруг неё, поднимаясь вверх, прозрачной стеной стояло то же сияние, что охватило башню.

Неожиданно Малефисента сделала резкое движение, и её посох, до этого лежавший на земле, прыгнул ей в руку, и как только пальцы феи сомкнулись на нём, в небо ударил столб ярчайшего света. Ослепленный Диаваль упал на пол, закрывая лицо руками, и в этот же момент Малефисента ударила посохом по каменному полу. Столб ослепительного света закружился, образуя подобие торнадо, а фея продолжала читать последние строчки заклинания. Её голос перестал быть слышен в шуме ветра, который неожиданно поднялся, огонь в сферах светился настолько ярко, что перекрывал даже свет энергетического столба, в центре которого стояла фея. Она уже не была видна, потому что стенки портала становились всё более плотными, готовясь к перемещению. Ветер бушевал всё сильнее, внизу башни стали слышны крики стражников, которые как будто очнулись ото сна, в который их погрузил вид светящегося потока, уходившего в небо. Они попытались пробиться наверх башни, но сила заклятия, окружавшего её, оказалась настолько мощной, что воины словно налетели на невидимый заслон.

Портал накопил достаточно энергии и сгусток светящейся материи, в центре которого находилась Малефисента, устремился в небо и исчез в отверстии между облаками, как будто специально образовавшегося там. Ветер сам собой начал стихать, и Диаваль, почувствовавший, что самое страшное миновало, отнял руки от лица и приподнялся. Башня перестала испускать сияние и только еле заметно вспыхивающие огоньки в сферах показывали, что мгновение назад здесь творилась магия. Ворон осторожно встал на ноги и приблизился к кругу, который образовывали сферы. Там никого не было.

─ Совершилось, отбыла! ─ хрипло и восхищённо произнёс Диаваль, глядя на затянутое облаками небо, в котором минуту назад исчезла его госпожа.

***

Тем временем в Асгарде Хеймдалль внимательно смотрел на то, как с неба спускался сгусток светящейся энергии, который, бесшумно переливаясь, опустился за невысокий холм. Он знал, кто прибыл к ним, и знал, что гость, точнее, гостья, не собирается причинять вред Асгарду, поэтому Страж не вызвал охрану, решив сам встретить Чародейку. Вскоре из-за холма показалась высокая женщина в чёрном плаще, идущая в направлении обломков Радужного Моста. Она, заметив Стража, приблизилась к нему и произнесла:

─ Не бойтесь меня и не арестовывайте, я не причиню вреда ни вам, ни вашему миру. Только скажите одно: Локи, сын Одина здесь?

Комментарий к Глава 14.

Дорогие читатели! Глава получилась небольшой, поэтому её стоит расценивать как одно целое с предыдущей главой.

========== Глава 15. ==========

– Мидгардская чародейка Малефисента? – Один внимательно посмотрел на Стража.

– Да, Всеотец. – Хеймдалль только что доложил Одину о прибытии Малефисенты, которая дожидалась аудиенции с царём в приёмных покоях. – Она хочет поговорить с вами о Локи.

– И хочет с ним встретиться, – добавил Всеотец. – Чего мы не в состоянии ей предоставить. Но со мной поговорить она может. Стража! – повелительно позвал царь, и два воина, стоявшие по обе стороны дверей в Тронный зал приблизились к господину и поклонились. – Введите её!

Воины ещё раз поклонились и вышли из зала. Через несколько минут тяжёлые позолоченные двери отворились, и в покои, в сопровождение стражников, зашла Малефисента. Она была бледна, видимо, потому что перемещение отняло больше энергии, чем она рассчитывала, но скорее от того, что ей предстоял нелёгкий разговор с самим Одином. Оказавшись перед троном, вежливо и грациозно поклонилась, краем глаза наблюдая за реакцией Всеотца. Ничто не напоминало в этой строгой и сдержанной женщине ту ведьму, что явилась на крестины к королю Стефану и публично прокляла маленькую Аврору.

– Приветствую тебя, Всеотец! – произнесла Малефисента. – Да будет твоё правление долгим и спокойным.

– И тебе привет, Чародейка, – ответил Один. Манера феи держаться произвела на него благоприятное впечатление. Вся её сущность, как ни старалась она её скрыть, была как на ладони видна Одину, но он отдавал должное женщине, что смогла полюбить его младшего сына таким, каким он есть.

А Один не сомневался, что Малефисента полюбила Локи, чтобы он сам ни говорил сыну в тот роковой вечер, когда повелел Хаймделлю забрать его домой.

– Я знаю, ты провела много времени в пути, не хочешь ли отдохнуть перед нашим разговором? – спросил Всеотец.

– О нет, Всеотец, – ответила Малефисента. – Я проделала этот нелёгкий путь с определённой целью – встретиться с твоим сыном, Богом Локи. Поэтому не буду тянуть и спрошу прямо: где он?

– Где он, – повторил Один с еле заметной горестной усмешкой. – Хотел бы я ответить тебе на этот вопрос положительно. Я бы мог солгать, но лучше тебе узнать всё сразу и не тешить себя иллюзиями. Мой сын Локи погиб.

В зале воцарилась тишина. Такой глубокой тишины Один давно не слышал. Казалось, время остановилось, потому что на лице Малефисенты застыло изумлённое выражение, то выражение, которое бывает, когда человек ещё не осознал весь смысл постигшего его несчастья. Как только Всеотец произнёс фразу “Локи погиб”, фее показалось, что внутри у неё что-то оборвалось. Сердце словно сковало холодом, и дрожь прошла по всему её телу. Это был удар, к которому Малефисента была не готова. В самом худшем из вариантов она представляла себе, что Локи не любит её, бросил, предал. Но только не то, что он погиб. Этого она и в кошмаре не могла представить.

– Погиб. – Малефисента сглотнула подкативший к горлу комок. Её душили слёзы. – Как это произошло? – Она не добавила “Всеотец”, но Один понял её.

– Тебе лучше узнать всю историю от Тора. – Ему тяжело было это говорить, он прекрасно понимал, что чувствовала Малефисента. – Он это сделает лучше меня.

Было послано за Тором. Через несколько минут Громовержец вошёл в Тронный зал. Он был очень удивлён, увидев Малефисенту, но не примянул мысленно отметить, что она побледнела и похудела с момента их последней встречи. По взгляду феи Тор догадался, что она знает о том, что случилось.

– Пройдём в мои покои. – Тор сделал приглашающий жест, когда Один сказал ему, что от него требуется.

Малефисента последовала за ним, предварительно попрощавшись с Одином. Оказавшись в покоях Тора, Малефисента тут же опустилась на невысокий диванчик, стоявший около огромного распахнутого окна, в которое были видны все красоты Асгарда. Но Малефисенте сейчас было не до них, она еле сдерживалась, чтобы не заплакать.

– Я понимаю тебя, какой это удар, – заговорил Тор, присаживаясь рядом с ней. – Если бы ты знала, что тут было, когда Локи, – он не договорил, перехватив взгляд феи.

– Я хочу знать, как, – голос феи звучал приглушённо и грубовато. – Как он погиб. – Она посмотрела в глаза Тору. – Я прошу, – Малефисента остановилась, – ничего не скрывай, рассказывай всё, как есть. Чтобы не случилось тогда, я переживу, потому что я слышала уже самое страшное.

Тор вздохнул и начал свой рассказ. Он рассказал всё: и как ётуны напали во время коронации, и как он с троицей воинов, Локи и Сиф отправился мстить в Ётунхейм, как поплатился за гордыню и попал в Мидгард, как Локи обманул его, сказав, что Один умер. Малефисента слушала его внимательно, не перебивая. Когда Тор начал рассказывать о том, как Локи запустил Биврёст, чтобы уничтожить Ётунхейм, Малефисента удручённо улыбнулась. Она узнавала стиль Локи, не удивлялась ничему, потому что она понимала его, преданного собственной семьёй, а уж кто-кто, а знала, как это, когда тебя предают. По мере того, как развивался рассказ Тора, она обнаруживала в поведении Локи всё новые и новые черты, которые были присущи ей, когда она решила мстить Стефану.

А Тор тем временем дошёл в своём повествовании до разрушения Биврёста. Малефисента живо представила себе тьму осколков, разлетевшихся во все стороны от страшного удара Мьёльнира, и то, как Локи с Тором полетели вниз, и как Один чудом успел схватить Тора, Тор – посох, за который держался Локи. Тор, вопреки просьбе Малефисенты, хотел утаить от неё краткий диалоги Одина и Локи, но фея, почувствовав по тону рассказчика, что он хочет слукавить, взяла его за руку и слегка её пожала, как бы говоря, что ей нужно знать всё. Поражённый силой этого стремления и отдавая должное Малефисенте, Тор передал и диалог.

“– Нет, Локи, – произнёс отец”, – рассказывал Тор. – Ещё мгновение Локи держался за посох, а потом разжал руку и упал в пропасть под Радужным Мостом. Его останки было бы бессмысленно искать, потому что пропасть эта уходит глубоко вниз, за грани известных и неизвестных нам миров, поэтому мы просто устроили панихиду по брату. – Громовержец закончил и внимательно посмотрел на Малефисенту. Та сидела, устремив взгляд невидящих глаз куда-то в стену. По её острым скулам вниз стекали прозрачные слёзы.

– Давно это было? – спросила фея.

– Ровно месяц назад, – ответил Тор. – Траур по Локи ещё не закончился. Если хочешь, можешь остаться у нас, отец позаботиться о тебе.

– Как он позаботился о Локи? – Малефисента скривила губы. – Впрочем, нет, я не в праве его осуждать, он сделал всё, что мог. “Хотя мог бы больше”, – подумала фея.

– Как ты отправишься назад? – поинтересовался Тор. Он понимал, как тяжело Малефисенте, но старался занять её разговором о насущных вещах, чтобы она не погружалась слишком глубоко в свои горестные мысли из которых потом так трудно найти выход. – Мы сейчас в затруднительном положении, потому что без Радужного Моста на перемещение затрачивается огромное количество энергии.

– Я вернусь так же, как и прибыла сюда – своим ходом, – ответила Малефисента. Ей не хотелось задерживаться здесь, где Локи столько лет жил во лжи относительно своего происхождения, она чувствовала, что если пробудет тут дольше, обязательно даст выход своему гневу. Разумом Малефисента понимала, что этим она не поможет, и изо всех сил стремилась обратно домой, чтобы ненароком не вспылить и не метнуть заклятие-другое в горе-брата Тора или в кого-нибудь из охраны.

– Когда ты отправляешься? – спросил Тор, пытаясь угадать, какие же мысли скрываются под маской горя и равнодушия. Когда он встретил Малефисенту на Болотах, то был очарован её красотой и не думал о том, что она, помимо всего прочего, ещё и первоклассный маг, а это значит, что в бою их силы могут быть неравны. Теперь же, зная, что фея чувствовала к его не-брату, Тор понимал, что гнев Чародейки за обман Локи может пасть, и, что вероятно, падёт именно на него или Всеотца. Поэтому Тор всеми силами старался отвлечь Малефисенту от неприятных мыслей.

“Если она даст волю гневу, то будет права, – подумал Тор. – Я бы сделал то же самое, если бы что-то похожее случилось бы с Джейн”.

– Немного передохну, надо восстановить силы. Затем отправлюсь, – прервала размышления Тора Малефисента.

– Можешь остаться в моих покоях, – предложил Тор. – Я распоряжусь, чтобы тебе принесли всё, что ты попросишь, если что-то нужно.

– Спасибо, ничего не надо, – вымученно улыбнулась Малефисента. – Тор, я просто хотела бы побыть одна.

– Хорошо, – кивнул Громовержец. – Как понадоблюсь, позови стражника, что стоит снаружи. – И Бог вышел из комнаты, бережно прикрыв за собой дверь. Малефисента осталась одна.

Она встала с диванчика и медленно, сложив руки на груди, подошла к окну. Немного постояв, Малефисента повернулась и направилась к маленькому столику, на котором стояла красивая изящная ваза с каким-то замысловатым рельефом. Неожиданно на Малефисенту накатил такой приступ злости, что она, схватив первое, что подвернулось по руку, а именно вазу, со всей силы разбила её об пол.

– Мерзавцы! – прошипела фея. – Сгубили моего Локи! – Она не отдавала себе отчёта в своих словах, её захлестнули эмоции. – Счастье ваше, что я должна отправиться домой до определённого срока, не то весь ваш Асгард лежал бы в руинах, уж я бы постаралась! – Она подняла глаза к потолку, как будто там находился её злейший враг. – Я бы постаралась, – повторила Чародейка, но уже с меньшим пылом.

Малефисента всегда умела успокаиваться, когда это было необходимо, а сейчас был именно такой момент. Ей нужно было беспрепятственно попасть домой, где она сможет в тишине и спокойствии родных Болот залечить свои душевные раны. Поэтому Малефисента взяла себя в руки. Она успеет наплакаться и дома, сейчас главное – попасть туда.

Фея быстрым шагом прошла к двери и окликнула стражника. Тот незамедлительно явился и спросил, что угодно госпоже. Госпоже было угодно увидеть Тора. Через некоторое время Малефисента в сопровождении Тора уже шла в Тронный зал.

– О Всеотец, – проговорила Малефисента. – Благодарю тебя за радушный приём, за беседу и за понимание, но мне пора отправляться в путь, меня ждёт мой мир. Помогать в отправлении мне не надо, я справлюсь сама. – Фея поклонилась.

– Прощай, Чародейка Малефисента, было приятно увидеться с тобой, – наклонил голову Один. – Позволь моим воинам проводить тебя до того места, откуда ты начнёшь своё путешествие домой.

– Спасибо, Ваше Величество, но не стоит, – ответила Малефисента. – Я прибыла одна и хочу отправиться одна.

– Твоя воля, Чародейка, – ответил Один. – Прощай, в добрый путь тебе!

Фея поклонилась и быстро вышла из зала. При выходе она коротко попрощалась с Тором, который понял, что фея не настроена на вежливые и долгие проводы, поэтому ответил ей лёгким поклоном. Малефисента тем временем вышла из замка и направилась в то место, куда переместилась. Идти было довольно долго, но фея не чувствовала усталости и быстро шагала, не глядя по сторонам. Ей было всё равно, ей хотелось домой.

Оказавшись на ровной площадке, куда её перебросил импровизационный портал, Малефисента извлекла из-под плаща сферу, наполненную тускло вспыхивающей энергией. Это был своего рода компас, указывающий направление, в котором Малефисента должна двигаться. Она ещё раз проверила, всё ли в порядке, и начала творить заклинание.

Снова всё охватило сияние, снова с неба упал слепящий луч и, образовав вокруг Малефисенты святящийся кокон, понёс фею ввысь. Однако на этот раз перемещение далось Чародейке трудно. Что-то мешало, что-то не давало ей вырваться за пределы пространства и времени, и это что-то было нехватка энергии. Собравшись с силами, фея сделала рывок, и Асгард стал бледнеть, таить, а, в конце концов, исчез, уступив место призрачным полумирам. Малефисента немного успокоилась и продолжала концентрироваться на еле ощутимых маяках-сферах, что путеводным огнём вел её через время.

И тут всё кончилось. Малефисента почувствовала, как кокон, охватывающий её, разрывается, теряет свою силу и исчезает. Молнией мелькнула мысль, что она так и останется висеть между мирами смерти вечность, силы стремительно начали покидать её. Последним усилием, уже чувствуя, что теряет сознание, Малефисента вывела себя из подпространства в осязаемый мир. Она падала с неба в остатках энергетического кокона, земля внизу стремительно приближалась, фея старалась накопить энергию, чтобы не ударится со всей силы об землю, потому что даже ей с её природной прочностью было бы не выжить.

Но ничего не выходило, она не могла задействовать свою магию, потому что она вся ушла на перемещение и на кокон. Малефисенту охватило отчаяние, поверхность неумолимо приближалась, но тут остатки светящегося кокона как будто решили спасти свою создательницу. Падение резко замедлило скорость, и фея плавно опустилась на землю. Едва коснувшись холодной твёрдой почвы Малефисента, поняв, что она жива, отключилась.

А вокруг неё простирался невысокий холм, с которого, тем не менее, открывался чудесный вид на ночной Нью-Йорк, не спящий город, освещённый миллионами огней, в котором ни один человек не догадывался, что где-то за городом лежит без сознания гостья из прошлого.

========== Глава 16. ==========

Он падал вниз. Во тьму. В пустоту. Уже не видны были обломки Радужного Моста и свисающий с них Тор, поддерживаемый Одином и неистово зовущий его по имени. Ничего не было видно. Ни Тора, ни Одина. Лишь бесконечное пространство, заполненное облаками межзвёздной или какой-то другой пыли, газовые облака, святящиеся мягким светом, и звёзды, мириады звёзд. Локи видел это всё не единожды, но теперь, когда он летел в пропасть, он осознал всё великолепие этих величественных звёзд, что миллионы лет, больше, чем может прожить кто бы то ни было, сияют в бескрайнем пространстве. Маг понимал, что он обречён, что сила, с которой он обрушится вниз, многократно превосходит его силы. Магия в междумирье не действует, поэтому Локи не смог бы затормозить падение, даже если бы захотел, а он не хотел. Что толку? Всё равно его возвращению никто не обрадуется, все будут избегать его, ненавидеть.

– Как это никто? – вдруг прозвучал внутренний голос. – А Малефисента?

– Малефисента, – пронеслась мысль. Да, один человек есть и этот человек Малефисента.

От осознания этого Локи как будто ожил, он всеми силами захотел жить. Жить и любить, а также отомстить всем, кто в нём сомневался и в первую очередь Тору. Да, самодовольному братцу, которому всё ни по чём. Он говорил что-то насчёт любви к людям.

«Что же, посмотрим, как он сможет защитить своих любимых людей, – подумал Локи. – Посмотрим. А там…»

Падение продолжалось. Неожиданно Локи увидел, как снизу к нему стремительно приближается какой-то мир. Мрачный, тёмный, пронизанный фиолетовым светом. Кто бы не жил здесь, они, похоже, его союзники. Отлично, тогда продолжим.

Мир приближался, ещё секунда и Локи оказался в его пределах. Поверхность стремительно приближалась. Маг собрал всю энергию, которая неожиданно к нему вернулась, чтобы затормозить падение…

Малефисента резко открыла глаза. Она лежала там же, где и была, когда сознание покинуло её. Голова гудела, во всём теле чувствовалась страшная усталость, но сознание было ясным. Надо выяснить, где она очутилась, решила фея и начала подниматься. Перекатившись на живот, Малефисента, оперевшись на руки, приподнялась. Перед её глазами стояло море огней ночного города. Таких огромных городов Чародейка ещё не видела. Громадные здания, больше похожие, судя по высоте, на башни великанов, вздымались к ночному небу, в котором горели редкие, заглушённые электрическим светом тусклые звёзды. Поражённая этим зрелищем, Малефисента просто стояла на четвереньках и наблюдала. Наконец, когда удивление немного улеглось, фея решила выяснить, куда её занесло. Она извлекла из-под полы плаща сферу. Огонёк мерцал, переливаясь, показывая, что чародейка в Мидгарде, в своём мире, но только в другом времени.

«Занесло, так занесло! – подумала Малефисента. – Ничего, прыгать во времени в своём пространстве легче, чем через миры. Поэтому надо всего ничего». – Она вытянула руку вперёд и сделала резкий жест. Ничего не произошло. Опешившая, не понимающая, что происходит фея попробовала ещё раз. Бесполезно.

Малефисента попыталась поджечь траву, затем залатать прореху в плаще. Всё без толку. Фея измученно закинула голову и уставилась в небо. Да что же это такое? Ответ пришёл сам собой. Малефисента сухо подсчитала, сколько энергии она затратила на прыжок в Асгард, и с каким трудом ей удалось прыгнуть обратно. Она перенапряглась, и случилось самое страшное: она на время полностью лишилась магии. Это было сродни смерти. Малефисента всю жизнь была феей, сильной, а с недавнего времени ещё и злой волшебницей, поэтому не представляла себя без магии, такой, как обычные люди.

Испуганно озираясь, потому что вдруг почувствовала себя беззащитной, фея провела рукой по волосам и замерла: она не ощутила на голове привычного препятствия в виде рогов. Вся её сущность феи, заключавшаяся ещё и в наличии соответствующих рогов, испарилась. На какое время, Малефисента не знала. Теперь она поняла, что попадание не в своё время ещё не самое страшное, самое страшное то, что теперь она простая смертная, хоть и обладающая боевыми навыками.

Неожиданно послышался шум приближающийся машины. Малефисента, смутно понимая, что это, поднялась с земли. На гору медленно взбиралась полицейская машина. Свет фар ослепил Малефисенту, и она инстинктивно заслонилась рукой. Она не знала, что ожидать от вновь прибывших, но долгое общение с Локи убедило её, что и от людей будущего ждать тёплого приёма не приходится. Машина остановилась, и из неё вышли двое полицейских. Они были явно удивлены, увидев стоящую перед ними женщину в разорванном плаще, какие они видели только в фильмах про волшебников, с растрёпанными волосами и испуганным выражением лица, которое она старалась скрыть.

– Здравствуйте, – произнёс полицейский, видимо, старший. – Что-то случилось? – Он, видимо, решил, что женщина не опасна, но всё равно держался с настороженностью, как и полагается при его профессии.

– Кто вы? – Малефисенте мешал свет фар, к тому же она не была уверенна, что ей не причинят вреда: по поведению двое напомнили ей стражников из её времени.

– Я Джек. Не бойтесь, если у вас что-то случилось, мы вам поможем. – Мужчина приблизился.

– Стойте! Не подходите ближе! – фея вовсе не жаждала встречи с местной властью.

– Всё в порядке. – Джек еле заметно кивнул напарнику: тот отошёл в тень и стал приближаться к Малефисенте в темноте. – Мы из полиции, а, значит, можем помочь.

– Полиция – это что? Здешний эквивалент стражи? Тогда, увы, вы мне помочь не можете. Уходите! – В голосе Малефисенты прозвучали властные нотки.

«Странно, – подумал Джек. – Её что, накачали наркотой? Вряд ли, смотрит она осмысленно». – Тут взгляд Джека различил какое-то свечение, исходившее из-под плаща. – Что это? – он указал на свет.

– Не ваше дело. – Малефисента мысленно выругалась, что не успела спрятать сферу подальше. – Лучше уходите.

– Мы не можем. – Джек уже решил по-доброму договориться с неизвестной проехать в участок. – Вы растеряны и явно попали сюда не по своей воле. – Он сделал шаг вперёд и попытался взять фею за руку. Делать ему этого не следовало. Малефисента тут же перехватила его руку и перебросила не успевшего собраться полицейского через себя. Перехватив Джека, фея одной рукой перехватила его правую руку, а другой сделала удушающий приём.

Тут уж не растерялся и пришёл на выручку коллега Джека. Увидев, что напарник попал врасплох, второй быстро перехватил Малефисенту поперёк туловища и оторвал не ожидавшую этого фею от Джека. Тот быстро развернулся и сделал единственное, что было возможно в этой ситуации: отключил женщину лёгким зарядом из электорошокера. Малефисента дёрнулась, отключилась и повалилась бы на землю, если бы Джек не успел её перехватить.

– Боевая дамочка, – проговорил его напарник, когда они вместе с Джеком, отнесли Малефисенту в машину. – Как думаешь, что с ней такое?

– Не наркотики, это точно, она в полном сознании, – ответил Джек. – Поехали, в участке разберёмся.

– А её в больницу сначала не надо? Может, у неё повреждено что?

– С повреждением она вряд ли смогла бы меня завалить, – усмехнулся Джек. – Свен, её, должно быть, похитил кто-нибудь, она сбежала, вот и была малость не в себе.

– А наряд? – не унимался Свен. – Я что-то не часто видел женщин, разгуливающих по городу в ведьмином плаще.

– Кто её знает? – пожал плечами Джек. – Поехали, если что, у нас есть свой дежурный врач.

Машина тронулась с места и осторожно покатила вниз с холма. Малефисента сидела на заднем сидении, низко свесив голову. Она была не совсем без сознания и частично слышала разговор. Как же эти двое ошибаются, пытаясь угадать её прошлое. Они очень удивятся, когда узнают, кого они так лихо и бесцеремонно словили.

========== Глава 17. ==========

Когда машина подъехала к полицейскому участку, уже почти рассвело, а Малефисента пришла в себя. Оценив ситуацию, фея решила, что нарываться не стоит, потому что она не горела желанием загреметь в местный острог, куда её, по предположению, и везли. Машина остановилась, и Джек помог Малефисенте выйти из машины, предварительно надев на неё наручники, помня о недавней потасовке.

– Это излишне, я не собираюсь сопротивляться, – сказала Малефисента, глядя на свои руки с “браслетами”.

– Таковы правила, а зная вас, лучше перестраховаться, – ответил Джек.

– Вы меня совсем не знаете, – бросила Малефисента. Она не собиралась сдаваться. – И что это? – Фея кивнула на двери участка.

– Полицейский участок, будто бы не знаете! – С этими словами Джек и Свен провели задержанную внутрь.

Малефисента с интересом оглядывала помещение. Раз уж бежать, то надо знать, откуда, и куда. Она сожалела, что провалялась в отключке всю дорогу и не запомнила пути. Ничего, магия вернётся, и она найдёт дорогу. Малефисента горестно усмехнулась этим мыслям. Вот именно, когда её магия вернётся?

“Надо бы поскорее, а то портал закроется”. – От этой мысли лёгкий озноб пробежал по коже феи. Она, когда отправлялась, совсем не думала о том, что может не суметь вернуться вовремя. А портал, и без того эфемерный, не мог держаться дольше определённого срока. Малефисента точно не знала, сколько у неё есть времени, но было очевидно, что в обрез. Поэтому она решила пока не сопротивляться и хорошо изучить местные нравы, чтобы потом не тратить время в момент побега.

Тем временем троица остановилась перед дверью кабинета дежурного полицейского. Джек постучал, и, получив разрешение войти, толкнул дверь. Они оказались в небольшой, по меркам Малефисенты, комнате, в которой стояло несколько шкафов, письменный стол с компьютером и принтером. На стене висела пара картин, цветочный горшок на подвеске и большое зеркало в стальной раме. Малефисенте понравилось необычное убранство комнаты, но тут же её взгляд скользнул в другую часть помещения. Там находились две камеры, отгороженные решёткой от остального пространства. В каждой камере стояло по койки, застеленной тёмно-синим покрывалом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю