290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Иметь право (СИ) » Текст книги (страница 7)
Иметь право (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 03:30

Текст книги "Иметь право (СИ)"


Автор книги: convoitise






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц)

– Хорошо, твои действия в этой ситуации?

– Попросить тебя пойти в моем платье на бал, – промямлила Диорита.

– Ты видела меня на первом месте в рейтинге? Нет. Считай это отказом.

– То есть по твоему интересно нюхать пыль.

– Да.

Диорита фыркнула, встала и начала расхаживать по комнате. Она заранее знала, что у Глории нет платья, поэтому предложила только ей. Да, ей приходило в голову, что переубедить подругу будет не легко, но всё же ещё раз попытаться стоит. Тем более это всего-лишь предложение пойти на бал, а не предложение проиграть в Игре.

– Этот бал, конечно, не сделает тебя умнее и не поднимет в рейтинге, но зато жизнь может станет хоть немного веселее, – глупая попытка.

Глория не выходила за пределы школы уже полгода! Да, для кого-то это ничего не значит. Но она с каждым днем всё больше начинает сходить с ума от своей яркой и насыщенной жизни. Глория подняла голову и направила свой взгляд на соседку, та в свою очередь разглядывала свой вымышленный маникюр, потом так и вовсе начала колупатся в ногтях от безысходности.

– Почему бы не пойти, – прервала столь важное занятие Глория. Диорита сразу подняла свои небесно голубые глаза, которые были переполнены счастьем. Она уже готово разцеловать подруге, но её прервали. – Только давай на этот раз меня не душить.

***

Глория осознавала всю ущербность положение. Принимать участие в школьных мероприятиях – самое ущербное, что можно было придумать. Позориться, бесспорно, интересно, но ещё интереснее – не позориться вовсе. Например, можно сузить свои увлечения до минимума, оставить только школа и библиотека. И всё, теперь больше тебя никто не будет беспокоить. Да, всё так просто.

Вот Глория стоит в коридоре, прижатая к стенке, и наблюдает за своими одноклассниками. Какие же эта голубцы! Нет, это серьезно вызывает смех. Как же они носятся, волнуются и целыми днями думают об одном. Складывается впечатление, что они готовятся к концу света. А жаль, что не к нему. Теперь не придется видеть этих высококвалифицированных лицемеров, которые так и норовят, чтобы их раскусили.

Звонок ударил по сознанию Глории, ей пришлось отклеиться от стены. Прижав учебники к себе, она поковыляла в класс. Спустя пол года на неё не смотрят с презрением, только с апатией. Без сомнений лучше, когда тебя не замечают, тогда ты можешь делать всякий абсурд. Возьмите хотя бы случай, когда Глория ударила себя дверью. Ладно, упустим подробности…

Теперь сидя на уроках, которые вообще можно было не посещать; к ей в голову приходят мысли, про которые раньше не было времени подумать. Диорита и Кацу – её собеседники, с ними можно проводить время и развлекаться, но не больше. Есть доля недоверия к ним. Эми, хоть и была лучшей подругой долгое время, но сейчас ей не является. Трудно такое принять, трудно, когда окружение меняется и ты не знаешь, что лучше новое или старое. Икута – лишь её враг, на большее он не способен. Ичиро, Рик и Элис – самые обыкновенные одноклассники. Но Рик – это не рассказанная история. Диорита много раз рассказывала про его двоякие поступки, это немного настораживает Глория. Потом она отвела взляд от тетради и ручки, которая умела выводила непонятные круги на листе, и перевела его к окну. Снег был кругом, а казалось, что в этом году не будет снега. Теперь опять будет слышен эхом его хруст под ногами, а его белизна ослепит вас и в этот раз тоже. Как же это всё бессмысленно: сидеть вот так просто и не думать о возможном провале на Игре. А ведь она совсем скоро, за холмами.

***

Желтый цвет отливал на идеально вычищенном паркете, звук каблуков звучал эхом в ушах, что давило на психологическое состояние. Пару шагов и Глория около стола с едой. Танцевать она сегодня не планирует, но если её кто-то пригласит, то не откажется. Никаких надежд на этот вечер она не пытает, поэтому остается только есть, пока совсем не станет плохо, чтобы уйти. Будет по крайней мере причина для ухода.

Пошёл пятый бутерброд с икрой и всё никого. Кацу там уже с третьей девушкой танцует. Они о чем-то говорят, та хорошо строит ему глазки. Ещё кекс и стакан с соком. Потом он отводит её на балкон, Глория проводит их взглядом и тут же переводит его на Икуьу. Парень мило беседуют с втрокусницей, которая явно желает больше, чем просто беседы. Не отведя глаз она меняет позу: локоть на столе, спина немного сползла в низ, ноги расставлены и согнуты в коленях. Рука тянется за ещё одним бизе, но ничего нет. Глория приподнимает брови и лениво переводит взгляд – на тарелки ничего не осталось. На неё начинает смотреть, но она этого как будто не замечает. Икута встает и делает знак девушке, чтобы та не шла за ним. Ещё ленивее Глория поднялась со стула и направилась к столу с алкоголем, и плевать, что преподаватели смотрят. Такое паршивое настроение. Не хочется ничего делать, только творить всякую фигню.

Кажется это был второй бокал, никто не пытался её остановить. Лишь только старшекурсники подходили к столу и смотрели на неё с укором. Взять третьей бокал с первого раза не получилось, пришлось постараться, чтобы ничего не пролилось не пол. Когда и в нем закончилась жидкость, Глории стало казаться, что она слышет шаги, которые направляются к ней. Ей пришлось обернуться, что опять удалось ей с трудом. Какой-то светловолосый высокий парень из параллели – сделал вывод она. Ничего особенного, типичное клише.

– Может потанцуем? – он что не знает какая репутацию у неё? Или эта розыгрыш?

– Ты можешь меня не мучить, я пришлась сюда напиться!

Он посмотрел на неё ещё раз, поняв всё – ушел.

Глория приложила указательный палец ко лбу. «Что за дела, Глория? Может я ему нравлюсь… Но эта точно вряд ли. Может стоит его вернут? Он мой единственный шанс. Но надо ещё шампанского для храбрости…» – выпивает до дна и идет к сторону выхода.

***

Диорита ходит по комнате и нервно накручивает пряди волос на указательный палец. Может эта из-за платья? Но тогда слишком поздно, уже, как-никак, прошло два дня. Тогда что опять стряслось? Неужели очередная бессмысленная авантюра?

– Что опять? – спросила Глория, чтобы удовлетворить свой интерес.

– Эми исчезла.

Глория понимающе кивнула, а потом резко повернулась к Диорите и вскочила со стула.

– Какого черта?

– Вот именно. Как можно украсить ученика с территории школи, это же невозможно.

– Та я не про это. Какого черта у неё жизнь интереснее, чем у меня?

Диорита посмотрела на подругу с недоумением. Кажется, они с каждым днём всё больше перестают понимать друг друга.

– Ты не понимаешь? Она исчезла!

– Когда тебя начало волнавать что-то, кроме мальчиков и одежды? – ой, Глория, хорошо стараешься. Без друзей останешься.

– Мы как её друзья должны найти её!

– Мы не в фильмах про супергероев. Мы слабые и некчомные школьники, понимаешь? Единственное что нам светит – несчастная смерть. В лучшем случае, конечно.

– Бездействовать лучше?

– Однозначно.

***

Почему-то именно сегодня был отличный день, чтобы не спать. И именно сегодня им с Диоритой предстоит пойти к директору и разузнать про место нахождение семьи одноклассницы. По слухам её забрала женщина похожая на Эми, то есть мать. Потом ещё какие-то слухи про то, что вторая её избивала, но это уже похоже на сплетню.

Итак, план Диориты заключался в том, что Глория сплавила замок при помощи магии Огня. Касаи посмотрела на неё с понимающим лицом и продолжила стоять.

– Хей, она твоя подруга так сделай уже хоть что-то, – пнула Диорита Глорию.

– Бывшая, попрошу.

– Да плевать, просто сплавь замок.

– У меня такое ощущение, что тебе просто скучно.

– Сплавь замок.

Глория закатила глаза, нагнулась, чтобы выполнить просьбу. Холодная костлявая рука в миг ощутила неприятно-холодный замок и содрогнулась. Через несколько минут температура достигла 1500° и от дужки отлитает основной корпус. Диорита успела словить, а то провала плана не миновать. Но потому быстрым движение положила его около двери и принялась дуть на свои руки. Они обе поднялись и потянули на себя ручку, шум от двери пронесся по всему коридору. Глория который раз за день закатила глаза и с упреком посмотрела на Диориту.

– Не причитай, лучше закрой дверь и помоги найти дело Эми.

Глория лишь пожала плечами и прислушалась к совету одноклассницы.

Кабинет, как и все, выполнен в коричневых тонах. Панорамные окна, навесная люстра, узорчатый продолговатый ковер. Вдоль стен книжный полки с книгами, конечно, документами и с множеством папок, школьных журналов. В центре, ближе к окну, стоит дубовый лакированный стол, рядом кожаный стул с высокой спинкой и ручками по боками.

Глория принялась обыскивать стол, а Диорита полки с лева. Чтобы директор не заметил, что его обыскивали девчонки складывали всё на места, хотя уже без разницы, они ведь замок сломали. Первая шуклядка с недописанным делом какого-то мужчин, однако, Эми не мужчина. Ещё две и ничего нового. В одной фотографии семье директора, Глория аж перекосило. С одной стороны всё, осталось ещё левая сторона. Диорита тем временем уже обыскала первые две полки, но там были только планы учебного процесса. К Глории закрадываются сомнения, что дела вовсе не здесь, она это поняла, когда начала обыскивать первую полку второго шкафа с права. Отвратительное чувство. Вроде как хочется найти и, чтобы от тебя отстали, но вроде уже как лень это делать. Короче, опять этот каламбур из мыслей и эмоций.

– Можешь прекратить портить маникюр, – сказала шопотом Глория и положила на стол дело Эми.

«Имя: Эми

Фамилия: Ричмонд (карандашом Кюрей)

Статус: Маг»

Глория остановилась на фамилия. Какая ещё Кюрей, Эми ничего такого не говорила. Диорита пролистала дальше, да бы отыскать местонахождение семьи. Адрес она записала на листок, который предварительно захватила с собой. Потом собрала все бумаги и поставила их на тоже место, где они и стояли до этого.

– Глория идем! – опрокинула Диорита.

– Прости, – ответила шепотом Глория.

Каждое дыхание и удар сердца был слышен, а звон каблуков так тем более. Но Диорита пыталась идти тихо. Вот они уже спускаются на первый этаж. Осталась ещё лестница и один коридор. В коридоре на первом этаже ещё более страшно. Эти панорамные окна, так и играет фантазия, что сейчас в них кто-то выскочит. Голос какого-то мужчины был более реалистичен, чем упыри за окном. Диорита потянула Глория за руку и она спрятались за колонной.

– Остается ещё неделя, а как будто вечность. Ещё этот никак не может сделать всё в срок, как будто напрашивается…

Мужчина свернул в один из поворотов, Диорита посмотрела вперед – никого, и она пошла первой. Глория удалось увидеть мужчину, и он чем-то напоминал военного, что ли. Почему-то у неё возникла такая ассоциация.

***

Этот Гермес явно хочет втесаться в их не стабильную компанию. Сначала подслушивал, а потом ещё помощь предложил. Гермес – одноклассник, маг Земли. На вид он ничем не примечателен: которткостриженные русые волосы, зеленые глаза, тонкие губы и выпачивающие скулы, кожа немного темновата. На внутренней стороне правой руки у него шрам, который он яростно пытается скрыть. На подушке большого пальца левой руки что-то написано, эта точно не древный язык. Эта абсолютно другой язык. Ростом он не удался, но выше Глории на пол головы, плечи не широкие и ноги не особо длинные.

– Я много раз бывал на Земле в этом году, возможно, всё из-за того, что у меня там ждут, – сказал он и посмотрел на Глорию. Она посмотрела на него с надеждой на продолжение. – Узнать было не так сложно, всего-лишь несколько бессонных ночей. Ещё однажды я совершил подвиг, но это слишком возвышенно звучит… Мы пришли.

Опять тот же ритуал. Не слышное заклинание и черный круг посреди светлой комнаты. Диорита, Ичиро, Элис, Глория и Кацу стали в круг, а Гермес программировал телепорт. Потом опять всё упали и парень упал за ними.

Они приземлились на брусчатку. Перед ними огромный дворец в совершенно ином стиле. Главное красно-оранжевое здание с пятиярусовой башней, вокруг него маленький поселок из одноэтажных домиков. Всё окружено высокой оборонной стеной. Здание ближе к верху уменьшалось, а его крыша по сторонам тянулась вверх. Глория обернулась назад и увидела однотипный густо населенный город, а замок был как верхушка – он возвышался над всеми.

Гермес подошёл к воротам и без колебаний начал замораживать скважену для ключей, хотя магия Води далеко не его специализация. Кацу посмотрела на него с вызовом и продолжил стоять, мол зря стараешься, я тебя лучше в магии Воды. Потом когда ворота были повержены, Кацу сказал:

– Не легче было просто построить лестницу и перебраться по ней на другую сторону?

– Нас так бы заметили.

– Нас и так заметили, – не отступал Кацу, вслед за тем указал на одну из башен, из которой выглядывала женщина и потом в миг исчезла.

Гермес выругался про себя и пошёл первым.

***

На первом этаже они разделились. Глория и Кацу пошли в подвал и на первый этаж, Диорита и Гермес на третьей и четвертый этаж, а Элис и Ичиро на пятый.

Глория не понимала, почему Икута с ней не здесь обсуждали любовные дела. Здесь же так романтично, уж точно романтичнее чем в земле. Она никогда и не подозревала, что в замках до сих пор остались тюрьмы и что в них кого-то запирают. Кричать Касаи не пыталась, потому что знала какое мощное эхом может здесь быть. Пришлось идти и заглядывать в каждую камеру, тоже делала и Кацу. Он понимал, что приятный разговор сейчас не выйдет, поэтому даже не пытался говорить.

Кацу остановился, чтобы посмотреть и оценить масштаб проблемы. В одной из камер впереди был слегка виден лучик света. Он указал Глории и они побежала к камере.

Обычная камера: серые стены, окно и кожа медведя в углу. И Эми. Усталая, бледная и исхудавшая. Глория смотрела на неё с ошоломлением, как будто только что узнала новую шокирующую информацию про подругу.

– Хей, Глория, может поможешь? – пнул Кацу Глорию. Та только лениво повернула голову в его сторону и продолжила стоять, точнее продолжила думать.

Скрип открывающейся решётки разбудил Глория. Эми сразу кинулась обнимать лучшую подругу, та стояла как будто она вовсе не знакома с этом чудовищем. Складывалось такое впечатление, что Глория совсем не ждала применения и возвращения старой дружбы.

Договаривались они все встретиться на первом этаже около входа. Глория и Кацу, вмести с Эми без проблем прибыли на место назначение, а вот других пришлось порядком подождать.

Диорита и Гермес пришли вторыми. У девушки было замученное и несчастное лицо, но как только она увидела Эми – всё изменилось. Диорита рассмотрела одноклассницу и ещё раз обняла, вторая только легко улыбнулась. Остальных осталось ждать совсем немного. Ичиро и Элис поприветствовали Эми и поздравили её с возвращением в ряды мучеников. Вот только не долго им пришлось радоваться.

Эми обступила всех и посмотрела на мать. Женщина продолжила стоять на месте, то есть продолжала преграждать им путь.

– Ты мне ничего сейчас не сделаешь. В замке только ты и прадедушка, – только и промолвила Эми.

Потом она замолчала. Сейчас надо рассказать Глории хотя бы часть правды.

– Да, я вела двойную игру. Мне пришлось рассорится с тобой, чтобы эти подумали, что я подчиняясь их плану. Да, пришлось играть в эту идиотию, – Эми остановилась и посмотрела на мать. – Неужели ты никак не можешь понять, что мы уже не станем сильнее?

– Ты не понимаешь о чем говоришь!

– Понимаю.

Эми обняла мать и попросила, чтобы она пропустила её друзей. Женщина исчезла так же мгновенно как и появилась.

Как они вышли на свежий воздух, Глория подбежала обнять лучшую подругу.

***

Глория уже поняла, что когда случается что-то важное в жизни Диориты, то она ходит по комнате. Но как же это начинает бесит со второго раз. Не успев спросить что произошло, Диорита выскочила из комнаты. Так быстро ей никогда не приходилось идти, не по её статусу куда-то спешить.

Дверь комнаты Рика быстро отворилась. Диорита набросились на него, как волк.

– Я уверена: ты украл. Тебя не было на балу, ты не ходил с нами помочь Эми. Куда ты дел Собиратель*?

– Ты совсем сдурела? Мы с тобой с детства знакомы, я бы не осмелился. Ты знаешь как я к тебе отношусь, – Рик полез обнимать Диориту.

– От тебя ничего не останется, если хоть шаг сделаешь, – Диорита принялась обыскивать местность.

– Ты серьезно? Я не брал.

– Только ты и мои предки об этом знают, – Диорита подошла к Рику.

– Почему ты такая глупая? Я не брал, Диорита.

– Врёшь. Ты…

Рик поцеловал Диориту в губы – хуже поцелуя жабы.

– Какая мерзость!

Диорита взмахнула рукой и у неё появился кинжал. Возле шеи Рика блеснуло серебро.

– А теперь? – игриво спросила Диорита.

– Я продал ещё неделю назад. А теперь убери кинжал.

– Жалко убивать такого отброса, – Диорита замерла. Быстрым движением руки и из боковой части живота полилась кровь, парень упал. – На память.

– Ты больная!

Комментарий к 10

Собиратель – капсула, в которую можно поместить призывной или разрушитель (метки). Потом можно присвоить себя. В данном случае используется для хранения, чтобы в случае смерти никто не смог забрать метку.

========== 11 ==========

На вторую половину зимних каникул Кацу уехал за город тренироваться. Он надеялся отдохнуть, но как всегда всё получилось наоборот. Первые дни он сидел и делал домашнее задание, придумывал план тренировок. Домик на базе ничем не отличалась от того, что был четыре года пол года назад. Единственное что отличалось – он жил сам в деревянном доме, который в его распорядке шесть дней.

Ему нравилось здесь проводить время, он как будто возвращался в детство. Здесь невинная атмосфера, которая окутала его ранние годы, старые друзья и наставник. Анаме.

Кацу мгновенно встал и вышел из домика. Сегодня он точно скажет ей всё. Он в конце концов уже не маленький мальчик, она теперь не посмеет его в этом упрекнуть. Под ногами хрустел снег, а лицо обдувало со всех сторон. Кацу даже не пытался противостоять погоде, он никогда не будет играть по её правилам. Вот уже пройдено ещё три домика справа и слева, потом ещё несколько и ещё. Вот он самый большой и самый желанный. Анаме пока не знала, что Кацу тут, поэтому они даже не поздоровались. Но парень уже предвкушал их разговор. В его голове рождались всё новые реплики для разговора. То он рассказывает о своих успехах, то он о своих новых друзья. А потом мгновенно переводит тему на её жизнь.

Кацу открыл дверь. В самом конце стоит стол, за ним женщина лет 30-35 упала на кипу бумаг и спит. Каштановые волосы рассыпалась по столу. Правая рука еле держала ручку, а вторая поддерживала бумагу, чтобы та не плавали по столу. Он застыл в раздумьях. Идти к ней или стоять?

– Ты меня бесишь, если собрался стоять – стой в другом месте.

– Ты не спишь?

– Думаю.

Она механически повернула голову. Теперь он мог увидеть её лицо, только лицо и волосы. Кацу аж вздрогнулся, ужастики значит. А потом взрыв и головы нет. Он мигом убрал эти мысли из головы и продолжил стоять. Да, ни так он себе представлял их встречу.

– Было бы очень умно с твоей стороны проводить здесь всё свободно время в лагере.

Анаме встала и подошла к большой карте.

– Может оставишь меня одну, что ли?

Он ушел. Анаме упала на пол и пыталась зарыдать. Но зачем? Неужели жизнь так плоха? Неужели опять эти муки о несчастной любви девочки к проклятому мальчику? Неужели служба так скучна и не интересна?

Временами её беспокоило вот буквально всё, но сейчас совсем иначе. Служба. Когда ей было восемнадцать она поступила в Королевскую гвардию. Анаме казалось жутко интересно вести расследование, строить планы операций. Да, и сейчас интерес не исчез. Вот только из этого всего есть только лагерь и всё. По итогу ей пришлось тренировать деток богатых родителей, а её армия где-то далеко. По итогу весь это фарс с картой, бумагами, лагерем под прикрытием сделан лишь для того, чтобы хоть немного походило на военную обстановку. Почему не выбрать было в молодости другую профессию? Юношеский максимализм брал всегда вверх. Порыв страсти и уважения не должен ничего решать.

И, о да, посильный в штатском как всегда вовремя.

– От Акио?

– Да.

Что ж, как всегда, очевидно. После тридцати лет всё становится очевидным, особенно если каждый раз пытаешься догадаться, что произойдет дальше.

Мужчина вышел, Анаме подошла к столу и с не особым энтузиазмом открывала письмо. Если Акио опять приглашает её во дворец на переговоры, то это значить, что можно опять спится от предсказуемости этого мира. А если он ещё скажет, что нужно вообще распустить полностью армию – бинго!

***

Кацу никак не ожидал такого приема, скорее всего даже не догадывался. В его голове всё было таким красочным. Он прийдет и Анаме броситься его обнимать, скажет, что очень скучала и ждала его. Опомнись! Ей тридцать три, а тебе пятнадцать. Ничего не может быть и не будет. Как ты мог строить догадки, планы на неё?! Неужели всё настолько плохо с думалкой? У неё волосы отрасли и даже перестали блестеть, но разве это плохо? Ему вообще не нравится этот неестественный блеск. Губы как всегда пересохли от холода. А взгляд стал ещё более сконцентрирован. Ещё, кажется, она похудела и выглядит совсем как скелет. Но это её не капли не уродует, а наоборот придает какой-то шарм. О, Высшие, она чудесная!

– Слышь, а это случай не тот бездомный? – донесся да Кацу голос, но мозги продолжали думать о другом.

– Он, а кто же ещё.

Несколько камней полетели в него, вот только понял он не сразу. Только после второго попадания. Не успев сообразить толком, что произошло, «друзья» Кацу были повалены на землю. Из только что выпавшего снега образовались оковы, которые очень крепко держали подростков. Потом он отошел, а потом и вовсе побежал. В палатке он упал, его сердце очень быстро билось. Что только что произошло? Неужели он может вот так просто победить тех, кого не мог победить ещё с семи лет. Что же он наделал? Они же захотят реванш, а вдруг нет. А если да, то что делать? Нужно бежать от сюда. Нет, если начал войну, то будет уверен, что победишь. Пусть придумывают самые коварные планы, но он выстоит…

Победил! Первый раз в жизни! Он подпрыгнул на месте. Такое чудесное чувство власти, возвышенности над другими. Но что теперь? Упыватся от счастья? Нет, вовсе нет. Теперь то он точно достоен Анаме. Не нужна ему никакая Нелли. Всё это было жалким прелюдией, перед настоящей любовью. Он сделает эта сегодня, зачем откладывать на завтра. Да и тем более они смогу больше времени провести вместе, разве не чудо? Наконец-то, он будет с той, кто ему по настоящему дорога. Можно и позабыть всех друзей. Зачем они теперь? Анаме может заменить всех, а заменить её даже миллион друзей не смогут. Осталось только придумать как всё правильно сказать, чтобы она точно согласилась с ним встречаться.

***

Месяц назад в этом зале висели те же флаги с изображением герба. Стены были красные с золотыми вставками и пол был до блеска отполирован. Продолговатый овальный стол посреди зала, стулья с высокими спинками. Огромная навесная люстра из хрусталя над столом. Ничего не изменилось. Жизнь вообще не меняется.

Анаме присела подальше от Акио, он же восседал на самом большом стуле с золотыми налокотниками и ножками. Возле него стоял этот тип. Как же он бесит Анаме! Так и хочется его мордой прям в стену. Вилизанные блондинистые волосы, идеально светлое лицо, костюм без единой пылинки, туфли начищены до блеска.

– Акио желает обсудить проблемы армии страны Огня, – промолвил этот тип.

– Мне кажется, Юн, король может говорить и сам, без сурдоперевода, – сказала Анаме и закатила глаза.

– Анаме! – Акио привстал.

– Король, вам не нужно волноваться, всё под контролем, – поспешил успокоить Юн и направил укоризненный взгляд на Анаме.

– Итак!

– Я хочу распустить армию, полность, особенно это касается Королевской гвардии.

Ну такой бред сейчас сказал. Шутки ради? Нет, что ли? Он продолжал на неё смотреть с полной серьезностью.

Анаме выпрыгнула со стула.

– Нападет страна Земли значит на наш народ, а мы им скажем: «Ой, извините мы не можем вас спасти, потому что королю захотелось распустить армию». – Анаме засомневалась в следующей фразе и опустила глаза, но потому подняла и взглянула сверху вниз на короля. – Особенно хорошо будет, если вас убьют.

– Нет, Юн, ничего не надо делать, всё под контролем.

– Я не собираюсь выполнять не единого твоего приказа, и я имею права так делать. Если хочешь распустить армию, то вперед, вот только посмотрим кого они послушаются. Короля, который хочет оставить их без работы или меня. Можете бросать меня в темницу, пытать – плевать, что вы со мной сделаете. Я и моя армия не отступят.

Анаме встала, задвинула громко стул и со всей силы закрыла двух метровую входную дверь.

Бред полнейший происходит. Куда делся Акио? Почему им руководит какой-то кукловод Юн. Можно было высунуть кучу догадок, но уже нет времени что-либо обдумывать. Нужно действовать и как можно быстрее, иначе потом не будет вовсе страны Огня. Останется только пепел сожженных до тла земель.

***

Не хватало только ходить по комнате и трястись от страха, что и делал Кацу и для него это не было постыдно. А что если? А что если? Заткнись, жалкий трус! Иди и сделай уже хоть что-нибудь, без страха умереть от стыда. Хоть что-то. Иди и признайся ей, какого ты сидишь и пытаешься зарыдать от страха?!

Кацу как ошпаренный встал и быстрым шагом вышел из домика. Пульс участился, теперь ему хотелось кого-то побить. В такие минуты лучше держать его на привязи, иначе не миновать тотальному уничтожению. Как же хочется кому-то разбить морду, но лучше самому разбить себе морду. Да, второй вариант однозначно лучше. Он открыл дверь. Он сидела за столом, голова упала в отмороженные руки.

– Может надо было постучаться?

– Нет.

– Нет? Послушай…

– Нет, ты послушай.

Анаме начала выходить из себя. Как какой опарыш может пререкаться со старшими.

– Уйди, иначе сегодня в этом лагере станет на одного тунеядца меньше.

– Анаме! – приказал ей Кацу и громко опустил руки на стол.

Анаме сделала тоже самое. По столу прошелся холодок, потом и вовсе стал замораживаться. Руки Кацу окачанели от холода, он их пытался поднять, но не успел как его окутал лед.

– Что ты делаешь?

– Обеспечиваю себя одинокую жизнь без приключений, это же очевидно.

Кацу не может воздействовать своим льдом на её, он совершенно другого уровня и качества. Более прочный и таит при более высокой температурой, чем ноль градусов.

– Убери лёд!

– Зачем мне это делать? Ты ведь пришел меня развлекать, так старайся!

Черт возьми! И что теперь? Морды бить, но кому же? Даже себе не удастся. Что теперь? Что?

Он упал на колени на сколько можно было. И чуть ли не плача начал кричать:

– Я всего лишь хотел поговорить с тобой, я не знал, что у тебя сегодня плохое настроение. Умоляю прости меня, прости, прости.

Он горько зарыдал.

– Вот оно мужество Грешников, которое воспевали семь столетий. Надо было послушать Акио и распустить полность армию, всё равно толку мало. Ну разве что ныть умеют и жрать.

Она отпустила Кацу и опустилась в кресло.

***

– Я совсем забила на переезд. Ты ведь не расстроилась?

– С чего вдруг? Ты никому ничего не обязана, – Глория уткнулась в учебник. Может для приличия нужно хотя бы повернуться к подруг? Нет, я дальше буду всех игнорировать и думать, что стану самой умной, если избавлюсь от друзей.

Раньше ей хотелось общаться со всеми каждый день, каждую минуту, секунду. Но сейчас всё стало таким бессмысленным. Зачем говорить каким-то людям о своих проблемах? Разговоры помогут решить проблему? О нет, друзья тут же побегут вам помогать. Бросят свои проблемы, бросят всё и к вам. Да, так и будет. Так и будет.

Глория упала на тетрадь, капелька крови упали на тетрадь.

– Опять не спала! – возмутилась Эми и побежала за аптечкой.

Глория промолчала.

Эми вернулась, подняла голову и положила подруге в нос вату. Потом принялась вытереть кровь на столе и пыталась высушить тетрадь, но всё бесполезно.

– Тетради спасти не удастся.

– Ничего я перепишу.

– Ага, сейчас. Я тебя уложу спать, только попробуй встать.

– Зачем тебе всё это?

– Равноценный обмен. Ты спасла меня тогда в замке, сегодня я спасу тебя в этой комнате.

Глория закатывает глаза и подчинается подруге. Первая спокойно поднимается и ложится в кровать. Эми закутывает её в одеяло и взяв стул, садится на него.

Что если взять себя отстаюшего ученика? Лишние деньги всегда нужны. Можна найти лишнее четыре часа. Что если прогулять ненужные предметы? Ладно, стоит всего лишь заснуть, не надо занудствовать.

Глория привстала на локти.

– Я постепенно становлюсь занудой. Постоянно разглагольствую на тему учебы, а больше тем я не умею поддерживать. Всё отвернулись от меня, учителя же наоборот повернулись. Но что толку?

– Глория, с каких пор ты стала нытиком?

– Это, наверное, просто нервы. А ведь раньше меня развлекала Диорита, вечно у неё что-то происходит. Именно она заставила меня и всех остальных спасать тебя, – Эми вскинула брови, Глория продолжила. – Так жаль, что она ушла учиться в Королевскую Академию. Грустно, очень грустно.

– А про Рика что-то известно? – решила поддержать разговор Эми, но говорить совсем не хотелось.

– Очень мало. Он исчез после того как Диорита узнала о краже.

***

«Высшие, где они? Где? Неужели они смылись? Кровь вообще не к черту. Почему именно сейчас надо течь, ударили часа три назад и ещё остался след после ножа Диориты. А перебинтовал нормально. Черт! Придется упасть на пол и перебинтовать себя наново, но не чем. В этой пещере сжатый воздух, очень улучшает положение. Черт! Если не принесу Собиратель до пяти часов, она перережит всю семью, а Диорита выполнить обещание. Черт! Я не могу позволить ей убить близких, они так много для меня сделали, а я вот так. Но и вернуть Собиратель не могу. Бинта вообще нет, есть только нож и заженная свеча. Она наверняка заставит смотреть меня на близких, когда их будет убивать. Это невыносимо. На ноже кровь уже застыла. Зачем было так рисковать, если их всё равно здесь нет? Чтобы убедиться? Да, молодец, Рик, убедился теперь сиди здесь и дохни. Точно, если сдохну – убью двух зайцев сразу. Во-первых, Диорите не придется убивать мою семью, ибо уже не будет смысла, а во-вторых, не придется искать этот чертов Собиратель. Да, кстати, я так и не получил свою часть. Хотя уже нет смысла. На каменной полу образовалась большая лужа крови, а я даже не заметил пока рассуждал. Но это временно, сейчас станет ещё больше. Положив подсвечник со свечой, я достал нож и повернул лезвие к себе. Если метить в рану, то будет больнее. Хотя уже на туловище нет свободного места. Есть две руки, точнее одна, ибо во второй нож. Правая или левая? Левая, вообще плевать. Просто правой будет легче наносить удар. Хотя стоп, у меня ещё есть горло. Да, лучше горло. Быстра и безболезненно. Быстро и безболезненно. Не могу, а если я промажу. Да какое там промажу? В мозг не будет поступать кислород и я быстро здохну, главное помнить про артерию. Приставил нож к горлу, задержал дыхание и полеснул… Рука моментально отшвырнули нож, взялся за горло, сквозь пальцы потекла теплая кровь…»


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю