290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Hogwarts or I'm a sorceress (СИ) » Текст книги (страница 19)
Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 05:00

Текст книги "Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)"


Автор книги: Кили-Фор






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 19 страниц)

Когда они вошли в дом, Добби повел их в гостиную, где все сидели и слушали, что говорит Билли. Комната была очень хорошенькая, в светлых тонах, в камине ярко горел огонь. Эльф прошел вглубь, а Алекса потащила за собой Малфоя. Когда они оказались в поле зрения, несколько пар глаз удивленно уставились на них.

– Малфой… – проговорил брюнет, поворачиваясь к ним.

– Гарри, – предупреждающе проговорила Алекса, вставая так, что плечом прикрывала стоявшего сзади парня.

– Рад видеть. И спасибо, что не сдал, – примирительно проговорил гриффиндорец и сделал шаг к ним, после чего протянул ладонь для рукопожатия.

Слизеринец кивнул, после чего пожал руку, второй продолжая держаться за ладонь девушки. Он чувствовал себя неловко, но при этом испытывал облегчение, что его сейчас не прибьют прямо на месте. Поттер кивнул, после чего вернул все внимание на себя, решив обсудить одну тему. Гриффиндорка и слизеринец присоединились к ним, сев на диван рядом с Роном и Гермионой. Билли и Флер пытались сидеть подальше от Малфоя, время от времени кидая на него взгляд. Не придя ни к чему, они решили отдохнуть и разошлись по комнатам, которые им выделили хозяева. Подумав, что можно во всем разобраться утром, они поднялись и разошлись.

Грейнджер и Фишер сидели на кровати и смотрели в окно, думая каждая о своем. Шатенка чувствовала, что брюнетка хочет что-то спросить, но та держит язык за зубами. В ее голове крутится много мыслей, которые все время возвращаются в поместье Малфоев. Она до сих пор поверить не могла, что Драко ушел с ней, и почему-то боялась, что если уснет, то это будет всего лишь сон. А через пару минут Гермиона все-таки засыпала ее вопросами по поводу слизеринца.

Утро настало неожиданно быстро, и гриффиндорка не хотела вставать. Она лежала и смотрела в потолок, пытаясь заставить себя встать. Ведь они только вчера узнали о Дарах Смерти, спасли Полумну, мистера Оливандера и какого-то гоблина, она превратила Беллатрису Лестрейндж в червя, который сейчас в своей колбе лежит на тумбочке, с ней ушел Драко Малфой. Как все сложно и запутано, отчего у нее кругом шла голова, ведь поверить в такое сложно. А впереди ждет еще много приключений, которые им придется пройти вместе. Тяжело вздохнув, она поднялась с кровати и переоделась. На втором этаже было тихо, что немного напрягло ее. Спустившись вниз, Алекса нашла друзей на кухне, которые сидели и что-то обсуждали. Малфоя и некоторых тут не было, но вчера гриффиндорцы договорились, что когда проснутся, пойдут к гоблину, чтобы задать пару вопросов. Кивнув всем, она быстро выпила чаю, и они все вместе вернулись на второй этаж. Войдя в комнату, они увидели сидевшего в кресле гоблина.

Алекса рассматривала его: изжелта-бледная кожа, длинные тонкие пальцы, черные глаза. Он был ненамного крупнее домовика, а вытянутая кверху голова была заметно больше, чем у человека. Поттер и гоблин обменялись несколькими любезностями, после чего ребята расселись кто куда. Шатенка же осталась стоять около тумбочки, чтобы была возможность понаблюдать со стороны.

– Вы, наверное, не помните… – начал Гарри, тяжело вздохнув.

– Что именно я сопровождал вас к вашему банковскому сейфу, когда вы впервые посетили «Гринготтс»? – договорил за него Крюкохват. – Я помню, Гарри Поттер. Вы очень знамениты, даже среди гоблинов.

Фишер видела, что Гарри и гоблин оценивающе присматривались друг к другу. Шрам у Гарри все еще болел, он жаловался еще тогда, когда они сидели на кухне. Она заметила, что ему не терпелось поскорее отделаться от разговора с Крюкохватом, и в то же время он боялся сделать неверный шаг. Пока Поттер придумывал, с чего начать, гоблин нарушил молчание:

– Откуда у Вас этот меч?

– Сложно объяснить. Почему Беллатриса Лестрейндж думает, что он должен быть в ее сейфе «Гринготтс»?

– Сложно объяснить, – также, как и брюнет, ответил гоблин, сложив руки в замок. Такие слова вызвали смешок у Алексы, но она быстро сделала каменное лицо.

Поттер перевел взгляд на шатенку, всем видом спрашивая, надо ли рассказать историю того, как этот меч оказался у них. Лекса кивнула, после чего сделала шаг вперед, чтобы Крюкохват перевел свой взгляд на нее.

– Его дал мне Дамблдор до того, как погиб.

– В сейфе мадам Лестрейндж есть идентичный меч, но он подделка. Его поместили туда летом. – немного подумав над словами, которые сказали, проговорил он, возвращая свой взгляд на мальчика-который-выжил.

Поттер поинтересовался, разве женщина не догадалась об обмане, на что получил ответ, что копия весьма правдоподобна и только гоблины могут узнать, что это настоящий меч или нет. Гермиона спросила, кто спрятал его, на что Крюкохват проговорил, что профессор из Хогвартса и что сейчас этот человек является директором школы. Шатенка на эти слова нахмурилась, пытаясь осознать мысль. Диалог продолжился, но девушка уже не слышала, пытаясь понять, зачем профессор Снейп, а они узнали об этом в одной из газет в конце лета, решил спрятать поддельный меч в сейфе Пожирательницы Смерти. Пока до нее не долетели слова Поттера:

– Мне нужно проникнуть в банковский сейф в «Гринготтсе».

Гриффиндорка перевела удивленный взгляд на парня, который смотрел на гоблина. Тот заинтересованно разглядывал брюнета. Крюкохват заявил, что это невозможно, на что тут же получил, что один парень туда не проникнет, но вот с гоблином – да. Недо-эльф сразу отрезал, что золото его не интересует, и тогда Поттер спросил, что же тогда. Бывший работник банка без зазрения совести ответил, что это меч Гриффиндора. Они вышли в коридор, чтобы обсудить дальнейшие действия. Гарри предположил, что следующий крестраж может находиться в сейфе Беллатрисы, а также он поинтересовался, сможет ли Гермиона сварить оборотное зелье. Фишер, видя, что парень полон энтузиаста, напомнила, что сама Беллатриса сейчас находится в комнате. И предположила, что можно использовать женщину под империусом, но Грейнджер тут же отрезала, что это непростительное заклинание и не стоит его применять. Сошлись на том, что будут ждать оборотного зелья, а только потом скажут гоблину вердикт. Из соседней комнаты вышла Флер, проинформировав их, что мистер Оливандер слаб. Только сейчас Лекса вспомнила, что Поттер хотел еще поговорить и с ним. Войдя в помещение, Фишер застыла, еле-еле узнавая в сидячем в кресле мужчину того человека, который продавал ей палочку. Мастер волшебных палочек страшно исхудал, кости лица выпирали из-под желтоватой кожи. Большие серебристые глаза ввалились. Руки, лежавшие поверх одеяла, могли бы принадлежать скелету. Гарри присел на свободную половину кровати, рядом сели Рон с Гермионой. Алекса осталась стоять около двери. Гарри поинтересовался, сможет ли мужчина опознать хозяина по палочки. Мистер Оливандер кивнул, после чего взял первую палочку и поднес ее к самым глазам. Повертел узловатыми пальцами, чуть согнул. А Фишер только выдохнула, уже не удивляясь тому, что успела пропустить тот момент, когда ее друг успел забрать чужие вещи.

– Грецкий орех и сердечная жила дракона, – проговорил он. – Двенадцать и три четверти дюйма. Прочная, жесткая. – мастер на несколько секунд замолчал, после чего заявил – Эта палочка принадлежала Беллатрисе Лестрейндж.

Тогда Поттер протянул вторую. Олливандер так же внимательно осмотрел ее.

– Боярышник и волос единорога. Ровно десять дюймов. Умеренной упругости. Это была палочка Драко Малфоя.

– Была? – поинтересовался Гарри, внимательно изучая лицо мужчины. – А сейчас нет?

– Не думаю. Если вы взяли ее в бою… – мастер покрутил палочку, а потом поднес к уху, – Я чувствую, что ее преданность изменилась…

Мужчина вернул вещь в руки Поттеру. Тот задумчиво повертел ее в руках, а потом обернулся. Хоть он и выбил палочку из рук парня, первая это сделала Алекса еще тогда, когда они были на Астрономической башне. Поговорив еще немного, они покинули комнату Оливандера, и брюнет сунул ей палочку в руки. Она посмотрела на него, но он только кивнул и спустился вниз. Гермиона и Рон ушли следом.

Упав на кровать, Алекса смотрела в потолок. В нескольких местах были трещинки, а если повернуть голову чуть в бок, то можно увидеть пару пятен. Переведя взгляд на тумбочку, она посмотрела на червя, который никак не хотел успокаиваться в своей маленькой темнице. Лекса подняла палочку Драко над глазами и осмотрела ее. Ничем непримечательная, но нужно ее вернуть. Тяжело вздохнув, она села на кровати и мысленно попросила Мерлина, чтобы палочка слушалась старого хозяина. Поднявшись, шатенка сделала на голове пучок, после чего покинула помещение. Оказавшись в коридоре, девушка осмотрелась, пытаясь вспомнить в какую комнату вчера ушел слизеринец.

Без стука войдя, Алекса посмотрела на блондина, который стоял около окна и смотрел вдаль. Видимо он задумался, раз на звук открывающийся двери не повернулся. Она облокотилась плечом на дверной косяк, наблюдая за действиями слизеринца. Проходит пара минут, пока блондин смотрит на то, что происходит за стеклом, а потом он поворачивается и вздрагивает, когда замечает шатенку. Та улыбнулась уголком губ. Голубые глаза смотрят выжидающе, пока зеленые пытаются понять, что сейчас творится в душе у парня.

– Не жалеешь, что ушел со мной? – решает спросить Алекса, отлипая от косяка. Слизеринец отходит от окна и садится на край кровати, тяжело вздохнув.

– Знаешь, чувствую себя предателем. Но в то же время рад, что ушел именно с тобой, – он переводит взгляд на нее.

– Боишься, что Волан-де-Морт сделает что-то твоим родителям? – спрашивает она, а потом присаживается сама на кровать, чтобы не смотреть на Драко сверху-вниз. – Ты же понимаешь, что тебе придется скоро вернуться в Хогвартс?

Малфой что-то бубнит себе под нос, опуская взгляд на покрывало. Ей становится не по себе от того, что осознание этого неприятно колет внутри. Она внимательно смотрит на парня, а потом протягивает ему его палочку. Драко смотрит удивленно, после чего аккуратно забирает ее, осматривая.

– Я хочу помочь тебе, – заявляет он, после пары минут молчания.

Он поднимает свой взгляд на нее, и она улыбается, вспоминая тот день, когда Малфой произнес те же слова. Она давно поняла, что не хочет потерять его, поэтому тогда отказала, что же тогда ей мешает сейчас? Алекса осознавала, что сердце предательски бьется сильней, вызывая румянец на щеках. Она опускает голову, надеясь, что волосы спрячут ее лицо, но только тогда, когда раздается смешок парня, она вспоминает, что перед выходом сделала пучок.

– Иди сюда, – проговаривает Драко и протягивает руки. Фишер недоверчиво косится на ладони, а потом качает головой и подвигается к парню. Тот сразу заключает ее в свои объятья, – Спасибо тебе.

***

Девушка сидит на песке, подставляя лицо холодному ветру. Глаза ее закрыты, сама она слушает, как шумит море. Они на протяжении месяца готовили оборотное зелье, время от времени думая, что будет дальше. В дневнике, который отдал мистер Малфой девушка нашла еще одну загадку. Она в тот момент хотела закрыть ее к черту и не совать свой нос туда, но так как с первой справились и примерно знают, как выглядит крестраж, то почему вторая загадка не должна быть связана с еще одним крестражем? Через несколько дней, ломая голову, Лекса сдалась и пошла на помощь к Гермионе. Они убили вдвоем почти неделю, чтобы разгадать ее. Фишер и к Флёр подходила, но та только плечами пожимала. В конце недели они почти сдались, пока Полумна не поинтересовалась, что происходит. Вот тогда она им и помогла. Оказалось, что «Из тонкой нити золотой, Алмазов, жемчугов, Вам придавали образ той, кто давно сбегал в леса». Диадема Когтеврана, принадлежавшая Кандиде. Но артефакт был давно утерян, виной тому была дочь Кандиды – Елена, которая украла диадему и сбежала в леса Албании. Они тогда с Грейнджер удивленно переглянулись, после чего поинтересовались, а не знает ли случайно Лавгуд, где сейчас находится диадема, ведь Воланд-де-Морт как-то ее нашел. Та пожала плечами и ответила, что нужно спросить у самой Елены, она же сейчас призрак факультета Когтеврана. Также в конце той недели, когда они об этом узнали, поняли, что пасхальные каникулы закончились и чтобы не было проблем, Малфою нужно вернуться в Хогвартс. Он не хотел ехать, но он сам понимал, что так нужно, иначе он подставит всех. А так как он единственный может попасть в школу, Алекса попросила его найти диадему и уничтожить.

***

– И как я должен ее уничтожить?

Фишер видела, что услышав ее просьбу он разнервничался, поэтому сейчас ходил по комнате туда-суда, скрепив руки за спиной. Сама она сидела на кровати, пока Гарри, Рон и Гермиона стояли около двери и внимательно следили за слизеринцем, к тому же им было интересно посмотреть, как блондин будет себя вести на эту просьбу.

– В тайной комнате мертвый Василиск, его клыком можно уничтожить крестраж, – проговорил Поттер, понимая, что они никуда не придут, если так продолжится.

Алекса видела, как расширяются голубые глаза. Конечно, кто будет спускаться в тайную комнату, зная, что там было? Но также она понимала, что Драко волновало только то, как уничтожить крестраж, а не то, как его найти, по крайней мере ей так казалось. Повернувшись к друзьям, она кивнула им, и они вышли из комнаты, оставив их одних. Алекса встала и подошла к парню, положив руку ему на плечо, чтобы он остановился. Глаза его бегали по ее лицу, пока не наткнулись на теплую улыбку. Он нахмурился, а после отвернулся.

– Не переживай ты так, все будет в порядке. – проговорила она, а после потянула руку к запястью, где до сих пор висел браслет, который он ей подарил. Щелкнула застежка, а в следующую секунду она протянула его ему. Малфой отшатнулся и во все глаза уставился на нее, – Ты подарил его мне, но я хочу вернуть тебе браслет.

– Это подарок, и забирать я его не буду.

– Ты боишься. Вот только я никак не могу понять, чего точно? Волан-де-Морта? Крестража? Или?

Очи парня забегали по комнате, губы сжались в полоску, а руки он только сильнее скрепил за спиной. Она видела, как он напрягся, обдумывая что-то. Браслет же продолжал сжиматься в ее ладони. Молчание затягивалось, а ребята смотрели друг на друга. Послышался тяжёлый вздох.

– Я боюсь потерять тебя, – все-таки произнес он и преодолел между ними расстояния, немного нависая над девушкой. Ей пришлось приподнять голову, чтобы снова заглянуть в его голубые глаза. А после послышался легкий щелчок, и Алекса почувствовала, как браслет вернулся на прежнее место. Холодная рука парня не дала ей опустить голову, чтобы взглянуть на украшение, а большой палец провел по щеке. Она улыбнулась, после чего с другой стороны лица шатенка почувствовала вторую ладонь парня. В его глазах что-то промелькнуло, что точно она понять не смогла, а через пару долгих, для нее, секунд блондин наклонился и дотронулся своими устами ее губ так, будто он давно хотел до них дотронуться.

***

Ветер подул сильнее, напоминая девушке, что та сидит около моря, а не дома. Поежившись, Алекса почувствовала, что щеки ее горят от воспоминаний о том дне, когда ей пришлось попрощаться с парнем. А тот поцелуй… О нем она никому не рассказала, решив что это ее маленький секрет. Малфой тогда сказал, что сделает все, только бы снова увидеть девушку, и в такие моменты она понимала, что влюблена в него по уши. Вот только в чувствах они так и не признались, но для этого есть еще время.

Сзади послышались шаги, но девушка даже не повернулась, она знала, что через час они должны отправиться в банк «Гринготтс». Она еще раз пыталась уговорить Грейнджер применить на Лестрейндж «Империо», но та лишь начала читать лекцию того, что будет, когда об этом узнают. Как не странно, слухов того, что Беллатриса пропала не было. Может ли это означать, что Малфои и правда что-то сделали или нет, она не знала. На ее плечо легла чья-то рука, из-за чего она невольно вздрогнула и обернулась. Рядом стоял Гарри, и взгляд его был направлен в сторону моря. Алекса видит, как ему тяжело, но это его война, которую он должен выиграть, но это покажет только время.

– Ты уверена в этом? – спросил парень через пару минут, после чего посмотрел на девушку, которой пришлось немного закинуть голову, чтобы глядеть на гриффиндорца.

– Я справлюсь лучше, чем Гермиона. Она слишком вежливая для такого времени, которое сейчас.

Поттер кивнул, чуть сильнее сжав ее плечо. Фишер сама решила, что выпьет оборотное зелье и станет Лестрейндж. Она была уверена в том, что справится лучше Грейнджер, ведь за те приключения, которые она испытала, сделали ее жестче, поэтому сыграть Пожирательницу Смерти не составит труда. О Крюкохвате они не говорили, но шатенка все-таки уговорила их не отдавать ему меч, ведь они могут справиться и сами. Только немного удачи…

Поднявшись на ноги и отряхнувшись, шатенка улыбнулась парню, и вместе с ним они поспешили в дом, чтобы успеть подготовиться. Ведь Рона тоже нужно замаскировать, а Гермиону с Гарри и эльфом спрятать под мантию-невидимку.

***

Со всех сторон летели заклинание охранников «Гринготтса», с другой стороны струи красного огня, который посылал растерянный дракон. Несколько гоблинов повалились на пол, зато другие хлынули вперед. Все шли и шли, оборотное зелье давно спало с Алексы, а ребята разбежались в разные стороны, пытаясь защититься. Зато радовало только одно – чаша Пуффендуя у них. Из-за угла выбежали несколько волшебников, в которых тут же шатенка запустла пару заклинаний. Прикованный дракон взревел, и над головами гоблинов прошелся огненный вихрь. Зеленые глаза метнулись в сторону рептилии. Она не встречала еще драконов, поэтому не знала, что нужно делать. Волшебники, пригибаясь, умчались, откуда пришли. Фишер перевела взгляд на Гарри и заметила, что тот смотрит на рептилию. Она видела, как взметнулась его рука и он направил волшебную палочку на железные ножные кандалы огромного зверя.

А в следующую минуту ребята бежали к нему, чтобы взобраться на спину. Хоть их переполняло чувство страха, они забрались на него, и дракон с ревом поднялся на дыбы. Развернулись крылья, сшибая визжащих гоблинов, точно кегли. Дракон взмыл в воздух. Гриффиндорцы распластались у него на спине, чтобы не задеть собой потолок. Дракон метнулся к выходу в туннель. Гоблины с воплями швыряли в него кинжалы, но оружие отскакивало от бронированных боков. Огромный зверь рвался вверх, к свежему воздуху, прочь от вопящих и лязгающих гоблинов. Они миновали подземное озеро, и громадная рептилия словно почуяла впереди свободу. Он замолотил шипастым хвостом, сзади рушились гигантские сталактиты, крики и лязг металла затихали вдали. Дракон расчищал себе дорогу огнем. Ребята же пытались не упасть с огромной спины, хватаясь за чешую. Они проломились из туннеля в мраморный зал. Люди и гоблины шарахнулись в разные стороны. Здесь дракон смог как следует расправить крылья. Он повернул рогатую голову ко входу, на запах свежего воздуха, и взлетел. Неся на спине Гарри, Рона, Гермиону и Алексу, он сорвал с петель металлические двери, поднимаясь в небо.

Дракон взлетал все выше. Лондон расстилался внизу, словно серо-зеленая карта. Шатенка сжимала руки, пытаясь удержаться на своем месте. Она видела, что Гарри припал к шее зверя, цепляясь за твердые, как металл, чешуи. Ветер приятно холодил обожженную кожу, крылья дракона размеренно бились позади, как лопасти ветряной мельницы. Рон ругался во все горло, то ли от восторга, то ли от страха, она так и не поняла, ведь он был слишком близко к ней, а Гермиона тихо что-то шептала.

Они летели неизвестно сколько времени, пока Лекса не почувствовала, что руки начали замерзать. А под животным виднелась только вода. Кажется, они летели на север. Она заметила, что дракон потихоньку начинает спускаться, а впереди только горы. Она испуганно перевела взгляд на Гарри, который это тоже заметил. А потом он выкрикнул, что им нужно прыгать прямо в воду.

Холодная вода встретила их с распростертыми объятьями. Вынырнув, она увидела круги, расходящиеся по воде, которые значили, что ребята тоже погрузились в воду. Когда все вынырнули, они направились к ближнему берегу. Озеро было неглубоким, приходилось не столько плыть, сколько продираться через ил и тростники. Наконец мокрые, запыхавшиеся, измученные, они повалились на скользкую траву.

– Он сделал это, – задыхаясь, проговорил брюнет, пытаясь подняться на ноги.

– Кто? – выдавил из себя вопрос Рон, уставшими глазами смотря на друга.

– Малфой уничтожил крестраж.

Гриффиндорцы дружно переглянулись и выдохнули. Облегчение накатило на всех, но сидеть на земле долго они не стали. Быстро переодевшись, ребята посмотрели на Гарри, который вытащил крестраж из кармана сброшенной мокрой куртки и поставил перед собой на траву. Сверкающая на солнце чаша притягивала взгляд. Все четверо сидели и смотрели на нее. Потом Алекса достала меч и передала его Поттеру. Тот взглянул на него, после чего качнул головой, так и не взяв его в руки. Тогда девушка протянула меч Грейнджер. А уже через пару минут Поттер валялся на траве, обхватив голову руками.

– Он знает, что мы были в банке, а также то, что Малфой помог нам. – проговорил он, открывая глаза, чтобы взглянуть на друзей.

У Фишер побежали мурашки по телу, ведь Волан-де-Морт может убить Драко только за то, что тот предал его. Они не могут допустить, чтобы кто-то еще погиб. А после, когда Поттер пришел в себя, он произнес то, чего боялась услышать шатенка, а именно то, что Темный Лорд направляется в Хогвартс. В мгновение ока гриффиндорцы приняли решение отправиться в школу. Натянув мантию, они в четвером трансгрессировали в Хогсмид.

В школу пробраться оказалось чуть сложней, чем они думали, но у них вышло. Когда все начали радоваться появлению Поттера, шатенка чувствовала, что что-то пойдет не так. Это пугало, ведь настал день, когда это все закончится. Вот только в чью пользу, она предвидеть не могла. А потом началась суматоха: слизеринцев отвели в подземелье, Снейп растворился, и девушка не понимала, зачем он улетел, остальные факультеты начали помогать учителям в защите школы. Девушка стояла вместе с Макгонагалл и помогала своими заклинаниями накрывать купол над школой. Она очень надеялась, что все закончится в их пользу, но это зависит прямиком от Поттера. Алекса, опустив палочку, повернулась ко входу в школу и увидела, как к ней спешат ребята. Когда они поравнялись с ней, гриффиндорцы встали в линию и, переглянувшись, взялись за руки.

– Готовы? – спросил Гарри, сосредоточенно наблюдая за мостом, который вел всех к школе.

– Готовы.

========== Эпилог. ==========

На улице Лондона светило вовсю солнце, радуя прохожих своим теплом. В воздухе витал запах цветов, выпечки и выхлопных газов. Но этого всего девушка не замечала, погрузившая с свои мысли. Ей нужно поговорить с родителями, просто обязана узнать историю полностью. Битва за Хогвартс выжала из нее все силы, из-за чего она провалялась на кровати пару дней, приходя в себя. Вроде нужно радоваться тому, что Гарри Поттер уничтожил Волан-де-Морта, отправившись чуть ли не на смерть к нему, но почему-то это не предало ей энтузиазма. Ведь пока они все сражались, ей пришлось потратить половину своих сил на то, чтобы спасти профессора Снейпа, когда того чуть не прибили. Тогда она почувствовала тот же прилив энергии, как и тогда в Министерстве Магии, когда она спасла Сириуса. Если говорить о Блэке, то тот тоже участвовал в битве. Какое удивлённое и шокированное лицо было у Гарри, что она словами не передаст. Конечно, что очень расстроило ее больше всего, так это то, что без потерь не обошлось. Такое противное чувство, когда смотришь на знакомых и понимаешь, что их больше нет. Также им пришлось чуть-чуть посостязаться с Поттером, чтобы тот смог перенять на себя управление Бузиной палочки. Об этом они вспомнили почти в середины битвы, но там было настолько все запутано, что шатенка сейчас уже и не вспомнит.

О родителях она думала тогда, когда лежала в кровати и читала дневник Арианы, пытаясь понять только одно, что же произошло на самом деле? Если Люциус не убивал Ленас, то кто это сделал? Что произошло в тот роковой день, когда Амилия забрала ее из дома к себе? Причем тут письмо от бабушки с просьбой быть осторожной с воспоминаниями. Кстати о них, одна колбочка была в самом дневнике, но так как под рукой не было омута памяти, то и посмотреть она его не могла. Сложней всего оказалось найти место, где остановились Фишеры. Для этого она потратила еще пару дней, отсылая сову несколько раз, чтобы та нашла их. А когда ответ был прочитан, шатенка начала собираться к ним, но отправилась туда не одна, а с человеком, который шагал рядом.

Солнце продолжало греть своими лучиками, пока ребята шли по дороге в молчании. Мимо проезжали машины, птицы в небе пролетали мимо, а ветра не было. Девушка подняла взгляд от асфальта и посмотрела на дома. В руках она сжимала кусочек бумаги, где был записан адрес. Около одного из милых домиков они остановились и сверились адресом. Посмотрев на парня, она поинтересовалась, зайдет ли он, но он только отрицательно покачал головой и заявил, что это семейный разговор.

Дверь с тихим скрипом открылась, и девушка, тяжело вздохнув, прошла прямиком в гостиную. На диване сидели мужчина и женщина, тихо переговариваясь, пока в поле зрения не появилась шатенка. Гриффиндорка улыбнулась, а потом подбежала к ним и заключила в объятья. Из глаз покатились слезы, и она только сильней прижалась к ним. Алекса скучала по ним, несмотря на то, что приходится им крестницей. Она любила их и считала родителями. Гарольд и Амилия успокаивали дочь до того момента, пока девушка сама не отлипла от них и не села напротив.

– Я хочу узнать правду, всю, – проговорила она, вытирая лицо ладошкой, чтобы избавиться от мокрых дорожек. Мужчина и женщина переглянулись, после чего поинтересовались о чем точно хочет знать Лекса. – Об Ариане.

– Понимаешь, Ариана была девушкой непростой. Она имела необычный дар, который встретишь не у всех. Она могла видеть то, что произойдет через определенное время, но иногда это было расплывчато. Она знала, что жизнь ее не будет простой, но продолжала лезть и не в свои дела. Ариана любила свой факультет, несмотря на то, что многие пошли в Пожиратели, а многие в «Орден Феникса», – Амилия замолчала, пытаясь подобрать слова, – Её тоже звали с собой, но она отказалась идти куда-либо. Но она общалась с приспешниками Волан-де-Морта, зная, что ее поймают, она продолжала это до определенного момента. Она забрала крестраж и спрятала его.

– А при чем в этой истории Люциус Малфой?

– Он был ее другом, он помогал ей, скрывал то, что медальон давно не у одного из Пожирателей, а у нее. Прикрывал ее спину, даже после того, что они разругались, ведь он просил вернуть крестраж, чтобы не погибнуть от руки Волан-де-Морта. Но она отказала. – грустная усмешка тронула губы женщины. Она покачала головой, после чего подняла свой взгляд на дочь, – Он не убивал ее. Мы сначала думали, что это сделал он, но это было неправдой. Люциус был влюблен в нее, пока не женился.

– Кто это сделал? – спросила шатенка, сжимая руки в кулаки, пытаясь сдержать свой голос, чтобы не начать кричать от того, что до нее медленно доходит суть, – Я знаю, что она просила помощи у Дамблдора. Вот только, помощь эта заключалась в том, что Аврора Штерн пропала, а на ее место появилась Алекса Фишер, зачем это нужно было?

– В тот день Люциус и правда был в доме у Маркуса и Арианы, я сама видела его, но он пришел только для того, чтобы предупредить ее. Я сама видела. Но что было дальше, я не знаю, я забрала тебя.

– Мы сами только недавно узнали, что воспоминание ее подделка. Их исправили, а что насчет картины, мы не знаем, что произошло. – решил сказать свое слово Гарольд, сжав ладонь жены.

– А вот Альбус Дамблдор и правда помог, в магическом мире разлетелся слух, что дочь Штернов исчезла. Ты ведь не знаешь свое полное имя. Ариана назвала тебя Аврора Ариана Штерн. Мы только второе твое имя переставили на первое, ну и фамилия, конечно.

Наступило молчание. Девушка обдумывала услышанное, пока ее родители смотрели друг на друга, пытаясь понять, не упустили ли они что-нибудь. За окном продолжало светить солнце, а лучи пробирались в комнату, перемещаясь по полу ближе к дивану.

– Получается, что Люциус Малфой хотел помочь, Дамблдор хороший, а воспоминания Арианы подделали? Но не все? – получив кивок, шатенка прикрыла глаза, после чего снова открыла их, – А Маркус? Почему вы не рассказали о том, что я волшебница.

– Маркус боялся потерять дочь. Он пережил много всего в своей жизни. Один раз он говорил, что было бы хорошо, если бы он не был волшебником. Ариана же была рада этому, даже предвидела, что ты будешь помогать Поттеру. Маркус был против, поэтому за несколько дней до того, как мы тебя забрали, попросил не рассказывать своей дочери о том, что она волшебница. Но так как это была его просьба, мы подумали, что и Ариана передумала. Решили сдержать обещания. Вот только Камилла об этом не знала, да и жили мы нормально до всего этого.

Алекса кивнула, после чего снова ушла в свои раздумья. На этот раз ушло больше времени. Они просто сидели и молчали, смотря куда угодно, только не друг на друга. Амилии и Гарольду было стыдно за то, что не рассказали раньше, а Лекса просто пыталась разложить все по полочкам в своей голове. После она подняла свой взгляд на них и улыбнулась. Поднявшись, она обняла их и, прошептав «Спасибо», развернулась и медленным шагом направилась к выходу.

Открыв дверь, Алекса зажмурилась от яркого солнца, луч которого попал прямо ей в глаза. Тяжело вздохнув, она ступила на ступеньки и повернулась в сторону, поймав настороженный взгляд парня. Малфой, не заметив никаких угрожающих последствий, подошел к ней.

– Как ты? – поинтересовался Драко, протянув ей руку, чтобы та спустилась с последней ступеньки.

– Я узнала то, что хотела.

Малфой улыбнулся и потянул девушку на себя, чтобы в следующую секунду заключить ее в свои теплые объятья. Алекса с радостью обхватила руками спину парня и уткнулась носом ему в плечо. После битвы за Хогвартс они, переполненные разными эмоциями, признались, что любят друг друга, хотя это можно было понять после поцелуя, но лучше, конечно, услышать об этом. А после этого Малфой, без зазрения совести заявил, что они будут встречаться. Она не была против, как и ее друзья. Взяв пример с Драко, Гарри тоже предложил встречаться Гермионе, пока Рон искал в стенах Хогвартса Лаванду Браун.

Взявшись за руки, парень и девушка пошли по дороге обратно. Солнце продолжало светить высоко в небе, нагревая асфальт. Но теперь в их душах был покой и умиротворение, ведь все страшное уже позади.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю