290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Иметь право (СИ) » Текст книги (страница 8)
Иметь право (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 03:30

Текст книги "Иметь право (СИ)"


Автор книги: convoitise






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

***

– Наверное, сгорел от стыда.

Эми чуть заметно кивнула, как будто она слушала.

***

Знаете чувство, когда долго не приходишь в одно мести или долго не общаетесь с человеком, а потом понимаете, что, черт, как же тогда было хорошо – начинаете общаться и ходить в «место памяти». Знакомо? Для Икуту нет. И чувство смущения тоже нет.

Идя по тем же улицам, в душе ничего не происходило. Ни одной мысли. Только то, кого он побьет первым. Кулаки чесались бешено. Может побить её и ребенка? Нет, нужно себя сдержать, осталось всего лишь несколько домов.

В подвале стоял всё тот же неприятный запах. Икута незаметно прокрался в туалет и переоделся, вот только теперь нужно придумать новое место, где можно запрятать вещи. За барной стойкой? Под стульями? Или может вообще сжечь? К черту юмор! Просто отдай этой… Ладно, Хлои.

Как только эта женщина увидела Икуту, тот же подбежала к нему и плевать вообще на короткую облегабщую юбку и туфли на шпильки.

– При…

– Можешь поставить в свой шкафчик? – Икута отстранился.

– Да. Что это?

– Сюрприз для тебя, поэтому попрошу не открывать.

Икута пихнул пакет в руки Хлои пошел к барной стойки. Его тут же окликнули:

– Безымянный, сейчас твой бой.

– Может дадите мне выпить хотя бы одну бутылку виски?! – почему они не могут от него отстать? Сначала эта, теперь этот. Отвалите уже!

Икута встал. На арене стоял его любимый соперник. Высокий, накачанный мужчина лет двадцати пяти. На нем порванная майка и спортивные шорты в обтяжку. Счастью не было придела.

– Иди ко мне, трус!

– С радостью, – Икута полетел на крыльях любви к сопернику.

Сначала всё было слишком просто. Икута с легкостью выигрывал. Но потом всё пошло наоборот. Первый удар был ещё терпим, но третий – нет. Икута с трудом поднял себя с пола. Все шептались, время от времени смотрели на него и тыкали пальцем. К гориле подошла эта.

– Я его ещё не добил, – возмутился тот и махнул рукой.

– Я же говорю это срочно, – крикнула Хлоя, думая, что именно из-за громкой музыки этот её не понимает.

– Плевать.

Громила начал подходить к Икуте, но второго кто-то сильный поволок за руку. Они спустились с арены. С носа шла кровь, парень пытался её остановить – тщетно. Он остановился.

– С меня снимут деньги, если я вот так уйду. – Икута выбил свою руку из рук незнакомца.

– Я всё заплатил.

– Да? Думаю здесь платят не просто бумажками, а жизнями.

Мужчина ещё раз взял руку Икуты, на это раз сильнее. И с большим удовольствием вывел его на улицу. Он снял капюшон.

– И здесь твои агенты?

– Да.

– Что тебе надо? – потребовал Икута, вытирая который раз кровь из носа.

– Жалкое зрелище, – мужчина протянул салфетку.

– Что тебе надо? Ты сюда бы не явился смотреть как твой сын связался с простым людом, а не с дочкой короля. Что тебе надо?

– Помощь твоя. Сейчас массово стали убивать знатных и сильных магов, причем не только в стане Огня.

– У тебя свои агенты есть. Зачем тебя я? О, неужели ты не боишься за жизнь своего единственного сины?

– Ты сильнее и умнее, у тебя есть опыт.

– У тебя его больше.

– Твой ответ «нет»? – отец прервал.

– Что ж удачи, а мне ещё нужно добить его.

– Если тебя здесь заметят…

– Арестуют, догадался как-то без тебя. Мне плевать, всё равно моя жизнь слишком скучная. А так будет хоть какое-то развлечение.

***

Анаме постучала в дубовую дверь, за ней послышался знакомый голос. Она вошла, человек за столом встал.

– Давай без любезностей, я тебе прошу.

– Говори, – мужчина присел.

– Акио больше не король. Им управляет Юн. В замке строятся планы для переворота, а за границей планы по захвату страны. Сегодня мне доложили о ещё прибывших солдатах, около двадцати тысяч. И они около границы жду приказа. Прошу дай мне свою армию.

– Я понимаю, но ничем не могу помочь. Я больше за вас двоих не опекаюсь, детство прошло.

– Эрен, если они захватят нас, они захватят и тебя. Ты в их интересах, не только мы. Если ты думаешь, что моя сто тысячная армия может тебя и нас уберечь от страны Земли, ты глубоко ошибаешься.

– Мне не нужна твою помощь. Моя страна достаточно сильная, чтобы защитить себя сама. Анаме, прости, я не могу тебе помочь. Я не должен вмешиваться в политику Акио, мы дали обещание.

– Прости? Дали обещание? К черту! Ты не понимаешь, что сейчас нас могут уничтожить. Тебя и нас.

– Анаме! – Эрен встал и вышел из-за стола. Он открыл двери и добавил: – Я тебе не помогу – это мое окончательное решение.

Анаме вышла. Хотелось размазать Эрена, но нужно себя сдерживать. Подошел Кон и отдал ей письмо.

– Это не вам адресовано, но, думаю, вас оно очень заинтересует.

В письме сказано, что на востоке страны Огня планируется восстание, за независимость. Три знатных семьи хотят отделиться и создать свою страну.

– Там стоит всё мое войско. Они не просто так хотят отделяться, они хотят забрать войско. Пока страна Земли будет нас грабить и уничтожать, мы будет смиренно наблюдать за этим.

========== 12 ==========

Нужно было возвращаться в школу. А варианта как «соблазнить» Анаме нет и, наверное, уже не будет. Грустно, конечно, но плана «Б» или «В» нету.

Первое, что он сделала, по приходу в комнату, попытался настроить свои мысли на учебу. Ведь скоро экзамены, ну как скоро через четыре месяца. Но и жить ради экзамена как-то не особо хочется.

Кровать стала первой жертвой, затем пошел рабочий стол. Кацу распаковал вещи, разложил их и упал на пол, задрал голову и стал глядеть в белый потолок. Так успокаивает и так выводит из себя. Надо бы сходить на почту, результаты зимних экзаменов уже должны быть там. Да, придется даже встать и выйти из комнаты.

На почте совсем никого не было. Кацу подошёл к своей ячейки, 331. Домашние задание, домашние задания и ещё домашка и, наконец-то, результаты. В его руки попала письмо, которой, как не странно, не было от учителей или от школы в общем. Не подписанное и бумага старая. Не здесь, давай не здесь. Дойди до комнаты и открой, мало ли что может произойти.

Любопытство не давало покоя. От кого? От Анаме? Вряд ли она станет писать после их «ссоры», да и с чего бы вдруг? Тогда кто, ведь больше друзей у него нет. Пройдя вахтершу, он начал судорожно рвать конверт ещё и подгонял себя. И что же там? А результаты экзаменов пусть катятся к чертям.

«Мы с тобой давно не виделись. Ты, наверное, ненавидишь меня. Хотя какой там наверное? Ты на полном серьёзе меня ненавидишь, и правильно делаешь!..»

Что за бред? Почему нельзя было отправить это бессмысленное письмо кому-нибудь более умному.

«Не знаю как ты отреагируешь на мое предложение о встрече, но хочу чтобы ты отнёсся с пониманием. Да, я знаю, что не имею право просить тебя об этом. Но желание встретиться с тобой победило всякий здравый смысл. Не пойми меня превратно, но мне правда нужно встретиться с тобой. Но не сегодня и не на этой неделе».

Значит какой-то идиот или идиотка пишут про встречу, чувства и ещё заливают про всякий бред. И при этом ты должен понять его, вспомнить, где ты облажался и нашел этого придурка.

Кацу было впадло думать кто это и какого он или она ему пишут. Скомкав письмо, он продолжил делать вид, что занимается чем-то действительно важным. Разложил тетради и учебники, по предметам которые сделает в конце года на видное место. Что ж можно и на боковую.

***

Ох уж эти скучные деньки! Взять и пойти опять к людишкам? Весьма неплохая идея, Икута. Тогда иди собирай свои монатки и ковыляй на улицу. Икута ненавидел снег, грязный снег. За то, что он такой не идеально белый. Идти по нему было одно сплошное мучение.

Икуту удолевала настоящая скука, когда он спустился на Землю. Он будто всё уже видел, слышал и пробовал. Уж нет дня него ничего нового. Так скучно жить с осознание того, что уже ощутил всё эмоции, а других попросту нет. Что же делать дальше? Ради чего жить? Ради скуки, которая каждый день поглощает тебя всецело, не дает даже малейшего интереса к жизни.

Всё те же улицы, люди, эмоции. Всё. Всё. Вот и дамочка с ребенком, вот и бомж с бутылкой, а там пацан с сигарой и порошком на лице. Скука. Дверь отворилась и Икута окунулся в настоящую жизнь. Жизнь полную эмоций, переживание, похоти, лицимерия и грехов. Только на этот раз к нему не подбежала Хлоя и не бросила свою тушу на него. Разнообразие, однако. Он заказал виски, бутылку. Две бутылки, если быть точнее. Первый стакан уже не обжигал горло, наверное, привык. Ему нравилось ни о чем не думать, существовать так скажем. Бармен только и ходил возле него. От левого края к правому. Кто-то его позвал. Но какая к черту разница? Потеряйтесь. Забудьте его навсегда. Наконец-то его начали теребить за плечо. Икута развернулся и скинул руку.

– Хочешь развлечься? – спросил рослый мужчина и указал на арену. На лице щетина и черные, как смоль, глаза и волосы. По его мощному телу стекал пот.

– Может остынешь ненадолго?

Мужик взял за шиворот Икуту и поволок на арену, второй даже не сопротивлялся. А зачем? Это будет выглядеть некрасиво. Мужчина поставил парня на одном конце арены, а сам потом отошел на свою часть арены.

– Нападай! – крикнул тот.

– Мне лень.

Качек хорошо Икуте проехался по роже. Тот неплохо так качнулся, чуть не упал. Не успел нормально выровнять спину и сделать блок, как его валят на пол и загибают руки за спину. Рукой мужик продолжает мордобой. Какая скука. Ноги были свободны, противник сидел на туловище. Левой ноги Икута зарядил в позвоночник. Тот выгнулся. Парень воспользовался моментом и перевернул противника. Он сел чуть ниже рёбер, так чтобы ноги тоже были в бездейственном состояние. Икута ударил в горло. Голова выпрыгнула вперед, а потом на место. Глаза смотрели на лампочку над ним, лицо начала синеть. А парень просто смотрел, как будто такое происходит каждый день. Всего лишь убил человека. Всего лишь ещё одна смерть. Он встал. Никто не подбежал к мужчине, никто ничего не заметил. На душе було как-то легко. Не скучно.

***

Когда можно начать жить? Когда закончатся экзамены? Когда появятся нормальные друзья? Когда уйдешь на пенсию и перестанешь делать что-то для кого-то?

Глория смотрела в окно. Жить значит ощущать всю палитру эмоций. Радость, смелость, горечь, утрату, ненависть, разочарование, раздражительность, страх, уверенность. А не сидеть в комнате и ощущать только зависть и ненависть ко всему. Не могу встать и сделать первый шаг. Навязчивость, боязнь одиночества в обществе знакомых людей. Нужно всего лишь переждать и всё пройдёт или заняться чем-нибудь. Скоро появятся дела, экзамены. Жизнь отойдет на второй план. Нужно всего лишь отойти от окна и закрыть штору. Ну же поднимись и сделай это. Не могу. А вдруг смогу прожить их жизнь, наблюдая за ними. Ложь! Очнись!

О том, что Кацу вернулся она не знала, ибо они даже не попращаслись после бала, что уж там говорить о нормальном разговоре. Глория подумала, что было бы неплохо съездить к матери. Они давно не виделись, почти года. Но нужно ещё отпрашиватся.

Глория встала, закрыла шторы и начала собираться. Её мать живет на окраине, в загородном доме, уже как четыре года. С тех пор как они с Акио поссорились. Она говорит, что ей даже лучше жить одной, чем с ним. Они с Глорией очень похожи. Те же длинный светлые волосы, синие глаза и худощавость.

По прибытию, Глория сразу начала рассказывать матери об успехах в школе. Она ходила по большому двухэтажному дому, устеленный темным лакированным паркетом. Дом был обставлен по-богатому, Глория уже привыкла к тесной комнате в общежитие и чувствовала себя здесь крайне не комфортно. Она, наконец-то, села.

– Глория!

– Да, мам?

– Я хочу, чтобы ты послушала и поняла, что я хочу тебе донести. Хорошо?

Глория кивнула.

– Помнишь четыре года назад мы с твоим отцом поссорились? – Глория опят кинула и Ада продолжила. – Это было не просто семейная ссора, меня хотели лишить прав на престол, понимаешь? И они этого добились, хотя сейчас я имею право быть королевой страны Огня, вот только в замке появлятся запрещено. Поэтому никакого толку от меня нет и им не нужно меня убивать ради собственной выгоды. Неделю назад они приходили… – она запнулась. – Что-то происходит в замке, я уверена. Они не только хотят меня убить, но и тебя.

– Это всё Акио! Да? – Глория встала, её переполнял гнев. Она не могла успокоить себя, ходила, пыталась что-то сломать из вещей.

– Он главная жертва – он марионетка в этой игре. Ты думаешь он всегда был таким? Нет. Всё это началось постепенно и сейчас они заиграли финальный аккорд. – Ада перевела дух, а потом добавила: – Глория, прошу будь осторожной. Не лезь никуда, умоляю. Я тебе это рассказала, чтобы тебе никто другой это не рассказал. Не преувеличил, не преуменьшил. Я не имею право просить тебя помощи и не хочу.

– Мам, я помогу тебе. И ты меня не отговоришь, никогда. Если это поможет тебе и нашей стране, я клянусь сделать всё, что в моих силах. И я не отступлю, не сдамся.

Ада тяжко вздохнула и сказала, смотря в лицо дочери:

– Пускай будет по твоему. Бессмысленно с тобой спорить, ты такая же упрямая, как твой отец.

Но в голове было совсем другое. Как защитить теперь Глория? А может не стоило вообще рассказывать?

***

Глория много думала над словами матери. Ей безумно хотелось помочь, но как это сделать сидя в школе и не имея никакого влияния в замке. Есть только один выход – продолжить готовиться к игре. Если Глория выиграет у неё появятся друзья, поклонники – армия, которая поможет спасти страну Огня.

По скольку каникулы уже закончились, то нужно было опять ходить на уроки, делать их и так далее. Глория, честно, скучала за атмосферой некой занятости. За кучой невыполнимых планов, за кучой домашней работы. Так чудесно делать что-то, а не прожигать свою жизнь на право и на лево. С таким радостным настроем она шла на истории, с надежной увидеть профессора Ложкур, слушать про величайшие битвы, про мужественных солдатах, про дворцовые интриги и перевороты. Рай!

Она открывает дверь и ведь это. По-другому никак не назовешь. Сидит какой мужик, мягко говоря, на месте профессора Ложкур, положив ноги на стол. Ничего не смущает? Так, Глория, успокойся. Всё не так как ты думаешь.

– Я жутко извиняюсь, что нарушают вашу идиллию. Но где профессор Ложкур?

– Ушла на пенсию.

Серьезно? В середине года? Вдруг так знаете. Она вышла из класса. Сначала шла быстро, адреналин зашкаливал, потом и вовсе побежала. Она не стала останавливается, чтобы отдышаться. Двумя руками Глория открыла дверь кабинета директора.

– И как это называется? Она не могла уйти! – Глория оперлася руками на стол.

– Как ты себя ведешь?

– Могу себя позволить так вести, меня отозвали от двора. Где она?

– Ушла на пенсию. Говорю первый и последний раз.

Сволочи! Врете вы всё!

Прогуливать первый урок в новом семестре – это выше полномочий Глория, поэтому пришлось вернуться в класс. Она упала на стул и кинула громко сумку на стол, голову повернула к портретам и стала смотреть, пока её не позвал новый профессор.

– Ей, как тебя зовут?

– Глория Касаи, – кинула та, не отрываясь от своего «интересного» занятия.

Профессора начал что-то рассказывать до такой степени скучно это было, что смотрение на портреты было куда более интересным занятием. После звонка Эми подошла к Глории.

– С тобой всё нормально? – спросила подруга.

– Всё замечательно! – Глория забрала сумку и вышла из класса.

Почему-то именно сегодня ей захотелось почитать газету, узнать, что происходит в мире. Последний номер был куплен в магазине на территории школы. Они здесь для того, чтобы ученикам было удобнее.

В комнате Глория села на кровать в позу лотоса и начала читать. «Новогодние традиции в королевской семьи» Глория закатила глаза и стала читать дальше: результаты экзаменов в Невермонтани, поднятие налогов и бунт народа против короля. Глория открыла нужную страницу.

«Люди жалуются на, что король за последнее два года очень сильно поднял налоги. Уровень бедности поднимается равносильно с уровнем недовольства. Король совсем обезумел! Он…»

– Это не он! – выкрикнула Глория, Эми посмотрела на неё с подозрением.

Глория выбежала из комнаты с газетой. Она думала только об одном: нужно с кем-то поговорить. Плевать что это спонтанно и унизительно. Но ей станет легче. Она вышла из женского общежития и направилась к мужскому. Парни смотрели на неё с насмешком. Посмотрите на неё!

– Глория ты пол поменяла? По тебе заметно.

– Что? – Глория вышла из своих мыслей. Перед ней стоял самодовольный Икута. – Отошёл!

Глория обошла парня, оглядываясь по сторонам, она искала комнату 331. Уж когда она подошла к двери, поняла, что уже спокойна и что ей больше не хочется говорить. Решение проблемы придумала и оно отличное. Но отступать слишком поздно. Глория открыла дверь. К счастью, Кацу один в комнате.

– И что тебя нужно? – место приветствия сказал Кацу.

– Долго думал, придурок? У нас в стране полное дерьмо творится, а он тут гордого строит.

Глория кинула в него газету.

– Читай!

– Я слишком молод для этого дерьма.

– Страница седьмая, читай!

Кацу сел на кровать и стал читать. Ну как читать, просто пробежал взглядом.

– Всё как прежде, – сделать вывод он. – твой отец на высоте.

– Это не он! Им управляют, понимаешь? – Кацу понимающе замахал головой. – Нет? Тогда давай с тобой подумаем. Если бы он хотел этого, то стал бы королем по-другому. Ему бы не пришлось заплатить столько большую цену в той битве. Его выбрал народ, а не он сам себя провозгласил. Но из-за не умея вести политические дела ум играют, как с марионеткой.

– С чего вдруг изменила отношение к отцу?

– Потому что я глупая и до меня только сейчас дошло, что я чертовски была не права.

– Никто в этом не сомневался.

Глория закатила глаза.

– И как ты собираешься помогать?

– Я могу выйти замуж за человека, у которого есть в подчинение армия.

– В рабство себя сдать?

– Да. – Глория замолкла, но потом с новым напором проговорила. – У папы есть друг, у которого сын на четыре года старше. В детстве он мечтал выйти за меня замуж.

– В детстве? В шесть лет, что ли? Ну и умора!

– Кацу, походу до тебя не доходит на сколько всё серьёзно. Я не хочу рабскую страну, я не хочу, чтобы меня казнили публично за то, что я королевской крови при первом же случае. А может ты хочешь вспомнить детство? Когда тебя избивали на улице до полу смерти низа что? Этого хочешь?

Глория села рядом с Кацу.

– В эту субботу я напишу им письмо. Мол отец хочет выдать меня замуж и кроме как вашего вариант не рассматривает. Я понимаю, тебя не волнует, что творится вокруг. Главное, что творится в тебе. Тебе хорошо живётся сейчас и так, а если мы будем рабами – переживаешь как-то.

Глория опустила голову и кинулась к нему.

– Мне страшно.

***

Главное не паниковать. Но она уже близко. Что же делать? Что? Нет поддержки от Эрена, нет армии, точнее вскоре её не будет, нет поддержки других стран. Ты на самом дне, понимаешь? Да. Анаме встала из-за стола. Спокойно бродила от одного конца комнаты в другой. Нет ни одной идеи. Она взяла стеклянный стакан и кинула его перед собой. Звук разбитого стекла парализовал ход её мыслей. А на карте должны быть линии? Прекрати! Успокойся, дыши глубоко. Всё образуется. Враньё.

Она позвала прислугу, чтобы те убрали осколки. Женщина селе обратно за стол. Совсем скоро должен прийти Лир. Это следующий после Анаме по званию. Он постоянно ей помогает, выручает из опасных ситуаций.

– Анаме! – он пришел! Длинные седые волосы на затылки теребил ветер. На нем теплый черный кожух с серым мехом.

Она подскочила. Сил не было, чтобы терпеть. Анаме перебила его:

– Они со мной? Они ведь восстанут против тех правителей. Они на моей стороне? Говори уже хоть что-нибудь.

– Анаме, они не хотят чтобы ими управляла женщина. Там, на тех землях, есть мужчина, который справляется, на их мнение, намного лучше.

Ты должна держать эмоции в узде! Показать эмоции – это слабость.

– Анаме, я всегда буду твоей стороне, помни это. А со мной мое войско.

– Я знаю, знаю. Но этого не хватит, чтобы противостоять стране Земли, тем семьям которые на севере.

– Анаме, я помогу тебе. Я спасу тебя, обещаю. Доверься мне. – он подошел к ней и раскрыл руки для объятий, она подалась ему.

– Мне нужно время, чтобы подумать. А тебе нужно время, чтобы отдохнуть. Давай на сегодня разойдется?

Лир ушел.

Зачем всё это? Неужели нельзя просто переехать в другую страну и жить там инкогнито? Что в этом такого? Зачем бороться, пытаться помочь стране Огня, пытаться помочь Акио? А затем, чтобы не быть рабами других стран.

Сразу после ухода Лира, Анаме позвала Кона. Ему около двадцати пяти, он высокий с серебряными волосами. Всегда носит верхнюю одежду с капюшоном. Кон дает очень дельные советы, поэтому Анаме предпочитает с ним советоваться, нежели с Лиром.

– Завтра мы въезжаем на север, по утру.

– Так быстро? – ничуть не удивился решению Анаме Кон.

– Нам есть куда спешить. Ещё немного и меня лишать всего.

– Сколько человек? – решил уточнить Кон.

– Двадцать.

– Я думал, ты будешь силой брать.

– Так и будет.

***

По утру все были собраны. Десять повозок в упряжках дикие былые волки. Анаме осмотрела всё и одобрительно кивнула.

– Думая, будем через четыре часа на месте, – сказала она Кону, тот лишь кивнул в ответ и сел рядом с ней в повозку.

– Анаме?

– У меня нет писем на случай, если меня убьют.

– Ты не можешь знать наверняка.

Анаме повернулась к Кону.

– Если меня убьют ты выполнишь мою волю.

Анаме потянула упряжку и они двинулись.

Как Анаме и говорила они прибыли на место через четыре часа. Перед ними высокие ледяные ворота и той же высоты круговая оборонительная стена. А вокруг белым-бело и лютые заморозки. Она вылезла из повозки и при помощи магии Воды открыла ворота. Разрешение ей не надо. Страж стоявший на той стороне с испугом на лице наставил на неё зачарованное копье.

– Потеряйся! – после этих слов она пошла прямо к замку, который находился противоположно ей. Только идти надо долго.

– Не слишком ли грубо это было?

– Вполне адекватно, я бы сказала. А чего она ожидали? Если хотят забрать мою территории и армию, то буде готовы к войне со мной. – Анаме повернулась к нему. – Кон, позови всех.

Она хочет увеличить количество рабочего времени и уменьшить зарплату. Ещё она не хочет обновлять инвентарь. Если сражаться с этим, то можно скоро и помереть. С неё плохой полководец, она же женщина.

Анаме обернулась, мило улыбнулась мужчинам и продолжила свой путь

Она начала поднимается по ступенькам. Замок из льда доставал до самых облаков, его пики резали небо. Его мощь пугала. Он был непоколебим, бесстрашен. Зал был подобен наружности замка такой же белоснежный. Анаме поднялась на балкон где-то на высоте трех метров. Аристократы и военные начали собираться на ступеньках. Она посмотрела в их лица. Люди севера: гордые, упрямы, бесстрашные – они не меняются. Анаме обернулась и увидела Лира и Кона и свою стражу, около пяти человек. Теперь она было уверенна в себе как никогда, подняла голову и начала говорить:

– Интересно выходит всё эти пятнадцать лет у вас всё было стабильно и даже стало лучше, а теперь видите ли я хочу понизить зарплату и повысить количество рабочих часов. Если бы мне нужны были деньги я бы брала больше у знати, но нет, – Анаме перевела дух и продолжила: – Если я женщина, то я не могу быть хорошим полководцем? Не имеет значения пол, имеет значения лишь умение думать, действовать и смелость.

Анаме теперь посмотрела на знать, что стояла в первых рядах.

– А что касается знати, которая хочет добиться автономности, то не забывайте кто я. Вы несомненно забыли как вам достались эти земли. Да, на них кровь ваших сыновей, но не забывайте кто её законная владелица.

– Если Вы намерены предать меня, убежать, оставить. Я замурую вас в стены замка.

Анаме развернулась и стала спускаться вниз. Кону она приказала разложить палатки и разжечь костер. По дороге Лир нахваливал её, говорил, что всё будет отлично и что армия точно на её стороне. Она лишь мило улыбалась и кивала в ответ. Анаме зашла в платке, Лир остался снаружи.

– Ты их действительно собираешься замуровать, если они откажутся быть на твоей стороне? – спросил Кон.

– Или мне или никому.

========== 13 ==========

Глория послали письмо семьи Веллард. Осталось только ждать ответа, около недели. Ну, а пока можно заняться учебными делами. Глория узнала, что пост президента студсовета освободился. И почему бы ей его не занять? Да, она ещё недостаточно умна, но пока других кандидатов нет.

Накануне она подошла к профессоре Глену Крейгу, тот, что заменяет Ложкур, и спросила где и когда ей нужно будет выступить перед учениками школы. Место – актовый зал, а время пока точно не известно. Он сказал, что в субботу отменят первую пару. Ещё, как оказалось, она не одна претендентка на пост президента школы. Их около четырех. Но Глорию это мало волновало. Хоть десять. Выиграет она или победит для неё не имеет значения. Правило «Победа не главное, а главное – участие» не то, чем она руководится. Она хочет занять чем-то свободное время вот и всё. Есть ещё один вариант – репетиторство. Но это уже на случай провала.

Итак, на возвышающиеся платформе, стояло около пяти учеников школы. Каждый был из разного класса и курса. Волнение было видно на лицо. Абсолютно каждый переживал. Глория должна было выступать последней. Ожидание её медленно и беспристрастно убивало. В её голове бесчисленное количество мыслей, она слышком много и часто думает. Вот уже остался один человек. Вот уже и её очередь. Она вышла вперед. Начала монотонно что-то разглагольствовать. Заеженные фразы так и насиловали уши учеников. О вкусной еде в столовой; об отмене уроков в субботу; об уменьшение количества домашней работы; введения внеклассных занятий по интересам. Её фишкой был – введения фастфуда в школьные перекусы. Серьезно? Кого ты пытаешься обмануть?

– Да, Глория, на словах мы все хороши, – Икута поднялся на сцену и стал перед ней, – Но всё мы помним твой результат на вступительных, твою потерю памяти на истории и не способность произнести не единого слова на древнем языке. Глория, не утруждай себя.

Тебе всё равно ничего не светит… Я теперь прошу простить меня, мне нужно вас покинуть.

Он спрыгнул со сцены, повернулся и подмигнул Глории. А та взамен стояла лишь в

недоумение.

***

Честно, он пытается остановить себя, успокоить. Ему удается это с трудом, в большинстве случаев ему срывало башню и он уже не мог себя контролировать. Икута вошел в класс, сел за порту. Неужели всё так быстро прошло, сладкий? Неужели ты успокоился?

Он встал и пошел в другой конец класс, к последней парте возле другой стены.

– Кацу, что пишешь? Опять Анаме? – спросил Икута, стоя над партой Кацу. Второй поднял глаза, тем временем одноклассник взял листок и замахал им над головой. – Подходите, всем дам прочитать.

Народ начал подходить к Икуте. Кацу встал со стула и стал пытаться отобрать черновик, но бестолку, тот стал бегать по классу и радосно начал читать содержание. Дочитав до конца, он подошел к Глории и потащил к концу класса, где меньше всего народу. Икута прижал её к себе, чтобы та не двигалась. Она наступила каблуком на его левую ногу, он не ослабил хватку.

– Тише, малыш. Если не будешь вредничать всё закончиться быстро.

Икута прижал её к стене. Из школьной доски выросли ветки, окутавшие её. Она с ужасом посмотрела на парня.

– Тебе мозги отшибло?

– Да.

Одноклассники ничего не делали. Они только наблюдали. Что дальше? Что ещё придумает Икута? А дальше он опять замахал бумажкой. Кацу хотел было напасть на него, но боится поражение. Боится этого парня. Он же его убьет, если тот сделает что-то не так. А с Глорией он точно ничего такого не сделает. Не посмеет она же из королевской семьи.

– Икута, успокойся, – спокойно сказала Эми, выйдя вперед.

– Эми, это наше дело. Поэтому можешь присоединиться к другим, – пока Икута не видит, Глория начала судорожно махать головой.

– Давай поговорим. Тебе не хватает общение, я знаю, – Эми повторила попытку.

– Если скажешь ещё хоть слово, я прочнее перевяжу твою подружку.

Эми отступила назад и опустила голову вниз. Глория посмотрела на неё с надеждой. Неужели её подруга вот так отступит? Эми подняла голову. По её губам можно прочесть только – извини.

– Если хочешь, чтобы я тебя отпустил сожжешь для меня этот мусор, – Икута снова замахал черновиком Кацу перед лицом Глории.

– Икута! – выскочил Кацу.

– Тебе что-то не нравится? – Икута повернулся к нему. Кацу возвратился на свое место.

Икута взял Глорию за руку и потянул немного вперед. Её лицо скорчило гримасу от боли. Он сжал её сильнее.

– Где огонь? – он ещё больше сжал руку Глории.

В его глазах появились язычки огня. Он поднес бумажку и наблюдал как черный пепел падает на пол. А потом отвлекся на шаги за классом. Они уже близко.

– Быстрее давай! – крикнул на неё Икута. На руках Глории появились следы от пальцев парня. – Быстрее!

Пульс Глории участился. Шаги стали чётче. Вот догорает последний кусок, Икута отпустил её, она упала и через мгновение появился профессор по ЗОТИ. Парень сел на свое место.

– Касаи, что с вам? – спросил профессор.

– Она поклоняется перед вашим величием, – ответил за неё Икута, паралельно раскрывая учебник на нужной странице.

Урок начался.

***

После звонка Икута быстро собрал свои вещи и обошел незаметно, ну по крайней мере попытался, своих одноклассников. Пошел по темному коридору из камня и спустился по лестнице, к нему на встречу шла группы первокурсников. Один из них остановил его и потянул к себя.

– Сегодня в девять за школой. Не пройдешь и всё узнают о всех твоих грешках.

Икута сбросил руку и, не оборачиваясь, пошел дальше. А дальше – мужское общежитие.

Планы на вечер: пойти в лес за школу. Нет, не потому что боимся, что о его поступках узнают всё. А потому что хоть что-то в его жизни измениться. Глория всё равно переехала и скорее всего не вернуться. Из этого делаем вывод, что она не может развлекать Икуту. Та к что, другого выхода нет как идти и искать иные способы развлечься.

По сколько парень не сказал, где конкретно они встречаются, то Икута просто стал бродить по лесу. В какой-то момент ему надоело и он остановился, прислонился к дереву, прервал ход мыслей и стол ждать. Благо, ждать пришлось не долго. Парень постучал по плечу Икуты и тот обернулся. Первый начал идти в глубь леса.

– Не задавай вопрос, – наконец промолвил новый знакомы.

– И не собирался, – отрезал Икута и они продолжили молчать.

Незнакомец всё дальше стал уходить в глубь леса, тем самым давая Икуту больше поводом, чтобы усомниться в своем решении. Задавать вопросы было поздно, да и он точно не ответит. Инкогнито замахал Икуте рукой, что б тот подошел ближе и стол с ним рядом. Потом он описал в воздухе большой круг и мгновение спустя появился проход. Икута пошел первым, незнакомец осмотрелся вокруг и последовал за ним.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю