290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Борьба за жизнь (СИ) » Текст книги (страница 6)
Борьба за жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Борьба за жизнь (СИ)"


Автор книги: KeshaK






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

Пока Денис плел какое-то заклинание, улеглась на колени друга, согнула правую ногу в колене, а левую закинула сверху. Денис вновь покосился на меня, но ни слова не сказал. Кажется, он пытался пробиться через защитный купол, установленный директором. Сегодня была ясная ночь и были видны не только звёзды, но и луна. Сегодня она как-то по-особенному прекрасна. Она, словно кровавое пятно поднималось над горами и нашей академией, освещая все вокруг своим алым сиянием.

В детстве мы с мамой часто забирались на крышу дома, ложились на постеленный плед и наблюдали за звездами и луной. Она мне рассказывала про каждое созвездие. Оказывается, у каждого сплетения звёзд есть своя отдельная история. Как-то раз мама рассказала мне очень интересный и странный стих.

“Когда взойдет кровавая луна

Свои объятия раскроет Сатана

Приоткроется завеса миров

Польется кровь городов

Фальшивых истин медный грош

С облегчением вздохнешь

Но лишь тогда, когда придет конец Сатане.”

Для меня тогда это казалось полным бредом. Никогда бы не подумала, что мама верит в подобное. Да и тот бред про Сатану. Моя мама и в Бога то не верит – что уж говорить про короля ада.

Теперь понимаете, что это была сказка, возможно, даже и красивая? Мне она тогда очень понравилась, но мама отвечала мне «возможно, позже ты все поймешь», когда я просила объяснить, что означает этот стих.

Сейчас же я смотрела на кровавую луну и хмурилась. Вроде ничего не слышала, что она этой ночью поменяет свой бледный покров на багрянец.

От моих размышлений меня отвлекли шаги. Быстрые.

– Ле... – начал было директор, но его перебили.

– Не надо имен, директор. – Этот голос... Не могу припомнить, что он мне знаком, но в то же время при его звучании что-то внутри меня взволнованно заворочалось. Новоявленный говорил надменно и немного резковато, обращаясь к директору в такой манере, будто являлся его начальником. Странно наблюдать, что наш главный руководитель академии молча спускает подобное обращение к своей персоне – обычно он не терпит ничего подобного. – Мы здесь не за этим. И тот факт, что вы знаете мое имя, не дает вам право его называть.

Медленно опускаю ногу, согнутую в колене, на землю. Затем убираю вторую, переворачиваюсь, подгибая под себя колени и приподнимаюсь, чтобы было видно нового участника беседы. Денис слегка хмыкнул. Ну да, начинается что-то интересное.

Он стоял боком к нам. На нем были те же джинсы, только теперь его внешний вид дополняли кепка с толстовкой, чей капюшон незнакомец набросил прямо на головной убор, оставляя торчащим козырек. Маскировка а-ля Кларк Кент. И от кого он пытался скрыться?

– Хорошо, – скрипя зубами отвечает директор. Видимо, не привык, что им командует старший (не по возрасту, конечно, а по званию. Если это будет правильным так выражаться. Рекрут ведь выше какого-то директора?). – Я вызвал вас по одному срочному делу.

– Ага, – в очередной раз перебил Рекрут, растягивая слова. – Как в прошлый раз? Вы тоже говорили – дело срочное, а я полгода отучился в какой-то школе, высматривая ту девчонку. – Он сделал небольшую пазу. Все это время он осматривал окрестности, сейчас же он повернул голову и посмотрел на директора. – Зачем она нужна была вам так срочно?

– Это вас не касается, – уже более спокойно отвечает директор. После небольшой паузы продолжает. – Её отец вернулся.

Рекрут посмотрел на него внимательным взглядом. А может, смотрел на него, как на умалишённого. Просто в темноте сложно разглядывать лица, да он еще был в кепке, которая скрывала верхнюю его часть.

На последних словах голос директора дрогнул. Неужели он боится? Да не, бред какой-то. Он же один из самых сильных магов. Если бы он был не таким, тогда кто бы ему позволил управлять академией?

– Он хочет ее увидеть, – после продолжительной паузы сказал директор.

Рекрут всё это время молчал, как будто что-то обдумывал. Да и вообще, о ком они говорят? И чем так знаменит ее отец, раз даже сам директор его боится?

– Ввиду родительских прав, я не смогу ему в этом отказать. Вы же это понимаете? – Кажется, в голосе промелькнула нарастающая паника.

– Причем тут я? – Голос Рекрута был спокойным, плавным, словно ничего такого не произошло.

– Вы же обязаны защищать своих подчиненных! – Почти кричит директор.

– А вам какое дело до нее? – Рекрут скрестил руки на груди, снова осматриваясь вокруг.

– Она очень сильный маг, – немного успокоившись, проговорил директор. – Да и вы же знаете, какой он тиран! Он монстр! Убийца! Боюсь даже представить, что он с ней сделает.

– Мы все еще говорим об одном человеке? – Хмыкнул Рекрут. Кажется, он не понимает, насколько все серьезно. Даже я немного прониклась.

– Ветрова! – Крикнул директор.

Я забыла, как дышать. Он нас вычислил? Но как? Мы же тут сидим тише воды, ниже травы. Я медленно повернула голову к другу. Он уже во все глаза смотрел на меня. Кажется, он что-то понял раньше меня. Чёрт! Да наше укрытие рассекретили! А он тут сидит и глазками хлопает. Я попыталась встать, но Денис резко положил руку мне на плечо и надавил. Пришлось остаться на месте. Друг приложил палец к губам. Вяло кивнула в ответ и повернула голову в сторону разговаривающих.

– Кто бы мог подумать, – растягивая слова произнес Рекрут. – А так и не скажешь, что ее отец убил сотни магов, еще столько же замучил.

Чего-о? Это он, о чем вообще? Обо мне? И моем отце? Да я же его даже не знаю! Я ведь не буду отвечать за его поступки? А вдруг это все не правда? Нужно будет узнать о ком они говорили. Кто-то взял мою руку, от чего я вздрогнула и опустила глаза. Денис подбадривающе мне улыбнулся. Ну да, он же все понял с самого начала. Это я одна не понимаю, что происходит.

– Я разберусь во всем, – принял решение Рекрут. – Но вы должны потянуть время. Не дайте ему с ней встретиться.

Рекрут разворачивается и стремительно уходит. Директор запустил пятерню в волосы. Затем развернулся и ушел в противоположном направлении.

До общежития мы добирались в полной тишине. Я обдумывала все, что услышала сегодня, но что-то тревожило меня сильнее разговора. Что-то, что казалось мне важнее какого-то там маньяка и убийцы.

Денис взял меня на руки (поскольку я еще не знала заклинания левитации, он решил сам доставить меня в комнату), прошептал заклинание и мы начали подниматься на седьмой этаж.

Перевалившись через подоконник, я оказалась в своей комнате. Денис прошелся и сел на мою кровать. Я все еще была в прострации. Не могла нормально думать. Было что-то важное, что я упускаю.

Повернувшись к окну, чтобы его закрыть, мой взгляд поймал луну. Красная. Этого не может быть! Такого просто не может быть! Это же все сказки, которые мама рассказывала мне еще очень давно.

Кровавая луна набирала свои силы. Кажется, очень скоро будет полнолуние. Но ведь это невозможно! Луна может быть такой красной только в полнолуние!  «Свои объятия раскроет Сатана» – пронеслось у меня в голове.

Неужели все рассказы были правдой? И может ли тот маньяк оказаться тем самым злом?

Мне очень интересно знать ваше мне ние о книге, поэтому оставляйте комментарии :)

Глава 5


От созерцания звездного неба меня отвлек голос Дениса.

– Это... – парень запнулся. – Ты ведь понимаешь, что это значит?

– Да, – протянула я, все-таки закрыв окно и зашторив. – Кровавая луна! Это просто невозможно! Она ведь еще даже не полная!

– Что? – Денис нахмурился. – Какая еще Кровавая луна? Что ты несешь? Ты понимаешь, что ты в большой опасности?

– А я тут каким боком? – Удивилась я. Нет серьезно, он же не думает, что тот маньяк имеет ко мне какое-то отношение?

Ну да, убийца вернулся в город. Это все печально. Все-таки в городе есть невинные жители, которые не должны умирать. Я ведь не имею к этому никакого отношения.

Видимо, я даже себе не могла признаться, что этот маньяк может оказаться моим родственником. Жила себе спокойно, ходила в школу, дружила, а тут – академия, Рекрут и маньяк-отец-убийца. Ну кто в это с первого раза поверит? Во мне же нет ни капли жестокости. Это же не заложено в генах? Надо будет узнать.

– Возможно самым прямым, – настаивал Денис. – Он ведь может быть твоим отцом!

– Дэн, – я села рядом с ним. – Нельзя же с пеной у рта доказывать то, в чем сам не уверен. – Взяла его за руку и улыбнулась. – Давай закончим на сегодня все разговоры? Я очень устала.

– Я могу остаться, – не подумайте, мы просто друзья.

Иногда он мог оставаться на ночь у меня или наоборот. Мы ведь дружили практически с самого детства. Мы могли спать в одной кровати, но не более. Он любил меня, но как сестру. Я же испытывала к нему нечто большее – благодарность, любовь, заботу, нежность. Он был для меня больше, чем просто другом, но мы никогда не любили, как парень и девушка. Скорее, как брат и сестра.

– Нет, спасибо, – я вяло улыбнулась и посмотрела на часы. Уже третий час ночи! Я завтра не встану. – Я правда очень устала.

– Хорошо, – Денис поднялся, поцеловал меня в макушку.

– Завтра научишь меня этому заклинанию! – Слегка повысила голос, когда друг уже открывал дверь и выходил.

Денис улыбнулся и вышел. Я маг! А значит – я должна учиться, чтобы уметь контролировать свои силы, либо уметь защищаться. Этим и займусь. Только завтра.

На первую пару я чуть не опоздала. Естественно, проспала. Собиралась как Флеш, даже в столовую не было времени зайти. Влетев в кабинет за секунду до звонка, увидела Дениса. Он был на удивление очень бодрым. На столе стоял бумажный пакет с едой и стаканчик кофе. Решила не испытывать судьбу и пошла на запах еды.

Первым делом Денис пододвинул ко мне кофе. Боже, да он самый лучший парень на свете! Дэн сразу понял, что я проспала. Наверное, не увидел меня в столовой. Побеспокоился и принес еду мне прямо в кабинет. Наши учителя этого не любили и постоянно ругались. Вот только кто нас остановит? Особенно, если есть охота, а до обеда еще далеко?

Прошла минута от звонка. Преподаватель уже начал рассказывать новую тему, как мне прошло смс. «Привет, доченька! Как тваи дела? У мея все отлечно. Сегодня проспала и пришлось готовить тебе позний завтрак. Тётя Оля предлагает купить у неё елку, но я её ответила чесно: я не буду наряжать в этом году. Просто наготовлю пару салатов и лягу спать. Я тебя очень люблю!» – гласило оно. Сообщение было от мамы. Странное какое-то оно.

– Нет, ну ты только посмотри! – Уже в который раз говорит Денис, перечитывая мамино сообщение. – Она же у тебя не безграмотная?  Значит, она что-то пытается сказать.

Мы засели в библиотеку, в самый дальний угол, чтобы никто не помешал. Обложились книгами, попутно делая доклад. Я читала книгу о литературе серебряного века, в то время как Денис уже, наверное, в седьмой раз перечитывал сообщение.

Одним глазом смотрела в свой мобильный, другим – пыталась записать хоть что-то по своей теме. На пустом листе Денис записывал какие-то фразы, слова, но тут он до чего-то додумался.

– Смотри! – Он зачитал первые два предложения. Я ничего не поняла, но не он. – В этом слове явно должна стоять буква «о». – На листе он записал то, что считал важным. – А вот здесь?

Денис продолжил записывать какие-то буквы. Вы не подумайте, что я не интересуюсь мамой и не переживаю за нее. Просто я будто надела розовые очки и смотрела сквозь них. Да, это сообщение мне показалось очень странным, но что-то удерживало меня от того, чтобы бежать к ней. Кто не делает ошибки в словах? Особенно сейчас, в двадцать первом веке. Попадешь не по той букве, не заметишь и проложишь писать. Со всеми бывает.

– «Он идет», – прочитал Денис.

– Что? – Я посмотрела на исписанный лист. Что это могло означать? Это ведь не могло быть простым совпадением. Сначала луна, разговор Рекрута и директора, теперь это.

Денис стал перечитывать сообщение снова и снова, делая акцент на некоторых словах. Мне казалось, что я выучила это послание, когда Дэн указывал мне на какие-то новые детали, которые я не заметила сразу. Мне было очень сложно уловить ход мыслей друга. Он что-то говорил и говорил, меня же тревожили мысли, что с мамой могло что-то случиться. А это последняя фраза. Она же не прощалась? Нет, не хочу!

Она единственный родной мне человек. Единственная, которую я люблю больше жизни. Да, в последнее время мы не настолько близки, но это не мешает любить ее еще сильнее. Тут ведь ее тоже можно понять.

Сейчас я не хотела ничего. Абсолютно. Денис хотел разобраться во всем. Узнать кто же является моим настоящим отцом. И правда ли, что он – тот самый маньяк-убийца. И это сообщение. Он во всем искал что-то, что до меня доходило долго. Меня, будто кто-то держал, не хотел, чтобы я во все это ввязывалась. Я чувствовала, что нужна своей маме. Ей нужна моя помощь и поддержка. Но это чувство было глубоко внутри меня, лишь иногда проскальзывало, словно поднималось со дна замерзшего озера.

На мгновение, оторвалась от стола и осмотрела библиотеку. К нашему столу медленно приближался Рома. Во мне тут же поднялась паника. Зачем он идет сюда? Он хочет поговорить со мной? Но о чем? Неужели Рома узнал, что мы подслушали его разговор с директором?

Посмотрела на время и чертыхнулась. Я уже опаздываю! Директор назначил мне дополнительные занятия, как и обещал, а я забыла!

–Дэн, встретимся за ужином? – Резко встаю и собираю свои вещи. Сообщение Денис уже успел переписать на отдельный лист бумаги.

Друг лишь махнул рукой, мол иди. Пока собирала свои учебники, поднимала глаза и следила за тем, как и куда идет Рома. Обогнув стол и чмокнув Дениса в щеку, быстрым шагом направилась в противоположную от Рекрута сторону. Да, пришлось сделать приличный крюк, но тогда я смогла незаметно обогнуть и пройти в стороне от Ромы.

Возле двери я все-таки повернула голову и нашла глазами парня. Он подошел к Денису. Тот оторвался от своих записей что-то сказал и отмахнулся, как и от меня минуту назад. Не теряя более ни минуты, прошмыгнула в коридор и пошла в сторону лестницы.

Задумавшись, не заметила, как свернула не туда и оказалась в пустом коридоре. По обе стороны стояли колонны, кое-где находились темные ниши. В одну из них кто-то меня затянул.

– Что за? – Возмутилась я. Потом поняла кто это был. – Чего тебе надо, Рекрут?

– В твоих устах это звучит, как оскорбление, – нежно прошептал Рома. С чего вдруг он решил проявить нежность по отношению ко мне?

Во мне бурлили множество эмоций. Из них: злость, негодование, непонимание, возможно, радость и предвкушение.

Но я не успела ничего ему высказать: в следующую секунду, парень наклонился и коснулся своими губами моих. Я удивилась, даже смогла ударить его по плечу, но уже в следующую секунду, протянула руки, закидывая их на плечи парню, отвечая на поцелуй. Его ладони бесстыдно лежали на моей талии. Да что он себе позволяет?! С каждой секундой поцелуй становился все более страстным, жарким, ненасытным.

Этот поцелуй почему-то напомнил мой сон. Как-то странно, что с приездом в академию, мой прекрасный принц перестал приходить ко мне во снах. Я совру, если скажу, что не понравилась его настойчивость. И этот поцелуй. Возможно, я ждала его, но не была готова к тому, что все произойдет вот так.

Рома прервал поцелуй, тяжело дыша. Я подняла на него затуманенный взгляд. Спорить и сопротивляться его настойчивости уже не хотелось. Во мне все еще бурлила злость и негодование.

– Не надо так больше делать, – прошептала я. Мне хотелось кричать, чтобы он меня не слушал, чтобы обнял и поцеловал меня снова. Я подняла с пола свой рюкзак, с трудом отрывая взгляд от его прекрасных глаз. – Больше не подходи ко мне. Прошу... – взмолилась я, видя, что он не собирается уступать. – Ты делаешь мне больно.

– Я хочу всегда быть рядом... – так же шепотом произнес он, совсем не собираясь меня отпускать. Наоборот, притягивая меня к себе за талию. – Я так устал притворяться.

Он прислонился своим лбом к моему. Его руки, лежащие на моей талии, обнимали очень нежно и крепко. Не хочу, чтобы все было как в прошлый раз. Тогда мне очень больно. Да, это был другой парень, но боль все еще была во мне, со мной. Всегда. И только рядом с Ромой, я иногда забываю об этом камне на сердце. Может быть когда-то, он сможет заполнить моё разбитое сердце полностью, вытесняя горечь предательства. Но не сейчас... Не здесь...

Я все еще помню, кто он есть на самом деле. Рекрут. Это как приговор. Не для него, возможно для наших отношений. Хотя о чем это я? О каких отношениях я сейчас думаю? Он Рекрут, возможно даже из аристократов, а я... Кто я? Обычная девушка без рода и племени. Я просто не достойна его. Думаю, что смогу закрыть глаза на то, кем он является. Аристократизм – не приговор. Денис тоже из высших, но он мой лучший друг и всегда им будет.

И тут, неожиданно для себя самой, поняла, что готова довериться ему полностью. Откуда это чувство? Знакомы мы всего ничего, но я готова отбросить все свои принципы и остаться рядом с ним, несмотря на боль в груди. Нет, я не любила Стаса никогда, но его предательство навсегда поселило холод в моем сердце. И этот холод больше не от того, что я чувствовала к нему, а от его вероломного поступка. Возможно, поцелуи с бывшими не считается предательством, но то, что мне рассказали потом и те снимки, кричащие о его измене. Мне не хотелось им верить, но когда я их увидела в тот день... Я так и не поняла, зачем он так поступил, но сейчас не об этом...

– Ром, – аккуратно начинаю разговор. Его глаза закрыты. На лице парня застыла безмятежность. Такое чувство, что он нашел свое счастье, но... – Мы не можем быть вместе.

Кто тянул меня за язык?! Чёрт, если бы он знал, насколько сильно меня к нему тянет, как сильно я хочу быть рядом, всегда поддерживать. Хочется просто почувствовать, что я нужна кому-то. Что меня любят...

Но что, если у него какие-то свои, личные, мотивы? Он же Рекрут. Проклятье! Нужно просто отбросить эти мысли о Рекрутах. Может, он совсем не такой, как они.

Рома открыл глаза и немного отстранился. Если бы я хотела, могла бы сбежать еще очень давно. Он не держал меня так уж сильно, но я не хотела. С ним было так спокойно. Все переживания, словно, улетучивались. Можно было забыть обо всех проблемах.

На дополнительное занятие я все-таки опоздала. Подтягивать меня по программе вызвался куратор нашей группы – Олег Александрович. Высокий мужчина средних лет, но это только внешне. Его возраст выдавала седина на висках, которая сильно контрастировала с черными волосами. Совсем недавно он получил звание архимага и вполне мог пробиться в директорское кресло, но ему больше нравилось преподавать, а не управлять.

Густые брови, широкий лоб и серьезный взгляд серых глаз выдавали в нем человека сосредоточенного, профессионала в своем деле. У него широкий нос с небольшой горбинкой, черные короткие волосы и тонкие губы. Походка уверенная, иногда даже бесшумная. Он очень не любит опаздывающих, поэтому пришлось долго извиняться.

– Значит так, сначала разминка. Потом я разбиваю вас на пары и делаете растяжку. – Давал указания Иван Алексеевич. – Вперед!

Все тронулись с места. На каждом учащемся вновь были браслеты, отсчитывающие круги. Я же была погружена в свои мысли. После той встречи в нише, с Ромой мы не встречались. Тогда от разговора меня спас телефонный звонок. Звонили ему, поэтому он извинился и пообещал, что к этому разговору мы еще вернемся. У меня было время все обдумать. Денису я так и не сказала, что Рома – Рекрут.

Вчера, придя с первого дополнительного занятия, весь вечер просидела в своей комнате за учебниками. Даже не пошла на ужин. Друг это, естественно, заметил и после отбоя «прилетел» ко мне и захватил с собой еду. Мы расположились на полу и погрузились в воспоминания. Позже разговор плавно перетек к учебе и до часу ночи мы делали доклад, который должны были сделать еще в библиотеке.

Как ни странно, но сегодня утром я проснулась выспавшейся. За завтраком Дэн рассказывал свои теории. Он не отстал от того сообщения. Какой же он упрямый! Хотя, это ведь касалось и меня тоже.

Всё утро и весь прошлый вечер я старалась избегать встреч с Ромой (поэтому и не выходила из своей комнаты), но мои мысли постоянно возвращались к тому поцелую.

Я настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила подножку и чуть не пропахала носом землю. Мне повезло: мимо пробегал Дэн, он-то и спас мой нос и репутацию. Посмотрев на него с благодарностью, продолжила свой путь.

По окончании разминки, Иван Алексеевич построил нас в шеренгу и встал напротив с журналом.

– Итак, я называю фамилии, вы – находите своего партнера и отходите в сторону. – Учитель осмотрел наш неровный строй. Все тяжело дышали, пытаясь восстановить дыхание. – Затем вы расходитесь и делаете упражнения.

Дальше он называл фамилии. Я не сильно вникала в происходящее вокруг. Кажется, Дениса поставили в пару с Ромой. Теперь он не просто увидит настоящего Рекрута, но еще и сможет с ним позаниматься.

– Ветрова и Ди Рейх, – назвал мою фамилию тренер. В ту же секунду, я отошла от строя и только потом поняла, кого дали мне в пару.

Камилла уже выровняла дыхание и смотрела на меня с неприкрытым отвращением и злостью. Мда-а. Кому-то повезло. Опять.

– Смотрим внимательно. Дважды повторять не буду. – Иван Алексеевич взял себе в пару самого подкаченного. – Один встаёт прямо и берёт своего партнёра за запястья, второй наклоняется вперед. Вот так.

Партнёр учителя взял его за запястья, и Иван Алексеевич наклонился вперед, растягивая мышцы.

Учитель физкультуры показал еще несколько упражнений, после чего он дал команду приступать. Камилла вызвалась держать руки. Ну и ладно, мне только пойдет на пользу немного растянуть мышцы.

Я сделала пару наклонов, затем поднялась, напарница сделала тоже самое. Она была очень зла на меня. По известным причинам. Все время мы занимались молча, но тут она решила прервать затянувшееся молчание:

– И какого это – вернуться спустя столько время? – Она стояла напротив, ничего не делая.

– Нормально, – односложно отвечаю. Почему она решила заговорить именно сейчас?

– Я смотрю, ты все-таки решила встречаться с этим убогим? – Взгляд сместился немного мне за спину.

Мне пришлось повернуть голову и посмотреть: кого она имела в виду? За нами выполняли упражнение за упражнением Рома и Денис.

– Не называй его так, – решила заступиться за друга. Постепенно начиная закипать. Никому не позволю унижать своих друзей. – Ты ведь тоже с ним дружила.

– Чисто из жалости. – Она схватила мои запястья. Мне пришлось продолжить упражнение. – Ты тоже жалкая, – продолжала издеваться Камилла. – Тебя никто никогда не полюбит. Дружат с тобой тупо из жалости. Ты нудная.  Твой единственный друг – убогий.

– Не смей, – сквозь зубы процедила я.

Камилла воспользовалась моей беспомощностью. Когда я наклонилась, она как-то резко дернула меня. Послышался хруст. Острая боль пронзила поврежденную конечность.

Я не смогла сдержать крик. Он был не громкий, но Денис и его партнер услышали. Камилла меня отпустила, зло ухмыляясь. Она победила. Да, но какой ценой? Девушка не знала, что сломала мне руку, пока не увидела, как та неестественно изогнулась. Кажется, Камилла тоже слышала хруст. В её глаза приходило понимание сделанного.

Я упала на колени. Боль была сильной; здоровой рукой перехватила сломанную. Из глаз брызнули слезы. Я не хотела плакать. Не хотела показывать свою слабость, но ничего не могла с собой поделать.

– Это что, перелом? – Кажется, до нее дошло, что именно сделала.

– Думать надо было, тупая ты башка! – Вырвалось у меня.

К нам подбежал Дэн и опустился рядом со мной на корточки.

– Что случилось? – От него не ушло, что пострадала я немного сильнее.

– Кажется, перелом, – я осмотрелась. Иван Алексеевич был достаточно далеко, чтобы увидеть, что у нас тут происходило. – Попробуй выровнять кость.

Да, произнесла я это с хладнокровным спокойствием. Будто не просила сломать руку (с моей-то регенерацией, кажется, она начала срастаться неправильно) и вставить ее на место, а убрать молоко с плиты. Камилла уже во всю всхлипывала.

– Что случилось? – К нам подошел Рома. Выглядел он очень обеспокоенным.

Я растерянно посмотрела на Дениса. Совсем не хотелось посвящать кого-то в мои тайны. Все-таки в академии все знали, что моя специализация – огонь.

– Надо позвать врача! – Пискнула Камилла.

– Этого еще не хватало! – Зло бросила ей. – Смотри, что ты сделала. Дэн.

Друг взял мою сломанную конечность в руки. Посмотрел на меня, спрашивая готова ли я. Через мгновение кивнула. Послышался еще один хруст. Кость встала на место. Синяк начал проходить. Я даже не заметила, когда он появился. Через секунду, кости срослись сами.

– Спасибо! – Все что смогла сказать я. Его помощь и поддержка для меня были самые важные.

– Обращайся, – улыбнулся Денис.

– Это что за хрень?! – Упс. У нас были нежелательные свидетели.

В столовой было много народу. Еле смогла найти свободный столик и занять его. Денис опаздывал. Его преподаватель по специальности любил задерживать минут на пять-десять. Пока я ждала своего друга, ко мне кто-то подсел. Пришлось отвлечься от чтения.

– Ну чего тебе? – Простонала я, заложив закладку, закрыла книгу. – Пришла поиздеваться? Тебе мало было?

– Вообще-то я пришла за ответами, – прошептала Камилла.

– Что ты хочешь от меня услышать? – Меня начинала бесить эта ситуация. Да кто она такая, чтобы что-то требовать? Да, мы дружили раньше, но ведь сейчас она издевалась надо мной.

– Обычные люди, даже маги, имея один магический потенциал, не являясь при этом из аристократической семьи, не может сращивать кости так быстро! – С каждым словом ее голос повышался, правда на последних словах немного стихла.

Я быстро оглядела столовую. На нас бросали удивленные взгляды. Больше, чем уверена – это из-за того, что мы сидим рядом и не пытаемся убить друг друга. Все знали о нашей давней дружбе и вражде в настоящем. Девушка напротив смерила меня напряженным взглядом.

– Хочешь правду? – Зло прошептала я сквозь зубы. – Я долбанный фрик!

Схватила нож, лежащий на моем подносе, и пока она не предприняла никаких попыток меня остановить, полоснула лезвием по ладони. От нахлынувших эмоций, нож прошел достаточно глубоко. Тут же хлынула кровь. Я в упор смотрела на Камиллу, чей взгляд перемещался от моей ладони до ножа в моих руках. Иногда она поднимала глаза на меня. С того же подноса я взяла салфетку и очень аккуратно вытерла кровь (которая уже начинала капать на стол). От раны на ладони ни осталось и следа.

– Я долбанный урод, – повторила я более спокойным тоном. – Да, моя мама не из высших слоев общества, а отца я вовсе не знаю, – я сделала небольшую паузу. Камилла приходила в себя от увиденного. – Но это, – я подняла руку, акцентируя на ней внимание. – Это все, что у меня есть, – немного опустила ладонь так, чтобы она оказалась в горизонтальном положении и зажгла небольшой огненный пульсар. – Кроме этого я еще кое-что могу, но не могу об никому сказать. – Огонь на моей ладони погас. – Я хочу спокойной жизни. Хочу закончить эту академию и убраться отсюда подальше! Я не могу умереть, я никогда не болела, на мне все заживает за считанные секунды. Я стараюсь, чтобы никто и никогда об этом не узнал, а тут появляешься ты и требуешь ответов! – Последнюю фразу я практически прокричала. Немного успокоившись и взяв себя в руки, продолжила. – Разве так сложно было просто промолчать и дальше жить своей жизнью?

Между нами повисло неловкое молчание. Только что я вывалила на нее столько информации, что боялась: вдруг она не сможет это переварить и тут же побежит рассказывать об этом, если не всем, то узким специалистам. Камилла осталась сидеть за столом. Еще мгновение спустя, она взяла в руки вилку и принялась есть салат. Капли крови на столе её ничуть не смущали.

– Ты говорила, что огонь и твоя регенерация это еще не все. – Девушка оторвалась от своей тарелки и посмотрела на меня, предварительно оглядевшись по сторонам и убедившись, что до нас никому нет дела; понизила голос до шепота. – Что еще? А ты можешь лечить других? Говорят, что ты самая сильная из огненных это правда?

Вопросы посыпались на меня градом. Она это серьезно? Не думает же, что расскажу все здесь и сейчас? От ответов меня спасла ее, видимо, новая подруга. К нам подошла шатенка с длинными волосами. Девушка держала поднос и с презрением посмотрела на меня.

– Мы же не будем обедать с ней. – Последнее слово шатенка практически выплюнула, показывая, как ей противно.

– Ты можешь обедать, где хочешь, – без эмоционально отозвалась Камилла, не поднимая на нее глаза. – Я не уйду, – взгляд все же метнулся к новому свидетелю нашей беседы. – А вот ты проваливай.

– Но... – начала шатенка. С ней явно никто так не разговаривал.

– Эйми, свали уже отсюда. – Камилла снова взялась за вилку, но взгляд остался на мне.

Шатенка молча открывала и закрывала рот. Её возмущению не было предела. Однако, Камилла была для нее авторитетом, поэтому Эйми развернулась на каблуках (на высоких таких каблуках) и пошла прочь от нашего общества. На Камиллу я больше не смотрела. Открыла книгу и продолжила чтение. Мы ели в молчании. Я не хотела отвечать на вопросы Камиллы, а она – задавать их заново.

Мы недолго просидели одни. Только я перелистнула страницу, как рядом с моим подносом кто-то поставил свой. Подняв глаза на подошедшего, улыбнулась.

– Ходят слухи, что вы сидите так минут десять и не пытаетесь друг друга убить. – Денис сел рядом со мной, опуская свой рюкзак между нами.

– Мы просто разговаривали. – Подала голос Камилла, обращая внимание на Дэна.

– Никто не будет против моей компании? – Рома стоял за моей спиной со своим подносом в руках.

– Вы не дадите спокойно поесть, да? – Простонала я, откладывая книгу в сторону.

Поскольку место рядом со мной было занято, Рома приземлился напротив – рядом с Камиллой. Девушка с нескрываемым скепсисом посмотрела на него. Ну да, про него ничего не известно. Он может быть обычным парнем, как я, а может быть и из высшего общества. Почему-то стало неуютно, словно я не в своей тарелке. Будто я тут лишняя...

Нашу компанию уже вовсю откровенно разглядывали. Кто-то шептался за спинами и оборачивались, переговаривались и косились.

– Ребят, а может вы тут поболтаете, а я пока пойду? – Начала я; успела даже схватить книгу и убрать ее в рюкзак. Честно говоря, обстановка за столом напрягала.

– Останься, – неожиданно мягко сказал Рома. В глазах была мольба. – Прошу.

От его взгляда хотелось подойти к нему и обнять. Обнять и больше никогда не отпускать. Этот взгляд, полный нежности, казался мне смутно знакомым. Не знаю почему, но я осталась. Оставшееся время, отведенное для обеда, пролетело незаметно. За нашим столом никто не разговаривал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю