332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » norman123 » Любовь без памяти (СИ) » Текст книги (страница 10)
Любовь без памяти (СИ)
  • Текст добавлен: 3 ноября 2017, 03:02

Текст книги "Любовь без памяти (СИ)"


Автор книги: norman123






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 14 страниц)

Он осторожно выкладывал все вещи на стол, попутно разглядывая фотографии и прокручивая в памяти те дни, когда они были сделаны. Он лелеял эти воспоминания, понимая, как сильно они ему нужны.

Дверной звонок вернул Алека в реальность, и он, поправив футболку, побрёл в прихожую. И замер, когда распахнул дверь. На пороге стоял Магнус, и его лицо блестело от слёз.

– Что это?! – раздался его дрожащий голос.

Комментарий к Не отпустить

*Снифтер – бокал для коньяка, кругленький, сужающийся кверху, на коротенькой ножке сосуд.

Я прямо чувствую, как вы меня ненавидите за то, что я обрываю главы. Но по-другому я не могу, так что сорри)

Я должна была выложить её вчера, но моё вдохновение такое «нееее, мы напишем Коматоз, но всего 2 страницы, чтобы ты и его не смогла выложить». Говорю же, что оно сука))

Глава бечена, лапа замолила свои грешки, получилось. Но всё равно можете юзать ПБ, если что)

Ваш Норман (и не только, ха) :)

========== Шокирующее воспоминание ==========

Магнус лежал на краю постели и наблюдал за тем, как ещё по-утреннему тусклые лучи солнца пытаются пробиться сквозь светло-серую завесу туч. В комнате было тихо, из-за двери доносились отдалённые звуки работающего телевизора и свист чайника. Магнус глубоко вдохнул и натянул одеяло до подбородка. Он не сомкнул глаза этой ночью, пытаясь привести себя в порядок и унять эту дрожь и безумное желание рвануть к Алеку среди ночи. Где-то на периферии мелькала мысль, что, возможно, утро и правда будет мудренее и его настигнет понимание того, что вся эта ситуация с Алеком безрассудна и поспешна. Вот только солнечные лучи друг за другом пронзали тучи, освещая серый город, а в своих желаниях Магнус не усомнился ни на секунду.

Он прикрыл глаза и представил смеющегося Алека. Эти растянутые в широкую улыбку губы и чуть хрипловатый смех заставляли танцора рвано дышать – настолько было больно видеть их и видеть в них что-то знакомое. Глаза светились, и из их уголков рассеивались лучики морщинок. Магнус улыбнулся и распахнул веки, упираясь взглядом в потолок.

«Пора», – шепнул ему внутренний голос, и он вскочил с кровати.

Уилл сидел за кухонным столом и оторвал голову от газеты – он всегда читал во время приёма пищи – едва Магнус пересёк порог кухни. Он оглядел его пристальным взглядом и кивнул в сторону стула напротив.

– Твой завтрак.

Магнус чуть не застонал от досады. Уилл не мог быть таким, не мог на следующее утро просто взять и приготовить ему завтрак, когда между ними произошёл разлом. Он медленно подошёл к столу и сел на стул, сопровождаемый взглядом голубых глаз.

– Тебе не помешало бы принять душ, – сказал Уилл. – Выглядишь неважно.

Магнус оглядел себя: те же пижамные штаны, в которых он вчера очертя голову бросился за Алеком, были покрыты пятнами грязи, халат запылился. Он подумал, что запах от него исходил тоже не из самых приятных, и, повернув голову к чайнику, в металлическом отражении увидел своё лицо с прочерченными тёмными дорожками слёз и размазанным макияжем.

– Сначала завтрак, – сказал сурово Уилл.

Магнус повернул к нему голову и нахмурился.

– Не надо разговаривать со мной в таком тоне.

Парень вопросительно поднял брови.

– А как мне с тобой разговаривать? Просвети.

Танцор фыркнул и скрестил руки на груди, отворачиваясь к окну.

– Я не хочу есть, – сказал он.

– А чего ты хочешь? – усмехнулся Уилл. – Разберись уже в себе, Магнус. Хватит истерить, хватит метаться между мной и ним.

Магнус тяжело сглотнул и повернулся к парню, глядя на него повлажневшими глазами.

– Я хочу его, – сказал он тихо.

Лицо парня окаменело, он продолжал смотреть на танцора, вглядываясь в каждую черточку лица, но, видимо, уже не видел прежнего своего парня.

– Да, – он медленно кивнул. – Ты предпочитаешь мне, человеку, с которым строил отношения на протяжении почти девяти месяцев, парня, которого знаешь от силы две недели.

– Я знаю его дольше! – выкрикнул Магнус в сердцах, и его тело снова начало дрожать. – Я знаю его, – добавил он тише, – знаю, знаю, знаю…

– Ты сейчас походишь на умалишенного, – голос Уилла казался ядовитым.

Бейн никак ему не ответил, и парень, покосившись в дверном проёме на гостиную, тихо выдохнул.

– Иногда ты звал его по ночам, – сказал он тихо.

– Что?! – Магнус вскочил на ноги. – И ты ничего мне не сказал?

– А что я должен был сказать? – вскрикнул Уилл. – Что ты иногда во сне зовёшь некого Алека?! Это всё смахивает на бред! Ты говоришь, что не знаешь его, зовёшь его ночами, а потом вдруг встречаешь его – это тебе не кажется странным, а?

– Конечно, кажется. Он снился мне очень долгое время.

– Значит, ты тоже кое-что от меня скрыл, – парень поднялся на ноги и подошёл к окну. – Есть ли смысл продолжать этот разговор? Ты не представляешь, как я устал. Я мчался к любимому человеку, а приехал к незнакомцу, – он повернулся к танцору лицом. – Я не узнаю тебя. Где вечно весёлый и жизнерадостный Магнус, которого я полюбил?

– Ты полюбил лишь тень меня, – Магнус покачал головой. – Я не такой, каким тебе казался. Прости.

Уилл взглянул на него из-под ресниц и в два шага преодолел расстояние между ними, притягивая танцора к себе, и тот позволил ему обнять себя.

– Ты уверен, что он – то, что тебе нужно? – спросил он шёпотом.

– Уверен, – ответил Магнус хрипло. – Прости.

Парень резко отстранился и вылетел из кухни. Магнус стоял, боясь пошевелиться, и глядел на недоеденный завтрак на столе. Руки уже не дрожали, дыхание пришло в норму. Даже за окном рассеялись тучи, и яркое солнце осветило город.

***

Уилл куда-то ушёл, пока Магнус принимал душ и приводил себя в порядок, и, когда он вышел из ванной, часть вещей парня уже была собрана. Танцор прошёлся по комнатам, поглядывая некоторые пустующие полки, и решил, что не хочет лицезреть, как бывший бойфренд упаковывает свои пожитки. Он схватился за мобильник и быстро набрал уже заученный номер.

Телефон Алека был отключен. Магнус набирал его раз за разом и всё чаще думал о том, чтобы просто ввалиться в его квартиру, заявить, что он не уйдёт и что бросил своего бойфренда, с которым у них были продолжительные отношения, ради него – парня, которого знал всего несколько недель. И сказать, что это поспешное решение отчего-то совсем не кажется ему ошибочным.

С этими мыслями он ловил такси и направлялся к Лайтвуду. В квартире, впрочем, Алека тоже не оказалось. Или просто он не открывал – Магнус предпочитал не думать о последнем. Он прогуливался вдоль улочек, направляясь к друзьям и разглядывая по пути витрины магазинов и забегаловок. Солнце просто издевалось над ним, паля над головой и отражаясь от снежных сугробов, что лежали вдоль дороги. И от этого слепящего света глаза слезились.

Так что, когда Клэри открыла дверь, Магнус стоял перед ней весь в слезах.

– Что случилось? – она кинулась к другу и крепко обняла, затаскивая в квартиру.

– Это всё солнце, – проворчал танцор. – Я еле различал дорогу, пока брёл к вам. Ты одна? – спросил он, заглядывая в гостиную и попутно снимая пальто.

– Джейс в ванной, – Клэри взяла у гостя пальто и, повесив на вешалку, поманила в гостиную. – Что нового?

– Да-а, всего понемногу, – Магнус потёр шею и опустился на диван. – Подписал новый контракт, начал ходить на вечера поэзии, порвал с Уиллом, купил новый шампунь, который сейчас везде реклами…

– Порвал с Уиллом?! – воскликнула девушка, едва не подскакивая в кресле. – Чт… Когда? Из-за чего?

– Всё это довольно… – Магнус прочистил горло, – сложно. Я не хочу говорить об этом, – он отмахнулся и развалился на диване.

– Но ты в порядке? – осторожно спросила Клэри и поддалась вперёд, неожиданно для танцора заключая его ладони в свои.

– Поверь, я далеко от порядка, – потерянно пробормотал он. – Но Уилл и наш разрыв совершенно здесь не при чём.

Девушка сначала сощурила глаза, а потом выпрямилась и почти пропищала:

– Так это правда?

– Что именно? – терпеливо спросил Магнус.

– Ты и Алек – это правда? – ткнув пальцем мужчине в грудь, по слогам проговорила Клэри.

Он замер перед ней и сдвинул брови к переносице.

– Ты об этом знала? – спросил он тихим тоном.

Клэри отвела взгляд, цепляясь за мебель в гостиной, словно могла в ней найти ответ. Её спас супруг, вышедший из ванной в одних штанах и вытирающий волосы полотенцем.

– Бейн, – безрадостно пробормотал он. – Сказал бы, что рад, но не приучен ко лжи.

– Джейс, – устало прошептала Клэри и потёрла ладонью лоб, словно сгоняя пот.

– Не переживай, – Магнус натянул фальшивую улыбку. – У нас никогда не было хороших отношений, и это норма.

– Ты, кстати, не голоден? – спросила девушка, надеясь, что мужчина не вернётся к теме об Алеке.

– Не откажусь.

– Джейс, помоги, – кивнула она мужу и побрела на кухню.

***

– Он порвал с Уиллом! – прокричала шёпотом Клэри, едва Джейс закрыл за собой дверь. – Немедленно звони Алеку! Останови его!

Блондин нахмурился, но потянулся к телефону, лежащему на кухонном столе. Его большой палец завис над кнопкой вызова, и он взглянул в лицо супруги.

– Думаешь, что Алек решился на процедуру, только из-за того, что у Магнуса кто-то есть?

– Ты знаешь ещё какие-то причины? – возмутилась Клэри.

Джейс приложил трубку к уху и через несколько секунд сбросил вызов.

– Отключен.

– Звони Иззи, – потребовала девушка.

– Так, – Джейс выставил перед собой ладонь, – стоп. Давай сначала подумаем, что будет лучше для моего брата. Я устал видеть его несчастным, а, стерев память, всё станет как до встречи с Магнусом.

– Когда твой брат терпеть меня не мог? – Клэри выгнула бровь и скрестила руки на гуди. – Серьёзно?

Парень устало вздохнул.

– Это всё давно пора закончить. Невозможно тянуть отношения, которые себя изжили.

– Магнус стёр себе все воспоминания об Алеке, – со злостью в голосе проговорила Клэри, – а теперь загляни в нашу гостиную и скажи мне, помогла ли ему процедура избавиться от Алека навсегда? Он порвал с Уиллом, как только Алек появился в его жизни снова. Позволив брату стереть себе память, ты обречешь его на то же самое, через что сейчас проходит Магнус. Так что бери свой чёртов телефон и звони!

Джейс, поглядывая на супругу с усмешкой, забарабанил по экрану и снова через несколько секунд сбросил вызов.

– Отключена, – он выдохнул. – Наверное, уже в клинике.

– И что ты предлагаешь? Сидеть сложа руки?

– Слушай, – сказал Джейс мягким тоном. – Если бы Алек действительно хотел помнить Магнуса и дать им второй шанс, то его бы не отпугнул никакой Уилл. Он устал от всего этого, и по нему заметно.

Клэри выпрямила руки, и они повисли вдоль тела.

– Хэй, – парень притянул её в объятия. – Я знаю, что ты коришь себя за то, что молчала. Но они уже достаточно взрослые люди, чтобы решать самим, что им нужно, а чего они не хотят. Давай оставим всё, как есть?

Клэри взглянула в его золотистые глаза и кивнула, и сильные руки сжали её в согревающих объятиях.

***

Магнус порядком устал ждать. Сквозь плотно закрытую дверь был хорошо слышен шёпот голосов, но слов не удавалось разобрать. Танцор счёл, что подслушивать под дверью, по меньшей мере, некрасиво, поэтому начал прогуливаться по гостиной со скуки. У Клэри была какая-то странная тяга к статуэткам непонятного назначения, формы, текстуры и происхождения – словом, только ей было под силу разглядеть в них искусство.

Телевизор стоял в углу у стены, откуда был выход на балкон, и солнечные зайчики, проникающие сквозь тонкий тюль, скользили по матовому экрану. Магнус подошёл ближе и оглядел стоящий под ним журнальный столик на наличие пульта. Он присел на корточки и начал поочередно раскрывать ящички, надеясь, что поиск пульта не оскорбит хозяев квартиры, учитывая, что они сами оставили гостя скучать в тихой гостиной. Верхний ящик был доверху забит всякими журналами о живописи, а в нижнем аккуратной стопкой лежали диски. Магнус усмехнулся и пробежался по ним пальцами, читая названия боевиков, которые предсказуемо любил Джейс.

Один из дисков привлёк его внимание. Он был в обычной прозрачной пластмассовой коробке, односторонний и с кривой надписью чёрным маркером «Свадьба. Саймон». Магнус нахмурился, вспоминая свой сон, в котором видел Клэри в подвенечном платье, и вытащил диск.

Приближающиеся шаги за дверью на кухню заставили его подскочить на месте, и он, захлопнув ящик, быстро сунул диск во внутренний карман пиджака и встал, делая вид, что разглядывает вид за окном, когда в гостиную вошла Клэри.

– Не против итальянской кухни? – спросила девушка, расставляя тарелки со спагетти на столе. – Джейс вчера экспериментировал.

***

Диск жёг Магнуса все те несколько часов, что он провёл у друзей, и ему почему-то не терпелось его посмотреть. Поэтому, вернувшись в квартиру, он тут же кинулся к телевизору, загружая диск в проигрыватель и нетерпеливо постукивая пальцами по коробке в руках. На экране показалось лицо Саймона, который, судя по всему, и был оператором любительской съёмки и держал камеру, направленную на себя.

– Хэй, Джейс и Клэри, – улыбнулся он широко, и у Магнуса неприятно защекотало под рёбрами – он оборвал контакты с другом очень давно, – я знаю про вашу профессиональную съёмку, – он закатил глаза на слове «профессиональная», – но думаю, что некоторые моменты эти профессионалы всё же упустят. Так что я, ваш лучший друг, решил записать для вас это видео, – он повернул камеру, и в объектив попала Изабель, сидящая у туалетного столика и наносящая румяны на щёки. – Любимая, скажи что-нибудь.

– Джейс и Клэри, – брюнетка посмотрела на камеру через отражение, – я пыталась его остановить.

– Ха-ха, – саркастично бросил Саймон. – Давай же, скажи, что думаешь о сегодняшнем дне.

– Саймон, мне надо готовиться, – Иззи повернулась к нему лицом. – Иди снимать кого-нибудь другого.

Запись перескочила на другой кадр и показала стоящего со сложенными на груди руками взрослого мужчину, одетого в не до конца застегнутую рубашку и брюки, с едва проступающей лысиной и грозно смотрящего куда-то за кадр.

– Давайте же, мистер Лайтвуд, – послышался голос Саймона. – Ваш сын женится.

– И после этого ты дашь мне спокойно одеться? – спросил с надеждой в голосе мужчина и вздохнул, видимо, получив кивок от парня дочери. – На свою следующую свадьбу, сынок, – сказал он, переведя взгляд в объектив, – я имею в виду, серебряную или золотую, – поправил он себя, когда Саймон за кадром недовольно фыркнул, – надеюсь, что на твоей следующей свадьбе с Клэри не будет любительской съёмки, – закончил он и подошёл к двери, выпроваживая парня. – А теперь тебе пора.

Магнус улыбался, глядя на недовольное лицо мужчины и подмечая в нём некоторые черты Алека, когда на экране появилась женщина.

– Дорогие мои Джонатан и Кларисса, – сказала она звонко. – Я рада, что вы нашли друг друга, – она счастливо улыбнулась. – Джейс, – обратилась она, и её голос дрогнул. – Я так горжусь тобой, сынок, – она всхлипнула, – будь счастлив, пожалуйста, это всё, о чём я прошу, а ты, Клэри, оберегай моего мальчика.

– Ох, Мариза, – выдохнул Саймон и, переведя камеру так, чтобы захватить их обоих, улыбнулся в объектив, обнимая женщину и кладя её голову себе на плечо. – Слышала, Клэри, не смей обижать нашего крошку Джейса.

Магнус негромко рассмеялся. А когда на экране появилось знакомое лицо, подавился воздухом. Алек стоял, скрестив руки на груди, совсем как отец, и сверлил взглядом парня за камерой.

– Я всё ещё не понимаю, почему ты носишься тут с камерой, когда есть профессиональная съёмка, – сказал он, хмуря брови.

– Потому что они сухие чурбаны, а я хочу снять что-то милое и домашнее. Ну давай же, всего два слова, – попросил Саймон.

– Не просри всё, Джейс, – буркнул Алек. – Сойдёт?

– Ох, какой же ты чудесный шафер, – пробурчал ему в тон Льюис. – В своей речи то же самое скажешь?

Алек улыбнулся и вытащил из кармана брюк сложенный лист бумаги.

– Всё продумано, – он помахал им перед камерой и всунул обратно в карман, не замечая, что тот опасно торчит наружу, грозясь в любой момент выпасть.

– А где твой горячий парень? – спросил тогда Саймон. – Прячешь его там?

Магнус напрягся всем телом, чувствуя укол ревности. Алек тем временем оглянулся за спину, где была дверь в отведённую специально для шафера комнату, и ухмыльнулся.

– Да, – ответил он. – Ты нас оторвал от занятия диким сексом. Слышишь, Джейс? – он посмотрел в объектив камеры. – Мы занимались этим и на твоей свадьбе тоже.

– Это что, какой-то челлендж, про который я не в курсе? – усмехнулся Саймон. – Или ты про тот раз, когда Джейс застукал вас у себя в ванной? О, Клэри мне рассказывала! У вас просто крыша поехала, парни.

Алек смущенно улыбнулся и потёр шею.

– Ладно, возвращайся к своему сногсшибательному мужчине, – пробормотал Саймон, и картинка снова переключилась на другой кадр.

Теперь это была церемония. Магнус замер. По проходу шла Клэри в том самом платье, которое он видел во сне, вокруг всё было украшено так же, как во сне. Саймон, видимо, снимал со стороны стульев, стоящих по бокам от прохода, поэтому Магнус мог видеть лишь половину помещения. И этим помещением был тот самый шатёр с яркими гирляндами и белыми цветами, что он видел во сне. Колени как-то сами подкосились, и он осел на пол, держась за подлокотник рядом стоящего кресла.

Сама церемония была красивой, а потом началось торжество. Магнус взял пульт и принялся мотать, так как не был уверен, что выдержит, если увидит Алека с кем-то другим. Но остановил перемотку, когда на экране показался знакомый силуэт, и его сердце рухнуло куда-то вниз. Алек танцевал. Танцевал, держа в руках кого-то. Кого-то, как две капли воды похожего на Магнуса.

Он смотрел на Магнуса влюблённым взглядом, и Магнус смотрел на него точно так же.

– Ты только глянь на своего брата, – усмехнулся голос Саймона за камерой. – Влюблён по уши.

Послышался смех Изабель.

– Как и Магнус, – сказала девушка.

– Теперь мы знаем, чья свадьба будет следующей.

Камера задрожала и резко дёрнулась в сторону, словно Саймона кто-то толкнул.

– Нет-нет, любимая, конечно, следующей будет наша, – затараторил Саймон, но Магнус его не слушал.

В объектив камеры всё ещё попадали они с Алеком, только теперь уже просто прижавшиеся друг к другу лбами.

Магнус подскочил на ноги. Он и не заметил, в какой момент на глаза нахлынули слёзы, но теперь квартира плыла, а ноги были ватными и непослушными. Тот сон вдруг ударил по нему так сильно и чётко, что он вспомнил то, чего по сути никогда не было. Их с Алеком секс в номере отеля, где они готовились к церемонии, речь шафера, а потом… предложение Алека жить вместе.

Это не могло быть правдой. Это никогда не происходило в реальной жизни.

Трясущимися руками он вынул диск из дисковода, схватил пальто и выбежал на улицу. Мороз к вечеру усилился, небо заволокло серыми тучами. Магнус сжимал в руках пластмассовую коробку с диском, совершенно потерянным взглядом уставившись перед собой.

– Приехали, – сказал ему таксист, остановившись возле уже знакомого дома.

Магнус расплатился и вышел из такси. Весь остальной путь он не помнил. Влажная пелена застлала ему глаза. В себя его вернули трель дверного звонка и следующие за ней звуки шагов. Дверь распахнулась. Магнус протянул руку с диском.

– Что это?!

Комментарий к Шокирующее воспоминание

да, ребята, вы меня ненавидите) нельзя так обрывать, но что я могу поделать? моя муза такая «I don’t give a fuck» на все мои претензии к ней. я ничего не буду обещать, но постараюсь вскоре выложить продолжение, а пока у меня к вам просьба.

в общем, собрались как-то авторы нашего фандома и решили создать группу. так и сделали, и теперь мы приглашаем вас к себе, мы только начали и надеемся, что вам у нас понравится)

https://vk.com/chrysalis_rwu

P.S. не отбечено, так что ПБ к вашим услугам)

========== Вспомнить всё ==========

– Диск, – прохрипел Алек, переводя взгляд с корявого Саймоновского почерка на лицо Магнуса.

Это был самый идиотский ответ, который когда-либо приходил ему в голову.

– Ты знаешь, что именно я имею в виду, – сказал Магнус срывающимся голосом.

Алек оглядел подъездную площадку и отошёл в сторону, приглашая мужчину в квартиру.

– Поговорим внутри?

Магнус кивнул и переступил через порог, стремительно направляясь в гостиную и замирая посередине. Алек стоял за его спиной и внимательно наблюдал за направлением его взгляда: скользнул по дивану, на котором лежала пустая коробка, и перекочевал на журнальный столик, который был усыпан их общими и его – Магнуса – вещами.

– Это мой кафф? – спросил мужчина, осторожно поднимая блестящее в свете люстры украшение. – Откуда он у тебя? – и резко развернулся.

Алек выдохнул, собираясь с мыслями, пытаясь подобрать слова, с которых можно было бы начать. Магнус тем временем снова обернулся к столу и подхватил рубашку, аккуратно сложенную рядом с бижутерией.

– Алек, – прошептал он, – я не понимаю.

Парень подошёл ближе и встал рядом. Диск, ещё минуту назад находящийся в руках танцора, теперь лежал на столе, и он взял его в руки, потирая подушечками пальцев прозрачную коробку.

– Как он оказался у тебя? – спросил он у Магнуса, продолжавшего сминать рубашку в руках, словно не веря, что эта вещь принадлежит ему.

– Я взял его у Клэри.

– И она позволила?

Магнус резко развернулся и посмотрел на парня исподлобья.

– Нет, я взял сам, но сейчас не об этом речь.

– Да-да, – Алек вздохнул и устало потёр шею. – Ты не хочешь чаю? Или что-нибудь покрепче?

– Я ничего не хочу, Александр, кроме твоих объяснений того, какого чёрта на этой записи мы с тобой ведём себя, как влюблённые, – прошипел Магнус. – Ты и я… там… ты обнимаешь меня, целуешь….

Алек сделал шаг навстречу и осторожно обхватил танцора за плечи.

– Успокойся, – попросил он тихо и ласково. – Присядь, – надавив, заставил опуститься на диван и сел рядом. – Я тебе всё объясню, только сначала тебе нужно успокоиться. Ты весь дрожишь.

Магнус непонимающе нахмурился и перевёл взгляд на свои руки. Пальцы тряслись, и он, задохнувшись, начал дышать ещё чаще, и слёзы покатились из глаз снова, наполняя ещё не высохшие ручьи на щеках.

– Хэй, я здесь, – мягкий голос Алека заставил посмотреть в голубые глаза. – Я с тобой.

Парень притянул танцора в объятия, и тот ухватился за его плечо, как утопающий за спасателя.

– Это точно я? – спросил он надрывно. – Может, это двойник, а ты, как в какой-то мелодраме, пытаешься заменить его мной? Что происходит? Почему я вдруг помню то, чего никогда не было? Алек, почему?

Алек горько усмехнулся в его волосы и глубоко вдохнул, перед тем как начать.

– Всё записанное на диске – абсолютная правда, и это наше прошлое, – Магнус поднял голову, чтобы видеть глаза парня. – Подожди-ка, – Алек встал, отстраняя от себя руки танцора, который не хотел его отпускать, и на пару минут скрылся в кухне, а потом вернулся оттуда с двумя кружками и наполовину полной бутылкой виски. – Вот, пей, – сказал он приказным тоном, протягивая одну наполненную кружку.

Бейн ухватился за неё двумя руками и жадными глотками опустошил. Алек усмехнулся про себя и наполнил ещё раз, а после уселся рядом и взял свою кружку, прокручивая её в руках и пытаясь подобрать слова.

– Ты когда-нибудь слышал об удалении воспоминаний? – спросил он, переведя взгляд на Магнуса.

– Нет, – ответил тот и тут же задумался, но промолчал.

– Существуют такие клиники, – Алек сделал глоток и поморщился, когда алкоголь обжёг рот и горло. – Ты платишь, а они могут стереть определённые воспоминания. Им даже под силу удаление человека из жизни, – усмехнулся он горько и снова глотнул виски.

Теперь алкоголь пронёсся по телу горячей волной и мягко ударил в голову. Алек смотрел на свои длинные пальцы, которыми обхватывал кружку, и кусал онемевшие и будто бы опухшие губы – так на него действовал алкоголь. Сознание накрыло тёмной тучей, предвещающей скорый дождь, а пока опасливо застелившей собой ясное небо.

– Т-ты стёр меня, – прохрипел Алек, глядя в одну точку и стараясь унять чёртов дрожащий голос. – Удалил все воспоминания.

– Почему я так сделал? – спросил Магнус еле слышно.

Парень повернул к нему голову и встретился взглядом с золотисто-зелёными глазами, глядящими на него с огромным чувством вины, непонимания и… нежности?

– Я виноват, Магнус, – сказал он сокрушенно и вновь отвёл глаза. – Ты всегда был таким ярким, таким недосягаемым, мне казалось, что я тебя недостоин. Это всё моя неуверенность, моя убеждённость, что ты достоин большего. Ты достоин кого-то вроде Уилла.

– Но Уилл мне не нужен…

Алек помотал головой и снова приложился к кружке губами.

– Всё началось с этого спектакля. «Жизель». Твой скорый отъезд и тур по Европе были вопросом времени, в них никто не сомневался, учитывая успех спектакля. А я как дурак злился всё больше, между нами повисло недопонимание, чего раньше не было. Мы начали всё чаще ссориться.

– Ты не хотел, чтобы я уезжал в тур? – удивился Магнус и придвинулся к парню ближе, внимательно вглядываясь в его лицо.

– Нет, – Алек презрительно фыркнул на себя, – я боялся. Боялся, что ты встретишь там кого-то, поймёшь, насколько я посредственный, и бросишь меня. Я так сильно этого боялся.

Магнус отвернулся и сделал глоток, а потом потянулся к фотографиям, стопкой сложенным на столике. Первая показывала его сонного, лежащего в ворохе подушек и одеял, щурящегося и показывающего язык, по-видимому, Алеку, фотографирующему его.

– Это была твоя первая ночь в моей квартире, – прошептал Алек, глядя не на Магнуса или снимок, а в дальнюю точку, и отпил виски. – Ты так причитал, когда я разбудил тебя утром.

Танцор выдохнул и отложил снимок на стол. На следующем они были уже вдвоём: Магнус обхватил Алека за шею и прижался губами к его щеке, но смотрел в камеру и чуточку улыбался, в то время как Алек хмуро глядел в сторону.

– Эта первая фотография, которую ты выложил в свой инстаграм, – пояснил Алек. – В тот же день ты заставил и меня его завести и репостнул её с моего аккаунта. Тогда на меня и слетелись все твои фанаты.

– Ты выглядишь здесь недовольным, – сказал тихо Магнус, подушечками пальцем скользя по глянцу фотографии и откладывая её в сторону.

– Ещё бы, – усмехнулся Алек. – Ты знал, что я не люблю фотографироваться, но тебя это не волновало. Ты сказал, что «просто обязан похвастаться таким сладким хмуриком».

Губы Магнуса дрогнули в подобии улыбки, но тут же сжались, едва взгляд скользнул по следующему снимку.

– Свадьба Клэри и Джейса, – выдохнул он.

Их, видимо, фотографировал Саймон или, возможно, Изабель, так как именно они сидели с той стороны, когда Магнус и Алек танцевали. Магнус видел их в такой позе в Саймоновом видео: обнявшие друг друга, глаза в глаза и лбом ко лбу.

Алек резко встал на ноги и взъерошил волосы, отходя на пару шагов, чтобы перевести дыхание.

– Я тогда… – начал он.

– …предложил жить вместе, – перебил его Магнус, подняв на него взгляд. – Я помню это.

Алек застыл на месте, и его голубые глаза заметно округлились.

– Ч-что…

– Мы танцевали, – сказал Магнус, голос его дрогнул, – ты читал мне стихотворение, ты держал меня крепко, ты целовал, а потом была речь шафера, и я помню, как ты спустился со сцены, подлетел ко мне и сказал, что больше не хочешь ни дня проводить вдали от меня.

Он говорил всё быстро, спешно, словно автоматная очередь, и громко вдохнул, когда закончил – воздух в лёгких кончился – и захлебнулся этим вдохом. На глаза набежали слёзы, горло сдавило металлическим ободком.

– Я помню, Алек, я помню это, – добавил он тише.

Алек резко вздохнул, только сейчас замечая, что затаил дыхание, и лёгкие обожгло кислородом.

– Ты помнишь что-то из нашего разрыва? – спросил он.

Магнус отрицательно замотал головой и провёл ребром ладони по щекам, сгоняя слёзы.

– Тебе предложили работу в Американском театре балета, – сказал Алек сдавленно, словно бы эти слова могли причинять ему физическую, осязаемую боль. – Это было нашим шансом, но я всё испортил.

– Что ты сделал? – спросил Магнус, сквозь пелену слёз различая размытый силуэт парня.

– Я сказал, что нам лучше расстаться, чтобы не портить друг другу жизнь, – Алек произнёс это твёрдо, голос не подвёл. – В последнее время мы только и делали, что ссорились и спорили. Я ревновал тебя к твоему образу жизни, мне хотелось, чтобы ты был лишь моим. Я боялся, что однажды ты решишь, что я слишком скучен для тебя.

– Ты действительно хотел расстаться?

– Чёрт, нет! – выкрикнул в сердцах Алек. – Я никогда не хотел этого, но думал, что, если отпущу тебя, будет легче, чем если ты сам бросишь меня.

– И мы расстались? – спросил Магнус. – Мы расстались из-за этого?

– Нет, – Алек помотал головой. – После наши отношения резко ухудшились, но мы продолжали жить вместе, пока не случился тот приём.

Парень вздохнул и накрыл лицо ладонями.

– Я сорвался и наговорил тебе всякого прямо там, на глазах у всех твоих друзей и коллег, – сказал он, отведя ладони от лица и глядя Магнусу прямо в глаза. – Сказал, что ты эгоистичен, что ведёшь себя вызывающе, что… – он запнулся и помотал головой. – Я повёл себя как кретин и мудак. А ты просто стоял и смотрел на меня, кажется, не веря, что я могу с тобой так поступить. А потом прошептал мне на ухо, что, возможно, тебе и правда стоит выбрать балет и яркую жизнь, а не меня.

В гостиной повисло молчание. Алек смотрел на Магнуса и видел в его глазах растерянность, непонимание и боль. Такую необъятную, что практически ощущал её на расстоянии.

– Мы расстались после этого? – спросил он. – Ты меня бросил? Ты вообще любил меня? – голос танцора дрожал.

Он поднялся на ноги и отошёл на несколько шагов, становясь за спинкой дивана, создавая преграду между собой и Алеком. Алек отчётливо расслышал, как над головой грянул гром и сверкнула молния – предвестники скорого дождя.

– Прости меня, – прошептал парень и позволил первой слезе упасть с кончика ресниц. – Я был так глуп, так слеп, я не видел твоих чувств, я не хотел их замечать, всё корил себя за то, что не соответствую тебе, а потом… – его голос сорвался, – ты ушёл, – сказал он, словно только сейчас осознал, – ты просто собрал вещи и ушёл, оставив после себя только это, – он махнул рукой на журнальный столик, – и боль.

Алек провёл ладонями по глазам, и они покраснели от силы, с которой он надавил на веки.

– Я искал тебя, но твоя прежняя квартира была пуста. Номер был отключен, Катарина – недоступна. Я вдруг потерял тебя. Тебя не было нигде. Я даже не задумывался до расставания, насколько это будет невыносимо – совсем не видеть тебя.

– Мы с тобой виделись до моего отъезда? – спросил Магнус.

– Нет, – Алек покачал головой.

– А как же Катарина и Рагнор? Они тоже тебя не помнят?

– Они не стирали память, если ты об этом. Все вокруг тебя притворяются, потому что ты так попросил.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю