290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Борьба за жизнь (СИ) » Текст книги (страница 12)
Борьба за жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Борьба за жизнь (СИ)"


Автор книги: KeshaK






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

– Пойдемте отсюда, – протянул Денис, обнимая меня за талию. – Тут запахло падалью, – и взгляд такой злой, испепеляющий, который был направлен на Рому. – Найдем занятие поинтереснее.

Последнее, что я увидела – взгляд Ромы, направленный на меня. Не знаю, что он увидел в моих глазах, но он сбросил руку с шатенки и даже подался в мою сторону. Я же не хотела его больше видеть. Никогда. Это предательство я тебе никогда не прощу!

Глава 11


– Давай я подлечу твою руку. – виновато произнесла я, осматривая поврежденную конечность друга.

Оказывается он специально закатал рукава, зная, чем может все закончиться. Камилла ушла вместе с нами. По дороге он несколько раз извинялась за то, что захотела подойти поближе. Ей стали интересны их нашивки, и что они значат. Я не могла ее винить. Все-таки никто его не заставлял целовать эту шатенку. А друзья – все, что есть у меня в этом мире. Только они дарят мне радость и желание просыпаться каждое утро.

– А ты и такое умеешь? – удивилась Камилла, взирая на поврежденную руку Дениса.

– Узнала на днях, – отмахнулась я.

Да, действительно. Пару дней назад, когда Камилла уже ушла спать, мы с Денисом решили немного усовершенствовать одно боевое заклинание, взятое, кстати, из запрещенной книги мистера Тер Оллфорд. Друг немного накосячил в заклинании и по нему ударило его же заклинание. Щит он успел поставить, а вот руку спрятать не успел. На руке был ужасный ожог. Пострашнее того, что сейчас находится на его левой руке. Руку я залечила. Даже шрама не осталось.

Дэн подошел ко мне и протянул пострадавшую конечность. Одной рукой взяла его руку, а второй – накрыла ожог. Прикрыла глаза и призвала силу, что всегда спасает мне жизнь. Да и не только жизнь. Она всегда лечит мои повреждения. Друзья мне даже завидуют: после дополнительных занятий с Иваном Алексеевичем они приходили с синяками и царапинами, а мне хоть бы что.

В районе солнечного сплетения появилось тепло, которое стремительно стало наполнять мои вены. Я не смогла сдержать улыбку. Я любила свою силу. Даже несмотря на то, что я (по меркам здешних студентов) – фрик, исключение из правил.

– Алиска, ты вся светишься! – вырвала меня из задумчивости подруга. Такое она, действительно, видела впервые.

Открыв глаза, посмотрела на свое творение. От ожога не осталось и следа. Как и ожидалось.

– Что будем делать? – спросил Денис. – Последние пары отменили.

– Можем сходить к Ивану Алексеевичу, – пожала плечами я. – Дополнительные занятия никто не отменял.

Все приняли мое предложение. Усилить тренировки нам полезно. Если учитывать, что мой возможный отец маньяк-убийца и, возможно, будет искать встречи со мной – вдвойне полезно.

Иван Алексеевич очень удивился нашему появлению, но занятие не отменил. Зато похвалил за рвение к прекрасному. Ну, что на это можно ответить? Все преподаватели любят свой предмет и считают его важнее остальных.

Разминка состояла из тридцати кругов. Где-то на двадцать втором, поняла, что до финиша не дотяну. Однако, Иван Алексеевич комментировал весь наш забег, а увидев, что я сбавляю темп, пригрозил, что накинет еще десять кругов. Пришлось собрать всё своё упорство, силу и выносливость в один большой кулак и рвануть с новой силой. Вот даже не знаю, откуда во мне это второе дыхание открылось.

После бега, Иван Алексеевич нас обругал, сказал, что так медленно еще никто не бегал. Справедливо. Но ведь наши организмы не привыкли к таким нагрузкам, тем более мой. Поэтому, пока мы, согнувшись пополам, пытались отдышаться, он давал указания к следующему заданию. Нас ждала полоса препятствий. Да не простая: помимо спортивных снарядов, Иван Алексеевич бросал в нас небольшие электрические разряды. Попал – начинай полосу заново. Упала – возвращайся на старт. Ко всему прочему, если он отправлял в начало полосы, нам было велено отжаться десять раз за пятнадцать секунд и сразу же продолжать прохождение.

Он не щадил никого. Его не волновало даже то, что нагрузка для парней и девушек должна быть разной. На это он сказал, что в реальном мире, если мы столкнемся с реальной опасностью, никто не будет смотреть парень ты или девушка. Справедливо.

Когда же с полосой было закончено, Иван Алексеевич дал нам десять минут на отдых. Сколько мы уже провели на полигоне никто не знает. Нам просто было не до времени.

После дарованного отдыха, Иван Алексеевич перешел к самой физподготовке. Показывал нам упражнения, а мы – выполняли. Сам он встал в пару с Денисом и не щадил его. Мы же с Камиллой, пытались от них не отставать. Да, мы очень устали и вымотались, но жизнь за воротами академии очень жестока. Твоему врагу будет все равно – устал ты или нет.

С полигона мы ушли, когда уже стемнело, а по его периметру зажгли фонари. На долгие прощания сил совсем не осталось, поэтому мы поспешили в свои комнаты. Я вошла в свою комнату, бросив Камилле, чтобы подождала меня. Вытащила из шкафа полотенце, сменную одежду и вылетела, закрывая за собой двери, не обращая на немного измененную обстановку в моей комнате. Потом. Все потом. Сейчас душ, чтобы хоть немного смыть с себя пот и грязь. Под теплыми каплями простояла чуть дольше положенного времени, поэтому на ужин немного опоздала. Это что получается, мы весь день провели на дополнительном занятии?

По дороге в столовую смогла закинуть свои вещи в комнату, совсем забыла, что хотела ее осмотреть. Она же никуда не денется, а вот столовая может закрыться, а я не хочу остаться совсем без еды.

– Хорошо потренировались, – Денис был до отвращения бодр. Я же еле вилку держала в своих дрожащих руках.

– Откуда в тебе столько энергии? – удивление было только в голосе, потому что лицо подруга не поднимала. Мне тоже было лень даже просто поднять голову.

– Ко мне подселили какую-то надменную курицу! – возмутилась Камилла, когда мы немного поели в тишине. – Она считает, что ее академия лучшая! А я – простой сброд. И это учитывая, что я из влиятельной семьи.

Мне бы ее проблемы. Вот я из простой семьи, у которой даже нет денег на собственную квартиру. Я даже не помню, была ли она у нас вообще. Все мое детство прошло в дороге. Потом же меня отдали в эти академию, но и тут я не задержалась надолго. Тот факт, что закончу обучение здесь – уже хорошо. И почему я стремилась к общению с простыми людьми? Моё место здесь. Среди таких, как Камилла или Денис. Среди магов.

Немного подкрепившись, подняла голову и осмотрела столовую. Людей стало больше. Не то, чтобы очень сильно прибавилось. Решила не обращать на это внимание. Ну я же знаю, что к предстоящему балу к нас прибыли студенты по обмену из других миров.

После ужина мы, кряхтя и проклиная эту академию за то, что не придумала лифты в общежитии, поднимались на свой этаж. Денис везунчик. Он бросил нас раньше.

К своей комнате я подходила в гордом одиночестве. Камилла хотела бы пригласить меня к себе в комнату, но там ее «надменная курица», поэтому решили ограничиться парой слов возле двери.

Зайдя, первым делом прошла к своей кровати и упала лицом вниз. Боже, как же я устала.

– Эм, привет! – раздалось откуда-то позади меня. Кажется, звук был со стороны стола.

Перевернулась на бок и чуть не свалилась с кровати. За столом сидела та самая шатенка, что вешалась на шею Роме и обменивалась с ним днк.

– Я Марсэйли. – представилась девица. Что ж, должна принять – она очень красивая.  Длинные каштановые волосы волнами спускались по спине до самой пояснице. Глаза карие были подведены черной подводкой (или карандашом). Низкий лоб, прямые брови, маленький нос с небольшой горбинкой. – Можешь звать меня Марси или Сали, – она улыбнулась, показывая свои идеально ровные белые зубы. Проклятье! Я ей не соперница. – А ты...?

– Алиса, – буркнула я, не поднимаясь с кровати.

Только не говорите, что я буду с ней жить! Не то, чтобы я не хотела, просто иногда я бываю очень вспыльчивая. И если вдруг она начнет рассказывать про их отношения с Ромой... боюсь я могу не сдержаться.

– Ой, я так рада с тобой познакомиться! – она меня знает? Или просто строит из себя добродушную дурочку? – У вас очень красивая академия! Правда я мало где бы, но думаю в ближайшее время все рассмотрю. – Она что, еще и болтушка? Я не переживу ее!

Она начала что-то рассказывать. Встала, начала ходить по моей комнате. Она слишком эмоциональная! Размахивала руками, даже подходила ко мне, учитывая, что я все в той же позе тюленя, лежала на кровати. Тут она поставила стул рядом со мной и начала говорить что-то очень интересное.

– А еще у меня есть возлюбленный, – она закатила глаза, видимо представляя этого бедолагу. Я тоже закатила глаза, но уже по другой причине. – Я его Мэренн.

– Мери... кто? – не поняла я.

– Мэренн, – не потрудилась повторить моя новая говорливая соседка. – Возлюбленная, другими словами. – Когда же это закончится? Если я притворюсь мёртвой, она отстанет? Хотя не-е, вряд ли. – Леон очень меня любит. – продолжала тараторить Марсэйли. – Правда здесь у него почему-то другое имя. Он мне запретил говорить его кому-либо, но вы, похоже знакомы. – Так-так, а это уже интересно. – Рома.

Вот тут мой мир рухнул окончательно. Она его возлюбленная, а он ее «очень любит». Что вообще происходит?! Почему при живой любимой, он клеится ко мне?? Или он не совсем верен своей Мэренн? Что-то я запуталась. Может это просто видимость любви? Нет, не хочу себя обнадёживать.

– А почему он поменял имя, когда пришел в наш мир? – нет, ну серьезно интересно. К чему вообще все это?

– Каждому при переходе, предлагают сменить имя по своему усмотрению, – сразу же ответила Марси. – Многие используют эту возможность, чтобы начать жить заново. А некоторые просто, чтобы скрыть свою настоящую личность.

Хм-м, интересно. И зачем же Рома, который Леон, решил сменить имя? Решил начать жизнь сначала; новое имя – новая жизнь? Или решил скрыть то, кем он является на самом деле?

– А что ты можешь о нем рассказать? – задала следующий вопрос. – Ну, в смысле, вы же вроде как любите друг друга, наверное, должны знать все о каждом.

– О, да-а, – она мечтательно закатила глаза и начала говорить какую-то чушь. Милый, красивый, добрый, умный, сильный, бесстрашный. Не то, все не то.

– А чем он занимается? – нагло перебив, задала другой вопрос. – Ну, в вашем мире.

– Мы адепты, – тут же ответила Марси. – Учимся на первом курсе. Правда он на боевой магии, а я – факультет воздуха. Нас еще называют воздушниками...

И бла-бла-бла. Ей самой-то не надоедает столько разговаривать? Интересно, а ночью она спит, или тоже разговаривает? Я же не вынесу её болтовни.

Еще полчаса ее было невозможно заткнуть. Пришлось прибегнуть к вранью – сказала, что у нас жестокий контроль и ходит злой дядька с пистолетом и убивает тех, кто не лёг спать вовремя. Она еще минут пятнадцать рассуждала на тему нашей дисциплины, затем переоделась в пижаму, залезла на верхнюю полку и продолжила рассуждения, но уже по другой теме и значительно тише.

Я так устала от ее разговоров, что на переодевания не осталось сил. Моральных. Кажется, вот сейчас я встану, чтобы достать из шкафа свою пижаму, тут же начнется новый монолог на новую тему. Еще через десять минут, она наконец-то, замолкла.

Сон не шел. Это было странно, потому что за этот день я очень устала. И физически, и морально, а тут – ни в одном глазу.

Очень тихо, встала с кровати. Никто не начал монолог – уже хорошо. Повернулась лицом к кровати. Моя новая соседка видела уже, кажется, третий сон. Какое счастье! Я-то уже подумала, что в ней какой-то вечный двигатель. Решила не испытывать судьбу, подняла свои балетки и очень тихо вышла в коридор. Не зачем, но меня будто что-то тянуло выйти.

Выходила я спиной вперед, чтобы увидеть, если вдруг Марси решит проснуться и начать новый монолог. Дверь закрывала максимально тихо, чтобы никакой шорох не потревожил ее сон.

Наверное, из-за этого я не сразу заметила изменения в интерьере нашего коридора. Стены были из камня, словно я оказалась в подземелье, ну или в подвале. Хотя, в подвале не так мрачно и жутко. Осмотрела коридор. Привычных дверей в комнату уже не было. Вместо них стояли железные, с маленьким зарешёченным окошком. Что происходит? Я попала в Ад? Сейчас из-за угла выскочит Марсэйли и будет рассказывать какую-то свою историю из жизни? Ну уж нет, убейте меня до этого.

Из дальней камеры (почему-то даже не появилось сомнений, что это именно она) послышались какие-то стоны, мольба отпустить. Да что тут происходит? Где я вообще оказалась?

Пришлось пойти на звук. Других вариантов я не видела. Стоять здесь и ждать, когда меня кто-нибудь найдет? А если я не смогу с ним справиться? Я ведь не такая сильная, да у меня достаточно знаний, но не умений. Знания без практики – ничто.

Ступала очень аккуратно, будто если я пойду обычным шагом, пол подо мной провалится, а снизу окажется огненное нечто, напоминающее Ад. Ну, у меня еще был вариант черная Бездна, в которой нет жизни, и ты просто медленно будешь сходить с ума.

Моя фантазия разыгралась не на шутку. Мне даже стало казаться, будто за мной кто-то следит. Наблюдает, думает, как я поступлю дальше. Какой я сделаю следующий шаг.

За размышлениями, не заметила, как дошла до той камеры, откуда шел звук. В окошко решила не заглядывать. И вообще меня ни разу еще не посетила мысль, как я тут оказалась, зачем и как выбраться. Я просто шла на звук. Просто знаю, что там есть человек, который нуждается в моей помощи.

Положила руку на небольшую круглую ручку и одним резким движением распахнула дверь. Шок. Вот, что я испытала, увидев того, кто молил о прощении.

Камилле висела на самой дальней стене от двери. Ладони были проткнуты какими-то крюками, которые цеплялись на каменную стену. С боков торчали спицы; из ран вытекала кровь. Лицо подруги было, словно, избито. Синяки, кровоподтеки и ссадины. Что за монстр мог такое сделать?!

Не думая ни секунды более, рванула к стене и попыталась вытащить хотя бы один из спиц, что делали больно Камилле.

– Я бы на твоем месте этого не делал, – раздался сзади мерзкий, противный, ненавистный голос. Обернулась и встретилась лицом к лицу с моим кошмаром. – Если хотя бы одна спица будет вытащена – твоя подруга лишится крови быстрее, чем ты думаешь.

Стас стоял, облокотившись плечом о косяк. Он не стал себе изменять в одежде: черные штаны, черная же толстовка и такого же цвета обувь. Поза была расслабленная, будто его и нет здесь совсем.

– Подонок! – выкрикнула я. – Хватит мучить меня в моих же снах! – Да, до меня не сразу дошло, что это оказался просто сон. Но какое же облегчение я ощутила! Я сделала пару шагов к моему врагу. – Слабо встретиться со мной не во снах? Или боишься, что проиграешь?

– Да что ты можешь? – злорадно ухмыльнулся. – Твой папенька наделил меня безграничной силой, о которой ты даже и не мечтала.

Что? Мой отец? Значит, все это правда? Нет! Не хочу об этом даже думать! Боже, где я так облажалась? За что мне все это?

– Я никогда не мечтала о всем этом. – попыталась взять себя в руки, но ничего не выходило. Гнев рвался наружу. – Скажи мне все это в лицо. Покажи свою силу. Не будь трусом, который прячется во снах и угрожает.

– Скоро, сладкая, – он схватил мое лицо одной рукой. – Очень скоро мы увидимся.

Мне даже показалось, что его глаза загорелись нездоровым светом. Затем он все-таки меня отпустил и выпрямился.

– А теперь, давай досмотрим шоу, – после этих слов он резко разворачивает меня лицом к Камилле.

Не знаю, что он делал руками за моей спиной, но после этих действий, подруга закричала от невыносимой боли. По всему ее телу стали появляться небольшие острые штыки, разрывая ее тело. Я попыталась вырваться и броситься ей на помощь, но сильные руки удержали меня на месте, заставляя просто смотреть, без возможности помочь.

Это невыносимо: смотреть как пытают твою подругу и при этом у тебя нет возможности ей помочь. Я вырывалась, оскорбляла, пыталась поменять нас местами. Чёрт возьми, пусть мучает меня, а не ее! Она тут совсем не виновата! Вот только кто ж меня будет слушать.

– Проснись, – зовет кто-то, словно через толщу воды. Я еле слышу этот голос. – Проснись! – повторяется снова, а я вижу лишь кровь, которая стекает по, уже мертвому телу.

Проснулась я в холодном поту, резко сев на кровати. Поскольку проснулась я в своей комнате в общежитии академии, больно ударилась головой о верхний ярус. Не сказать, что я очень высокая, но как-то, сидя на кровати, смогла себя немного покалечить. Кажется, будет шишка.

Кто-то слева потряс меня за плечо. Повернула голову в ту сторону и сфокусировала взгляд. Там, на коленях у изголовья кровати сидела Марсэйли. Вид у нее был очень встревоженный.

– Ты кричала, – пояснила она то, что я и так знала. – Я пыталась тебя разбудить, но вышло не с первого раза.

– Спасибо, – поблагодарила я, прервав начинающий монолог. – Я немного пройдусь, проветрю мозги.

– Может, пойти с тобой? – обеспокоенно спрашивает моя временная соседка по комнате.

– Нет, спасибо, – тут же отвечаю на вопрос. Лишний ушей и глаз мне сейчас не нужно. На часах было шесть утра.

Встав с кровати, сначала направилась к шкафу, чтобы переодеться. Затем взяла полотенце, вышла из комнаты, закрывая за собой двери, и пошла в сторону умывальника. Зайдя, долго стояла под струями горячей воды. Не очень люблю принимать душ утрами. Обычно на это просто нет времени, но сегодня все иначе.

Когда я снова вернулась в комнату, Марсэйли снова спала. Ну да, ей-то не нужно идти на занятия, а вот мне их лучше не пропускать. Еще и у Марковки первая пара. Убейте меня кто-нибудь! Снова смотреть на подругу, которая при одном взгляде на преподавателя, была готова разреветься.

В столовую я зашла самой первой. До подъема оставалось минут пятнадцать. За что люблю местный общепит – за время работы. Сюда можно прийти в любое время, а на раздаче всегда будет свежая и горячая еда. Набрав побольше в свою тарелку, села за стол и достала книгу. Потихоньку стали подтягиваться и другие студенты. Все были сонными и немного раздраженными.

– Привет! – Денис был из числа тех, кто не выспался. Немного не привычно было видеть его таким.

– Доброго утра желать не буду, – буркнула я, закрывая книгу. – Тоже не выспался?

– Как видишь, – отмахнулся друг и пошел к раздаче.

– Захвати мне еще кофе, пожалуйста. – попросила его, пока он еще не далеко ушел.

Пришлось отложить книгу и ждать, когда Денис вернется за стол. Очередь была не очень большой, поэтому друг вернулся быстро. Пока мы медленно пили кофе, рассказала о своей новой соседке. Вовремя рассказала, постоянно посматривала на дверь. Камилла не торопилась на занятия. Если она вообще не пойдет, я не буду ее судить.

– Ребят, я проспала! – вихрем влетела Камилла, доплетая косу по дороге.

После этих слов, подруга побежала к раздаче. На подносе она принесла кружку кофе и пару булочек.

– Эта ведьма не давала мне спать, пока мы не переставим кровать! – с набитым ртом начала рассказ Камилла. – Ей, видите ли, солнце будет в глаз светить! Отвернулась бы к стенке и все было бы нормально, но не-ет. – Камилла одним глотком допила кофе, схватила меня за руку, вскакивая со скамьи. – Бежим, а то опоздаем.

И когда только время прошло? Вроде я только встала, а тут уже опаздываем. Денис пошел следом за нами.

В кабинет мы вбежали почти со звонком. И правда говорят: чем раньше встанешь, тем позже придешь. Мы с Камиллой заняли те же места, что и на прошлом занятии.  Не успела я достать тетрадь, как со звонком в кабинет зашел мистер Бекер. Прошелся по всем присутствующим взглядом; чуть дольше задержался на Камилле.

– Доброе утро, студенты! – поздоровался со всеми преподаватель. – Записывайте сегодняшнюю тему занятия, – взмах руки и эта самая тема красовалась на доске. – Воздействия на сны и как с этим бороться.

Честно? Моя челюсть была готова отвалиться прямо сейчас. Неужели, сегодня узнаю, как прекратить мои кошмары? Смогу ли я навсегда запретить Стасу доступ к моим снам?

Однако, у меня вдруг появились сомнения: почему именно эта тема? Наверняка есть множество других тем, которые более полезные и интересные. Он что-то знает о моей проблеме?

– На сны можно воздействовать несколькими способами: через кровавый ритуал, который запрещён во всех мирах, через заклинание и, если вы владеете ментальной магией, – продолжил рассказывать тему преподаватель. – Давайте начнем с последнего. Менталисты легко могут проникнуть в ваше сознание и прочитать все ваши мысли. Для них не составит труда проникнуть и в ваши сны, правда это энергоемкий процесс и отнимает достаточно сил. Второе – с помощью заклинания. – Мистер Бекер сделал паузу, обводя взглядом кабинет. Он обошел свой стол, сел на край своего стола и продолжил лекцию. – Сил отнимает намного меньше, но и результат соответствующий. Тот, кто использует заклинание может проникнуть в сон, но сделать там ничего не сможет, разве что посеять сомнения: сон ли это? На большее заклинания не хватит.

Преподаватель замолчал, еще раз осматривая кабинет. Чуть дольше задержался на моей подруге. Я взяла ее за руку и легонько сжала. Камилла даже вздрогнула. Кажется, будто она даже не дышала, когда взгляд остановился на ней. Мистер Бекер ухмыльнулся и вернулся к теме сегодняшней лекции.

– Ну и наконец, третий тип воздействия. Он самый действенный, очень опасный и преследуется законом. Немного истории: людей, которые использовали кровавые ритуалы, казнили на месте. Сейчас же ничего не изменилось и, хотя в вашем мире отменили смертную казнь, маги убивают тех, кто принимал участие в кровавом обряде. Этот обряд опасен не только тем, что при неправильном проведении, можно сгореть на месте, но и тем, что при удачном стечении обстоятельств можно сделать много ужасных вещей. И сны – лишь малая часть. Во снах вас могут свести с ума. Вы перестанете осознавать спите вы или нет.

Повисла тяжелая тишина. Каждый обдумывал сказанное преподавателем. Никогда не думала, что в мои сны кто-то может войти и попытаться свести меня с ума.

– Так, – Макрковка хлопнул в ладоши, от чего многие вздрогнули. – Сейчас я вам расскажу, как можно обезопасить себя от проникновения в собственные сны. – И взгляд такой проницательный, направленный прямо на меня.

Испугались ли я? Сложно сказать. Мне кажется, я уже устала бояться. Бояться за себя, за свою жизнь, за жизнь моих друзей, за маму. А ведь я пыталась с ней связаться, но не получила ответа, лишь сообщение после: «занята, позвоню позже». Это в ее стиле, но что-то в душе не дает мне покоя.

– Вы можете поставить щит Лейкуса. – Камилла толкнула меня в бок, выводя из омута собственных мыслей. – На практике мы подробнее разберем его свойства и методы его использования. Так же защититься от постороннего воздействия на сны поможет простая веточка полыни.

Остальное я не слушала. Мне казалось, что все остальное не настолько важное. Какая-то часть моего подсознания пыталась ухватиться за мысль, которая все ускользала от понимания. И ведь другая часть меня понимала, что без этих знаний я не смогу нормально спать. Я даже готова распрощаться с миром грёз, только, чтобы Стас не трогал моих друзей.

– На этом все. – донеслось до меня. Вместе с этим прозвучал звонок. – На практике покажу вам, как ставится блок, а также немного расскажу о зелье из полыни.

Камилла толкнула меня в бок. Я все еще сидела и не могла вынырнуть из собственных мыслей. Подняла глаза на подругу. Камилла с беспокойством смотрела на меня и пыталась понять мое состояние. Да я и сама не понимала его.

Спохватившись, покидала вещи в сумку и вместе с Камиллой пошла на выход. От меня не ускользнул взгляд мистера Бекера на мою подругу. Камилла не могла его видеть, а я не могла понять, что он значил и значил ли вообще. Так на меня смотрит мама, иногда ловила такой взгляд от Ромы.

Воспоминание о парне откликнулось болью в груди. Никогда бы не подумала, что он так сильно поселился во моем сердце. Я вообще не думала, что смогу полюбить кого-то после предательства Стаса.

Осознав это, стала как вкопанная. Неужели?.. Да, я действительно его люблю. В то же время понимаю, что мы вряд ли сможем быть вместе. Не в этом мире. Денис его ненавидит, а дружба для меня всегда важнее каких-то чувств глупого сердца.

На остальные занятия ходила сама не своя. Мне о многом необходимо подумать. Что мне делать с моими чувствами к Роме? Он ведь встречается с Марси и называет ее Мэренн. Тогда почему в начале этого года он уделял мне много знаков внимания. Чёрт, да он даже целовал меня! Для меня это уже была бы измена. Зачем встречаться с одной, а за ее спиной увиваться за другой?

Что там происходит с мамой? Этот странный звонок. После него мы практически не разговаривали. Нет, это очень даже в ее стиле, но что-то не дает мне покоя.

А еще этот Стас. Зачем ему мучить меня? Он таким образом хочет отомстить за свою смерть? Хотя, постойте! Мистер Бекер говорил, что во сны могут проникать маги, т.е. живые люди. Значит, он не погиб тогда в пожаре? Что ему надо от меня?

Однако, не надо забывать о неизвестном мне маньяке, который возможно может оказаться моим отцом. С мамой говорить об этом, когда она далеко, как-то не очень хорошо. По голосу сложно определить врёт она или говорит правду.

Вторая пара прошла как-то мимо меня. Действовала на автомате: зашла в кабинет, села, записала лекцию, даже не вникая в ее смысл. Пришла в себя, когда передо мной поставили поднос с едой. И когда мы успели прийти в столовую?

– Эй, Алиса, приди в себя. – потряс руками перед моим лицом Денис.

– А? – не поняла я. – Что? А, да я в порядке, просто задумалась.

– Подруга, приходи в себя. – поддержала друга Камилла. – На тебя страшно смотреть.

– Простите, ребята. – тут я обратила внимание на поднос. – Ой, это мне? Спасибо вам!

Мой взор совершенно случайно метнулся в сторону входа. Не знаю почему, но мне, словно ну ухо кто-то говорил «посмотри туда». А там... В столовую зашли студенты по обмену, видимо проголодались. Рома зашел, держа в своей руке руку Сали. Руки сами собой сжались в кулаки. Я почувствовала, как по ним уже побежала сила.

– Простите, – бросила я, резко вставая и бегом побежала к выходу из столовой.

Краем глаза заметила, что Рома бросил на меня взгляд. Кажется, он даже дернулся в мою сторону, но настырная шатенка потянула его на себя.

Выбежала на улицу и побежала дальше. Нельзя останавливаться. Нужно уйти подальше от людей, иначе они могут пострадать. Ноги сами несли меня к моему любимому месту. Там мне казалось, что я могу скрыться ото всех.

Остановившись возле забора, упала на колени. Посмотрела на свои руки. Они уже были охвачены огнем, сквозь который пробивалась чистая энергия. Она даже для меня была опасна. Если я сейчас же от нее не избавлюсь, то самым банальным образом взорвусь.

Тут мне в голову пришла безумная мысль: если я приложу немного усилий и приму весь выброс силы на себя, тогда не будет никаких проблем. Не будет больше меня. Не будет той боли, что кошки скребут на сердце каждый раз, когда вижу Рому и его возлюбленную. Не хочу больше видеть их вместе! Не хочу видеть Стаса и последствия пожара на его лице.

Мой лапушка-отец не будет за мной охотиться. Стас отстанет от меня раз и навсегда. Наконец-то они оставят меня в покое.

Хочу спокойствия, умиротворённости. Хочу хоть ненадолго перестать бороться за свою жизнь. Почему я вообще должна это делать? Не станет меня – не будет поводов мучить тех, кого я люблю. Почему я вообще должна все это терпеть?! Я знаю, что нужно сделать...

Надо всего лишь немного перетерпеть...

Глава 12


Нет! Я не стану этого делать! И пусть я буду жить, зато им всем назло! Буду мешать им, как опухоль, которую нельзя вырезать. Как мозоль на пальце. Как заноза в зад... в мягком месте.

Денис нуждается во мне. Он и так потерял слишком много. А Камилла? Я только вернула ее дружбу, ее доверие. Не хочу, чтобы все это исчезло вместе со мной. Не хочу делать им больно.

Перед глазами замелькали обрывочные воспоминания всей моей жизни. Как я познакомилась с Камиллой и Денисом. Как мы с мамой ставим ёлку на новый год. Мои первые экзамены в академии. Эти и другие мелькали перед глазами.

По щеке побежало что-то холодное и мокрое. Чёрт, пусть всем будет хуже, но я выживу, чёрт вас всех забери!

Немного приподнялась, выпрямила руки и направила всю лишнюю энергию в свободное плавание. Не смогла сдержать крика, когда сила большим потоком полилась прочь от меня. Не знаю, сколько это продолжалось, но вскоре все закончилось.

Посмотрела на свои руки и заметила на них ожоги, небольшие язвочки, а местами кожа повредилась настолько, что можно было увидеть мышцы и связки. Мое тело уже начало погибать от такого количества энергии, просящейся наружу. Руки тряслись, как у алкоголика с утра. Все моё тело содрогалось от напряжения. Сколько же я так просидела?

В следующую секунду кожа начала затягиваться. Ожоги исчезали, а в месте, где кожа сильнее всего повреждена, стал появляться новый кожный покров без единой царапины.

Не понимаю, чем был вызван этот выброс силы. Нужно как-то с этим справляться. А что будет, если окажусь где-нибудь в толпе людей и не смогу избавиться от лишнего? Тогда пострадаю не только я.

Посмотрела на свои руки, усмехнулась. Будто ничего и не было. Посмотрела вдаль и ужаснулась: вершины деревьев были обожжены. Они, словно сгоревшая спичка, клонились к земле. Удивительно то, что они не горели. Будто кто-то успел вовремя потушить тот огонь, что начал их уничтожать.

– Вот ты где! – Послышалось за спиной. Поспешно встаю с земли, попутно отряхиваясь.

– Эй, с тобой все хорошо? – Обеспокоенно спрашивает Камилла, одной рукой держа сумку на плече.

– Что за? – Денис спешил подойти к нам, но отвлекся на вид за моей спиной. – Это ты так?

– Что случилось? – Не унималась подруга. Вид она тоже оценила, но ее больше волновало мое самочувствие.

– Все хорошо, спасибо, – я ободряюще улыбнулась и обняла подругу.

И я хотела все бросить? Опустить руки? И чтобы получила? Ничего. Что я получила сейчас? Верных друзей и любящую меня маму. А это самое главное. И я буду сражаться за свою жизнь. Буду бороться, пока не выиграю этот бой.

От расспросов со стороны друзей мне уйти так и не получилось. Пришлось рассказать, что произошло. И мы уже втроем думали почему такое случилось. Вроде бы спонтанные выбросы должны были закончиться. На практических занятиях по магии огня я стою в списке лучших на первом месте, но что-то не так. Словно кто-то дергает за ниточки. Но возможно ли это? Они ведь так и называются: спонтанные выбросы силы. Это происходит с магами, кто не может обуздать всю свою магическую суть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю