290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Hogwarts or I'm a sorceress (СИ) » Текст книги (страница 4)
Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 05:00

Текст книги "Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)"


Автор книги: Кили-Фор






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 19 страниц)

Видя эту картину, гриффиндорка улыбается и садится рядом с Гарри, который как и Гермиона с Роном, видели эту картину. Посмотрев на друзей, которые тоже улыбались и радовались воссоединением старых друзей, она взглянула на какое-то грустное лицо брюнета. Вздохнув, выдыхая всё напряжение, шатенка положила свою руку поверх Поттера и сжала. Ведь всем нужна поддержка, а этому парню тем более.

========== Глава 7 или “Воспоминания”. ==========

Проходит неделя после возвращения в Хогвартс. Всю ту неделю Лекса пыталась учиться нормально, но с Амбридж учиться не получается. Ведь каждый день эта женщина все больше и больше командовала, Филч по её указаниям вывешивал новые правила, которым никто не следовал. Лексу это нервировало, из-за чего время от времени она пропадала в комнате, думая над этой всей ситуацией, забывая выполнять домашнюю работу. Ко всему прочему её друзья каждый вечер куда-то пропадали и появлялись ближе к ночи, опять. Также, как выяснилось позже, Поттер начал ходить на какие-то дополнительные занятия к профессору Снейпу, с которых он приходил выжатый, как лимон. Не понимая, что происходит со всеми, шатенка попыталась снова расспросить своих друзей, но те молчали. И у Лексы появлялись вопросы, на которые у неё нет ответов, что было ещё хуже. Она даже писала родителям, но те ничем помочь не смогли.

В один вечер, возвращаясь в гостиную после дополнительного занятия по трансфигурации, а девушке они в последнее время были нужны, Лекса шла, задумавшись о своем. Заворачивая за угол, зеленоглазая остановилась, будто её кто-то толкнул, подняла взгляд и увидела как на одной из стен появилась большая деревянная дверь, в которую входила Полумна, девушка с Когтеврана, и Невилл. Хлопая ресницами, Алекса не верила своим глазам, ведь этой двери тут не было, сколько она здесь не ходила. Ребята вошли в открытую дверь, и зеленоглазая смотрела, как дверь уменьшается и исчезает. Оглядевшись, Лекса подошла к стене и на всякий случай дотронулась до неё, твердо, стена как стена, и больше ничего. Нахмурившись, шатенка отошла от стены и, тяжело вздохнув, развернулась и направилась в гостиную.

Через пару дней история повторилась. Лекса шла из библиотеки, читая на ходу книжку, ведь через пару дней надо писать эссе, и поэтому нужно было готовиться. Идя по коридору, а вблизи никого, подняв взгляд, чтобы посмотреть, куда она шагает, Лекса увидела Джинни и Лавгуд, которые стояли около одной из стен, явно что-то ждали. Появилась дверь, и, оглядевшись, двое девушек вошли в неё. Алекса, после того, как девушки скрылись за дверью, подошла к пустой стене и внимательно на неё посмотрела. Оглянувшись, она поняла, что здесь одна. Улыбнувшись, она подумала, что сама очень сильно хочет узнать, что за той дверью. Постояв пару секунд, девушка скинула с себя наваждение и развернулась. Услышав какой-то звук за спиной, Лекса повернулась обратно и увидела ту самую дверь, которую пару минут назад видела.

Протянув руку к ручке, Фишер толкнула дверь и увидела освещенную комнату с зеркалами, а посреди помещения стояли ученики с разных факультетов, размахивая палочками и выкрикивая какие-то заклинания. Но услышав, что кто-то пришел, даже не посмотрели в её сторону.

– Невилл, ты что-то долго, – проговорил Поттер и повернулся, будучи уверен, что там стоит Лонгботтон, но, увидев совсем не его, замолчал, сделав виноватое лицо.

– Что здесь происходит? – спокойно спросила она и посмотрела на всех, которые услышав вопрос, развернулись, увидели Алексу. Так как и остальные думали, что Невилл опять опоздал, но, увидев свою знакомую, они посмотрели на Гарри, который молчал.

– Лекса! – заявил Джордж как-то нервно и улыбнулся уголком губ, – Как дела?

– Замечательно! И вы скрывали это от меня?! Гарри… – она посмотрела на брюнета и, скривившись от наступающей обиды, продолжила, – я думала, мы друзья. – закончила она и, быстро развернувшись, выбежала из выручай-комнаты, пытаясь сдержать слезы от такого подвоха.

А ведь Лекса считала, что они друзья, конечно, не такие близкие, как хотелось бы, но все же. Можно было и сказать, что они практикуют магию. Но нет, Поттер и его друзья решили умолчать. Вот только никто, видно, не подумал, что девушке тоже нужна практика в Защите от Темных Искусств. Она надеялась на то, что празднуя Рождество вместе, они станут доверять друг другу, но видно «золотое трио» решило по-другому, и сейчас шатенке было за это обидно. Ведь она думала, что они доверяют ей, но не так, как хотелось бы, раз молчали. Да и остальные не лучше, тоже молчали. А близнецы Уизли, с которыми она сдружилась лучше, чем с остальными, тоже приняли сторону Гарри, решив молчать. От понимания этого, на глазах появлялись слезы, которые не переставали капать на пол. Нет, конечно, Алекса понимала, что ей так быстро не удастся завоевать доверие всех, ведь она приехала в школу только в этом году, да и почему раньше не пыталась узнать, было для многих загадкой, ведь кроме Поттера, директора и ещё пару человек, никто другой всю правду не знали. Но все-таки начали же с ней общаться, а тут такое.

Пересекая бегом один за одним коридор, Фишер, не видя куда бежит, рассчитывая на свою память, в кого-то врезается, отчего у неё с грохотом падает книга. Подняв взгляд, шатенка хлопает глазами, чтобы оставшиеся слезы скатились по щекам, и видит профессора Снейпа.

Тот стоял неподвижно. Да и вообще профессор тут стоял, думая о своем, пока в него самым наглым образом не врезались, как в стенку. Увидев мисс Фишер, Северус взглянул в её заплаканные зеленые глаза, на несколько секунд подумав, что перед ним стоит его старая знакомая, до боли знакомая. Встряхнув головой, он понял, что это не она, так как та давно умерла, да и Лекса на неё не похожа, может только глазами, да и то, цвет немного другой. Приподняв бровь, когда мысли собрались в одно целое, Снейп строго посмотрел на гриффиндорку.

– Мисс Фишер, что вы тут делаете?

– Простите, профессор. Иду в гостиную.

– Я могу поинтересоваться: в чью? – спрашивает он усмехаясь, видя как девушка в растерянности оглядывается, после чего поднимает книгу с пола и, ещё раз извинившись, уходит.

Поняв, что каким-то образом Лекса оказалась в подземелье слизеринцев, она быстро извинилась и ушла, вытирая слезы. Возвращаться в гостиную ей не хотелось, потому что было обидно, да и пока видеть их ей тоже не хотелось. Поэтому, поднявшись на четвертый этаж, Алекса подошла к окну и взглянула на сияющую луну. Она так и звала к себе, притягивая своим светом. Звезды было плохо видно, но они на небе были, и это ей не мешало. Сев на подоконник, шатенка наколдовала себе альбом и ручку, после чего нашла чистый лист и начала рисовать, выводя замысловатые линии, понимая, что в такие моменты лучше не рисовать, так как рисунки получаются темными и грустными, но иногда они выходили даже ничего. Вышел неплохой рисунок: озеро на темном фоне, черная вода, над озером сияет желто-белая луна, а рядом было огромное количество маленьких точек, которыми были звезды. Тяжело вздохнув, Лекса с грустной улыбкой посмотрела вниз. На небольшом холме стояла маленькая хижина, так казалось с высоты, лесничего Хагрида, с которым девушка не успела познакомиться, так как, когда они пришли на Уход за магическими существами, им сказали, что преподавателя нет, и его будут заменять. Так она с ним и не познакомилась. Зато на Рождественских каникулах Рубеус вернулся, но пока не преподавал.

Усмехнувшись, гриффиндорка слезла с подоконника и подставила альбом к лунному свету, перевернув страницу, Алекса увидела лица «золотого трио», нарисовала она их ещё тогда, когда они были на площади гриммо. Закрыв художества, шатенка пошла в сторону башни Гриффиндора по-прежнему с грустной улыбкой на лице, да и чуть-чуть успокоилась. Понимая, что сегодня она только хочет лечь в кровать и уснуть.

За прошедшие три дня Алекса ни разу не поговорила с одногруппниками. Избегала их, проходила мимо, делая вид, что не видит их, а когда те хотели поговорить, собиралась и уходила. Сидела допоздна в библиотеке, но сначала ходила на занятия по Трансфигурации, которые ей были в последнее время необходимы, и поэтому договариваясь с Макгонагалл, девушка была этому рада, хоть какое-то время отвлечься, не угнетая себя разными мыслями. Да и о друзьях думать как-то не хотелось, потому что до сих пор было обидно, но оказавшись одна, Лекса понимала, что это очень скучно. Да и в старой школе у неё всегда были друзья, поэтому она не чувствовала себя одинокой. А тут уже третьи сутки, да и она понимала, что сама ведёт себя нехорошо, но ничего с собой поделать не могла. Ко всему прочему Амбридж начала вызывать к себе учеников и поить чаем, в котором была сыворотка правды, пытаясь узнать, что задумал Поттер. Об этом говорила Пэнси, у которой рот не закрывался, и поэтому многие учащиеся знали это, а другие нет. К тому же, Фишер тоже вызывали и для правдоподобности сделала глоток, но его не проглотила, и не считая обиды, друзей она не выдала, сказав что не знает, хоть это была и ложь. Ведь ребята тренировались во благо всем, ну почти. Хоть что-то да и выучили. За это шатенки было обидно больше всего, ведь могли позвать и её, ей же тоже нужна практика, но они решили умолчать, ведь они один сплоченный коллектив и посвящать туда одну волшебницу, которая только узнала о существовании волшебного мира, пока не стоит. А ведь Дамблдор попросил их с Гарри присматривать друг за другом, или это обращалось только Алексе? Кто же сейчас поймет.

И сегодня, когда девушка приняла решение извиниться, поговорить и наладить отношение, она шла из библиотеки, улыбаясь тому, что поступает правильно, и это можно было сделать и раньше, но гордость берет свое. Да и чтобы получить ответы, нужно не бояться задавать вопросы.

Шагая по коридору, шатенка витала в раздумьях, держа в руках учебник по трансфигурации, как услышала какой-то шорох с боку, как раз в том углу, где было темно и если там кто и стоял, то его не было видно. Остановившись, Лекса посмотрела в ту сторону и ничего, точнее никого, не увидев, продолжила свой путь, прислушиваясь к звукам. Как она и ожидала, сзади послышались шаги. Усмехнувшись, так как зеленоглазая поняла, кто там стоял, быстро достала палочку из кармана мантии и развернувшись, подставила её к горлу парня.

– Привет, – усмехнувшись, сказал блондин и сделал шаг назад, понимая, что уже Фишер не напугать, да и зачем, раз она его вычислила.

– Малфой, тебе чего? – спросила шатенка, убирая палочку в карман мантии.

А ведь девушка сразу поняла, что там стоял слизеринец, ведь только в его голову могло прийти такое, чтобы напугать Лексу. Да и никто другой туда вставать не будет, ведь пугать то некого, все свои. А ради забавы, даже близнецы Уизли придумают что-нибудь лучше, вместо того, чтобы прятаться в темном углу.

– Просто поздороваться. А что, нельзя?

Фишер приподняла бровь, понимая, что «слизеринскому принцу» что-то нужно, ведь просто так он ничего делать не будет. Да и вообще Драко Малфой просто так здороваться не будет, ведь зачем ему это, да и не надо. Если, конечно, парню что-то нужно, то и тогда он может сделать так, как ему хочется, но без всяких там слов.

– Нельзя. Тебе что-то нужно, – проговорила она, идя по коридору дальше. Услышав, что парень пошел за ней, она улыбнулась, так как была права – ему что-то нужно.

***

Девушка кивнула и вместе со слизеринцем прошла в какой-то кабинет. Остановившись около первой парты, Лекса посмотрела на блондина, который встал к ней спиной. Сам же парень о чем-то думал, собирая мысли в одно целое, так как не ожидал, что Фишер врежется в него, когда он думал о ней, чтобы поговорить. Тишина затягивалась, Алекса не знала, что хочет сказать парень, но и сама не начинала разговор, не зная о чем пойдет речь. Но через пару секунд Драко повернулся и посмотрел на шатенку, в глазах которой отчетливо видно, что она ничего не понимает.

– Как плечо?

– Что? – Фишер не ожидала такого вопроса, поэтому нахмурилась, смотря на Малфоя, который стоял спокойно, – Это не твоё дело.

Драко сделал шаг вперед, оставляя расстояние между ними в два шага. Лекса по инерции отступила на шаг, хмурясь больше, ведь ситуация меняет обороты, и ей это не нравится.

– Не думаю. Я видел тебя и точно могу сказать, что у тебя шла кровь.

Фишер не поверила своим ушам, но где-то в глубине души понимала, что она тогда и не дошла до башни Гриффиндора и значит, что её кто-то видел, и даже помог. И то, что блондин видел её, а может даже и помог, в голове просто не укладывалось. Да и она об этом не думала, ведь только и могла, что спать. Значит то, что произошло несколько дней назад для неё останется, пока, тайной.

– Что ты хочешь от меня?

Над этим разговором Малфой думал долго, все пять дней, пока Лекса лежала в больничном крыле, не находя себе покоя. Ведь было интересно, что такого произошло, отчего вполне здоровая девушка упала в глубокий обморок, да так, что из плеча пошла кровь, которая сначала появилась на мантии. Конечно, в первую минуту Драко с Блейзом стояли, как вкопанные, смотря на бледное лицо гриффиндорки, а на полу появлялась багровая лужица, к тому же на тыльной стороне ладони был виден кровавый шрам. Но когда они, наконец-то, совладали с собой, то сразу, хотя девушка была из гриффиндора, слизеринцы решили помочь. Забини отправился за мадам Помфри, а блондин остался с девушкой. Но когда её положили на кровать, уже в больничном крыле, они с Блейзом заметили, что белая простынь, да и сама мантия, были чистыми и никаких признаков крови. Тогда переглянувшись с другом, Малфой задумался об этом, зная, что должен выяснить, что за штуки такие происходят с этой шатенкой. К тому же Забини тоже хотел узнать правду, но прогулять урок зельеваренья не мог, в отличие от блондина.

И вот сейчас стоя и смотря на девушку, слизеринец понимал, что беседа идет, пока, по плану.

– Правду, Фишер.

– Ага, так я тебе и сказала. Почему ты решил, что я буду откровенничать? Я тебе кто, подруга?!

Драко усмехается и делает ещё один шаг, видя, как Лекса отступает назад к стене, где её ждет тупик. Сделав последний шаг, парень оставляет пару сантиметров между ними, преграждая ей путь. Малфой смотрит на неё и замечает, что цвет кожи прежний, а не бледный, как пару дней назад, волосы, завивавшиеся в большие локоны, были в неком беспорядке.

– А давай дружить?

Алекса поднимает на него взгляд, смотря на лицо, но не в глаза, и хлопает ресницами, не веря своим ушам уже во-второй раз. Да и расстояние между ними маленькое, отчего не очень удобно смотреть на парня, а руки, как назло, были прижаты к стене от этого даже его не оттолкнешь. «Что сейчас сказал этот парень?! Он предложил дружить мне?! Что ему нужно?» – задавалась вопросами девушка, реально не понимая, какой правды от неё хотят. Ведь она ничего не помнит, кроме того, как упала тогда в коридоре.

Блондин видит в её зеленых глазах удивление, растерянность и задумчивый взгляд, который блуждает по его лицу, отчего шатенка выглядит смешно, вызывая у него смешок. Ну, да, ведь не каждый слышит эти слова от этого парня, ведь он выбирает только избранных, своего круга. Но ведь Алекса не та, которая ему нужна. Ведь ему нужна только правда, которую она не знала. Так ведь?

Посмотрев в его серо-голубые глаза, Алекса поняла, что в них один только холод и предложение не может быть правдой.

– Нет.

***

Удивлению парня тогда было таким, что он думал над её ответом в Рождество. Ведь поверить в то, что второй волшебник отказывает ему в дружбе, да и к тому же эти двое с гриффиндора. А ведь между Малфоем и Фишер началось, практически, также, как и с Поттером, со стычек и продолжалось колкими фразами, только девушка была умнее и делала вид, что блондина просто нет. Да и Малфой, чтобы узнать всю правду, пересмотрел свое отношение к шатенке, ведь кроме той информации, которую он нашел на неё, ничего такого, что было связного с плечом. Только то, что её бабуля вышла замуж за маггла. И то, что произошло, очень сильно засело в его голове, и поэтому он предложил ей дружбу, на которую получил отказ. После этого он не стал сдаваться, он пытался с ней общаться, но она молчала, смотря на него, как на больного. Ведь он на протяжении первых месяцев говорил только гадости и ничего больше. Нет, конечно, Алекса понимала, почему это произошло с блондином, но точную информацию, которая нужна ему, не знала, да и если бы знала, все-равно не сказала бы.

Да и после того разговора, все пошло против шатенки. Мало того, что что-то скрывали друзья, так ещё лез с разговорами слизеринец. Также, опоздав на урок по Зельеварению, Лексу поставили в пару с Малфоем, так как в тот день не было Забини, который умотал по каким-то делам домой, так ещё и Паркинсон заболела, отчего блондин остался без пары. И вот в знак наказания на урок, ей сказали, что работать тогда она будет с Драко, что, конечно, радости в девушке не вызвало.

И вот сейчас, идя по коридору, парень думал, где он прокололся, отчего ему сразу задали вопрос. Хотя все, кто знает этого парня, знают, что просто так он ни с кем мило беседовать не будет, кроме близких друзей. Да и Фишер, девушка неглупая.

– Все тоже.

– Малфой, – Лекса остановилась, строго посмотрела на парня, – Я же сказала – нет.

– Почему? Я же тебя не гулять зову.

– Я бы все-равно отказалась, – заявила она, понимая, что от прогулки бы не отказалась, но не в компании надоедливого слизеринца, а с кем-нибудь из знакомых, да хотя бы с теми же Уизли. А вот почему она отказывает в дружбе Малфою, так это наверное из-за задетой гордости, хоть сама и не промах в колких фразах, но предпочитала молчать. Да и что-то ей мешало, может просто нужно время?

Драко наклонил голову, ожидая более четкого ответа. Этот ответ ему не нужен, сам понимал, что отказала бы, да и он бы не позвал. Потому что с него хватит и того, что он носится по школе, пытаясь заговорить с этой нахалкой, которая отказывает, да и делает вид, что его нет. А ведь холодного Малфоя, это задевает.

– Твои родители, они по-любому не будут рады, что их сын будет дружить с гриффиндоркой, – проговорила она, сложив руки на груди.

– А ты их знаешь, чтобы так думать? – спросил он, облокотившись спиной на стену, тоже скрестив руки на груди. А ведь она была права, это родители в восторг не придут, узнай об этом. Но кто сказал, что блондин скажет им об этом? Правильно, никто, потому что он будет молчать.

– Я газеты читаю, – заявила шатенка, зная, что говорит неправду. Ведь газеты она не читала, так как просто не успевала, а то, что в них пишут и не видела. Только вот от Гарри, Гермионы и Рона знала то, что Малфой нехорошие волшебники, а их сын не лучше.

От такого заявления Драко засмеялся, согнувшись пополам. «Читает газеты. Так их читает половина Лондона, если не все. Ну, а то, что там пишут, так четверть выдуманная, почти. Про то, что из Азкабана сбежали преступники…» – закончить мысли он не успел, потому что они с Алексой услышали взрыв.

========== Глава 8 или “Дружба.” ==========

Переглянувшись, гриффиндорка и слизеринец, не сговариваясь, посмотрели в сторону, откуда услышали шум, и поспешили туда, ведь было интересно, что случилось. Бегом добравшись до поворота, ребята остановились и, как шпионы, выглянули за угол. Увидев Амбридж, вместе с Филчем и пару ребят из слизерина, которые стояли около разрушенной стены. Женщина держала за рукав Джоу Чанг, девушку из Когтеврана, которая была старше Поттера, а самому парню она нравилась. Скривившись, осознавая всю ситуацию, Лекса взглянула на Малфоя, который внимательно наблюдал за остальными. Из дырки в стене показались ученики с разных факультетов, которые с расстроенными и обеспокоенными лицами выходили друг за другом. Понимая то, что все ребята, которые занимались практикой в магии, будут наказаны, а это все из-за того, что их выдала Чанг, Алекса вышла из своего «укрытия», отчего почувствовала, как её поймали за рукав, останавливая. Приподняв одну бровь, Фишер выдрала рукав и взглянула на блондина, который покачал головой, чтобы девушке тоже не влетело, но его слушать она не собиралась и поспешила к свои друзьям.

Увидев удивленные взгляды гриффиндорцев, шатенка кивнула им и зашагала в след за Гарри, которого Долорес повела к директору. Это было сразу понятно, так как женщина слишком громко кричала и возмущалась, смотря на бедного брюнета, который просто хотел всех научить защищаться, а теперь это не получится. Мадам в розовом все знает и будет делать так, чтобы ученикам было хуже. К тому же в знак наказания она будет давать им Черные перья, в этом шатенка не сомневалась.

Алекса остановилась и, быстро прокручивая в голове свои действия, достает палочку и смотрит на спину женщины. «Да простит меня Мерлин». Закрыв глаза, девушка направляет палочку на Долорес и тихо произносит: «Затмись». У Амбридж появляется черная повязка на глазах, закрывая ей взгляд, и открыв свои зеленые очи, Лекса быстро добавляет: «Инкарцеро». Заместителя магии обтягивают веревки, не давая ей сдвинуться с места. Гарри поворачивается с удивлением на лице и, увидев однокурсницу, хочет что-то сказать, но та не дает. Быстро забрав листок с фамилиями у брыкающейся женщины, Лекса хватает парня за рукав и взглядом указывает в сторону кабинета Дамблдора.

Впопыхах добравшись до кабинета, гриффиндорцы быстро начали рассказывать сложившуюся ситуацию, которая произошла пару минут назад. Да и то, что скоро к нему придет Долорес, явно не радостная. Также объяснив другую ситуацию, о которой говорил Гарри, Лекса сама слушала внимательно, так как половину не знала. Вспомнив после рассказа, что листок с именами и фамилиями шатенка держит в руках, быстро спрятала в карман мантии, как раз вовремя, потому что, как только бумага оказалась спрятана, дверь кабинета открылась и появилась злая Амбридж, а следом за ней министр магии – Корнелиус Фадж.

Тот вечер Алекса не забудет ещё долго, так как воспоминания будут долго крутиться в её голове. Только крики Амбридж стоят того, чтобы заткнуть уши. Но это было вчера, а сегодня шатенка проснулась оттого, что что-то теплое было под рукой. Открыв глаза, Лекса смотрела в потолок, не решаясь посмотреть, что там. Но поняв, что простынь липнет к телу, Алекса аккуратно встала и взглянула на постельное белье. На белой простыне были багровые пятна, зеленоглазая взглянула на свою футболку и увидела кровь. Быстро закрыв кровать пологами, девушка отправилась в душ, на ходу скидывая одежду. Встав под душ, Алекса начала судорожно смывать кровь с плеча, которое начало болеть. Смыв всю кровь, Фишер, обмотавшись полотенцем, подошла к зеркалу. Взглянув на свое отражение, она закрыла глаза, потому что видеть свое бледное лицо ей не хотелось. Сразу вспомнились те дни в больничном крыле, когда она взглянула на себя в зеркало. Вздохнув побольше воздуха, Лекса медленно открыла глаза и посмотрела через отражение на свое плечо. Кожа бледная, но признаков того, что была кровь нет. Шрам затянутый, неоткрытый, только красный, но не больше. Нахмурившись, Алекса вышла из ванной комнаты и подошла к кровати. Отдернув полог, она увидела совсем чистую простынь. «Что за бред?! Здесь же была кровь. Что происходит?!» – не верила своим глазам шатенка, по-прежнему смотря на постельное белье, которое было чистым. Шрам в порядке, кровать не в крови. Тогда, что это было? Галлюцинации? Но девушка ими не страдает. А может это то, что видел Малфой, когда и задался такими же вопросами? Ведь это его и интересовало. Но вот этого девушка не знала, да и впервые увидела тоже, что и он.

Придя в себя, Алекса спустилась в гостиную, где сидели Гарри, Гермиона, Рон, Джинни и близнецы, обсуждая что-то. Увидев девушку, они все вместе улыбнулись ей и Гермиона встала, чтобы обнять её. Извинившись друг перед другом, гриффиндорцы начали беседу, в которой еще раз десять извинились перед Алексой за то, что не позвали её сразу тоже изучать магию, практиковать, и пытаться защищаться. Улыбаясь, она отвечала, что давно на них не в обиде, они же друзья и могут доверять друг другу.

После чего они дружно отправились в Большой зал на обед, так как завтрак Лекса проспала. Идя по коридору, Фишер вспоминала вчерашний вечер, так как впервые слышала, как громко кричит и возмущается Долорес, а министр магии только ей поддакивал, из этого шатенка сделала вывод, что эта женщина всех запудрила так, что сам министр говорил то, что хотела слышать Амбридж. Из-за всего, что произошло, директор исчез, потому что мадам в розовом приказала арестовать Альбуса, который был ни в чем не виноват, зато просто хлопнув в ладоши – исчез, оставив бедных детей этой злой женщине, которую Фадж назначил директором школы. Это выбило девушку из равновесия, мало того, что Дамблдор покинул их, так еще и этот поворот событий. Алекса вообще понять не могла, как директор мог просто так взять и испариться? Он же директор! Должен был защищать учеников от всего, как и нормальный человек, поправочка, волшебник, а у них видно другие правила. Но все-таки, вместо того, чтобы вмешаться, он сидел, сложив руки, у себя в кабинете, ничего не делая. Это девушку не только выбило из равновесия, так и ещё и возмутило такое поведение взрослого волшебника. Но ничего не поделаешь, директор – Долорес. И ученики ведут себя тихо, лишний раз не высовываясь.

***

Проходит несколько дней. За эти дни ученики Хогвартса чуть не лезли на стену, в переносном смысле, конечно, просто от командования Амбридж можно было повеситься. То нельзя, то запрещено, наказание. И так все пару дней. Лекса вообще не знала, что делать. Дамблдора нет, Поттер вялый какой-то, Гермиона с Роном не лучше, учителя молчат, хотя в своих кабинетах и думают над всем. Слизеринцы усмехаются, видя остальных учеников, так как их Долорес не трогает, сама же со слизерина. Что же до Малфоя, так он вообще делает вид, что ничего не происходит. Хотя время от времени смотрит на гриффиндорцев, которые сидят ниже травы, тише воды. Фишер это все не нравилось, к тому же ей, опять, начался сниться один и тот же сон, который мучает её каждую ночь, отчего у неё появляются вопросы, на которые у неё, как всегда, нет ответов.

И вот сегодня, когда они идут на урок по Зельеварению, гриффиндорцы чувствуют себя ужасно, да и Алекса уже не очень рада тому, что у них урок со слизеринцами. Взгляды Малфоя её раздражают, каждый раз натыкаясь на взгляд блондина, шатенка так и хочет что-нибудь кинуть в него, чтобы не смотрел. Ведь то, что они общались пару раз, это же не значит, что они приятели. Да и если вспомнить, то в дружбе зеленоглазая ему отказала. Почему? Потому что думает, что ему нужна только правда, после которой, если она ему расскажет, просто сделает вид, что ничего и не было. А чувствовать себя ужасно она не хотела, а этого ей хватает и от того, что творится в школе. Да и, просто Алекса не хочет общаться с тем, кто в первую же минуту их встречи, начал не так, а сейчас ей этого не хочется, к тому же у них и вправду же началось знакомство как-то не так. Ну и, Малфой – это Малфой. С ним общаются только слизеринцы, он презирает остальные факультеты, и девушку он тоже не взлюбил, а менять что-то сейчас Лексе не хотелось. Своих проблем полно.

На уроке волшебники варили сыворотку правды, в парах. Успев встать с Грейнджер, Фишер выдохнула с облегчением, видя как все её одноклассники тоже встали в пары, со своими. Взглянув на сторону слизеринцев, зеленоглазая увидела белую шевелюру, который переговаривался с Забини, а тот что-то отвечал. Отведя взгляд, шатенка взглянула на Гермиону, а та кивнув, начала работать. Лекса тоже начала помогать. Справились они быстро, как раз по времени. Кто не успел, того Снейп одарил тяжелым взглядом, проверяя котлы. У девушек получилось все правильно, и у Алексы чуть-чуть поднялось настроение.

Уроки закончились на сегодня, обед съеден и пора садиться за выполнение домашней работы, которой было немало. К тому же, у девушки было полно дел, да и письмо родителям она хотела отправить, из-за чего на это ушло около двух часов. Так как Алексу теперь интересует все, что связано с её снами. Ведь на вопросы не узнаешь ответы, если не спросишь. Отправив письмо с Анероном, Фишер, взяв сумку, пошла в библиотеку. В помещение было мало учеников, ведь после того, как женщина в розовом заняла пост директора, все ученики предпочитают лишний раз не выходить в коридор. Вот только шатенку это не пугало, ведь Долорес уже переходит все рамки. И слушать её гриффиндорка не хочет, но что поделать, ведь Амбридж – директор. Просидев в кресле с книгами весь вечер, Фишер возвращалась в гостиную поздно, за полчаса до отбоя. Боясь опоздать, шатенка быстро преодолела лестницу, поспешно здороваясь с картинами.

Оказавшись в комнате, Алекса скинула домашнее задание на пол и огляделась. Девчонки уже спят, скрывшись за пологами. Улыбнувшись, гриффиндорка переоделась в пижаму и уже легла в кровать, как в окно постучались. Встав, Лекса увидела своего филина. Впустив его, шатенка забрала ответное письмо и, насыпав Анерону еды, вернулась в кровать. Включив лампочку на прикроватной тумбочке, Алекса достала бумагу и быстро пробежалась глазами по содержимому. Не веря написанному, она перечитала его еще несколько раз. После чего ещё раз пять, после чего отпустила листок на ноги и посмотрела на своего филина, который чистил перья. Заметив что на него смотрит хозяйка, птица перевела взгляд на неё и, увидев её грустные глаза, несколько раз ухнул, после чего вернулся к прежнему занятию. На глазах предательски начали наворачиваться слезы. В душе почему-то было пусто, может оттого, что это все шатенке давно надоело, и все предательства и ложь, которые произошли за все это время просто надоели, и поэтому было пусто? Все может быть. Просто устала.

Встав с кровати, Алекса решила прогуляться по замку, все равно скоро летние каникулы, да и экзамены. Ничего страшного не будет оттого, что девушка прогуляется в полночь по Хогвартсу. Да и думать ни о чем не хотелось, просто пройтись по холодному помещению, чтобы подумать над всем.

Дорогая наша, Алекса!

Прошу, прочитай письмо до конца. Мы с папой давно думали над тем, что произошло пятнадцать лет назад, но не думали, что так все выйдет. Раз тебя мучает этот сон, значит, ты начала все вспоминать, на что мы не рассчитывали, но пора рассказать тебе правду. Пятнадцать лет назад, когда Темный Лорд был ещё жив, а я так понимаю, ты уже о нем знаешь. Так вот, мы были в Ордене Феникса и знали Сириуса. Так же мы знали семью Поттеров, когда оказалось все так сложно, мы ушли. А потом узнали, что на Поттеров идет охота. Мы решили покинуть Лондон, но и за его пределами нас нашли, не зная что такого мы сделали, отчего пострадала ты. И тот шрам, который у тебя на плече, последствие того, что приказал Темный Лорд. Из-за этого происшествия мы не хотели, чтобы ты знала о волшебном мире, и поэтому, чтобы ты ничего не вспомнила с того ужасного дня, из-за которого мы тебя чуть не потеряли, наложили «Обливиэйт».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю