290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Борьба за жизнь (СИ) » Текст книги (страница 9)
Борьба за жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Борьба за жизнь (СИ)"


Автор книги: KeshaK






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 14 страниц)

– Уходи, пожалуйста! – оборачиваюсь, с паникой в голосе прошу Хельги. – Прошу.

– О-о-о, – протянул мой кошмар. – Это так мило. Милая, ты нашла мне замену?

– Тебе ведь нужна я, так? – спрашиваю, оборачиваясь. Всегда ведь нужно смотреть в лицо своему страху? Но мне почему-то не так страшно, как за моего принца. – Вот она я. – раскинула руки в стороны и затем крикнула. – Забирай!

Интересно, во сне работает магия? Постойте! Сон! По идее я могу создать что угодно и уничтожить свой кошмар, или нет?

– Лиса, ты не должна... – протянул Хельги, пытаясь вылезли из-за моей спины, но я упёртая.

– Так вы уже познакомились? – парень скрестил руки на груди и облокотился о дерево.

– Хельги, уходи, прошу! – взмолилась я, оборачиваясь к, возможно, возлюбленному. Но как можно полюбить кого-то из твоего сна? Затем я не выдержала и ударила чистой магией, закричав. – Проваливай!

Кажется, я даже смогла увидеть свою магию. Она прекрасна. Вот только почему на краях была чернота? Во мне же нет тёмного начала? Хотя, если же все подтвердится и мой отец окажется... это не удивительно.

– Смело, – произнес мой кошмар, рассматривая место, где секунду назад был Хельги, надеюсь, когда мы снова встретимся, он простит меня.

Обернулась. До чего же мерзкий тип. И я сейчас не о его шраме. Почему я раньше этого никогда не замечала? Ноги подкосились и я повалилась на землю. Окружающее пространство не изменилось.

– Откат, – спокойно произнес парень, подходя ко мне и садясь на корточки. Смогла подняться и сесть на колени. Не хотелось валяться перед ним и казаться беззащитной и беспомощной. – Нельзя просто так использовать чистую силу, да еще и во сне и не получиться отката. Вам разве не рассказывали об этом?

Может и рассказывали, но я не знала, как еще выгнать из моего же (кстати!) сна Хельги. Уж очень не хотелось, чтобы он пострадал. Интересно, как его зовут в жизни. Блин! Проще было сказать как зовут меня, может тогда бы мы не смогли встретиться. Судьба не разрешила бы.

Мой личный кошмар не выдержал молчания; схватил меня за волосы и рывком заставил подняться. Больно.

– Послушай сюда, не смей мне перечить, – говорил он спокойно. Выдавало разве что сжатый кулак, который, все еще сжимая, натягивал мои волосы, делая еще больнее. – Просто осознай то, что ты будешь моей. И мне плевать, кого нужно будет убить ради своей цели.

– Ты больной ублюдок! – выплюнула слова. – Тебе лечиться нужно! Ай...

Видимо, никому не нравится, когда их обзывают. Одно движение и моя голова наклоняется в бок. Как же вырваться из этого сна?

Меня отпустили. Свобода! Успела лишь подумать об этом. Только я захотела отойти от него, как его пальцы стальной хваткой, словно капканом, схватили меня за руку. Второй же залепил мне оплеуху. Больно. Меня никто не бил. На занятиях самообороны не в счет.

– Ты можешь сопротивляться, но... чему быть, тому не миновать. – вот бы смыть эту гадкую ухмылочку. Я, чёрт возьми, боевой маг! Ну, в будущем. Если доживу.

В следующую секунду я поступила как самая обычная женщина должна поступать в такой ситуации. Ударила со всей силы... ногой, в самое больное место любого мужчины. Ну а ибо нефиг меня бить!

Парень тут же свалился с ног, зажимая ушибленное. У-у-ух! Я еще добавить могу. Следующий удар пришелся куда-то в живот, но не успела я убрать ногу, как травмированный схватил меня за причину его боли и чуть потянул на себя. Я потеряла равновесие и упала рядом, больно ударившись головой.

Надо валить отсюда! Хотя бы от него подальше. Перевернулась на живот и рывком поднимаюсь на ноги. Не успеваю делать и шага, как нога снова попадает в капкан, но на этот раз ее не отпускают. Падаю и ударяюсь лицом. Чёрт! Как же больно. Кажется, даже губу разбила. Но, это ведь всего лишь сон?

Немного повернулась на спину и бью свободной ногой в лицо моему противнику. Послышались маты и меня освобождают из захвата. Пришлось немного отползти, а уж потом подниматься.

Вот только враг тоже уже был на ногах. Призываю магию и не получаю отзыва. Какого...? Что сделал этот мудак? Оборачиваюсь на ходу и понимаю, что мне не убежать.

Вдруг, местность стала расплываться. Птицы уже давно не пели, трава потемнела и потеряла четкость. Земля уходит из-под ног. Резко темнеет в глазах. Я не ощущаю своего тела. Где-то на краю сознания слышу голос:

– Это все, что я смог сделать для тебя. – а голос-то очень походит на моего принца. Хельги. Увидеть бы тебя снова.

– Эй! Эй, все хорошо? – обеспокоенный голос выводит меня из такого странного сна. – Ты кричала.

– Прости, – прошептала я, смотря на Камиллу снизу вверх. Я что, лежу на полу? – Я тебя разбудила?

Голова нещадно болела, как и нижняя губа. Проклятье! Костяшки сбиты. Я же ими никого не била. Или это после эпичной встречи с землёй? Но это ведь было во сне?! Или...

– Сначала ты закричала, я тут же с кровати слезла, – Камилла протянула мне руку, помогая встать. – У тебя кровь. Когда села рядом с тобой, губа уже была разбита. Потом тебя затрясло всю, хотела позвать кого-нибудь на помощь, но ты с кровати упала и я решила не уходить.

– Спасибо, – отвечаю подруге, которая уже снова уложила меня на кровать. Коснулась губы. Больно. На пальцах осталось немного крови. – Завтра схожу в медпункт, пусть меня немного подлатают, – усмехнулась. Увидев взгляд подруги, который не говорил ничего хорошего. – Опять приснился кошмар.

Жутко не хотелось вдаваться в подробности. Снова все это переживать. Видимо, на моем лице было что-то такое написано; Камилла бросила «будешь готова рассказать – я буду рядом», затем принесла мне воды и залезла наверх.

Я же не могла уснуть. Если этот Хельги может проникать в мои сны, то как? Он тоже маг? В обед нужно зайти в библиотеку и почитать про сны. Кто может проникать в них и все такое прочее.

Утром моя голова была ватной. Глаза опухли, как и разбитая губа. Я говорила, что голова продолжала болеть? Пришлось выпить обезболивающую таблетку. Да, ночью можно было сходить в медпункт, который, кстати, работает круглосуточно, но не хотелось ничего рассказывать и объяснять, а сегодня можно сказать, что упала или ударилась обо что-то.

В столовую мы зашли одни из последних. Денис позаботился о нас: за нашим столиком стояло уже три подноса с завтраком.

– Ты мой герой, – простонала я, садясь. Тело тоже болело, кажется, я даже видела пару синяков.

– Что с тобой случилось? – наклонившись вперед спросил друг, переводя взгляд с меня на Камиллу.

– Ночью ей приснился кошмар, – спокойно отвечает другу, беря в руки вилку. – Она кричала, а потом появилась кровь на губе, после чего кто-то решил отправиться в незабываемое приключение на пол. – Она усмехнулась, но увидев непонимающий взгляд Дениса, поправилась. – Она упала.

– Опять кошмар? – спросил Дэн, переводя взгляд на меня. Я же достала книгу из сумки. Ну не могу я без нее.

– Снова, – тяжело вздохнув отвечаю. – В этот раз он был очень реальным.

– Я вижу, – немного раздраженно бросил друг. – Этой ночью я буду с тобой и не спорь.

– Только если на полу, – открыла книгу и начала читать. После пары строк, пришлось оторваться. – Ты же знаешь, Камиллкину проблему мы так и не решили. И, если честно, не знаем, как именно это сделать.

– Вы можете попросить совета у самого сильного и умного из нашей компании. – Денис выпятил грудь вперед, положил руки на стол, показывая свои мышцы.

– Сейчас только позавтракаю и буду решать ее проблему, – подколола я друга. Усмехнулась. Потом же не выдержала и рассмеялась.

Ко мне тут же присоединилась подруга. Мы смеялись от души. Будто не было никаких проблем и разногласий между нами. Мы словно никогда и не расставались. Всегда были вместе. И всегда будем.

Глава 8


После столовой мы побежали на пары. Точнее друзья побежали, а мне пришлось ковылять за ними. Так, немного прихрамывая, мы добрались до кабинета, где проходила первая пара. Чёрт! Защитные чары. Как мы могли забыть об этом? И кто вообще поставил пару в субботу?! Выходные же. Хорошо, что пара только одна, а потом открывают порталы и можно отправиться домой, или погулять по городу.

Мистера Бекера не было на месте. Это и не удивительно. Обычно он заходит со звонком и закрывает дверь. Все знают, если дверь закрыта, то больше никого он не впустит. Очень принципиальный тип.

Войдя в кабинет, все взгляды были обращены ко мне, точнее – к нам. Да-а, нашу компашку уж точно никто не ожидал видеть в таком составе. А еще у меня была разбита губа. Это, уж поверьте мне на слово, было видно издалека.

Мы решили, что Дэн сядет с Камиллой и, если что, сможет ее защитить от нашего преподавателя. Хотя, на занятии он вряд ли сможет ей что-либо сказать. Я же села за ними. И, так получилось, что это оказалась последняя парта. Ничего, я и так не хотела быть у всех на виду.

Но кое-кто меня все же заметил. Рома, только зайдя в кабинет, осмотрелся по сторонам. Увидев меня, его глаза стали по пять рублей. Это все моя губа, да? Отвернулась, рассматривая пейзаж за окном. Рядом кто-то сел. Нет, ну серьезно! Разве больше нет свободных мест? Дэн тут же покосился в нашу сторону.

– Что с тобой случилось? – без приветствия спрашивает Рома.

– И тебе привет, – я просто решила не отвечать на вопрос.

Парень промолчал. Он явно ждал ответа на свой вопрос. Денис изредка оборачиваясь, готовый прийти на помощь в любой момент. Камилла нервно дергала прядь волос.

– Ничего серьезного, – ответила, оборачиваясь к Роме. – Надеюсь, такой ответ тебя устроит. Другого не получишь.

Рома, видимо, хотел сказать что-то еще, но в этот момент зашел мистер Бекер, закрывая дверь. Он прошелся глазами по всему кабинету, на секунду задержался на Камилле, и прошел за свой стол.

– Рад, что вы почти нас своим визитом, мисс Ветрова и мисс Ди Рейх. – ой, ну что вы, что вы. Он хотел сказать что-то еще, но я его перебила.

– Мы готовы отработать свой пропуск, – ну не позволить же ему остаться наедине с подругой. А так, у нас целый класс свидетелей.

– Ну, конечно, мисс Ветрова, – ну что за «мисс» ?! Тупые иномирцы. Или иномеряне? Вообще пофиг.

А какой он взгляд бросил на Камиллу! У-ух! Мне аж жарко стало. Столько огня, искр и всякой прочей любовной лабуды. Хотя все это произошло за долю секунд... Как говорится, когда знаешь, куда смотреть... А так я бы и не заметила, если бы не следила за ним так тщательно, как сегодня. Не знаю, что там происходит с Камиллой, но вот сейчас у мистера Бекера все написано на лице. Или...

– Ром, нужна твоя помощь, – сменила я гнев на милость. С ним лучше дружить. – Сможешь прочитать его? – я глазами указала на преподавателя, поставив локоть на стол и опустив на ладонь голову. Только прошу, ни о чем пока не спрашивай!

Парень принял от меня мысленное сообщение. Затем перевел взгляд на преподавателя. Все произошло за секунды. Надеюсь, мистер Бекер не сильно потерял нить своей мысли. Если так, конечно, говорят. Преподаватель сел за стол и начал идти по списку вниз, проверяя кто присутствует на его занятии.

– Он в недоумении, – шепотом произнес Рома. Или в моей голове сразу? – Немного разочарован, расстроен и озадачен, но зачем это тебе?

– Просто скажи о чем он подумает, когда посмотрит на Камиллу, хорошо? – попросила я, стараясь сильно не думать о причине моей просьбы. – Объясню все позже.

– Тишина в аудитории, – монотонный голос мистера Бекера пронесся по всему кабинету. – Сегодня будем изучать ментальный блок, – о, какой взгляд он бросил в сторону Ромы. Чёрт, он знает? – Ментальный блок – это своеобразная защита всех ваших мыслей и эмоций от постороннего вторжения. Вообще ментальные блоки изучают в высших академиях, примерно на втором-третьем курсах. Сейчас же ваш директор попросил прочитать для вас эту дисциплину. Одна из причин – ваше дальнейшее поступление в высшее заведение. И умение ставить ментальный блок – может послужить той самой песчинкой на весах, которые могут склониться в вашу пользу. Итак, чтобы поставить такой блок, вам необходимо представить перед собой стену, а затем высвободить немного силы и сказать всего два слова «аурэ менгэ».

Чёрт! Не поставил же он ментальный блок себе? Иначе будет плохо. Точнее мы так и не узнаем, что он думает. Посмотрела на Рому. Тот был сосредоточен. Непривычно видеть его таким. Около двадцати минут мы пытались ставить и активизировать блок. У меня получилось уже на третьей минуте и поэтому я сидела без дела.

А вот Рома не бездельничал, в отличие от меня. После звонка с пары, выйдя из кабинета, он, схватив меня за локоть, ответ за угол.

– А теперь я жду объяснений, – интересно, друзья видели куда меня увели? – Я слышал достаточно из того, чего мне слышать не следовало. И да, блок у него хороший, но против меня такой не выдержит. А еще я знаю, как из обходить.

– Может позже? – взмолилась я.– Честно, я объясню все, но немного позже.

Вот и как теперь выкручиваться? Куда там мои друзья пропали?

– Они остались в кабинете, – прочитав мои мысли, ответил Рома за моей спиной.

Я же пулей метнулась в сторону кабинета и ворвалась в самый подходящий момент. Ну мне просто не хотелось оставлять Камиллу наедине с этим... хмм... даже не знаю, как его назвать. Он, вроде ничего плохого не сделал, но все же.

– О, вы как раз вовремя! – воскликнул преподаватель, но никакой радости у него не было. – Я тут пытаюсь придумать вам наказание за пропущенное занятие.

В общем из кабинета мы вышли минут через десять. Сначала нам прочитали хорошую мораль о том, что пропускать занятия плохо, а еще пообещал провести лично для нас опрос по пропущенной теме. Ладно, это не так плохо, как казалось.

Камилла сразу же отправилась в свою комнату собирать вещи. Все-таки проведет два дня дома. Хорошо, что не нужно тратить время на дорогу.

Денис и я сидели в общей комнате. Он ждал звонка от отца, который должен был отправить коды к из поместью. Без них портал работать не будет. Я же уже час пыталась позвонить маме. Телефон был выключен. О нет, пошел гудок.

– Алло, мам? – от радости я чуть не подпрыгнула на кресле. Безумно была рада услышат ь голос родного человека. – У тебя все в порядке? Как ты?

– Привет, доченька, – отвечает мама бодрым голосом. Слишком уж бодрым, я бы сказала. – Все хорошо, у тебя как? Прости, не получается выбраться к тебе. Слишком много работы. Увидимся на следующих выходных?

– Да, конечно, – разочарованно отвечаю. – Нет проблем.

На том конце положили трубку. Странно. Она никогда не бросала все вот так, не закончив разговор. В один миг я перестала так сильно переживать по этому поводу. Она просто очень сильно занята, как и всегда.

– Все хорошо? – спрашивает Денис, подходя ко мне.

– Да, – слишком быстро отвечаю ему. – То есть нет. Мама не сможем встретиться. Много работы.

В этот момент мой мозг пытался работать с принуждением, которое на него явно наслали извне. Нужно сейчас же все обдумать, пока не потеряла ниточку. Вот сейчас, сейчас... Все, ушла.

– Ты все так же можешь поехать со мной, – уже в который раз предлагает друг. – Родители будут рады, ты же знаешь.

– А знаешь, что? – немного подумав и взвесив все «за» и «против», ответила другу. – Поехали. Я только зайду в комнату, возьму пару вещей.

Собиралась я быстро. Если честно, немного была обижена на маму. Почему она не приехала? Мы же договаривались! Неожиданно для самой себя, села на кровать и задумалась. Она всегда так поступала, но ведь я никогда так сильно на нее не обижалась. Нужно срочно найти того, кто влияет на меня!

Друг ждал меня возле порталов. Чувствовала себя немного виноватой. Все-таки тот мамин звонок меня немного напугал. У нее что-то случилось? Но почему не отвечала, когда я звонила ей? Почему не позвонила сама? Почему ничего не сказала сейчас? Она вела себя привычно, даже слишком. Думаю, смогу все обдумать, пока буду гостить у Дениса. Может там влияние некоего неприятеля станет слабее?

Что представляла собой портальная зала? Это такое большое помещение, с высокими потолками и несколькими порталами, находящимися на приличном расстоянии друг от друга. А сами порталы – такая своеобразная широкая арка, закругленная к верху. Рядом с ним – панель. Кладешь на нее руку, представляешь место, куда хочешь переместиться и вуаля. Проходишь через арку и ты на месте. Через такую арку может пройти не больше трёх человек по одному коду. А код этот считывается из твоей памяти, точнее из памяти первого, кто проходит (он же и закладывает координаты перемещения). А коды даёт принимающая сторона. Не знаю, как они генерируются, не спрашивайте меня.

Я редко бывала в портальной зале. Обычно, когда я училась здесь, мама жила в ближайшем городке и, соответственно, работала там. Сейчас же все иначе. Где она сейчас? Дома ли? На работе? Все ли хорошо? Хмм... Что-то мне подсказывает, что чем дальше от общежития, тем слабее давление на моё сознание. Значит, мой враг – обычный студент этой академии? А это может быть интересным.

Перемещение было, мягко сказать, не очень. Войдя вслед за Денисом– в портал, мир тут же закружился, завертелся, в глазах потемнело, меня замутило. Думала, стошнит прямо при перемещении, но нет. На самом деле все произошло за считанные секунды. Для меня же – прошла вечность.

В портальной (хм, как ее называют у аристократов?) комнате, нас встречал дворецкий, который и подхватил меня под локоть, не давая упасть.

– Мистер Тер Оллфорд прибыл со своим гостем? – это скорее был вопрос, чем утверждение. Кроме нас троих я больше никого не видела.

– Ой, простите, – промямлила, пытаясь не показать, чем сегодня завтракала.

– Билли, Алису ты знаешь. – спокойно ответил мой друг, помогая мне обрести равновесие. С каждым разом перемещение будет проходить все лучше, но не сейчас. – Мы отнесем свои вещи сами, а ты доложи о нас родителям.

– Обед уже подали в малую столовую, – с каменным лицом говорит дворецкий и откланялся.

– Эй, ну ты как? – спрашивает друг.

– Уже лучше, спасибо, – теперь я могу осмотреться.

Последний раз я была здесь несколько лет назад. Но именно эта комната осталась прежней: высокий потолок, большое панорамное окно во всю правую стену, открывающее вид на заснеженные горы.  Большая резная дверь цвета итальянского ореха с каким-то незамысловатым узором. Всю левую стену покрывали картины и портреты предков этого поместья.

Выйдя из портальной комнаты, мы оказались в просторном холле. По обе стороны от меня, располагались высокие окна, пропуская много света в помещение. По бокам оных висели тяжелые (и это только на вид) портьеры. Прямо передо мной вела на второй этаж широкая лестница с красным ковровым покрытием, вроде красной дорожки на премии Оскар. Через некоторое количество ступеней, лестница разделялась на двое с небольшими промежутками лестничной площадки. Все это великолепие сопровождалось перилами с балюстрадами и столбиками. На стенах висели красивые маленькие светильники в форме подсвечников, а рядом с ними – картины.

Справа и слева от лестницы были две высокие двери. У них тут явно проблемы с высотой. Или так они чувствуют себя лучше? Интересно, как Дэн живет в маленькой комнате в общаге? Клаустрофобия не замучила?

Усмехнувшись своим мыслям, не заметила, как друг уже прошел первую часть лестницы и стоял ждал меня. Поспешила подняться следом.

Второй этаж был не менее красивым. Те же высокие окна. Длинный коридор с кучей дверей. Много цветов и картин. Давно же я тут не была. Стала забывать, как мне тут нравилось.

– Стой, – я стояла радом с шедевром. Боже, как же мне нравится эта картина! – Это же копия? Скажи, что это очень качественная копия!

– Нет, – улыбнулся друг.

Картина была великолепной! Данный шедевр относился к постимпрессионистическому направлению в живописи. Сложное слово, знаю. Не сложнее, чем выговорить тоталитаризм. Тогда художники отказывались изображать только зримую действительность (как реалисты), или сиюминутное впечатление (как импрессионисты). Они стремились изображать ее основные, закономерные элементы, длительные состояния окружающего мира, сущностные состояния жизни. При этом они прибегали к декоративной стилизации.

Для постимпрессионизма характерны разные творческие системы и техники, объединённые по сути лишь тем, что они отталкивались от импрессионизма. Они сильно повлияли на последующее развитие изобразительного искусства, став основой направлений в современной живописи. Крупные мастера своей проблематикой положили начало многим тенденциям изобразительного искусства XX в.: работы Ван Гога предвосхитили появление экспрессионизма, Гоген проложил путь к символизму и модерну.

Но хватит истории. Если кто не догадался, прямо передо мной, в резной раме, под толстым (в этом я была уверена. Это же оригинал!) стеклом, на меня смотрела «Звездная ночь» Винсента Ван Гога! Охринеть!

На сколько я знаю, эту картину художник написал по памяти. В то время Ван Гог находился в лечебнице Сен-Реми, терзаемый приступами безумия.

– Откуда она у вас? – не успокаивалась я, не в силах оторваться от картины. – Ну, то есть я поняла, кто купили, но когда? Она же безумно дорогая! Если вообще продается.

– У моего отца много связей, – улыбаясь, отвечает друг. – Подергал пару ниточек и вот она уже у нас. – немного подумав, друг предложил. – Если хочешь, она станет твоей.

Что-о? «Звездная ночь» самого Винсента Ван Гога? Моего любимого художника, может стать моей? Это же нереально! Просто скажите, что я сплю! Хотя нет, вспоминая свои сны, лучше не надо. Нужно себя ущипнуть.

– Ай! – это сделал Дэн. – Я не могу, прости. Она вам-то обошлась в копеечку. Я не смогу принять ее, хоть и безумно хочу, чтобы она была моей.

– Однако, ты всегда можешь приходить к нам и любоваться ею, – послышался позади чей-то бархатный и, одновременно, басовитый голос.

Обернувшись, встретилась с красивыми карими глазами, уже не молодого человека. На вид ему было не больше тридцати, но я-то знала, что ему далеко за сорок. Глаза выдавали истинный возраст. Маги живут долго, соответственно и стареют медленнее обычных людей. Мужчина был одет в обычные хлопковые домашние штаны, рубашку и домашние тапочки.

– Здравствуйте, мистер Тер Оллфорд, – вежливо поздоровалась.

Хоть этот мужчина был мне, практически, отцом, этикет и уважение еще никто не отменял. Мне и так позволялось не кланяться или делать реверансов при виде высших аристократов (но это только в этом доме). Однако, где-то в высшем свете, мне необходимо было сделать книксен, как минимум.

– Прошу, зови меня Александр, – добро улыбнулся мой собеседник. Денис очень походил на своего отца. И цветом волос, и цветом глаз. – Ты же знаешь, для нас ты не просто гостья. Ты – как член нашей семьи.

Эта речь просто растрогала меня. Я не хотела плакать. Честно! Держалась из последних сил, но когда мужчина раскрыл объятия, не удержалась, подбежала и обняла. От него пахло лесным орехом и хвоей. Украдкой стерла дорожку, оставленную подлой слезинкой.

– Пойдемте, Леночка ждет нас в столовой, – отстранившись произнес Александр.

В столовую зашли не сразу. Сначала отнесли вещи и свалили их одной кучей, кажется, в комнате Дениса. Пообещали его отцу, что разберем их позже.

– Алисочка! – услышала я голос мамы Дениса. – Здравствуй, дорогая! Как добрались?

– Здравствуйте, миссис Тер Оллфорд, – поздоровалась я. – Все хорошо. – заметив взгляд Елены, поняла, что моя маленькая ложь не прошла мимо. – Ладно, все печально. Мой завтрак захотел выйти наружу.

– Пот парщивка! – воскликнула Елена, все еще обнимая меня за плечи. Перевела перепуганный взгляд на Дениса, ища поддержку. Тот лишь весело улыбался. Что я такое сказала-то??

– Вот и я тоже ругаться начал, – поддержал жену мистер Тер Оллфорд.

– Просто Елена, – поправила меня мама Дениса. Смогла спокойно выдохнуть. – Или можешь звать меня Лена.

– Мне все еще сложно к этому привыкнуть, – улыбнувшись, ответила.

Дворецкий темной тенью проскользнул в столовую и громко провозгласил о начале обеда. От неожиданности я даже подпрыгнула. Ну серьезно, не привыкла я ко всему этому. Разговор плавно перешел за стол. Сначала передо мной поставили небольшое блюдце, в него положили что-то белое и полили его водой. Это проделали перед каждым: Денисом и его родителями.

Подозрительно присмотрелась к этому нечто. Покосилась на аристократов. А они спокойно, как будто делали это уже раз двести, взяли это нечто, развернули и начали вытирать руки. Оу. Поспешила проделать тоже самое.

– Как дела в академии? – спросил отец Дениса, обтирая руку.

– Все прекрасно, – поспешил ответить Дэн. – Мы с Алисой решили немного нагнать предыдущий материал. Её же долго не было.

– Да? – удивился мистер Тер Оллфорд. – Это похвально. Всегда замечал в тебе тягу к знаниям, Алиса.

– Благодарю, – и куда это теперь деть? Да, я проводила в их поместье много времени, но чтобы вот так, почти официальный прием? Не-не-не.

– Пап, как дела у тебя на работе? – спросил Денис, лениво рассматривая свое отражение в ложке.

Официанты подошли и синхронно забрали посуду. Из двери, которую я сначала даже и не заметила, появились еще четверо официантов с тарелками, которые были накрытые серебряными (надеюсь, только на вид) крышками. Одно из блюд поставили передо мной. Синхронно открывают крышки. Э-э-э. Что это? На вид небольшой кусок хлеба, сверху то ли гренки, то ли помидор; вокруг полит какой-то соус. Это что, сыр? С плесенью?! Он же дорогой! А этим вообще можно наесться?

Долго не думая, хватаю хлеб и смачно откусываю, закрывая глаза. Как же вкусно! Как-то уж слишком тихо. Кто-то демонстративно кашлянул. Открыла глаза, все еще держа хлеб в руке. Дэн пытался прикрыть смех за бокалом с соком. Мистер и миссис Тер Оллфорд не смотрели на меня, сосредоточившись на содержимом тарелок, но их улыбки они не смогли скрыть. А вот дворецкий смотрел на меня с явным неодобрением и возмущением. Упс.

Положила хлеб обратно на тарелку. Значит, вилка-нож? Так-с, вилка есть. Смотрю на Дениса, тот еле заметно кивнул. Значит, правильно выбрала прибор. Так, нож. Разве есть разница каким резать хлеб? Кто-то пнут меня под столом. Поднимаю глаза. Дэн отрицательно качает головой. Хмм. Этот? Неужели?! На вид нож и нож. Чем он от других отличается?

– Я слышал, что в вашу академию приедут студенты из других миров? – спрашивает отец Дениса, отрываясь от своей тарелки.

Александр сидел во главе длинного стола, а его жена – справа. Денис сидел слева, но немного подальше. Я – напротив друга. Не знаю, принципиально это или нет, но разве нельзя сесть там, где понравилось? Или вообще за маленьким столом? Кто вообще назвал ЭТО малой столовой? Боюсь даже зайти в большую.

Мы находились в большом помещении с высокими потолками. Сверху, на золотых цепях, свисали большие люстры, а вместо лампочек были свечи. В центре комнаты находился большой стол, за который можно было посадить всю нашу группу и весь преподавательский состав. Ладно, не весь, но большинство. Все было украшено в белых и золотых тонах. По углам стояли какие-то высокие растения.

– Да, – отвечает Денис, отрезая кусок и закидывая его в рот. – Говорят будет бал.

– Вот как? – удивился Александр. – И вы пойдете?

В это время снова появились официанты, забирая тарелки и приборы. Кстати, после каждой смены блюд, приборы меняли тоже. Поставили новые тарелки. Синхронно открыли крышки. Интересно, долго они это оттачивали? В тарелке был суп. Неужели хоть что-то знакомое! Это-то я знаю, чем есть. Однако, хотела я только взять одну из ложек, как дворецкий не выдержал. Подошел, собрал все мои приборы и унес на кухню, оставив только одну ложку. Вот сразу бы так.

– У нас не каждый день устраивают балы, – спокойно ответил друг, беря столовый прибор и приступая к первому блюду.

Хмм, а суп-то неплох. И мясо достаточно мягкое и вкусное. Правда имеет какой-то странный привкус. Что это? Никогда не пробовала такое. Хотя, может просто приготовили как-то особенно.

– Оленина хороша, – протянула Елена.

Оленина?! Твою ж... Осмотрела сотрапезников. Все уткнулись в свои тарелки. Взяла салфетку, что лежала слева от меня. Наполовину пережеванное мясо отправилось на ткань. Кто вообще кладет не бумажные салфетки?! Черт! Ну и куда ее деть? Если просто выкину на пол никто не заметит? Положила пока салфетку на колени.

– Алиса, почему не ешь мясо? – спрашивает Александр. Точно издевается! – Не понравилось?

– Нет, что вы! – пытаюсь что-то придумать, но как на зло, в голове пусто. – Очень вкусно, правда!

Признаваться, что есть оленину мне как-то не очень нравится ну вот вообще не хотелось. Состроила самую милую свою улыбку. Надеюсь, она не походила на оскал.

Тарелка опустела быстро, а вот куда деть мясо? Ладно, оставлю тут. Вроде пока никто не заметил. Денис что-то рассказывал своим родителям.

На этот раз пришел один официант, но с тележкой. Это мой шанс! Пока он складывал мою тарелку и ложку, решила дотянуться до его тележки и положить в нее салфетку с не пережёванной олениной. Либо официант поставил тележку слишком далеко, либо просто сработала моя неуклюжесть. В общем, я полетела на пол вместе со стулом и громким криком.

– У вас все в порядке, мисс? – спросил подошедший дворецкий, нависая надо мной.

– Красивые потолки тут, – ляпнула не подумав. Что я несу??

Билл протянул мне руку, помогая подняться. Официант поставил на место мой стул. Я промямлила «спасибо» и снова села за стол. В этой суматохе, сумела-таки положить салфетку на тележку, между тарелками.

– Алисочка, все в порядке? – забеспокоилась Елена. – Не ударилась?

– Нет, все в порядке, – ответила, заливаясь краской. Как неудобно-то. – Спасибо.

Следующий официант принес тарелку, на которой оказалась жареная печень с беконом. Это сказал дворецкий. Я даже не замечала, что он озвучивал все блюда. И только сейчас я почему-то ощутила себя, словно в каком-то ресторане. Ну точно, они же аристократы!

На этот раз, справа от тарелки, лежал один нож, а справа – вилка. У всех остальных лежал полный набор столовых приборов. Это понятно, они-то каждый день так питаются. А тут приехала я, словно из деревни.

Печень оказалась безумно вкусной! Ее тушили в сливках, так же на тарелке лежал картофель с чесноком.

А еще я решила продумать месть для Дениса. Он ведь не предупредил меня про все эти вилки, ложки и прочее! Хотя, он ведь не обязан был это сделать. Да и для него это было обычным делом. Друг поймал мой коварный взгляд и все понял. Улыбка медленно сползла с его лица. Так-то. Будет знать, как так подставлять друзей.

После ужина мы с Денисом отправились в свои комнаты. Точнее туда, где мы свалили кучей наши вещи. Оказывается, у этого замка есть третий этаж. Я и не сомневалась. Выйдя из комнаты, в которой оставили вещи, прошли длинный коридор, повернули направо. Там, в конце была винтовая лестница, которая, видимо, и вела на третий этаж.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю