290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Твоё лекарство (СИ) » Текст книги (страница 2)
Твоё лекарство (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 08:00

Текст книги "Твоё лекарство (СИ)"


Автор книги: hot as hell potato




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 4 страниц)

– Ну если тебе будет легче, то трусы можешь оставить себе… хотя чего я там не видел.

Щёки Уоррена полыхали ещё ярче. Он снял с худого тела всю одежду. У него отчётливо выпирали ключицы и светились ребра.

– Парниш, когда ты вообще в последний раз ел? – стараясь спрятать волнение в голосе, спросил Уилл.

– Да вот вчера, яблоко, – недовольно буркнул Уоррен. Тут из кабинета появился Раш и окинул тело пациента. Он нервно сглотнул и улыбнулся, а по всему телу разлилась волна напряжения не меньше, чем 220 вольт. «Уильям Пи Раш, ты последний извращенец!» – утвердительно заявил внутренний голос.

– Надень вот эту штуку и прислонись вот сюда, – показал Раш, специально отводя взгляд от мальчика, чтобы отвлечься от нахлынувших мыслей.

Спустя несколько минут он всё же взглянул на него.

– Чёрт, Харт, ты всё перепутал!

Раш аккуратно снял клеёнку с груди пациента, незаметно и непринуждённо касаясь его тела. После он перевернул накидку правильно и расположил под устройством Уоррена.

– Отлично, сейчас не дыши, я сделаю снимок.

Через пять минут всё было готово.

– Э? Можно одеваться, доктор Раш?

– Если хочешь, – бросил в его сторону врач, что-то попутно разыскивая на столе.

Уоррен накинул на оголённый торс одежду и покраснел, подойдя к доктору.

– Ну как там снимок? – робко шепнул на ухо парень.

– Не обнаружилось никаких переломов, как я и сказал. Ты прямо таки кот – приземляешься на свои покалеченные лапы. Завтра буду сшивать связки, в 12 часов, надо будет заказать операционную.

Уоррен слегка побледнел, что заметил мужчина.

– Я буду выглядеть крайне эгоистичным, если ещё разок напомню о своей квалификации? – с вызовом спросил Раш, устанавливая зрительный контакт с парнем и вздёрнув широкую густую бровь.

Уильям сел на кушетку и осторожно опустил руку на колено Харта. Доктор почувствовал, как оно трясётся, но решил не комментировать.

– Честно говоря, Уоррен, мне тоже страшно, – начал он, отчасти привирая. – Мне страшно, что я могу причинить тебе боль.

– Я думал, вам нравится это…

– Врачи – не садисты. Нам не нужно, чтобы ты страдал. Хотя, честно говоря, твои стоны пробуждают во мне… Неважно, – тут же замкнулся Раш.

– Ну что, теперь не трусишь? – спросил доктор, неся пациента обратно в палату.

– Как будто если я скажу да, вы мне поверите…

– Называй меня на «ты», я чувствую себя стариком, – промурчал Раш, располагая мальчишку на кушетке.

Он прислонил ладонь ко лбу.

– Ого, у тебя нет температуры! Придётся отложить градусник.

– Вот это счастье! – съязвил Харт, за что получил лёгкий шлепок по ягодице, после чего они оба улыбнулись. Искорка пролетела между ними.

– Не зазнавайся, мелкий. И раздевайся.

– Я слишком слаб, чтобы это делать, – сам не понимая зачем начал симулировать парень.

– То есть, ты хочешь, чтобы тебя раздел я? – поинтересовался Уилл, ухмыляясь. «Чёртов симулянт».

– Вы и так это постоянно делаете.

– Что же, ладно.

Уилл стянул с пациента джинсы, вместе с тем гладя его по мягкой коже

– Тебе не холодно? – спросил Уильям, после чего удивился своей заботливости.

– Прохладно, но я переживу.

– Я сейчас сделаю ультразвуковое исследование порванной связки. Лежи ровно и не рыпайся.

– Как скажешь, – Уоррен старался сделать голос как можно более безразличным, хоть и очередная процедура не могла не напрягать.

Раш достал из шкафчика оборудование и объемный флакончик. Тёплые руки прикоснулись к больному месту, а затем медленно втёрли гель для УЗИ.

– Вот сейчас реально холодно.

Раш не спеша обследовал порванные связки, смотря на экран.

– Не буду, пожалуй, тебя одевать, – доктор кинул на тело парня взгляд исподлобья. Ухмылка не сходила с лица.

– Вообще-то, я замёрз. Могу заболеть.

Раш достал из-под кровати чемодан, в котором валялось старое одеяло. Холодная ткань опустилась на Харта, заставив вздрогнуть.

– Отдыхай, через пару часов введу лекарство. А сейчас у меня дежурство, так что пока.

– П-пока.

Док стремительно вышел из кабинета. Уоррен облегченно выдохнул и, щурясь, заглянул с испугом под одеяло. Дружочек предательски выглядывал из боксеров.

«Отлично, теперь все узнают о том, что ты втюрился в симпатичного врача!»

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никого рядом нету, Харт попытался ‘потренировать петушка’ прямо на кушетке, при этом молясь, чтобы этот кошмар скорее закончился. Сухие, кажущиеся колючими руки давали о себе знать. Парень бросил хищный взгляд на гель для УЗИ.

«Большей херни я в своей жизни не делал».

Уоррен выдавил немного смазки на пальцы и влился в импульсивное движение, меняя скорость и силу нажатия. Поняв, что ему следует торопиться, он, переполненный отвращением к себе, опустил тяжёлые веки и представил Раша, скидывающего белый халат на пол, а затем медленно расстёгивающего рубашку. Дело пошло куда быстрее, и из-за этого мальчику просто хотелось взвыть от стыда… Или наслаждения.

В самый ответственный момент зашёл Уилл.

Комментарий к .3.

В тысячный раз читаю текст, и он перестаёт казаться интересным (во всяком случае, он уже не кажется таким интересным, как когда я его писала).

Спасибо большое всем за отдачу, за ваши комментарии и отметки, вы бы знали, насколько это важно… Мне безумно приятно, что я могу заставить вас почувствовать что-то приятное своей работой, это невероятно. Продолжайте писать свою критику, может, похвалу, пожелания по поводу сюжета (я максимально старалась внести все правки по комментариям к прошлой части в текст), если где-то накосячила в орфографии – публчная бета в помощь. Спасибо, что остаётесь со мной O(≧∇≦)O

========== .4. ==========

– А-э, я тут забыл ручку, – не смотря на усердно старающегося тяжело и отрывисто дышащего парня, произнёс он, а потом остановил взгляд на Уоррене.

– Уоу, ты что тут… Слушай, дело, конечно, не моё, подростковый возраст… Но не на кушетке же! Я бы мог показать тебе душевые кабинки, в конце концов. Если хочешь, можешь поговорить со мной об этом…

– Покажешь, где я могу помыться?– пытаясь сделать вид, что все нормально, Харт осознал, в какое же дерьмо он вляпался.

– Позже. У меня пациент.

Раш вышел моментально и почесал затылок. Он понял, что с радостью помог бы парнишке «справиться с этим подростковым возрастом». Отнюдь, Раш давно отметил для себя привлекательного пациента, да и вряд ли бы стал его, такого упрямого и нахального, дальше лечить, если бы не эти кости на бледной коже… У него самого что-то ёкнуло внизу живота, когда он, оголяя выпирающие ребра, снимал кофту с Уоррена.

«Что за идиотские мысли… В первую очередь, я должен его вылечить. А уж потом жёстко оттрахаю», – продолжение фразы всплыло само собой, отчего Уильяму стало стыдно за себя. Хотеть беспомощного подростка, который даже не может сам ходить?

Уилл залетел в свой кабинет, растворившись в мягком кресле. Раздался раздражающий стук.

– Дверь открыта! – отчеканил он, закатив глаза. Люди такие глупые.

Пациенткой оказалась девятилетняя девочка, как выяснилось, с ушибом мизинца. Раш, несмотря на то, что травма несерьёзная, по просьбе малышки выписал ей освобождение от школы на три дня втайне от родителей.

Следующим был нескладный подросток, которого направили на профилактический осмотр. Как и многие в подобных ситуациях дети, он недосказал о переломе, поэтому Уиллу пришлось вновь начать игры разума, догадываясь о прошлых диагнозах. В отместку за дурацкую и абсолютно неуместную ложь в целях экономии времени, он заставил его посещать какие-то нудные процедуры вроде прогревания, разумеется, всё по-медицински обосновав.

Дверь захлопнулась, и Раш завалился на лавку, заключив руки в замок за затылком.

Пациентом после оказался… хромающий Уоррен.

– Эй, пацан… Ты что тут делаешь? – недоумевал доктор Раш.

– Вы обещали мне показать душ…

– Ох, чёрт, точно… Так, стоп, ты опять выкаешь?

– Ой, я по привычке…

– Пойдём, пока у меня никого нет, – Раш подхватил за плечи больного и поволок в нужную сторону.

Разбавить неловкое молчание не осмеливался ни один из парней. Раш завернул за угол и вошёл в комнатку, из которой веяло сыростью.

– Вещи кладёшь на лавку, моешься в третьей кабинке (только там горячая вода есть), полотенце возьми в кладовке. Ну, я пошёл?

– Э, да-да.

Уоррен попытался привстать, чтобы снять кофту, но поскользнулся, успевая при падении кое-как зацепиться за стену. Сердце Уилла пропустило парочку ударов.

– Мелкий, ты такой беспомощный, – снисходительно и заботливо высказал своё недовольство Уилл, подходя к пациенту вплотную. – Подними руки вверх.

Харт послушно выполнил приказания, смакуя от непринуждённых прикосновений доктора. Ему нравилось, что тот сейчас доминировал над ним. Раш вскоре избавился от чёрных джинсов, бросив их куда-то в сторонку. Они оба слишком увлеклись процессом, став одержимыми. Раш поддерживал зрительный контакт, сводя с ума Уоррена. Кажется, они оба понимали, что сейчас происходит, оба понимали, что этого сейчас не должно происходить, и оба понимали, что это в конечном итоге произойдёт.

– Я что-то тоже в душ захотел, – как скороговорку, отчеканил эту фразу Уильям и поспешно скинул халат, особо не волнуясь о том, что он упал на пол. – С этой работой не помоешься нормально.

Уоррен понимающе кивнул и закусил пухлую губу. Всё похоже на сон. Что же, чёрт возьми, дальше будет делать этот доктор?

С поникших плеч сползла голубая рубашка в полоску. Оголив свой пресс, Уилл взглянул на Харта, ожидая его реакции.

– Ты… так хорошо выглядишь, – еле сдерживая себя от желания, промямлил Уоррен, понимая, что пути обратно нет. Он пошёл по голубой дорожке, и отсюда не будет выхода.

Периодически поглядывая на Уоррена, доктор продолжил освобождать себя от одежды, пока не остался в чём мать родила.

– Доктор Раш… – прошептал на выдохе Уоррен, пытаясь успокоить дрожь в груди. Воздуха категорически не хватало. Ему начинало казаться, что это уже не совсем здоро́во и напоминает паническую атаку. Он, блин, понятия не имеет, что можно и нужно делать! Чувствует ли Раш то же, что и он, или это просто глупые совпадения?

Уилл с усмешкой на лице приближается к парню. Кто бы мог подумать, что сейчас он был готов променять тысячи «ты», тысячи «Уилл» и тысячи прочих дружеских обращений к нему на это одно боязливое, томное, наполненное испугом и возбуждением «доктор Раш»… Словно прочитав эмоции Харта, Раш пояснил:

– Нет, в этот раз ты не ошибся.

Уоррен почувствовал ослепительное головокружение, заставляющее его теряться в пространстве. Из последних сил он вцепился взглядом в тёплые карие глаза мужчины, чувствуя, что готов поселиться там. Парень поспешно стянул боксеры, открывая вид на самые прекрасные части тела. Во взгляде доктора мелькнула нехарактерная для него, всегда такого серьезного и непреклонного, нежность, и, не удержавшись, Харт первый потянулся к его губам. Уильям похотливо улыбнулся, отметив в своём воображаемом списке дел пунктик «завладеть Уорреном Хартом». Раш ощутил, что парень легонько и нежно покусывает его губу, и по его телу разлилась теплота. Напористый пациент не успокаивался, словно еще минутка, и Уиллу нужно будет бежать за седативным. Они резко оба ощутили голод другом другом. Жаждущий взгляд Уильяма встречался со слегка растерянным, но чарующим взглядом мальчишки. Уилл, отстранившись первым, потянул за руку парня, встав под струю горячей воды.

– Не бойся, давай со мной.

Уоррен встал прямо напротив мужчины и шумно выдохнул, почувствовав, как горячая струя скатывается сначала с его волос, проходя по скуле, далее двигаясь по плечу и затекая ниже.

– Приятно, правда? – шепнул Раш. Ему, опытному врачу (и не только), было не менее страшно испортить этот превосходный момент. Он осторожно положил узловатые руки на плечи парня, легонько вцепившись в них.

Когда струйки воды обошли каждый сантиметр их тел, а возбуждение во плоти гордо выпрямилось и стало жестче камня, Уилл мягко прижал к стенке душевой кабинки Уоррена, нависая над его губами.

– Я знаю, как ты хочешь этого. Нам обоим это необходимо, как кислород. Но пока у тебя разорваны связки, это для тебя небезопасно.

От переполняющего возбуждения Уоррен проскулил.

– Всё будет хорошо, – выдохнул ему в ухо Уильям. – Через несколько дней ты не перестанешь нравиться мне, малыш.

Слегка оскалившись, Харт намеренно ударился затылком о кафельную стенку и тихонько застонал. Облизнув матовую вишнёвую губу, Раш прижал к себе парня, гладя по спине, а затем медленно опустился ниже и ласково шлепнул.

– Это моё, запомнил?

Уоррен лишь невнятно промычал «угу», и тут же инициативно стал изучать каждую клеточку этих манящих губ. Чувствуя, что возбуждение уже не вмещается в одном теле и не зная, как справиться с ним, Раш подхватил руками парня под ноги, прижав к стенке, и прилил с новой силой к пухлым сладким мальчишеским губам. Уоррен рычал, прижимался тощей грудью к ключицам доктора и изредка позволял себе довольно стонать.

После того, как Уильям опустил на ноги Уоррена, тот принялся за ‘ручную стирку’, стоя перед мужчиной, будто бы испытывая его терпение. Это было так странно, ведь они были знакомы меньше недели, и между ними была только неловкость, периодически ненависть и сугубо врачебно-пациентские отношения. А сейчас Уоррен практически без стеснения ловил кайф прямо перед высококвалифицированным травматологом, а сам хирург откровенно наслаждался зрелищем.

Уоррен окончательно потерял контроль над собой и аккуратно опустился на колени.

– Что ты делаешь? Твоя нога… – уже было забеспокоился Раш, но почувствовал, как на член, словно лепестки роз, примостились губы Харта. Парень взглянул вверх и с вызовом в улыбке начал игру. Уоррен помогал себе длинными пальцами, скользящими, будто на катке. Доктор мог выдавить из себя только приглушенный стон. Заставляя сердце Раша биться быстрее в десятки раз, мальчик уже непосредственно подошёл к концу; стоны мужчины вырывались сами собой, без какого-либо контроля. Уильям был полностью покрасневшим. От удовольствия он откидывал голову, мягко шепча имя парня. Победно ухмыльнувшись, Уоррен одарил его влажным и манящим поцелуем. Вцепившись в плечи мальчишки, Уилл звонко взвыл, заставляя эхо биться о холодные стены. Жидкость мирно стекала по подбородку довольного пацана.

– Тебе пора на процедуру, – со свинцовой тяжестью в голосе пробурчал Раш, накидывая недавно небрежно сброшенную одежду.

– Да ладно, ты сейчас не шутишь?

– Одевайся, ловелас.

Обиженно шмыгнув носом, Уоррен натянул на мокрое тело футболку и джинсы и легонько мотнул головой, чтобы стряхнуть оставшуюся воду.

– У тебя теперь есть мотивация выдержать операцию, – бодро выпалил Уильям, застёгивая рубашку.

– Ради этого готов на всё, – слегка смущенно (будто не он пару минут назад хотел, чтобы доктор жёстко его отодрал!) произнёс парень.

Доктор донес Харта до кабинета и приказал приспустить джинсы. Теперь этот шаг давался мальчику куда проще, что не мог не заметить Раш.

– Кажется, с помощью вашего лекарства, я вылечился от фобии.

– Хм, интересно, что ты так думаешь, – отметил Уилл, скромно улыбаясь и набирая лекарство.

Порозовевшие щёки дали понять врачу, что Харт ещё не совсем отошёл.

Выпустив воздух из шприца, доктор аккуратно проколол ещё слегка мокрую кожу, и услышал тихий всё же не сдержавшийся вздох.

– Ради этого стоило учиться в меде. Ну а теперь нужно проверить температуру, так что останься в этом же положении.

Термометр скользнул в соответствующее местечко. Уоррен с ужасом осознал, что если это приносит дискомфорт, то каково-же будет, когда Раш…

– 37,2°с. Не идеально, но думаю, это вполне себе нормально после сексуального взаимодействия.

Эти слова слегка ввели в ступор Уоррена. Как вообще Раш может вести себя так, словно ничего не произошло? Словно это не он со сбивающимся дыханием шептал ему в ухо пошлости, а они просто сходили пообедать в кафетерий. Но тут же своему беспокойству Харт нашёл объяснение – Раш, наверняка, куда более опытный.

– Ты выглядишь таким напряженным, – обеспокоенно вымолвил врач. – Что случилось?

Уоррен поджал губы, опустив уставший взгляд.

– Либо ты сильно устал, – высказал предположения Уилл, – либо у тебя что-то дико болит, и ты не хочешь говорить мне, либо ты чувствуешь себя передо мной максимально неловко и не готов поговорить об этом. Рассчитываю на последний вариант.

– Я пока просто полежу тут, ты не возражаешь?

– Лежи. Вечером поговорим.

Отказываться было по меньшей мере бесполезно, поэтому Уоррен просто отвернулся к стене и закрыл глаза.

– Послушай… В этом нет ничего необычного…

– Уилл, я бы не хотел говорить сейчас об этом.

– Поговорим вечером.

Врач покинул кабинет, оставляя парня наедине с пожирающими его мыслями. Произошло именно то, чего он боялся.

Уилл направился в лабораторию, чтобы получить необходимые результаты анализов. В голове был полный беспорядок, из-за которого сосредоточиться на работе было нереально. К тому же, сложно было скрывать волнение перед предстоящей операцией.

Убедившись, что сшивание связок возможно, доктор Раш сразу же побежал к Уоррену, чтобы сообщить новость.

– Привет, ты как? – забежал Уилл в палату, окинув парня взглядом. Он почти неподвижно лежал, уткнувшись носом в стенку.

– А-э, не знаю… Голова кружится и стало тяжело дышать, – слабый голос Харта растворился в повисшей тишине.

Доктор быстро задрал футболку, стетоскопом изучая грудь.

– Тахикардия, причём неслабая.

– Помоги…

Уилл рванулся к шкафчику с медикаментами, достав ампулу лидокаина и тонкий шприц.

– Не бойся, сейчас я всё улажу, – уверил Раш, попутно замечая, что его рука дрожит. «Нет, ну только не сейчас, я должен ему помочь!»

Врач набрал препарат. Рука всё ещё дрожала. «Давай, это же просто! Хватит бояться за него – это может его убить» – пытался достучаться до хладнокровного разума Уильям.

– Это сейчас типа ты мне руку проколишь? – уточнил хриплым, но на удивление спокойным голосом Уоррен.

– Да, – пояснил врач. – Если возьму себя в руки.

– В чем дело?

– Меня не слушаются кисти, тремор. Тебе это не нужно знать.

– Да, ты прав, не нужно, – проскулил мальчик. – Сделай что-нибудь, мне плохо.

Последние слова врезались в голову доктора. В пальцах он крепко сжал шприц, а после воткнул его, игнорируя дрожь. Порция лидокаина разлилась по телу парня. Мальчик тихонько взвыл от боли.

– Сейчас будет лучше, – заверил Раш, выкидывая иголку.

– Пока что чертовски больно.

Уилл прикоснулся ладонью ко лбу пациента, погладив его. Затем он вытащил фонарик из кармана халата, направив его на зрачки, и включил свет.

– Зачем ты проверяешь рефлексию зрачков?

– Не задавай лишних вопросов, умник.

– Из-за тахикардии операция не будет переноситься? – с некоторой надеждой спросить Уоррен.

– Я пока не могу сказать. Учащение сердечных сокращений обычно не просто так происходит. Нужно к неврологу.

– Я не пойду!

– Маленькая заноза в заднице… Пойдешь, куда денешься. Неврологи не питаются маленькими ятрофобами, а лечат. Ну только после этого, если ты ну о-очень вкусный, а твой доктор случайно оказался ганнибалом… Кстати, ты когда последний раз был на проф. осмотре?

Увидев соблазнительно закусанную губу и уменьшающиеся в геометрической прогрессии зрачки, Раш надавил на парня.

– Уоррен, ты должен мне ответить.

Мальчик отвел взгляд.

– Уууф… Ты хоть понимаешь, сколько проблем себе нажил? Мне нужно копаться теперь в твоей медицинской карте или ждать ответа?

– В лет…семь.

– Что? – возмущенно прорычал Раш. – Я тебя поведу после операции сразу ко всем специалистам.. – Ты рискуешь своим здоровьем!

– Это формальность!

– Ага, да, её придумали, чтобы попугать мальчишек вроде тебя, разумеется! – разъярённо вскрикнул Уильям, а после глубоко вздохнул. – Извини, я не должен был кричать на тебя, я знаю, что тебе и без меня страшно.

– Я сам идиот, – признался Уоррен. – Внушил себе эту фобию, создал тебе уйму проблем, подверг себя риску, избегал врачей и всего, что их касалось… Мне же шестнадцать чёртовых лет, а я трясусь, как маленький мальчишка. Это настолько тупо, что даже смешно.

Раздался едва различимый всхлип. Раш, не дожидаясь продолжения, заключил в объятия Харта.

– Зашью твою лапу и разберусь с твоим здоровьем, обещаю, – последовал поцелуй в лоб, заставивший Уоррена расслабиться. – Ты точно не виноват в своей фобии. Люди боятся разных вещей, и это нормально. Я помогу тебе. Лично сделаю все тесты, пропущенные прививки, таким образом, это хоть немного будет приятнее. Я буду держать тебя за руку в каждом кабинете врача, честное слово.

Уголки губ мальчика приподнялись.

– Звучит обнадеживающе для ятрофоба.

– Не ты ли мне пару часов назад сказал, что уже вылечился? – смешок доктора колко вонзился в мозг.

– Я стараюсь…

– Хватит тебе дуться. Рот открой.

Уоррен беспрекословно выполнил указ, высунув длинный скользкий язык. Раш распаковал из бумажной упаковки свежий деревянный шпатель, засунув в рот пациента.

– Язык влево, – раздался новый приказ. – Теперь вправо.

Мужчина надавливал на горло, интересуясь ощущениями больного. После извлечения деревяшки из ротовой полоски Харт болезненно прокашлялся, скривившись, что вызвало улыбку Уильяма. Он, словно кот, подкрался к мальчику и захватил его верхнюю губу, но быстро отстранился.

– Прости, не удержался, – промурлыкал Уилл. – Не положено докторам целоваться с больными. А жаль!

– Ты меня к неврологу поведешь?

– Угу.

Уильям подхватил на руки ослабшего мальчика, оставшегося в одних трусах.

Уоррен не заметил, как они приблизились к кабинету. Раш уверенно повернул дверную ручку, поджав губы. За столом сидел мужчина за сорок, с густыми кудрявыми чёрными волосами и ухоженной бородой. Он что-то активно писал в медицинской карточке, прежде чем в его дверь вломился Уилл.

– Здравствуйте, доктор Раш, чем могу быть полезен? – хриплый мягкий тембр пробудил какое-то доверие внутри Уоррена. Раш усадил мальчика на кушетку, а сам присел на стул.

– Это Уоррен Харт, шестнадцать.

– Отлично, а Уоррен умеет разговаривать сам?

– М… Да? – парень почувствовал себя совсем глупеньким ребёнком.

– Рассказывай все свои жалобы. Чем меньше ты соврешь, тем точнее я смогу доложить доктору о состоянии твоего здоровья.

– Повышение температуры, головная боль, затруднение дыхания… – протянул нехотя он, а Раш за него продолжил:

– Нарушение сна, периодически тремор.

– Я вас понял, – мужчина встал с кресла и подошёл к парню. – У вас сломана нога?

– Нет, просто растяжение, пройдет, – махнул рукой Харт.

– Сомневаюсь. Так полагаю, у вас скоро операция по сшиванию связок, да?

Оба покивали.

– Думаю, ты не в восторге от этого. Ладно, я отвлёкся. Уоррен, следи за моим пальцем.

Серые глаза вцепились в руки доктора, а сердце начало постоянно сжиматься. После этого мужчина задал ещё несколько весьма скучных вопросов, после которых заключил:

– Я определенно имею дело с тревожным расстройством. Вы сильно испуганы, у вас потеря аппетита и бессонница. Были панические атаки?

Грудь наполнилась тяжестью. Уоррен сжал зубы.

– Уоррен? Мы можем продолжить разговор? – терпеливо спросил врач. – Мне необходимо знать это.

– Да, мне тоже, – добавил Раш, скрестив на груди руки.

– Были.

– Последняя когда?

– Сегодня.

– Ты знаешь причину?

– Да.

– Ты её скажешь?

– Нет.

– Хорошо, это твоё решение, – развел руками врач, а затем обратился уже к Рашу. – Я бы посоветовал полежать в стационаре на капельнице. На бумажке напишу, что и в каких количествах. Если становится хуже – вводите лидокаин внутривенно. Триггеры устранить по возможности. Всего доброго.

Раш вынес Уоррена и просверлил его взглядом.

– Ты мне ничего не сказал. Ты должен был. Я твой врач! – на шее доктора выступали вены, когда он напряженно кричал на мальчика.

– Извини, я… не смог. Это так… неконтролируемо. Я испугался, – запинаясь и трясясь, Харт пытался сказать хоть что-нибудь вразумительно, но чувствовал себя слишком слабым перед Уиллом.

– Чего?

– Тебя, – на выдохе прошептал Уоррен, виновато опустив глаза. В них блеснули несколько слезинок. Уильям впился ладонью в лоб.

– Как я мог не уследить за тобой…

Мужчина прижал крепкой рукой к себе парня. Кажется, тот не слишком сильно к нему примкнул. Да он, чёрт возьми, падал!

– Нет-нет-нет… – произнёс Уилл, подбирая мальчика уже почти с кафеля и укладывая на руки. – Теряет сознание. Чёрт!

Доктор Раш добежал до кабинета, уложил мальчика и принялся поспешно его осматривать. Температура оказалась нормальной, частота сердечных сокращений повышена, руки дрожали. Уильям вынул из чемодана свои ‘игрушки’, всё быстро подготовив. Сразу же после соприкосновения спиртовой салфетки с кожей, Уоррен очнулся. Не заметив это, Уилл, будучи уверенным, что парень в отключке и нужно срочно действовать, резко рассёк острой иглой кожу и услышал пронзительный крик.

– Ты очнулся? – переспрашивает доктор, не на шутку испугавшись.

– Что ж так резко и жёстко? – не унимался парень.

– Я думал, ты в отключке, нужно было срочно действовать!

Уоррен сжался в комочек, издав протяжный вой.

– П-прости… Я не хотел причинить тебе боль…

Мужчина с жалостью посмотрел на пациента. Он просто не хотел быть слабым. Боялся всё рассказать, чтобы не показаться сопляком.

– Я… должен тебя вылечить. Как и обещал, операцию проведу завтра. А сейчас я просто буду рядом. Мы можем говорить. Мы можем молчать. Я готов тебя слушать. Готов успокоить. Я осознал, что не смогу помочь тебе препаратами.

Лицо Уоррена стало красным. Руки всё также сильно дрожали.

– Мне жаль, что я причинил дискомфорт. Расскажи про панические атаки. Мне это важно знать не как доктору, а как твоему другу, – конечно, частично, это была ложь.

Обеспокоенный взгляд Харта заставил Раша нежно и боязливо взглянуть на него.

– Первая была в кабинете, когда я только пришёл. Я увидел всё, что было вокруг, сердце начало вырываться из груди, пальцы перестали слушаться, в голове только одно – надо бежать. Что я и сделал. Вот поэтому я тут. Не удался полёт. Вторая была ночью. Я проснулся от того, что мне стало тяжело дышать. Кровь чуть ли не вскипятилась во мне. Я боялся вызвать тебя, потому что не хотел в общем-то, чтобы ты применял меры. Третья была сегодня, после того, как ты ушёл проверять анализы. Я волновался после нашего контакта в душе, начал обдумывать завтрашнюю операцию, начал обдумывать… – на этом слове Уоррен запнулся.

– Секс? – на рефлексе выпалил врач, после взволнованно впившись взглядом в серые печальные глаза. Он же ещё подросток, стеснительный и неопытный. Конечно, он смущён! На секундочку ему показалось это очень милым.

– Да, начал думать об этом. Начал думать о своей ориентации. Начал думать о реакции мамы. Это всё накатило в одну минуту. Затем осознание того, что я больнице, где в любой момент меня могут раздеть и разрезать… Я выпустил ситуацию из-под контроля. Это замкнутый круг!

– Мне нужно твоё доверие. Полностью. Мне не нужна смелость. Говори мне о всём, что чувствуешь. Не скрывай от меня больше ничего. Ты видишь, как это усугубляет всё? Отвечай мне честно.

– Я постараюсь…

– Что ты сейчас чувствуешь?

– Бешеные удары сердца, пульсирующая боль в голове, и моя нога сводит меня с ума. Ах, да, ещё пересохло в горле.

Уилл набрал полный стакан тёплой воды из кулера и протянул мальчику. Тот, промочив губы, скромно поблагодарил.

– А сейчас тебе не страшно? Ну… ты говорил, что раньше боялся…

– Опыт работы даёт о себе знать. Однако некоторая нелюбовь к лечению у недоверенных лиц присутствует.

– Ты можешь дать мне что-нибудь от головы?

– А тебя это пугает?

– Больше пугает боль.

Из кармашка халата Раш вытащил капсулу синего цвета и протянул мальчику.

– Глотать-то ты не боишься…

Уоррен рассмеялся, слизывая солёные слёзы с подбородка.

– Если хочешь поспать – засыпай. Я тебя не трону пальцем. До тех пор, пока ты либо не проснешься и не дашь согласие на это, либо не будешь умирать.

Раш погладил мальчика по щеке, успокаивая. После он как бы невзначай прикоснулся устами к его холодным губам, практически и не целуя.

– Уилл… – слабо выдавил из себя парень, кинув значительный взгляд на ногу. – Ты должен выполнять свою работу. Я такой же пациент, как и все.

– Оу… Ты уверен, что хочешь этого?

– Должно помочь. Только сожми мою руку покрепче, пожалуйста…

Мгновения пролетели незаметно, и вот уже шприц вошёл в парня. Тот дернулся, крепко сомкнув губы, чтобы не прокричать, но чувствовал тёплую ладонь на своей руке. Кусок ваты остался на ноге. На него надавил Раш, чтобы остановить кровотечение.

– Опиши своё состояние.

– Ты теперь каждые десять минут будешь спрашивать?

Серьёзный и неумолимый вид доктора показывал, что догадки парня абсолютно точно верны.

– Трясёт, сонливость, головокружение, дышать стало легче, нога всё ещё горит.

– Сейчас всё пройдёт, солнце. Постарайся заснуть.

Уилл накрыл мальчика одеялом и прилёг на полу рядом с кушеткой. Раш был готов на всё, лишь бы этого не повторилось. Пальцы хирурга переплетались с пальцами Уоррена.

– Я очень хочу помочь тебе, – пролепетал Уилл, крепче сжимая ладошку мальчика.

– Я знаю, прости меня…

– Тебе не за что извиняться. Завтра всё наладится. Я подлечу тебя, и тебе останется лишь пару дней в стенах больницы.

– Ты хороший доктор, – шепнул Уоррен и практически сразу после этого погрузился в сон.

«И что вообще будет, когда я уйду из больницы, уйду от Уилла? Это… конец?»

Комментарий к .4.

Огромнейшее спасибо за ваши комментарии ❤

Не забывайте ставить отметку нравится, если моя работа вам принесла удовольствие, таким образом вы даёте знать об этом мне, что приумножает мою мотивацию писать. Если хотите узнать, что будет дальше – теребонькните по кнопочке «жду продолжение», чтобы как только появится новая часть, вам пришло уведомление.

Вы даже можете влиять на сюжет своей конструктивной критикой, честно.

Всех целую хохо (^.^)

========== .5. ==========

Голова Уилла трещала. Может, ребро кушетки не лучшая замена подушке? На полу выспаться не удалось – да и плевать, главное, что Уоррен мирно посапывал. Раш улыбнулся. «Хотя бы этот выспался…» – проплыло в голове.

Его пальцы прокрались к запястью с тем, чтобы замерить пульс. Сверившись с часами, он установил, что Харт в порядке. Никакого намёка на температуру не наблюдалось. Уоррен всё же приоткрыл глаза, когда доктор попытался незаметно провести полный осмотр.

– Ну эй, засыпай обратно, – будто ребёнок, которому испортили игру, проскулил Раш.

– Я не хочу спать, – довольно улыбнулся мальчик.

– Значит я уже могу приступать к процедурам?

– Зачем тебе всё портить? – с нотками грусти спросил Уоррен, а Раш начал доставать свои игрушки.

– Ты выспался? – поинтересовался Уильям, стараясь отвлечь парня от предстоящего укола.

– Как никогда, честно. Спасибо.

Раш расплылся в улыбке. Как же, чёрт подери, он сумел так полюбить этого пацана. Его даже лечить было невозможно – ну и как причинять мало-мальскую боль ему, мальчику с такими наивными глазами? Единственное, что позволяло Уиллу это делать – так это осознание, что ему от этого будет лучше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю