290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Твоё лекарство (СИ) » Текст книги (страница 3)
Твоё лекарство (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Твоё лекарство (СИ)"


Автор книги: hot as hell potato




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Ты же уже не боишься, правда? – с надеждой уточнил хирург, приближаясь остриём к коже.

Заметив его, Уоррен пошатнулся, что ответило на вопрос доктора лучше всяких слов. Уилл вздохнул, закрыв колпачком иглу. Тяжелая рука опустилась на плечо пациента.

– Давай же, – просил он его. – Вспомни, это практически не больно.

Когда Раш приблизился к его запястью, Уоррен, отчасти ожидая боли, сжался, а после, поняв, что врач просто взял его за руку, виновато потупил взгляд.

– Уоррен, я не осуждаю, – серьёзно произнёс Раш, поймав испуганный взор мальчишки. – Я тебя понимаю и не собираюсь обижаться. Мы оба понимаем, что ты мне нравишься, и, надеюсь, это взаимно, но я в то же время обязан помочь тебе, как бы тебе того не хотелось. Я осознаю, что твой страх никак не привязан к моей личности, дело только в профессии, так?

Харт несмело кивнул. Он и раньше себе задавал этот вопрос.

– Ты перетерпел это раз десять за два дня, – Раш, понаблюдав за парнем, сделал вывод, что его страх понемногу отступает, и более уверенно взял в руку шприц. – Перетерпишь и сейчас.

– Интересно, это в тебе ПрОфЕсСиОнАл говорит или Уилл? – несмотря на испуг, огрызнулся парень.

– Профессионал, – отчеканил док, дезинфицируя кожу, – но могу заверить, что Уилл с ним абсолютно солидарен в данном вопросе, они друзья. Закрой глазки.

Недовольный тем, что Раш ведёт себя с ним, как с ребёнком, Уоррен всё же пересилил себя, зажмурившись. Хоть и не удалось не почувствовать проникновение иголки, но явно получилось избавиться от страха.

– Ауч! – слегка заторможено, скорее для показухи, пискнул Харт, когда шприц уже полетел в мусорную корзину.

– Да хватит тебе придуриваться. Пойдём со мной в приёмную?

Уоррен с опаской покосился на доктора.

– З-зачем? – непонятно отчего задрожал голос. Ну не нравилось ему в этой комнате. Тем более, его тело искренне видело там аэропорт.

– Да чего ты так напрягся-то? Компанию составишь, – спокойно разъяснил Уилл.

– Можно не надо?

– Не можно. Честно говоря, я просто не хочу тебя оставлять одного, мало ли что натворишь… Конечно, эту палату я выбирал для тебя, исходя из критерия «отсутствие окон без сетки», но ты малой изобретательный, начудишь ещё. А у меня в кабинете абсолютно безопасно, пока рядом я.

– Я что-то сильно сомневаюсь, что ты высказал мне все свои аргументы, – прищурился парень.

– Хочу, чтобы ты отвлёкся от ненужных мыслей перед сам-знаешь-чем. Оно тебе не надо, поверь. К тому же, есть вероятность, что проведя время со мной на практике, ты станешь чуточку меньше бояться.

– Это…точно всё? – недоверчиво уточнил Уоррен.

– Да. Никаких пыток без надобности я не собираюсь проводить. Давай быстрее, а то у меня дежурство по часам.

– Как у прости…

– Просто заткнись и иди со мной.

Раш усадил малого на кушетку в кабинете, а сам завалился в кресло.

– О, что я нашёл… – заинтригованно протянул врач, вызывая интерес мальчика. – Медицинская карта Уоррена Харта! Повезло мне!

– Зачем ты её взял? – обеспокоенно выпалил Харт.

– Потому что… ты мой пациент? – саркастично подметил док, перелистнув страничку. – Та-ак, что тут у нас…

Ох-уж эти слова, вводящие в ступор любого пациента. Да ещё и произнесённые с такой леденящей душу интонацией…

– Смотрю, твоя карточка пестрит заболеваниями. Жаль, что напротив почти всех вакцинаций пустое место, – ещё раз не упустил возможности поизмываться Уилл. – Что тебе на это говорят родители?

– Э…

– Да ладно, – вскрикнул хирург, – они понятия не имеют?

Уоррен покивал головой.

– Дурачок ты. А ты и вправду не солгал, сказав, что был на осмотре последний раз почти лет десять назад. О, я нашёл единственного доктора, которого ты не игнорировал! Странно даже как-то, обычно стоматологи внушают больше всего страха. Понятия не имею, почему… Интереснее всего, почему ты не боишься идти в его кабинет.

– Знаешь, Зубная Фея вполне себе сильная мотивация.

– Я могу стать твоим Хирургическим Эльфом. Деньги тебе не дам, самому платят хреново, но могу предложить что-то получше…

На окончание фразы дверь рассекла воздух, и в комнату вошла пациентка, одетая со вкусом и с ярким макияжем. За небольшую по длительности врачебную практику Раш научился выбрасывать из головы все стереотипы, когда лечил людей.

– Эллен Мартин, – уверенно представилась она, заставив Уильяма слегка вздрогнуть. – Упала с мотоцикла.

– На что жалобы?

– Не могу поднять левую руку, сильно болит в надплечье.

– Как давно произошла травма?

– Вчера вечером. Было слишком поздно.

– Родители осведомлены? – продолжил допрос хирург, натягивая перчатки.

– Нет, – призналась девочка. – Они на даче и понятия не имели, что я каталась ночью на мотоцикле.

– Снимай футболку, – равнодушно потребовал Уилл, а Уоррен неотрывно наблюдал.

– А этот парень в углу… Он так и будет сидеть? – недовольно буркнула девочка, но Раш счёл нужным проигнорировать вопрос, выжидая, когда пациентка разденется. – Мне стрёмно.

– У меня нет времени на твои капризы, – произнёс доктор и двумя резкими движениями сорвал кофточку, заставив Эллен покраснеть. – Ты обращалась за помощью после падения?

– Нет, было поздно, я испугалась и поехала домой.

Пальцы проскользнули по шее, плечу и руке, в конце концов остановившись на ключицах.

– У тебя сломана ключица, – диагностировал мужчина, вручая кофту обратно Эллен. – Думаю, закрытый перелом без смещения, но рентген во всяком случае необходим. Требуется операция, проводится под наркозом, в ходе этой операции устраняют смещение отломков и скрепляют кость металлической конструкцией. После операции – курс реабилитации.

– Значит, мне придётся рассказать родителям?

– Твоё здоровье для них важнее, нежели непослушание. Да, есть вероятность, что из твоего мотоцикла сделают люля-кебаб или продадут через китайский сайт (кстати, если так и будет, то скинь мне ссылочку, я давно подумываю о покупке двухколёсного дружка), но ты будешь здорова, как никогда. К тому же, наверняка тяжело краситься с такой болью в руке, не так ли?

– Я крашусь правой, – отрицала пациентка, но она заметно поёжилась. – А это очень больно?

– Под наркозом ты ничего не почувствуешь, а потом боль будет потихоньку угасать. Я выпишу рецепт на обезболивающее.

– О’кей. На следующей неделе можно организовать всё?

– Воу, торопишься так? Не потому ли, что твои родители вернутся нескоро?

– Просто хочу, чтобы всё быстрее закончилось… Эй, что вы делаете?

Раш стоял вплотную к Эллен с подносом с медикаментами.

– Заметил рану на твоей руке. Если не обработать – будет хуже. Ты ездила в состоянии алкогольного опьянения?

– Нет.

– Уверена? Я не осуждаю, мне вообще плевать, – засучил врач рукава девочки, и та прошипела.

– Это не касается вас.

– Как раз таки касается. Ты могла получить другие травмы, не почувствовав этого. Мы же не хотим тебя полностью раздевать, осматривать, это унизительно, долго и неприятно, правда?

– Я опустошила всего одну баночку пива. Я не потеряла контроль.

– Не сомневаюсь, – улыбнувшись, лукаво сказал Уилл, вылив на рану немного перекиси водорода. Пациентка сморщилась.

– Ай!

– Любишь на мотоцикле кататься, люби и царапины на себе возить. Если ещё что-то болит – расскажи сейчас.

– Что-то не так со ступнёй. Подвернула ногу, наверное.

– Сейчас посмотрю, – пообещал Раш, скользя ваткой, впитывающей обильно вытекавшую кровь. – Давно водишь?

– Полгода. Ай!

– И как относится семья?

– Да как обычно: просят быть осторожнее, смотреть по сторонам…

– Что же не слушаешься? – усмехнулся Уильям, обрабатывая ещё чем-то непонятным рану.

– Чёрт! Что это за хрень?

– Выбирай выражения, юная леди, – сделал замечание доктор, накладывая на повреждённое место бинты. – Повязку менять каждый день, лучше даже дважды. Показывай ногу.

Долгого осмотра хирургу не нужно было, и он смело объявил, что у пациентки растяжение связок голеностопа. Одной минуты хватило на то, чтобы принести лёд и прислонить к ушибу. Вскоре ступня была окутана в эластичную повязку.

– Повторный осмотр через день. Найди кого-то, кто сможет о тебе позаботится, пока родителей нет.

– Да я сама справлюсь.

– Даже не пытайся. Лучше останься здесь на пару дней.

– Это лишнее.

– Кататься пьяной на мотоцикле было лишним, дорогуша. Я отведу тебя.

Эллен, смирившаяся с властным лечащим врачом, последовала за ним. Её передали в другое отделение, и Уилл со спокойной душой, посвистывая, направился в кабинет.

– Ты здорово справился, – слабенько выдавил из себя Харт, а затем подполз поближе к Рашу. – Так у неё тоже растяжение, да?

– Представляешь, ты не один на планете, – саркастично ответил доктор.

– Она даже не выглядела особо испуганной. Видать, ей не впервые..

– А ты вообще ну не знаю там… Болеешь? Простуда, грипп?

– Нет, у нас, девственников, нерушимый иммунитет, поэтому мы никогда не болеем.

– Так и знал. А если честно?

– Разумеется, болею, но не слишком часто.

– Сам лечишься? Или кто-то из родных давал клятву Гиппократа?

– Я…как и обычный, собственно человек, хожу в клинику.

– Гора идёт к Магомеду?.. Подожди, а как же фобия?

– Маму это особо не интересует. Чаще всего это ничего серьёзного, скорее для формальности и освобождения от школы. Простуда настигает любого. Чем пичкать себя, когда я тону в соплях, я знаю уже лет с десяти. Но в общем-то мама всё равно заставляет следить за здоровьем, хоть и со мной никогда не идёт, типа доверяет.

– А мама у тебя ничего такая.

– У нас, девственников, все мамы такие. Ты сам-то часто хвораешь?

– Раз в полгода, наверное. Хожу к своему другу за рецептом на проверенные препараты, максимум неделя, и я в порядке.

– А травмы? Были? – заинтересованно расспрашивал мальчик.

– Что-то типа… Нос разбил как-то, а, да, ещё вывих получил и, кажется, разок сломал ногу. Нос разбил, когда ещё мальчишкой был и, увы, медицинскими познаниями не мог похвастаться. Так что местные хирурги косо-криво, но его всё же сделали. Вывих сам исправил, с ногой напополам с другом.

Разговор прервал новый пациент. Вошла мамаша с хнычущим сынишкой. Хотя, мамаша хныкала не меньше – свежий макияж, сделанный точь-в-точь по видео-туториалу Кайли Дженнер, поплыл по лицу персиково-пепельными разводами.

– Добрый день, – официально поприветствовал их Уильям. – Имя, возраст, жалобы.

– Ник Эспиноза, четыре года, он упал в парке, – постоянно сбиваясь, протараторила мамаша, вызвав едва слышимое грозное рычание Уилла. – Я испугалась, вдруг что…

– Тихо! – рявкнул Раш, обратившись потом к зарёванному малышу. – Иди сюда.

Ник посмотрел на маму с паникой.

– Не бойся, хуже уж точно не сделаю, – почти без эмоций сказал Уилл. Раш взял тряпочку, смочил прохладной водой и протёр пыльные ободранные коленки и руки пациента. Тот изредка подвывал, ещё не успев успокоиться после падения.

– Что там? – не вытерпела мать.

– Ссадины, царапины, ерунда… – начал мужчина, но затем остановился, разглядывая инородное тело возле запястья. – Оу, и огромный осколок.

Женщина вскрикнула.

– Как?! Что теперь делать?!

– Вам, для начала, перестать орать мне в ухо. А мне выполнить свою работу. Сейчас обработаю раны и вытащу его, ничего парадоксального здесь нет.

Уильям расположил оборудование на скромном столике возле кушетки и усадил больного, заглянув в его детские наивные голубые глаза. Кого-то они ему напоминали…

– Сейчас почувствуешь небольшое жжение, будет неприятно.

Мальчик выглядел напуганным.

Доктор Раш смочил кусочек ваты в растворе и принялся бережно обрабатывать кровоподтёки, при этом стараясь отвлечь малыша.

– Ты выглядишь взрослым. Точно не на четыре. На все шесть! – не отвлекаясь от обработки приговаривал хирург, вызвав улыбку пациента. Однако та спустя секунду сменилась пронзительным визгом мальчика. – Мультики смотришь?

– Угу, – обиженно произнёс больной, посопев. Почувствовав настроение малыша, доктор ответил ему:

– Если я не сделаю это, тебе станет хуже. Я собираюсь тебя не мучать, а лечить.

Карапуз молча покивал.

Оставалось только вытащить осколок.

– Подойдите, – подозвал Раш мамашу. – Никки, будь хорошим мальчиком, возьми за ручку маму и посмотри в окошко. Там летают птички…

«Ятрофобные», – добавил мозг.

– Мне нужно сейчас достать из твоей ручки вредный большой осколок. Болезненно, но терпимо.

– Странно, – подметил малыш, – обычно доктора говорят, что больно не будет…

– Мне незачем врать. Будет, но ты же сможешь потерпеть?

Раш взял инструмент в руки и уцепился за краешек осколка.

– Малыш, посчитай сейчас до трёх, договорились? – попросил мужчина.

– Раз, два, три, – на последнее слово доктор резко вынул предмет, вместе с тем останавливая хлещущую кровь. Как и было ожидаемо, малыш заплакал и начал активно вырываться.

– Не дёргайся, – прикрикнул Уилл. – Ещё хуже сделаешь себе.

Мальчик почему-то послушался.

Хирург взял в руки нить и принялся сшивать разрез.

– Повезло, что ему не рассекло вену, – вслух подметил Раш.

– Господи! – восклицала мать.

– Если будет что не так – приходите сюда, – перебинтовывая травму, посоветовал Раш. – Ой, чуть не забыл! Он защищён от столбняка?

– А?

– Я так понимаю, нет. У нас сейчас работает процедурный. Загляните туда. Прививка от столбняка должна быть сделана, есть риск заражения крови. Это совершенно безопасно, почти приятно. До свидания! – доктор даже не стал выслушивать монологи матери о вреде этих процедур – свежеиспечённые мамаши часто так говорят. – К тебе тоже относится, Харт.

– Уилл, ты мне ничего не рассказал про операцию, – недовольно отметил Уоррен. – Почему?

– Чего ради мне тебя пугать? Я организую всё быстро и безболезненно, моргнуть не успеешь, как уже будешь скакать.

– Если и скакать, то только на тебе, – шепнул мальчик, позднов поняв, что слишком громко и очень-очень зря.

– А ты весёлый. Может разыграем следующего пациента?

– Что? Ты же вроде врач. Тебе так делать нельзя.

– Врачи тоже помирают от скуки. Ну так что, есть идеи?

– Я в ступоре… Может, заставим его осматривать тебя?

– Ахахахаха, и как ты себе это представляешь?

– Не знаю, но им будет неловко. Или лучше… Короче, давай я прикинусь врачом, а ты садись на моё место, тип ассистент. Будешь мне на пальцах подсказывать что делать.

– Рискованно, но мне нравится. Ждём?

– Ждём.

Уилл шустро скинул с плеч халат и кинул в парня, а сам взъерошил свои волосы и улёгся на кушетку, приняв болезненный вид.

Пациент не заставил себя ждать, и вскоре передними появилась невысокая конопатая девочка с рыжими волосами, заплетёнными в две косички. Уоррен прокашлялся, а Уилл едва ли сдерживался, чтобы не рассмеяться.

– Добрый день, – Харт нарочито подстроил голос врача, начав говорить на пару тонов ниже.

– Здравствуйте, я Дакота Паркинсон, – вежливо ответила больная.

– Какие жалобы?

– Я ненавижу школу.

В кабинете повисла неловкая тишина. Уилл с трудом сдержал смешок. Если бы это было диагнозом, то он стал бы похлеще чёрной оспы триста лет назад.

– Обещаете, что никому не расскажете? – попросила Дакота с бездонной наивностью в глазах. Раш увлечённо посмотрел на неё.

– Э, да, конечно, – смутившись, Уоррен отвёл взгляд на настоящего врача, уже взявшего себя в руки и принявшего позицию ожидания.

– Была драка. Я думала, что это всё чушь и ерунда, – она слегка засучила кофту, оголив пупок, – но я даже боюсь представить реакцию мамы, если она заметит вот ЭТО.

Сначала Уоррен немного пошатнулся от увиденного. По меньшей мере половина живота была фиолетовой. Он в растерянности посмотрел на Уилла, который показывал тому жестами, что нужно надеть перчатки.

– Как давно была получена травма?

– Вчера. Жутко болело, надеялась, что пройдёт, пыталась замазать и спрятать, но сестра уже заметила, пришлось ей всё рассказывать, главное чтоб мама не увидела…

Уоррен попытался осмотреть огромный синяк.

– У тебя болит голова? – осторожно начал Харт, поглядывая на реакцию мужчины в углу кабинета.

– Да, ещё вчера весь вечер жутко болела, – пожаловалась девочка. – Температура, кажется.

– Вот тут болит? – Уоррен дотронулся до поясницы, ищя во взгляде Раша одобрение.

– Болит. А как вы узнали?

– Пару лет в меде, – ухмыльнулся парень, вспоминая уроки биологии. Полезные же оказались. – Тебе нужно выписать направление на… рентген?

Уильям кивнул.

– Ещё на УЗИ?..

Опять кивнул.

– На всякий случай. Есть вероятность повреждения почек. Ничего в пищу не употребляй, пить тоже запрещено. Ассистент, помогите ей, пожалуйста, дойти до кабинета… Ну и это… Направления-то выпишите и сделайте всё, как надо.

– Что с синяком-то делать? – возмущённо спросила Дакота.

– Не влезать в драки и ждать, пока он исчезнет сам, – пожал плечами парнишка. – И да. Ты должна обо всём рассказать маме, травма могла оказаться серьёзной и затронуть твои внутренние органы. Я тебе обещаю, что она не станет злиться сильно. Она переживает за тебя. Вероятно, мама поможет разобраться с ублюдками в школе.

Раш улыбнулся, не ожидая такого блестящего профессионализма от больного, но услышав окончание фразы восторженно-возмущённо подпрыгнул. Конечно, пару моментов он всё-таки упустил, но в целом это было превосходно. Об интересующих его симптомах Уилл расспросил, провожая Дакоту до регистратуру и передавая дежурному врачу.

– Вау, хорошая работа. Может, сам себе ногу перекроишь?

– Если бы я только мог… Долго ещё дежурство?

– Полчаса. Ты не голодный? За почти три дня ни одной жалобы.

– Ну, так… У меня был с собой батончик…

– Уоррен, официально заявляю, что ты придурок. Сиди здесь, я принесу тебе чего-нибудь из столовой. Она не такая уж и мерзкая.

Не успел Харт возразить, как опять остался наедине с собой в кабинете. Если бы за эти три дня Раш не успел изучить буквально от ушей до члена своего любимого пациента, то он бы явно не пригласил в свой кабинет своего друга последить за ним. Разумеется, забавы ради, ничего об этом не говоря парню.

– Добрый день, – на пороге нарисовался высокий светловолосый мужчина в белом халате с весьма настораживающим видом, заставивший Харта приостановить дыхание. – А вы на приём?

Друг Уилла был шутником ещё хлеще и особенно любил подстёбывать пациентов. В нём было куда меньше сострадания.

Уоррен поднял глаза на врача. Тот выглядел довольно-таки серьёзным. Однако Харту не удалось из себя выдавить ни слова, поэтому он умоляюще смотрел куда-то ввысь.

– Да, перед таким осмотром следует помолиться, верно, – лже-понимающе и даже чересчур серьёзно произнёс мужчина. – Я ваш лечащий врач-проктолог – доктор Диаз.

«Вот и нашлись приключения на задницу», – резко осознал Уоррен и попытался объяснить мужчине ситуацию.

– Да я не к вам, у меня тут другой приём, ну, у этого…у травматоло…

– Тише-тише, – глубокий баритон звучал чуть-чуть насмешливо. – Уоррен Харт, верно?

Мальчик неуверенно кивнул. Зачем, зачем, зачем?

– Уоррен, здесь стесняться абсолютно нечего, вы молодой человек, всё случается, я здесь не для того, чтобы осуждать. Будьте уверенны, ваше анальное отверстие не станет для меня открытием. Не трусьте, вы так долго меня здесь ждали… Вам совершенно ни к чему лгать. Штанишки на табуреточку, принимайте коленно-локтевую позу, а я пока помою ручки.

По коже Харта пробежали все пятьдесят оттенков красного. И что ему теперь делать? Он, знаете ли, не шлюха, чтобы перед каждым встречным врачом раздвигать ноги! (для Уилла было небольшое исключение).

– Доктор Диаз, при всём уважении, вы неправильно поняли или ошиблись… Я Н Е З А П И С Ы В А Л С Я К П Р О К Т О Л О Г У, – чтобы собеседник не перебил в своей сладкой манере, последние слова Уоррен почти прокричал.

Спустя секунду оба обнаружили, что на входе в кабинет стоял с ошеломлённым лицом Раш, не зная, охренеть не по-докторски ему или начать хохотать. Всё же, короткий смешок вырвался.

– НУ И ДАВНО ЖЕ ТЫ, ДИАЗ, СМЕНИЛ СВОЮ КВАЛИФИКАЦИЮ ХИРУРГА? – начал Уильям. – У пацана, наверное, сердце сжалось от одного слова проктолог…

– И не только сердце, – в шутку добавил доктор Диаз.

– Интересно, я зайди я минутой позже, ты бы общался с Хартом или его жо…

– Хватит, – всё ещё немного не понимая происходящего, выпалил Уоррен. – Какого чёрта тут происходит?

– Уоррен, познакомься, мой лучший друг, конченый засранец – Кайл Диаз. Я попросил его просто за тобой последить, пока я отлучусь в столовую, ну, на всякий случай, вдруг погодка будет лётная… Вообще, на момент нашей последней встречи (вчера днём), он был хирургом, а сейчас, видимо, он не по этой специальности. Разыграть тебя решил. Клоун.

– Я, между прочим, Уилл, широкий специалист, – с поддельном обидой выкрикнул Кайл, а затем обратился к парню. – Пацан, ты не в обиде за мою шутейку?

– Как вы верно подметили, у меня сжалось сердце и не только…

– Он ятрофоб, – расслабленно пояснил Уилл. – Спасибо, Диаз, больше твоей помощи просить не стану. Вали отсюда.

Тот лишь нахально усмехнулся.

– Взял тебе сэндвич с лососем и сыром, апельсиновый сок и хлопья. Садись, ешь.

Уилл поставил перед мальчиком поднос и легонько погладил по спине. Тот с аппетитом принялся за сэндвич, жадно заедая хлопьями, а как управился, залпом выпил стакан сока.

– Так гораздо лучше, – с едва различимой заботой сказал Раш. – Как себя чувствуешь?

– Не могу разобраться… Всё вокруг плывёт, мысли разлетаются, чувствую себя слабее и слабее… Что-то было в соке?.. Ах ты…

– Да, в соке что-то было, мне тоже так показалось. Прости, мелкий, это был единственный способ тебя отнести в операционную без последствий. Всё будет замечательно, вот так, – доктор уложил парня на кушетку, поддержав голову.

Ну и кто бы мог подумать, что апельсиновым сок в столовой начали подавать со снотворным?

Комментарий к .5.

Долгожданная прода, ребят. Как-то не пёрло, а вот сейчас попёрло. Узнал один знакомый о том, что я пишу это, поэтому боюсь что нас ожидает рейтинг R, а не NC-17, ибо ёбушки-воробушки, стыдно.

Всем, кто проявлял любую активность огромное спасибо, если бы не вы, то оно бы так и лежало заброшенным. ПО ТРАДИЦИИ: пиши комментарии, свои предложения по поводу сюжета, критику, используйте публичную бету как только можете, да чёрт, можете её прямо-таки отыметь, всё ради блага, не забывайте ставить отметки нравится, это побуждает писать, а если не хотите пропустить следующую (*спойлер*: возможно, предпоследнюю) часть, жмите сами знаете на что:3

Обняла, поцеловала <3

========== .6. ==========

Ещё немного онемевшее ото сна тело пошевельнулось. Налитые свинцом веки приподнялись, рядом появились знакомые карие глаза.

– Действие снотворного было недолгим, – пояснил доктор Раш парню, в целях безопасности придерживая его за одно плечо. – Сейчас ещё поспишь, не волнуйся. Нужно будет сделать несколько уколов, наберись терпения.

Харт молча осмотрелся вокруг. Пугающие белые стены, повсюду столики, накрытые полупрозрачными белыми тряпочками, дабы мальчик не увидел инструменты, подготовленные для него. Дыхание участилось, что врач не оставил без внимания. Тот, кстати, был в голубом хирургическом костюмчике и шапке, а щетинистые щёки закрывала маска.

– А ну-ка спокойно, – требовательно произнёс он. Приглядевшись, Уоррен заметил рядом доктора Диаза. Опять этот кретин?.. Он о чём-то разговаривал с Рашем и, как видно, ассистировал. – Сейчас будет несколько успокоительных инъекций, чуть-чуть неприятно, признаюсь. После второй же ты вряд ли хоть что-то почувствуешь. Кайл, подготовь шприцы, пожалуйста.

Уоррен напряжённо сглотнул и со страхом посмотрел на мужчину, возвышающегося над ним.

– Всё будет хорошо, не бойся, здесь только мы, причинять вред уж точно не будем, – успокоил мальчика Уилл. – Ты говорил, что уже не боишься, помнишь?

Парень неуверенно кивнул. Они же оба знали, что он врёт.

– Всего-то час, и ты поправишься, Харт, не кисни, – продолжал убеждать Раш пациента. – А знаешь, что потом?

На его лице проступила ехидная похотливая ухмылка. Это придало перепуганному Уоррену уверенности.

– Я бы тебя поцеловал, но тут твоя дурацкая маска и твой дурацкий друг, и я даже не знаю, что мешает мне больше, – сонно протянул он, улыбнувшись.

– Эй, я вообще-то всё слышал! – протянул Диаз из противоположного угла операционной. – Не надо этих вашей гадостей, а то меня стошнит прямо тут. Не то чтобы я этого опасаюсь, просто тогда придётся руки заново мыть.

Уилл рассмеялся. Как только его руки прикоснулись к первому шприцу и ампулам, Харт стал выглядеть вновь растерянным. Ощущение безысходности разлилось по телу.

– Уилл, мне очень-очень-очень, просто охренеть, как страшно, – протараторил парень, почувствовав знакомый запах спирта.

– А ты давно баскетболом занимаешься? – внезапно принялся расспрашивать Раш.

– Меня отдали в секцию в девять лет. У меня хорошо получалось.

– Ты за кого играешь?

– Нападающий. Раньше за центрового был.

– Интересно, – выпалил Уильям, стараясь отвлечь больного и поддержать беседу. – И как тебе, нравится?

– Иногда тренировки бывают дико выматывающими, я прихожу домой и растекаюсь по кровати, но когда дело доходит до соревнований, поездок, ты вроде как понимаешь, чего ради ты убивался… Ты что, блин, уколол меня, пока я рассказывал? – спросил спокойнее, чем ожидалось, Уоррен, заметив летящий в поднос с мусором шприц. Он не заметил абсолютно ничего, и это настораживало.

– Ну, в общем-то, да. Дважды. Ты тот ещё болтунишка. Осталась анестезия. После операции какое-то время нужно будет тут полежать и подождать, пока не отойдёшь. Я не отойду от тебя. Что касается анестезии… она будет спинальной. Знаешь, как это?

– Я не окончательно тупой. В спину, так полагаю?

– Да, между позвонками. Тебе ни в коем случае нельзя дёргаться и шевелиться, иначе я могу попасть в спинной мозг, что закончится ну очень плохо. Так что, как бы страшно ни было, просто замри, когда я скажу, понял?

– Понял… Это больно, да?

– Ставить укол в спину морально, конечно, очень тяжело и страшно, но на самом деле почти ничего не чувствуется. Ты хорошо держишься, молодец. А теперь давай, немного расслабься, вспомни о том, что это поможет чувствовать себя куда лучше. И доверься мне. Если страшно из-за Диаза, то не переживай, я его не подпущу.

– Раш, ещё минута, и я позову ассистировать ту имбецильную медсестру с левого крыла, которую ты ненавидишь.

– Всё, я готов.

Уилл мягко развернул парня, уложив на бочок. Харт пытался абстрагироваться от своих навязчивых мыслей, напоминал себе, что доктор Раш не сделает ничего плохого. Беззащитно предоставив оголённую спину, он выдохнул. Падать со второго этажа было куда страшнее, это точно. В мозг опять вдарила сонливость, и мальчик потихоньку начал проваливаться в царство Морфея. От засыпания оторвало лишь резкое соприкосновение иглы со спиной, но не успел он и вздрогнуть, как сразу же Диаз прижал проспиртованную ватку. Всё становится безразличным и пустым, шумы сливаются в один, и тревога отступает, давая свободу куда более приятным ощущениям.

***

Не понимая, что происходит, Уоррен приоткрыл глаза. Хирурги постарались всё тщательно отмыть от пугающих отходов и инструментов, однако совсем забыли про себя – на перчатках и халатах была кровь. Харт выглядел грустным и отчасти испуганным. Холодные руки (уже без перчаток) Уилла с трепетом к нему прильнули.

– Вот и всё, – слегка устало сказал он, мягко улыбаясь. – Не переживай, ты можешь сейчас не чувствовать часть своего тела, это абсолютно нормально. Что-нибудь тревожит – сразу же обращайся ко мне.

– Я что, бухал всю ночь напролёт? – неразборчивые слова неслись потоком из парня. Выглядел он забавно – один глаз щемило, как у пирата.

– Чувствуешь слабость? Головокружение?

– Заткнись и поцелуй меня, мне и без твоих опросов херово, – напористо потребовал не отошедший пациент, вызвав усмешку доктора. Но он, конечно, всецело подчинился приказу и захватил в свою власть нижнюю губу Уоррена. Он не был уверен, чувствует ли этот поцелуй парень, а поэтому старался ещё больше, чем обычно.

– Померить температуру бы, – разорвал Раш поцелуй первым и привстал.

– Будешь опять долбить меня градусником в задницу? – честно говоря, Уоррен под гипнозом был его любимым Уорреном.

– Да. После операций можно только так.

– Ой, да кого ты обманываешь? Ты просто хочешь попялиться на мою задницу!

– Ахахаха, что?

– Да-да, меня не проведёшь… Бу-у-у!

Раш был не в силах сдерживать смех. Его пациент выглядел безупречно даже в одноразовой сорочке, неся полнейшую ахинею.

– Уилл, мне кжтс, что я тебя люб… – наконечник термометра был вставлен весьма грубо, – люююю…

От такого признания доктор опешил. С одной стороны, он вроде как не в себе. А с другой, говорят, что пьяные не могут врать…

– Я тебя тоже, – практически на автомате выдал язык, и Раш тут же осознал, что он сказал правду. Он любит его. Как бы тупо и странно то ни было, но эти три дня были лучшими за последние лет пять, а то и десять.

Больше никто не сказал ни слова. Температура была приемлемой. Харту потребовалось ещё полчаса, чтобы отойти окончательно.

– Доктор Раш, – наконец-таки разбавил гробовую тишину парень.

– Я просил тебя так не называть меня, но это даже возбуждающе, так что… – пролепетал мужчина, – да, Уоррен?

– А нога должна болеть, словно я горю в аду? – саркастично уточнил парень.

– В общем-то, да. Тебе нужно будет потерпеть это какое-то время. Я выпишу тебе анальгетики попозже, и всё будет супер. Ах, да, ещё возьму

костыль.

– Ого… Не очень-то хочется калекой быть. Что меня ещё ожидает?

–Ну… Ближайшие три дня ты в стационаре. С завтрашнего дня – обязательные физиопроцедуры и массаж. Так где-то недельку, – конечно, доктор приукрашивал и всё должно длиться гораздо дольше.

– Не-е-е-ет, – проныл парень.

– Да-а-а-а-а. Я буду на дежурстве, а ты под контролем у… ну, скажем, Кайла.

– Опять этот придурок?

– Да, Уоррен. Опять этот придурок. На протяжении нашей семилетней дружбы с ним я думаю при каждой встрече абсолютно то же самое. Ты уже отошёл, так полагаю?

– Ага.

– Тогда прошу тебя доложить о своём физическом, психологическом состоянии и, – мужчина потянулся за перчатками, – позволить осмотреть. Я пригласил твоих родителей, сказали, что скоро подъедут. Они переживали.

– Спасибо, – поблагодарил Уоррен доктора. – Мама там вся извелась наверняка.

– Да нет, с ней всё нормально. А вот папа… Я им, кстати, нравлюсь, – как бы невзначай подметил Уилл, но Харт прекрасно понимал, к чему тот клонит.

– Заткнись и осматривай уже, – парень расплылся в сладкой ухмылке, которая определённо нравилась врачу.

– Когда будет неприятно – говори…

Комментарий к .6.

Очередная часть, довольно-таки маленькая.

Всем, кто писал мне в прошлый раз такие тёплые комментарии и поддерживал – спасибо вам, это было важно для меня<3

В итоге, я решила ещё немного продлить фанфик. Вместо двух больших глав сделаю несколько (3-5) поменьше. Они будут о том, как проходит, собственно, реабилитация. Разные маленькие фрагментики. То, о чём многие просили: милые уговаривания на простые процедуры, мальчишеский страх против юношеского максимализма. Ах, да. Рейтинг останется NC-17, извращённые душонки мои, ждите десерт с айнэнэ и айлюлю! Постараюсь сделать больше флаффа. Однако, ближе к концу всё же будет и маленький сюжетный поворот, т.е. что же будет после выписки (пишите кстати свои предположения, потому что у меня конец уже есть :* ).


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю