290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Борьба за жизнь (СИ) » Текст книги (страница 3)
Борьба за жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Борьба за жизнь (СИ)"


Автор книги: KeshaK






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц)

Открыв крышку, я взяла верхнюю фотографию. На ней были изображены две девушки – я и Камилла. Обнявшись, мы стояли напротив комнаты подруги. У Камиллы красивые длинные черные волосы. Она никогда их не обрезала. Боже, как же мне нравились ее волосы! Когда их трогаешь или просто берешь в руки, они тяжелые и очень мягкие.

Длинные волосы не значатся в моих предпочтениях, потому что они требуют более сложного и тщательного ухода, убирать в какие-либо прически, чтобы просто не мешались. Вот, возьмём Камиллу – ей приходиться тратить куда больше шампуня, бальзама и кондиционера для волос, к тому же времени и сил, чтобы высушить и красиво уложить свою роскошную гриву (это когда она не прибегает к услугам своего парикмахера или не будила меня спозаранку, чтобы я помогла перед занятиями устроить на её голове очередной шедевр красоты) или – что ещё сложнее – соорудить замысловатую причёску (мне даже пришлось научиться плести косы всевозможных вариаций и хитро обращаться с кучей заколок и шпилек – чего не сделаешь ради подруги). Я уж не говорю о том, чтобы расчесать спутанные после сна или порыва ветра космы (хотя с достатком её родителей, Камилла может себе позволить особые косметические средства вроде спрея «Просточёс», после которого волосы распутываются чуть ли ни сами по себе, без потерь и неприятных ощущений, только коснись слегка расчёской, а в качестве бонуса прилагается красивый лоск – алхимические изделия класса «премиум» всё же штука недешёвая). Но стричься «под мальчика» я тоже не хотела, а вот удлиненное каре – это да. Ну или иногда я стригла волосы по плечи, не сильно длинные и не короткие – так называемая «золотая середина».

После того, как я ушла из академии, решила отращивать волосы, сама даже не понимая почему. Может, просто на подсознательном уровне хотела походить на свою подругу. Камилла всегда была очень умная, горделивая, красивая, изящная, высокая. Как же я хочу ее увидеть! Обнять и просто выговориться. Но ведь я практически бросила там подругу, совсем одну. Но я сделала свой выбор и никто не говорит, что он был лёгким.

Я провела рукой по фотографии. Боже, я так истосковалась по своей родственной душе в лице черноволосой сокурсницы, с которой мы с самого начала обучения были не разлей вода! И зачем я ее бросила там? Она ведь никогда меня не простит за такое! Знала бы, как она мне нужна. Я по безумно соскучилась по подруге. Но было глупо надеяться, что когда я вернусь, Камилла броситься ко мне с объятиями. Я изменилась с нашей последней встречи, как, наверное и она.

– Алиса! – позвала мама из своей комнаты. – У меня все готово.

– Уже иду, – ответила я ей, убирая фотографию обратно.

Я не стала ставить коробку на место, откуда взяла, а просто затолкала под свою кровать.

Поднявшись, я осмотрела свою комнату. Справа от двери стоял шкаф с вещами, в котором я любила прятаться в детстве. Помню, как-то летом Камилла приехала ко мне погостить. Увидев шкаф она сильно удивилась: как вещи могут поместиться в такую маленькую коробочку. Ну да, у нее-то отдельная комната под одежду, а меня какой-то шкаф.

Возле самого окна моя кровать, которая заправлена пушистым голубым покрывалом. На противоположной стороне стоит компьютерный стол с компьютером и шкафчики под школьные принадлежности. Пара книжных шкафов, забитые книгами и кресло, которое стояло между ними. Над кроватью весела гирлянда. Обои зеленого цвета с золотым орнаментом добавляли изысканности. Вся мебель в комнате – из темного дерева.

Помню, как мы вешали эту гирлянду с мамой. Это было тридцатого декабря и мне до безумия захотелось, чтобы в темное время суток мою стену украшали разноцветные лампочки. В тот день мама как раз отдыхала. У нас обеих было хорошее настроение. Она замотала меня в гирлянду и включила. Затем поспешила за фотоаппаратом, чтобы запечатлеть этот момент.

Я буду скучать по своей комнате. Кто знает, может комната в общежитии будет совсем не такой уютной. Да разве она вообще может быть уютной? Хотя это достаточно спорный вопрос. Иногда уют дарит не обстановка, а люди.

Тяжело вздохнув, я приставила собранный чемодан к стене и вышла из комнаты. Мама уже все приготовила: высыпала чипсы в большую чашку, которую поставила на чайный столик рядом с тарелкой попкорна, двумя коробками сока и стаканами. Обычно в такие вечера мы устраивали просмотр ужастиков, этот вечер не был исключением.

Правда вместо того, чтобы бояться, мы весь фильм смеялись. После всего просмотренного нас сложно было напугать. Вот так и прошел наш день и в заключении вечер – мы ели попкорн, запивая соком и смотря фильм.

Мне вдруг стало грустно. Так невыносимо понимать, что мама выделила пару выходных, чтобы провести их со мной, а вместо этого я уезжаю. Так хотелось все бросить и никуда не ехать, но я уже пообещала маме, тогда, в кафе. Я обещала, что доучусь уже в академии. Знание основ магии мне необходимы, а так же научиться контролировать свои способности.

Кажется, где-то на середине фильма, я уснула у мамы на плече. Мне снился водопад, вблизи которого даже собственные мысли сложно было услышать, не то что меня кто-то зовет. Когда до меня кто-то дотронулся, я даже подпрыгнула от неожиданности.

– Я ждал тебя, – пропел мой сладкий сон.

Боже, как же я рада его увидеть! Его глаза, его губы, его улыбку.

– Привет, – только и смогла выдавить я, заливаясь краской.

Кажется, я начинаю влюбляться. Не думаю, что смогу встретить кого-то еще с такими же глазами. Хотя... у Ромы глаза очень походят.

Я быстро отогнала эту мысль. Как я могу думать об одном парне, находясь рядом с другим? И это еще не факт, кто он мне нравится!

Парень сделал шаг и заключил меня в объятия. По моему телу разлилась волна тепла и нежности, которую я еще никогда не испытывала. Как же с ним хорошо и спокойно! Но ведь это просто сон и я вряд ли смогу встретить его где-то на улице, выбрасывая мусор.

Кажется, что-то изменилось в моем лице, потому что он спросил:

– Что случилось? – И в его глазах появилось столько беспокойства за меня.

– Ничего, – отвечаю, даря ему грустную улыбку. С чего я решила, что он захочет встретить меня в реальном мире?

– Но ведь тебя что-то беспокоит, – произнес мой таинственный незнакомец, отстраняясь.

– Очень многое, – опуская голову, ответила моему собеседнику. – Например я даже не знаю, как к тебе обращаться.

– Хмм. – На минуту он задумался, затем пожал плечами и произнес: – Можешь, звать меня Хельги. – Он подарил мне такую улыбку, что мог бы спокойно осветить половину моего города. – Могу я звать тебя Лисой?

Я немного засмущалась. Один человек уже называл так меня, но он принес мне столько боли и разочарования.

Подняв глаза на своего собеседника, я поняла, что он не такой. Он не сделает мне больно. Никогда. Хотя, откуда я могу это знать? Он – просто сон. Его может не существовать, а я от одной его улыбки готова лужицей разлиться. Нет уж, спасибо. Доверять можно только себе.

– Можешь, – улыбнувшись, согласилась с его предложением. – Только почему именно Лиса?

– А у тебя глаза хитрые.

Сказав это, он рассмеялся, уткнувшись в мои волосы, а я лишь в очередной раз заслушалась. Его смех так сладок, что мне захотелось, чтобы он всегда звучал в моих ушах.

Интересно, когда я буду в академии, сможет ли он приходить ко мне во снах? Может, там какие-нибудь охранные заклинания не пропустят его, даже в мир грёз.

Я решила отогнать от себя все плохие мысли и насладиться этим мгновением. Насладиться его близостью, вдыхать его аромат. Как странно – я никогда не придавала этому значения. Запах был терпким: пряный, с горчинкой. Такой запах обычно в лавке, где торгуют специями и пряностями, а еще хорошо улавливается запах апельсинов и какого-то лосьона.

Просыпалась я с улыбкой на губах. Кажется, я все еще ощущала его запах. Сладко потянувшись на кровати, я села. Потерла глаза рукой и осмотрелась. Моя комната, она была не очень большой, да и вещей в ней не так уж и много, но я люблю ее. Я знаю, что и где лежит. Перевела взгляд на стол.

Как-то раз, у нас гостила дочка маминой подруги и мы решили поиграть немного. Я была очень неуклюжей, и поэтому я не подрассчитала силы и проехалась бедром об угол стола. Тогда у стола была отодвинута полка для клавиатуры с острыми углами, об которую я и повредила бедро.  Криков было много, крови не так, но как воспоминание – на память – мне остался небольшой шрам.

Или, например, когда мы с той же девочкой играли в мяч в моей комнате, и она, сделав пас, отправила того прямо в окно. Хорошо, мамы не было дома, но от наказания нам было не уйти. Все-таки моя самая любимая мама заметила отсутствие стекла.

Моя улыбка стала еще шире, вспоминая все это. И все же с этой комнатой у меня многое связано. А еще она только моя! Не факт, что меня поселят отдельно ото всех.

Встав с кровати, я направилась в ванную. Через пятнадцать минут я была уже готова: умылась, оделась, собралась. А с кухни тянулись такие запахи, что у меня аж слюнки потекли. Поэтому, не став ждать маму, я поспешила в кухню.

Мама приготовила блинчики с абрикосовым джемом, а так же мой любимый кофе! Как же я буду скучать по кофе! Не то, чтобы студентов не отпускали на выходные в город, просто в столовой варили отвратительный кофе и вообще подавали редко. А без него я не могу проснуться утрами. Может, взять с собой пару упаковок растворимого напитка?  Вроде время еще было для того, чтобы сходить в магазин. Да и свою любимую кружку я уже сложила.

За завтраком не было ничего из ряда вон выходящего. Будто бы я не уезжала на год неизвестно куда, а просто собиралась в школу. Обычное утро. Действительно. Правда меня ждет самолет, придется поторопиться.

В магазин мы с мамой зашли вместе. Все-таки мама решила приобрести пару упаковок быстрорастворимого кофе, а еще немного печенья к нему же. Кажется, небольшой чайник я тоже взяла. И зачем столько всего?

Хотя, можно будет перед сном пить кофе и ни о чем не думать. В аэропорт мама со мной не поехала. Сказала, что поедет на работу. И правда, чего ей ехать? Я же сама потом в этот самолет не полезу, ибо не захочу от мамы уезжать. Обнимались мы долго, таксист, который ждал уже минут пять, не больше, снова посигналил.

Мама даже хотела заплакать, но я ей запретила. Все же я еду учиться, а не на войну. Хотя... тут с какой стороны посмотреть. Что-то мне подсказывает, что этот год будет не самым лучшим. В этом году учащихся ждут обобщающие предметы и подготовка к профильным экзаменам для поступления на факультет, который, наверное, уже все выбрали, кроме меня.

Я затолкала свой чемодан в багажник такси, не без помощи водителя, и села на заднее сидение, а рюкзак положила на колени. Без него я никуда. Рюкзак – уже как часть меня.

Мама еще долго стояла возле подъезда и махала мне рукой. Надеюсь, в академии будет работать сеть, иначе с мамой будет сложно связаться, а она ведь будет переживать. Мне аж тошно стало. Мама остается тут. Одна. Я ее вроде как бросаю. Может, она уйдет с головой в работу и хоть немного отвлечется? Но раз в неделю я должна ей звонить! Так что буду искать способы.

Машина повернула направо и устремилась в сторону аэропорта. За окнами мелькали дома, магазины, школы. Проехали мимо набережной. Я смотрела по сторонам и пыталась запомнить этот город. Как же странно: вроде никогда не любила жить здесь, а уезжая, понимаю – буду скучать.

Такси выехало за город и через несколько минут показался аэропорт. Водитель помог мне вытащить мою сумку из багажника. Рассчитавшись с ним, я вошла в здание. Как раз объявили посадку на мой рейс. А я даже за временем не следила! А ведь я почти опоздала. Или могла опоздать.

Зайдя в здание аэропорта и поправив лямку, я поспешила на регистрацию. Кто бы мог подумать, обычный рейс, обычный самолет, а некоторые пассажиры в итоге отправятся в магическую академию. Или среди них я одна такая? Все-таки академия сокрыта от любопытных глаз. Нам как-то рассказывали, что раз в полгода архимаги обновляют защитные барьеры, чтобы обычные люди, проезжая по дороге, даже не задумывались, куда она сворачивает.

Кажется, я заметила пару девушек моего возраста. Может, они тоже полетят со мной в академию? Возможно, даже будем вместе учиться.

Когда я подошла и подала свои документы регистратору за стойкой, пара девушек ушла на другой рейс. Возможно, на Земле есть еще пара академий, не знаю. Я знала только две: одна в которую я сейчас поеду учиться, а вторая находится где-то в Норвегии, а вот как она называется – всегда забываю.

А еще я слышала, что в нашу академию отправляют студентов по обмену, как и наша – в любую другую. Все это, естественное, большая тайна. Все-таки, наш мир – мир, в котором все объясняется законами физики, а если не объясняется, то пытаются объяснить. Магия просто не признается и не воспринимается всерьез. Да, за это не сжигают на костре, как раньше, но все равно никто не хочет, чтобы кто-то доставал его с миллионами просьб о помощи. Кстати, в своде правил, который знает каждый маг, есть наказание тому, кто посмеет открыть существование магии простому смертному. Этот свод по сути не официальный документ, но каждый, наделенный магической силой, придерживается его законам.

Проверив все документы, меня отправили к выходу номер семь. Я прошла по длинному тоннелю с окнами, вид из которых был направлен на мой самолет. Большой, белый, с синим хвостом и синими же линиями, проходящими через весь салон. Тоннель упирался прямо во вход в самолет, где нас ждали стюардессы. Они еще раз проверяли билеты и подсказывали где чье место.

Мое место находилось в третьем ряду и прямо возле прохода. Прекрасно! Ни в окно не посмотреть – ничего! А еще рядом со мной сел меленький мальчик лет пяти, а возле окна его мама. Ну и где справедливость? Буду надеяться, что я просплю весь полет.

Я дождалась пока все рассядутся и самолет начнет свое движение. Стюардессы начали свою речь об аварийных выходах и прочее. Всех попросили пристегнуть ремни безопасности. Самолет набирал скорость, затем плавно начал свой подъем, в ушах почти сразу заложило. Немного вдавило в сиденье. Самолет поднялся на нужную высоту и перестал гореть знак ремня, что означало – можно расстегнуть ремни безопасности.

Я надела наушники и прикрыла глаза. Будем надеяться, что смогу проспать весь полет.

Спокойно провести весь полет мне, естественно, не дали. Ребенок постоянно вертелся, тыкал в меня, в общем доканывал как мог, пока его мама мирно спала, натянув на себя маску для сна.

Хотя лететь нужно было несколько часов, мне показалось, прошла пара лет, так как мальчик все никак не мог успокоиться. Я пыталась сказать, что я не его мама, и чтобы он вообще отстал от меня, но иногда мамаша его поворачивалась ко мне и так дерзко говорила мне: «ну он же ребенок!». Я готова была убить эту мелкую пакость.

Я просто хочу немного спокойствия, но только кто ж меня послушает? По проходу ходили стюардессы и спрашивали ничего ли не нужно и все ли устраивает пассажиров, а когда я пожаловалась на мелкого засранца, они лишь вяло улыбались и шли дальше.

В какой-то момент меня все это достало и я решила пройтись до туалета, взяв с собой свой телефон с наушниками. Вставая, я заметила знакомую фигуру. Она направлялась в противоположный конец самолета. Я двинулась следом.

Пройдя по проходу до конца самолета, я отодвинула шторки и увидела моего старого знакомого.

– Денис?? – Я была очень удивлена. Шторы были быстро задвинуты, чтобы нас никто не увидел.

– Алиса. – Парень улыбнулся. – Наконец-то, я нашел тебя!

Мне так захотелось его обнять. Ведь он мой друг... был... в академии. А я его бросила.

Денис – высокий парень спортивного телосложения с черными короткими волосами и карими глазами. Он стоял передо мной в синих джинсах и черной футболке с капюшоном. Ему всегда нравилась музыка потяжелее, иногда даже одевался как рокер. Я же понимала не все песни из его плей-листа. В крайности он не вдавался, ну как, постоянно ходил на концерты, брал автографы любимых исполнителей. Никаких черных ногтей и таких же черных глаз.

Денис самый уникальный человек из тех, кого я знаю: он обладает способностью радиолокации – способностью обнаруживать и определять местоположение объектов. Однако переноситься в пространстве он не мог. Как и все маги, он обладал только одним магическим даром.

А еще он мой друг и аристократ по совместительству. Они отличались от простых магов лишь сильным даром, ну и, конечно же, состоянием, землями, авторитетом и властью.

Аристократов я просто ненавидела. Они всегда высокомерны и считали, что лучше всех, унижали людей, которые им не нравятся. С пренебрежением ко всем относились и считали, что если у них сильный магический дар – они лучше всех остальных, поэтому все члены элиты общества всегда держатся вместе.

Денис совсем другой. Не знаю почему, но истинная знать его обходит стороной и не признает «своим». Да он и сам от них отличался: добрый, очень милый, умный, честный, сильный и благородный. Но никакие личностные качества не позволяли ему вступать в перепалку со знатью. Он считал, что выше этого и совсем незачем сотрясать воздух глупыми фразами.

– Что ты здесь делаешь? – спрашиваю шепотом. – Неужели, ты смог открыть в себе вторую способность??

Обычно вторая способность не открывается ни у кого, но мой друг по академии всегда подозревал, что как-то относится к королевским, но это никак не подтверждалось, он даже хотел найти свое генеалогическое дерево. К родителям не обращался, они все равно не поймут. Он чувствовал, что внутри него есть еще что-то, что он еще не смог открыть и развить.

– Нет. – Парень грустно улыбнулся. – Это лишь часть эксперимента и продлится она не долго.

Денис дотронулся до моей руки. Я опустила глаза. Его рука прошла сквозь мою. По коже побежали мурашки и потянулся холод, словно сквозь меня просочился какой-то призрак. От этого сравнения я лишь усмехнулась. Призраков не существует. Парень, все это время наблюдающий за прикосновением, поднял на меня взгляд и произнес:

– Алис, я хочу, чтобы ты вернулась. Я искал тебя почти два года. – Его голос наполнился горечью, почти невыносимой. – Прошу тебя.

Я не смогла его долго мучить. Я ведь уже на полпути в академию. Но будет ли он рад меня видеть? Я ведь бросила его. Как и свою подругу. Простят ли они мне мою слабость?

– Я надеюсь, ты простишь меня, – опустив голову, шепчу. – За то, что бросила тебя. Я ведь понимаю, как тебе трудно.

Я проявила минутную слабость и поддалась ей. Уехала и не подумала о других. Повела себя как эгоистка. Думала только о себе и за все это время ни разу не вспомнила о друзьях. А что же Камилла? Она тоже искала меня? Переживала?

Я всхлипнула и постаралась не расплакаться. Только сейчас я осознала, как сильно мне нужна поддержка друга.

– Эй. – Парень попытался заглянуть мне в глаза. – Все хорошо, – мягко произносит и в его голосе столько надежды и нежности. Он действительно ждал меня и переживал. – Мы обсудим это позже.

Я слабо улыбнулась и подняла на него глаза. Боже, сейчас он выглядит таким родным. Мне сразу вспомнились наши проделки и все дни, проведенные в академии. Да, иногда я думала, что он мне ближе даже чем Камилла.

– Я уже направляюсь в академию, – расплылась в улыбке, видя его облегчение в глазах.

Он улыбнулся мне в ответ и начал блекнуть и вскоре совсем исчез. Я подарила ему надежду. Надежду на лучшее будущее. Надежду, что дальнейшее обучение в академии будет проходить хорошо. По нему я скучала и сильно.

Остаток полета прошел очень даже хорошо. Мелкий засранец уснул пока я ходила. Как же я этому обрадовалась! Надев наушники и включив любимую песню, я закрыла глаза и погрузилась в дрему.

Всех попросили пристегнуть ремни безопасности: мы шли на посадку. После приземления, когда стюардессы разрешили покинуть места, я не сразу направилась к выходу, а пропустила большую половину пассажиров вперёд, чтобы спокойно покинуть салон.

На улице шел дождь. Ладно, ливень. Поэтому я почти сразу же промокла. Да-а, встретили лучше некуда!

Злясь на весь белый свет, я спустилась с трапа и поправила на плече рюкзак. И как мне найти того, кто меня проводит до академии? А ведь надо еще забрать мои вещи! Да, их не очень много, но они есть. Обычные люди поспешили в здание аэропорта. Нет, не так... Нормальные люди поспешили укрыться от непогоды. А что я? Я стою и жду. Кого и чего – неизвестно.

Да пошло оно все к черту! И я поспешила за людьми в сухое здание. Еще не хватало заболеть. Может, даже успею свою сумку забрать.

Почти у самых дверей я с кем-то столкнулась и обронила свой телефон.

– Смотри, куда прешь! – резко выговорили мне.

Кто бы говорил! Вообще-то это я тут промокла до нитки и могу подхватить простуду, а этот хам не пускает меня в сухое и теплое помещение.

Грубиян наклонился, поднял оброненный мной телефон и протянул мне.

– Спасибо. – совсем не дружелюбно брякнула я в надежде, что он отстанет и уйдет, дав мне пройти.

В кармане парня что-то засветилось голубым светом. Он извлек небольшой камень и начал водить из стороны в сторону. Когда камень поворачивался в мою сторону заостренной стороной, будто указателем, свет становился ярче. Незнакомец подозрительно посмотрел на меня.

– Так это тебя мне поручили забрать? – скривился парень.

На нем были темно-синие джинсы, серая футболка с каким-то рисунком и джинсовая же куртка, на ногах – черные кеды. И как они не промокли? Осмотрев парня я поняла, что он совсем не промок! Его длинные светлые волосы были собраны в высокий хвост, а в голубых глазах промелькнуло, что-то сомнительно знакомое. Неужели я его знаю?

– Антон? – Осознание пришло быстро. Миг – и дождь меня больше не беспокоит, (но толку-то, если я всё же успела вымокнуть!

Глава 3


Доброе время суток! Хочу сказать спасибо, что читаете мою книгу :) Буду безумно рада вашим отзывам ;) Оставляйте комментарии: нравится вам эта книга или нет :)

Парень рассматривал меня, пытаясь вспомнить.

 – Алиса? – как-то с сомнением произнес он.

 Да, это действительно был он. Единственный мой знакомый, который всегда ходит весь в джинсе. Всегда, везде и при любой погоде. И где он находит столько разнообразных джинсовых вещей? Или сам шьет?

 Что я могу рассказать про Антона? Аристократ, как и многие в академии Рангеля, но у него была отличительная черта: он никогда не брал денег у родителей. Спустя пару месяцев после поступления, пошел работать. Это тот самый человек, который смог добиться больших успехов не только в учёбе, но и в работе. Антон – самый умный из всех тех, кого я знаю, а работает он в какой-то секретной организации, которая заметила парня совсем недавно (примерно за год до моего «побега»). Ну, это последняя информация, которая до меня дошла. Потом я покинула академию и сейчас могу только догадываться, чем он занимается.

Моя улыбка стала шире. Сейчас я была рада, что именно он приехал за мной. Все-таки столько лет не виделись, особенно если учесть, при каких обстоятельствах мы виделись в прошлый раз...

– А ты похорошела, – улыбаясь произнес Антон. – Ну что, возвращение блудного студента?

– Что-то типа того, – все еще улыбаясь отвечаю.

 – Пошли тогда, а то ты вся промокла. – Парень указал в сторону парковки и уже сделал шаг.

  – А как же мои вещи? – спрашиваю. И неужели он не заметил, что я тут вся мокрая?!

 – Твой багаж уже на полпути в академию.

 Больше не говоря ни слова мы пошли к парковке. Я шла прямо по лужам, так как мои кеды были уже мокрые, не было смысла обходить лужи. Одно радовало: я больше не чувствовала хлюпанье в моей обуви, когда наступала в лужи.

 Оказавшись на парковке, я осмотрелась. Вокруг стояли машины среднего класса: старенькие иномарки, иногда встречались и совсем старые, а иногда и российский автопром. Также были припаркованы и более дорогие автомобили.

 Парень вытащил брелок с ключом и сигнализацией, нажал на кнопку. Новенький сверкающий «лексус» коротко прогудел в ответ, готовый служить своему владельцу, отчётливый щелчок подсказал, что двери разблокированы. Я не поверила своим глазам.

– Это твоя? – Мои глаза округлились еще больше. Насколько я помню, у Антона была старенькая «копейка» – а тут будто только что пригнанный из престижного автосалона «лексус»!

 – Да, – с широкой улыбкой на губах подтвердил парень.

 Он подтолкнул меня к машине, и когда мы подошли, открыл пассажирскую дверь. Я быстро забралась в салон и меня тут же накрыло теплотой от включенной печки. Сам же Антон обошел машину и сел за руль.

 Я протягивала руки, чтобы их согреть под теплым воздухом. Парень же в это время уже завел машину и мы тронулись с места. В машине был кожаный салон, и мне стало немного некомфортно, так как я, вся мокрая и грязная, села в нее, замараю же. Потом подумала, что он тоже маг, как и я, так что может с легкостью воспользоваться бытовой магией, чтобы очистить салон от грязной меня (надеюсь, не сразу со мной, а подождет когда я выйду).

  Мы проезжали многоэтажки, какие-то магазины, детские сады и ни одного торгового центра. А не-ет, один тут точно есть. Мы повернули направо, проехали детскую площадку и направились прямо, соблюдая скоростной режим езды по городу.

 Я разглядывала город, по которому сейчас ехала. Он был красив. По-своему, конечно. Улицы были чистыми. Было непривычно, потому что в тех городах, что я жила не всегда была такая чистота на улицах.

 С каждым метром Антон увеличивал скорость – и вот мы выехали из города. Скорость уже перевалила за сто километров. Машина вильнула вправо и, выровнявшись, поехала по прямой.

 – Эй, шумахер, сбавь скорость, – умоляюще попросила я, вжимаясь в сиденье и проверяя ремень безопасности. Совсем не хочется вылететь в окно при очередном повороте.

 – Ой, да ладно тебе, – улыбнулся парень. – Ты же не боишься такой скорости.

 – Сто пятьдесят километров в час?! – взвизгнула я, с ужасом смотря на спидометр. – Я еще жить хочу!

Не знаю, что на него подействовало больше: мой визг или все же просьба придержать своего железного коня, но автомобиль по воле водителя хоть и мчался пулей по автотрассе, но уже не летел с той самоубийственной скоростью, как будто нам уже на кладбище место забронировали.

Теперь я смогла рассмотреть всю красоту за окном. По одну сторону, позади пролегающей лесной стены, тянулась, убегая в бесконечную даль, громадная горная цепь; взрезающие небо пики покрывал белыми шапками снег. Иногда даже создавалось впечатление, как с этих великанов, словно спускается небо, обволакивая их острые вершины, собираясь в седловине там, где понижается рельеф между двумя расположенными друг возле друга возвышенностями. По краю дороги возвышалась стена хвойного леса, отгораживая от нас величественные горы. Мне всегда хотелось побыть на одной из вершин.

Невольно перевела взгляд на спидометр. Восемьдесят три. Уже намного лучше. Можно спокойно выдохнуть и наслаждаться дорогой. Но не тут-то было.

 – Алиса, – начал разговор Антон после затяжной паузы. Он был очень сосредоточен на дороге и даже ни разу не посмотрел на меня, – расскажи мне о том дне.

О, Боже, нет! Только не это! Я ведь только смогла обо всем забыть. Ночные кошмары перестали меня мучить пару месяцев назад. А он решил узнать и именно сейчас.

– Ты его последняя видела. – Парень перевел взгляд на меня. Голос немного дрожал, но лицо не выдало ни капли эмоций, за исключением глаз.

  – Когда я пришла, он был уже мертв, – тихо отвечаю, переводя взгляд в окно.

Кажется, еще немного таких воспоминаний – и я разревусь. Вот прям тут. Я ведь должна быть сильной. Я не должна показывать свою слабость. Просто. Должна. Быть. Сильной. Мое сердце не выдержит еще одного такого разговора.

А может, мне просто нужен этот разговор? И не с кем-нибудь, а именно с тем, с кем он был близок, за исключением, конечно, меня. Антон должен знать правду. Я просто уже не могу всё держать в себе, мне правда пора выговориться, иначе просто сойду с ума.

– Расскажи! – потребовал Антон, крепче сжимаю руль. – Я хочу знать, как он умер.

– В тот день я хотела расстаться с ним, – начала я разговор после минутной паузы, собираясь с силами и мыслями. В носу защипало, в горле появился ком. Подняла голову, не давая слезам волю. – За день до этого я увидела, как он целуется с какой-то блондинкой. Пойми, я не смогла его простить. Это измена, понимаешь? – я перевела взгляд на парня, тот неотрывно смотрел на дорогу и выглядел еще более сосредоточенным. – Я бы никогда ему такое не простила, – опускаю голову вниз, вспоминая тот злополучный день. – Он ее так по-хозяйски обнимал, держал за руку. Они о чем-то мило беседовали. И в его глазах было столько нежности, обожания и любви, чего не было, когда он смотрел на меня. До меня доходили слухи, что он давно вернулся к своей бывшей, но я, как наивная дура, не верила.

Я откинулась на спинку и прикрыла глаза, вспоминая тот день и, словно, провалилась в сон, вспоминая все детали.

– Я весь день его игнорировала, – продолжила свой рассказ с закрытыми глазами. – Делала вид, будто не замечаю его. Он начал названивать и заваливал сообщениями, но я его игнорировала. А так хотелось подойти к нему и все узнать.

Я так сильно погрузилась в воспоминания, что, казалось, я будто снова проживаю тот страшный день.

– Алис, ну зачем? – спросил Дэн. – Это же моя любимая футболка! Обязательно нужно было ее марать?

Мы смеялись. У меня даже слезы выступили от смеха. За обедом я нечаянно пролила вишневый сок на его белую футболку. Мы выходили из столовой и направлялись в учебный корпус академии на следующий урок. С собой я захватила крупное желтое яблоко.

В этот раз Дэн надел белую футболку (на которой красовалось красное пятно от сока), джинсы, черные высокие берцы и чёрные же кожаные гловелетты. Перед занятиями Денис хотел взять свою любимую косуху, но я его поторопила и он просто забыл ее в комнате.

– Нужно будет взять из комнаты кожанку, – рассматривая красное пятно, почти во всю грудь, произнес парень. – Кстати, где Камилла? Я ее с утра не видел.

– Хороший вопрос, – отвечаю, начиная нервно оглядываться. Отрезала ножом, одолженном у Дениса, небольшой кусок от яблока и запихнула в рот.

– Алисочка, – нежно произнес мое имя друг, – люди не зря придумали такое средство общения, как телефон, – парень широко улыбнулся мне. – Позвони ей.

– Чтобы я без тебя делала? – расплываясь в улыбке, спросила я, держа в одной руке яблоко, в другой – нож.

Уже когда мы собрались идти обратно на занятия, жутко захотелось яблоко. Сходив и взяв его со стола раздачи, мы направились на выход. По дороге я уже срезала небольшую часть кожуры и отдала ее другу, который просто без ума от нее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю