290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Hogwarts or I'm a sorceress (СИ) » Текст книги (страница 18)
Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 05:00

Текст книги "Hogwarts or I'm a sorceress (СИ)"


Автор книги: Кили-Фор






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 19 страниц)

Они позавтракали в молчании, каждый думая о своем. Сегодня они должны покинуть это место и трансгрессировать в другое. Собирались они долго, а когда вышли из палатки, заметили, что рядом с ними быстро прибывала мутная вода, и река грозила выйти из берегов. Они и так на целый час против обычного задержали свое отбытие. Наконец Гермиона, в третий раз уложив заново расшитую бисером сумочку, не смогла больше выдумать никакого предлога оставаться на месте. Они все взялись за руки и, переместившись, оказались на поросшем вереском склоне холма, где гулял на просторе ветер. Гриффиндорцы сразу разошлись в разные стороны. Отойдя на несколько шагов, Фишер села на большой камень и уткнулась лицом в колени, вздрагивая всем телом – ветер здесь был очень сильный. Гарри и Грейнджер наводили защитные заклинания. Уизли находился недалеко. Решив, что сидеть просто так Алекса не хочет, она поднялась и отправилась прогуляться. Предупредив друзей, что она ненадолго покинет их, Фишер трансгрессировала. Она понимала, что делать этого не стоит, но понимание того, что они снова застряли на одном месте, не давало покоя. Нужно прогуляться и подумать, где-нибудь подальше от друзей.

Она оказалась в каком-то лесу. Темные деревья навевали страх, а звенящая тишина только нагнетала, но несмотря на это все, Лекса вступила в лес и пошла, не разбирая дороги. Мысли снова путались, не давая задержаться на чем-то одном. Неожиданно ее что-то дернуло сзади, и очнулась она уже в кисло пахнущей тьме. Кто-то прополз недалеко от ее ног. Подняв взгляд, Алекса увидела большую змею. Глаза расширились от страха, а тело отказалось слушаться. Пытаясь не показать своего страха, Фишер взяла себя в руки и потянулась к палочке. Нагайна, а она была похожа на змею Волан-де-Морта, о которой рассказывал Поттер, проползла чуть дальше от нее, и Алекса поняла, что нужно бежать. Она вскочила на ноги и выставила палочку вперед. Змея метнулась на нее, шатенка с криком отскочила, выпуская из палочки заклинание. Резко развернувшись, гриффиндорка побежала куда глаза глядят. Сзади раздался громкий треск веток, означавший, что Нагайна ползет за ней. Затылок неприятно болел, а мысли снова не хотели собираться в единое целое. По левому бедру противно била сумка. Вспышка осознания, и девушка быстро останавливается, просовывая руку внутрь сумки. А уже через пару секунд в ее ладони меч Гриффиндора. Пытаясь действовать быстро, она разворачивается и видит, как змея готовится к прыжку. Сделав шаг в сторону, шатенка замахивается мечом и лезвие точно отрезает голову Нагайне. Вокруг сразу же разлетелся черный дым, но чтобы перевести дыхание у шатенки не было времени, поэтому, собрав все мысли в едино, Фишер трансгрессировала обратно к друзьям.

Еле держась на ногах, девушка выдохнула, когда перед глазами появились гриффиндорцы. Они шокировано взирали на нее, ведь шатенка выглядела весьма феерично: растрепанные волосы, испуганные глаза, грязь на одежде, струя засохшей крови на правой стороне лица и меч в руках. Вымолвив только то, что им нужно срочно менять место, Алекса погрузилась во тьму, которая так ласково приняла ее в свои объятья.

========== Глава 28 или “Поместье Малфоев”. ==========

Ресницы потихоньку подрагивали, пока полностью не открылись, явив миру зеленые очи девушки. Алекса внимательно вглядывалась в потолок палатки, пытаясь вспомнить, что было до того, как она провалилась в темноту. Не сразу, но она вспомнила и резко села в кровати. Голова закружилась, заставив ее поморщиться. Поднявшись, она огляделась, но не увидев кого-то из друзей, вышла из палатки.

Всходило солнце, над головой раскинулось огромное выцветшее небо во всей своей чистоте и беспредельности. На ветвях деревьев лежал снег и было жутко холодно, это она почувствовала, находясь в одной кофте, но хоть ветер не так буйствовал. Оглядевшись, на этот раз ища друзей, Фишер увидела, что Гарри и Гермиона сидят под деревом и шепотом переговариваются между собой, прижимаясь друг к другу. У шатенки появилось такое чувство, что она увидела что-то личное, ведь Рона поблизости не было видно. Немного постояв на холоде, девушка тяжело вздохнула и все-таки решила помешать друзьям общаться. Послышался хруст снега под ногами, привлекая внимание гриффиндорцев. Грейнджер, заметив подругу, подскочила на ноги и накинулась на нее с обнимашками. Шатенка так и застыла, пытаясь понять, что произошло. Брюнетка что-то причитала ей в плечо, пока она не перекочевала в руки Поттера. Когда она была выпущена из рук друзей, то тут же поинтересовалась, что это с ними. Гермиона с Гарри переглянулись, а после в один голос заговорили. Оказалось, что когда девушка потеряла сознание, переместится с ней оказалось тяжеловато, но они смогли, поэтому сейчас находятся здесь. К тому же Фишер проспала пару дней. Также произошло следующее – Поттер увидел, как Волан-де-Морт кричал и крушил все вокруг, когда змея была уничтожена. Оказывается, что Нагайна была одним из крестражей, которого они должны были уничтожить. Шокировано хлопая своими ресницами, Лекса впитывала информацию как губка.

Ближе к вечеру появился Уизли. Он уходил проверить окрестности и просто проветриться. А через пару минут повалил снег, их укромную полянку покрыла белая пороша выше щиколотки. После двух практически бессонных ночей все чувства Гарри болезненно обострились. Так как она проспала пару дней, то чувствовала она себя лучше, поэтому взяла подушку и плед и направилась к выходу из палатки. Выйдя, Алекса накинула на себя плед и уселась поудобней около дерева, где днем сидели Гарри и Гермиона. Чувство легкости появилась внутри нее, ведь просто быть живой, смотреть, как солнце поднимается над блистающими снежными холмами, – это же величайшее сокровище на земле. Вздохнув прохладный воздух, шатенка улыбнулась, вспоминая, как сильно испугалась змеи, но все-таки убила ее, уничтожив один из крестражей. Да она герой. Перед ней лежала укутанная снегом долина, в сверкающей тишине разносился далекий колокольный звон. Лекса, сама того не замечая, впилась пальцами в собственные руки, как будто старалась победить физическую боль, только откуда ей сейчас взяться? Мысленно она была спокойна, да и физически чувствовала себя нормально, тогда почему чувство того, что еще что-то будет не покидает ее?

Сзади послышались шаги, а после в поле зрения показалась Гермиона, держа в руках книжку. Шатенка улыбнулась и подвинулась, насколько это позволяла подушка. Брюнетка улыбнулась и присела рядом, зачем-то оглянувшись на палатку. Фишер, немного поколебавшись, почему-то вспомнив про увиденное утром, все-таки спросила, что происходит между Грейнджер и Поттером. Ответ «все сложно» ничего не дал ей, поэтому Лекса вернулась к созерцанию окрестностей. Когда начало светать, шатенка встала, чтобы пойти в палатку и перекусить. Снег падал густыми хлопьями, покрывая волосы девушек снежинками.

Войдя в теплое помещение, Алекса только сейчас вспомнила, что забыла поинтересоваться, где они находятся. Поэтому она тут же произнесла вопрос вслух.

– Королевский лес Дин, – ответила Поттер из-за стола, держа в руках кружку с чаем.

Кивнув, девушка присела напротив него и налила себе чаю, грея руки о чашку. На улице холодно, поэтому ей и оставалось только сидеть и пить горячую жидкость. Сбоку послышался звук храпа, заставляя Фишер повернуться на звук. Заметив Уизли, шатенка усмехнулась, искренне радуясь, что хоть кто-то может в такой момент спать. Через пару минут палатку покинул Поттер, чтобы присоединиться к Гермионе. Встав из-за стола, гриффиндорка подошла к рюкзаку парня и достала оттуда карту Мародеров. Зачем она ей, она и сама понять не могла, ведь не пользовалась ей с того момента, как покинула Хогвартс. Открыв ее, девушка присела на кровать и уставилась на лист. В голову лезли странные мысли, но она упрямо не хотела думать о человеке, который в любой момент может появится вместе с Пожирателями Смерти. В голове всплыло воспоминания того, как она разговаривала с Добби, пока они находились в доме на улице Гриммо.

Алекса сидела в одном из кресел и беседовала с домовым эльфом, пока ее друзья были на кухне и разговаривали между собой.

– Я могу рассчитывать на твою помощь? – с надеждой спросила шатенка, ведь беспокойство не покидало ее и лишняя помощь никогда не помешает.

– Конечно, мисс. Нужно будет только позвать. – ответил эльф и уставился на нее своими большими глазами.

Улыбнувшись воспоминаниям, Фишер закрыла глаза. Ей понравился Добби, он был добрым и готов помочь во всем, если это будет также связано и с Гарри Поттером. На улице слишком быстро сгущалась тьма. Выйдя на улицу, чтобы спросить гриффиндорцев, собираются ли они обратно в палатку заходить или нет, Алекса друзей не обнаружила. Ведь всякий лес полон разной мелкой живности и никто не знает, что может произойти. Она мысленно встряхнулась, отгоняя наваждение. Защитные заклинания исправно работают уже несколько недель, с чего бы они вдруг подвели? И все же ей никак не удавалось избавиться от ощущения, как будто сегодня что-то изменилось. Несколько раз она вскидывала голову, чувствуя, как затекла шея оттого, что она умудрилась задремать в неудобной позе, пока сидела с пустой картой, привалившись при этом к стенке палатки. Вокруг стояла такая глубокая бархатная чернота, словно кто-то застрял в перемещении, не закончив трансгрессию. Качнув головой, отгоняя непрошенные мысли, Фишер тихо позвала друзей. Из-за дерева вышли гриффиндорцы, быстрым шагом направляясь к палатке. Когда они вернулись в палатку, Грейнджер села за стол и тяжело вздохнула.

– Нам надо поговорить.

Рон, который минут десять назад проснулся, устало взглянул на брюнетку, которая пододвинула к себе книгу. Фишер посмотрела на книгу «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора». Откуда она могла взяться, шатенка не знала, но все-таки заинтересовано взглянула на подругу.

– Я хочу повидаться с Ксенофилиусом Лавгудом.

Три пары глаз уставились на Гермиону, не ожидав, что она предложит именно это.

– Что-что? Ксенофилиус Лавгуд, это который папа Полумны? – решила уточнить Алекса, присев недалеко от стола. Грейнджер кивнула и выжидающе посмотрела на них. Было ясно, что она ждет их ответа, но вот что они должны сделать. Молчание затягивалось, и брюнетка опустила глаза на книжку.

– Зачем? – решил, кажется, озвучить мысли каждого Рон, поднимаясь со своего места. Гермиона сделала глубокий вдох, как будто готовилась к прыжку, и выпалила:

– Да все этот знак из «Сказок».

Она сунула им под нос «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора», раскрытую на странице с копией письма Гриндевальду, написанного таким знакомым, летящим косым почерком Дамблдора. Ребята уставились на листок, и Гермиона попросила приглядеться к подписи. Они перевели взгляд на нее и сперва не поняли, в чем дело, но потом пригляделись, поднеся к книге светящуюся волшебную палочку, и увидели, что Дамблдор вместо буквы «А» в слове «Альбус» нарисовал крошечный треугольный значок, такой же, как в сборнике сказок.

Снова повисло молчание. Они посмотрели на исполненную азарта Гермиону, потом в темноту за палаткой и глубоко задумались. Но через пару минут Алекса первая сказала, что это идея хоть и опасная, но узнать будет интересно. Следом согласился Рон, а Гарри оставалось только тяжело вздохнуть.

На следующее утро, переместившись, они оказались на продуваемом всеми ветрами склоне холма. Оттуда открывался прекрасный вид на деревушку Оттери-Сент-Кэчпоул. С высоты домики казались игрушечными. Косые лучи солнца падали на землю в разрывы облаков. Заслоняя глаза руками, друзья смотрели в сторону домика.

Спускаясь вниз, гриффиндорцы переглядывались, пытаясь понять, а оказались ли они там или нет. Возле покосившейся калитки были прибиты три самодельные таблички. На первой была надпись: «Кс. Лавгуд, главный редактор журнала «Придира», на второй: «Омела на ваш выбор», на третьей: «Не наступайте на сливы-цеппелины!». Калитка скрипнула, когда Алекса решила ее открыть. Дорожка, зигзагами ведущая к дому, вся заросла самыми причудливыми растениями, включая куст, увешанный оранжевыми плодами в форме редисок. У входной двери стояли, как часовые, две старые яблони, согнувшиеся от ветра, без единого листочка, зато на их ветвях висели ярко-красные яблочки размером с вишню и лохматые клубки омелы в бусинках белых ягод. С одной ветки на гостей смотрела маленькая сова с приплюснутой ястребиной головкой. Первая вышла Гермиона и трижды стукнула дверным молотком в форме орла по массивной черной двери, утыканной железными гвоздями. Не прошло и десяти секунд, как дверь отворилась. На пороге стоял Ксенофилиус Лавгуд, босой, в одеянии похожем на замызганную ночную рубашку. Его длинные седые волосы, напоминающие сладкую вату, были нечесаны и, похоже, давно немыты. По сравнению с этой картиной на свадьбе у Билла и Флер Ксенофилиус был прямо-таки элегантен.

– Что такое? Кто вы? Что вам нужно? – закричал он пронзительным, сварливым голосом, глядя сначала на Гермиону, потом Алексу, стоящую рядом с Роном и, наконец, на Гарри. Тут его рот раскрылся, образовав идеально ровную букву «О».

– Здравствуйте, мистер Лавгуд. Я Гарри Поттер, мы познакомились несколько месяцев назад. Можно, мы войдем? – спросил Гарри, выжидающе смотря на мужчину.

Фишер, внимательней приглядевшись к отцу Полумны, нахмурилась. Что-то в его виде ее настораживало. Но не мог мужчина так одеваться, будто впал в глубокую депрессию. А, как знала шатенка, предчувствия ее не обманывают.

Войдя в дом, мистер Лавгуд повел их этажом выше, где оказались одновременно гостиная и мастерская, а захламлена она была еще сильнее, чем кухня, мимо которой они проходили. Чем-то она напоминала Выручай комнату в тот незабвенный день, когда та превратилась в громадный лабиринт скопившихся за долгие столетия припрятанных вещей, только эта была поменьше размером и круглая. Повсюду лежали высоченные стопки разных бумаг и книг. С потолка свисали искусно сделанные модельки самых невероятных существ, и все они хлопали крыльями и щелкали челюстями. Полумны здесь они не обнаружили, зато что-то гремело, и, как выяснилось, это была загадочная деревянная штуковина с магически вращающимися штырьками и колесиками. Она была похожа на какую-то странную помесь верстака и старого шкафа. Присмотревшись, Алекса поняла, что это старомодный печатный станок – из него непрерывным потоком лезли «Придиры». Гермиона поинтересовалась, где сейчас Полумна, на что тут же получила ответ, что пуффендуйка скоро будет, но от Фишер, которая стояла ближе к лестнице, пока ее друзья расселись в креслах, не укрылось, как бегают глаза мужчины. Наступило неловкое молчание, отчего каждый чувствовал себя неуютно.

Ксенофилиус спросил, чем он может помочь, отчего Поттер тут же попросил рассказать о символе, который висел у мужчине на шее во время свадьбы.

– Это знак Даров Смерти.

Гриффиндорцы удивленно переспросили, чуть подавшись вперед. Ксенофилиус предположил, что они знакомы со сказкой о Трех Братьях, Гермиона и Рон ответили положительно, в отличие от Гарри и Алексы. Хоть шатенка и читала сказки, об этой она слышит впервые. Мистер Лавгуд замолчал, переводя по очереди свой взгляд. Грейнджер оповестила всех, что сказка у нее с собой. Брюнетка начала читать, а Лекса подошла к дальнему окну. Оттуда было видно ручей – узкую блестящую ленту далеко внизу, у подножия холма. Башня была страшно высокая. Мимо окна пролетела птица, девушка посмотрела в сторону. Поведение Ксенофилиуса казалось все странней и это не давало покоя. Алекса отвернулся от окна, и тут на глаза ей попался еще один специфический предмет, стоявший среди прочего хлама на изогнутом серванте. Это был каменный бюст прекрасной, но строгой с виду волшебницы в необыкновенном головном уборе. По бокам торчали изогнутые золотые штуковины, напоминавшие слуховые рожки. Через темя шла кожаная полоска с укрепленными на ней сверкающими синими крылышками, лоб охватывал другой ремешок, к которому была прицеплена оранжевая редиска. Похлопав ресницами, шатенка поняла, что всю сказку прослушала, погрузившись в свои мысли. Она успела заметить, что Ксенофилиус как будто не замечал, что Гермиона закончила чтение, потом неожиданно встрепенулся, оторвал взгляд от пола и сказал:

– Ну вот. Вот это и есть Дары Смерти.

Лекса нахмурилась, пытаясь осознать, к чему это было сказано, но вспомнив, что она все прослушала, горестно вздохнула. Кто заставлял ее отвлекаться? Только она сама, поэтому стоит сейчас и соображает. Мужчина встал и выудил из кучи всякого хлама гусиное перо и вытянул обрывок пергамента, засунутый между книгами.

– Бузинная палочка. – Ксенофилиус провел на пергаменте вертикальную черту. – Воскрешающий камень. – Он изобразил поверх черточки круг. – Мантия-невидимка. – Он заключил черту и круг в треугольник. Получился тот самый знак, – Все вместе Дары Смерти, – объяснил мистер Лавгуд.

– Ребят, я пойду подышу воздухом, – проговорила шатенка, осматривая в последний раз помещение, после чего быстро пошла вниз по лестнице. Напоследок она оглянулась, заметив, что Ксенофилиус как будто растерялся от ее слов.

Выскользнув на ступеньки, она покрутила головой, всматриваясь в небо. Не нравилось ей это все, ой как не нравилось. Все становится запутано, даже слишком. Посмотрев на окна и поняв, что за ней никто не наблюдает, девушка отошла подальше и перевоплотилась в сову, чтобы понаблюдать через стекло. Хорошо, что друзья не знают, что она стала незарегистрированным анимагом. За стеклом они о чем-то разговаривали, раз Ксенофилиус застыл. В комнате слышался только мерный стук печатного станка и тихий звон тарелок на подносе – у Ксенофилиуса дрожали руки. Она видела, что Поттер что-то спрашивает, отчего чашки с чаем упали и запрыгали по полу, разбиваясь на куски. Гарри, Рон и Гермиона выхватили волшебные палочки. Ксенофилиус замер, не дотянувшись рукой до кармана. В этот миг печатный станок громко задребезжал, и из-под скатерти лавиной хлынули «Придиры». Станок перестал греметь. В комнате наконец-то наступила тишина. Это еще сильней напрягло шатенку, которая в отличие от друзей махала крыльями за окном. Предчувствие усилилось, поэтому что-то потянуло Алексу обернуться, что она и сделала.

Недалеко промелькнули несколько теней. Она резко отпрянула от дома и отлетела на расстояние. Раздался чудовищный взрыв. Комната содрогнулась от грохота, посыпались щепки, бумажки и всякий мусор, поднялась густая белая пыль. Гарри подбросило в воздух, потом основательно приложило об пол. Он ничего не видел, только прикрывал голову руками от падающих обломков. Закричала Гермиона, что-то завопил Рон, жутко загромыхало железо – видно, Ксенофилиус не удержался на ногах и покатился вниз по винтовой лестнице. Заваленный мусором и обломками, гриффиндорец попытался встать. От пыли было не продохнуть и почти ничего не видно вокруг. Часть потолка обрушилась, в дыре торчали ножки кровати. На полу рядом с брюнетом валялся бюст Кандиды Когтевран с отбитой щекой, в воздухе летали обрывки пергамента, а печатный станок опрокинулся набок и застрял поперек лестницы, ведущей в кухню. Рядом с Гарри зашевелилась белая фигура – Гермиона, покрытая пылью и похожая на еще одну статую, прижала палец к губам. А потом раздался хлопок.

Лекса все видела и поэтому сразу полетела в сторону леса, из которого они вышли полчаса назад. Они должны быть там, ведь больше никуда Грейнджер переместится не могла, по крайней мере Фишер на это рассчитывала. В виде совы она успела долететь именно в тот момент, когда ее друзья бежали в глубь леса, а за ними какие-то парни. Взмахнув крыльями, девушка полетела следом, преследуя всех и сразу. Но в один момент что-то поменялось – гриффиндорцы полетели кубарем, вскочить успела только Гермиона и сразу запустила какое-то заклинание Поттеру в лицо. Фишер аж застыла на месте, шокировано взирая желтыми совиными глазами, пока лицо брюнета исказилось.

– Он ее ищет… Сами-Знаете-Кто ищет Бузинную палочку. – только и успел проговорить Гарри, как на поляне появились те самые преследователи.

Их поймали и, обменявшись какими-то репликами, охотники решили сдать кому-то гриффиндорцев. Но до этого они умудрились найти в сумке Гермионы меч Гриффиндора! Чертыхаясь, она поняла, что перевоплощаться уже поздно, да и сама шатенка бы не справилась с дюжиной парней одна, поэтому пришлось лететь за ними, только так, чтобы ее не заметили. Но в один момент, пока никто не видел, девушка успела схватиться лапками за одного из охотников, так как те решили трансгрессировать.

Они оказались около огромного поместья. Пленников, а точнее ее друзей, поволокли к забору, за которым стояла Беллатриса. Фишер порхала в стороне, чтобы ее не заметили, но при этом оставалась близко, чтобы расслышать разговор. Их ввели в помещение, и девушка тут же, оставаясь незамеченной, взлетела на лестницу, откуда хорошо все видно. Тихо перевоплотившись, она достала палочку и выглянула из укрытия, заметив семью Малфоев. Сердце пропустило удар, когда Драко подвели к Поттеру и поинтересовались, узнает ли он гриффиндорца. Но тот, на ее удивление, отрицательно качнул головой. Люциус что-то шептал сыну на ухо, и от этого Фишер захотелось запустить в него пару заклинаний.

Лестрейндж перевела все внимание на Гермиону, запросив палочку. Сидеть на месте Лекса не могла, но если она покажется сейчас, то значит не сможет помочь своим друзьям. Рисковать было нельзя. А через пару минут Беллатриса закричала по поводу меча, а проверив палочку брюнетки, приказала запереть Поттера и Уизли в подвал. И она поняла, что это самый подходящий момент. Позвав шепотом Добби, девушка набрала побольше воздуха и выложила все эльфу, попросив его помочь ей вызволить парней. Увидев со своего места Хвоста, резко передумала и переместилась, пока было время, вместе с эльфом.

Пока Алекса разбиралась с Питером Петтигрю, Добби открывал дверь, чтобы выпустить Поттера и Уизли. Быстро спустившись к друзьям, она заметила несколько новых персонажей в подвале, что вызвало немалое удивление на ее лице. Ей пришлось резко менять план и выкладывать все брюнету. Решили так, что пока эльф будет перемещать их знакомых, гриффиндорцы идут спасать Гермиону, а потом Добби вернется и заберет их. Покивав друг другу, они тихонько поднялись наверх. Шла она сзади парней, поэтому видно ее не было, но произошло так, что Грейнджер неожиданно вскрикнула, и парни побежали к ней. Фишер захотелось стукнуть себя по лбу, но вместо этого она перевоплотилась в сову и взлетела вверх. Краем глаза шатенка заметила, что Рон и Гарри сражаются с Драко и Нарциссой, пока Люциус валяется в стороне, ведь Поттер успел выкрикнуть в него заклинание. Беллатриса, не теряя времени, подняла гриффиндорку с пола и прижала к себе, держа около ее горла кинжал.

Взмахнув последний раз крыльями, девушка быстро приземлилась на ноги и, в такой суматохе, бесшумно оказалась за спиной Лестрейндж. Не теряя ни минуты, она вспомнила про одно заклинание и без зазрения совести проговорила в спину женщины. Та ахнуть не успела, как упала на пол, превращаясь в червя. Кинжал в противным звуком упал на пол, освобождая Гермиону от чужих рук. Наколдовав колбочку, гриффиндорка, не без презрения, поймала червячка и запихнула в стеклянную клетку.

– Стоять! – закричала шатенка, тем самым привлекла к себе все внимание. Грейнджер стояла рядом и чуть-чуть покачивалась, поэтому девушке пришлось придерживать ее под локоть, в другой держать палочку и колбу. Палочка Нарциссы и Люциуса сразу направились на неё. Лекса повернула голову в их сторону, и губы ее растянулись сами собой в ухмылке. Голубые глаза Драко смотрели вовсю на нее, да и сам он стоял неподвижно. В его глазах был испуг и удивление, тем самым вызывая в девушке желание отпустить свою палочку.

– Кто ты? – послышался холодный голос Люциуса, который не спешил с заклинанием.

– Смерть твоя, – с сарказмом оповестила его Лекса, смотря прямо в голубые холодные глаза.

Малфои, которые не ожидали такого ответа, перевели все взгляды на колбу, где во всю извивался червяк Беллатриса. Воспользовавшись моментом, Фишер толкнула подругу в спину, и та полетела в успевшие раскрыться объятья Поттера, тот, немного опешив, укоризненно посмотрел на подругу. Она кивнула ему и обернулась к Малфоям, которые уже отошли от шока. Эльф должен будет прибыть вот-вот, если их тут раньше не прибьют.

– Что ты сделала с Беллой?! – выкрикнула Нарцисса, делая шаг к ней. Она усмехнулась и переместила колбочку в другую руку, а через несколько секунд и в карман штанов.

– То, что она заслужила, – отчеканила каждое слово она, а после перевела свою палочку на Драко, который продолжал стоять неподвижно и смотреть на нее. – Попробуете подойти и в него полетит заклинание.

Нарцисса остановилась и перевела испуганный взгляд на сына. Люциус палочку не отпускал, но взглядом, казалось, раз сто уже убил гриффиндорку. В общем, ее слова подействовали, и Малфои замерли.

– Опусти палочку.

– С чего вдруг?! Смерть за смерть, не так ли, мистер Малфой? – чуть ли не выплюнула эти слова Алекса, сверкнув своими зелеными глазами и сделав шаг по направлению к слизеринцу. Она знала, что их больше и Малфои просто не выиграют эту битву.

– Что ты имеешь в виду? – брезгливо спросил мужчина, делая шаг к ней, но тут же встал, когда шатенка открыла рот, вот только мужчина продолжал держать палочку на прицеле.

Фишер посмотрела на Нарциссу, которая опустила свою палочку и умоляюще смотрела своими глазами на гриффиндорку, но та продолжала держать лицо серьезным. Ее разрывало изнутри, она очень сильно хотела выпустить из своей палочки заклинание в сторону мистера Малфоя, ведь обида за то, что Ариана погибла из-за него, не давала ей спокойно на все реагировать, но с другой стороны, она не хотела лишать отца парня, с которым успела подружиться.

– Не надо, отец. – проговорил блондин, прикрыв глаза, чтобы уже в следующую минуту открыть их. Он аккуратно, делая шаг за шагом, приблизился к шатенке и тут же взял ее за ладонь в свою руку. – Не трогай ее.

– Что ты несешь, сын?! Ты защищаешь ее?! Она тебя чуть не убила – взревел мистер Малфой, все же делая еще несколько шагов в их сторону. Но его вовремя перехватила жена, встав так, что загородила ему путь к сыну, но при этом как бы стоя на защите. Кажется, они успели забыть, что за ними наблюдает Поттер, Уизли и Гермиона. И если первый мог понять хоть что-нибудь, то остальные просто глазели.

– Я хочу уйти вместе с ней, – неожиданно проговорил блондин, отчего сердце шатенки пропустило удар. Она не ослышалась? Это только что произнес Малфой? А ведь он не мог знать, что она тут. Или это давно было в его голове?

– Что?! Да ты не нужен ей!

– Ты готова принять меня такого, какой я есть? – спросил Драко, повернув голову в ее сторону. Его голубые глаза блестели, показывая насколько он искренен в своем решение.

Алекса смотрела в его глаза и не могла поверить в услышанное. Парень, к которому она что-то испытывает, предлагает ей принять его таким, какой он есть. Она хочет, чтобы он пошел с ней, но разум кричит, что так нельзя и их найдут только потому, что Малфой – Пожиратель. Но сердце предательски сжимается от мысли, что ей придется ему отказать. Хочется расплакаться и притвориться маленькой девочкой, чтобы никто не трогал. Она смотрит в голубые глаза и тонет в них, пытаясь принять решение. Парень сжимает ее руку сильнее, заставляя вынырнуть из мыслей и ответить. Одно слово, которое может поменять судьбы многих, и это сейчас зависит от нее. Если она сейчас это скажет, то дороги назад уже не будет.

– Да. – говорит она и переводит взгляд на родителей блондина, – Я готова принять его таким, какой он есть. – Лекса видит, как краснеют глаза в ненависти у Люциуса и как появляются слезы в очах Нарциссы, она понимает, что прилюдно перед друзьями призналась в том, что что-то испытывает к парню, пусть со стороны это и не видно. – Но вас я простить не могу, – проговаривает шатенка и направляет свою палочку на мужчину. – Вы убили мою мать. А ведь она доверяла Вам. – злость быстро куда-то испаряется, когда ладонь парня сильнее сжимает ее руку, – Но я не могу, это не моя месть.

– О ком ты говоришь? Кто твоя мать? – спрашивает дрожащим голосом женщина, смотря на сына и девушку.

– Ариана Ленас.

Лицо Люциуса в мгновение меняется, и рука невольно опустилась, а палочка выпала из рук. Его глаза увеличились, будто он увидел призрака. Губы его затряслись и слизеринец с гриффиндоркой переглянулись. Такого они не ожидали, тем более от такого мужчины, как Малфой.

– Я не убивал ее. Мы были друзьями, я бы не стал. – устало проговорил он, покачав с грустной усмешкой на губах головой, – Хочешь идти с ней сын, иди. Мы попытаемся что-нибудь придумать. Но я правда не убивал Ариану.

Он подошел к камину и снял с него какую-то книжку, после чего протянул ее Драко, который быстро прочитал слово «Дневник». Лекса сожалеюще взглянула на супружескую пару, после чего кивнула в знак благодарности. Трансгрессировал Добби, чтобы забрать их. Фишер, посмотрев на друзей, улыбнулась краешком губ, заметив в руках у Рона меч Гриффиндора, после чего взялась за руку Гермионы, пока с другой стороны стояли парни. Нарцисса во всю обливалась слезами, пряча лицо на груди мужа, который своими грустными глазами смотрел на нее.

– Простите, – только и успела прошептать она перед тем, как перед глазами все завертелось.

========== Глава 29 или “Последняя битва”. ==========

Когда она почувствовала под ногами твердую землю, а в воздухе – запах соли, девушка прикрыла глаза. Она устала, устала от всего, что происходит вокруг. Отпустив руку подруги, она сильнее в другой ладони сжимала палочку. Ноги предательски задрожали, заставляя ее осесть на землю. Совсем близко билось о камни море, но этот звук не заставил ее открыть глаза. Алекса слушала, как шумит море. Она прокручивала в голове слова мистера Малфоя, который смотрел на нее такими грустными глазами, что не поверить в его слова сложно. Втянув воздух в легкие, шатенка почувствовала чью-то руку у себя на плече. Подняв голову и открыв свои зеленые глаза, Фишер увидела обеспокоенное лицо Гарри. Он знал немного об истории Арианы, поэтому мог понять ее чувства. Шатенка перевела взгляд на Драко, который стоял в стороне и осторожно посматривал по сторонам, будто за свои действия его прибьют, после чего он взглянул на гриффиндорку. Он был бледен, как и всегда, но глаза его бегали по ее лицу и не могли остановиться хоть на чем-нибудь. Чуть в стороне стоял Добби, внимательно наблюдая за происходящим. Парень протянул руку, и гриффиндорка сжала ее, поднимаясь с насиженного места. Улыбнувшись краешком губ, шатенка взглянула на эльфа, тот кивнул и направился в сторону дома. Гермиона и Рон шли впереди, Поттер догнал Добби и шел с ним. Идя в самом конце, Фишер в поддержке сжала руку слизеринца.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю