156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Тайная связь, или Возьми меня в храм (СИ) » Текст книги (страница 1)
Тайная связь, или Возьми меня в храм (СИ)
  • Текст добавлен: 13 июня 2018, 15:30

Текст книги "Тайная связь, или Возьми меня в храм (СИ)"


Автор книги: Ellie Empnefsi




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

========== Часть 1 ==========

Я смогу предать веру, поверь.

Я смогу умереть за тебя.

Но как только закроешь дверь

В сердце, – этим убьешь меня.

Ты послан игривой судьбой,

Чтоб сердце мое забрать.

Но вместе не быть нам с тобой,

Нас Бог разлучит опять…

Полумрак маленькой кельи настраивал юного священника на молитву. Низкая деревянная койка с протертой до дыр лежащей на ней твердой подушкой и тонким хлопковым одеялом служила почти единственной мебелью. Рядом с ней находился маленький стул, на который юноша складывал одеяние перед сном. Маленькое круглое оконце, сквозь которое просачивается луч солнца, расположено почти под самым потолком – это единственная связь падре с внешним миром последние десять дней. Юноша сам решил оградить себя от повседневной суеты и полностью отдаться молитвам Богу. Вскоре он станет исповедующим священником и самым юным наставником наследного принца, ему необходимо будет находиться рядом с ним в любой день и час и помогать справляться с земными искушениями перед предстоящей коронацией.

Юноша с откровенной и чистой верой в душе посмотрел в крохотное окно, на пробегающие по небу белоснежные пушистые облака, сложил тонкие иссушенные ладони домиком и поднес их к подбородку, прикрыв глаза. Из полураскрытых уст молодого человека тут же начала исходить очередная молитва. Он повторял ее из раза в раз, каждый час, понимая важность своего предназначения. Юный падре не встречался с принцем еще ни разу в жизни, но его уже неоднократно предупредили о красоте, развратных выходках и грешной соблазнительности будущего короля. Священник твердил молебные фразы, прося Бога оградить его от сошествия с пути праведного, прекрасно осознавая, что время неумолимо летит, и вскоре дверь его аскетичной темной кельи откроется, а на пороге появится монах, который поведет молодого священника в особняк епископа, а после падре направится во дворец, для представления будущей царственной особе.

***

Принц раскрыл глаза. Прямо над ним среди разноцветных ярких райских птичек и изумрудных деревьев на крыльях парили розовотелые малыши-ангелы. Старинный, расписной, довольно красочный потолок немного умилял молодого человека. Каждый раз, когда по утрам он ощущал рядом с собой горячее тело очередного малознакомого любовника, то, смеясь в душе, вопрошающе поднимал глаза вверх и вновь встречался зеленоглазым взглядом с осуждающими пухлыми личиками ангелов. Казалось, они пристально следят за ним самим, за его личной жизнью и порой угрожают пальчиками, будто ругая за грех и разврат.

Дерек Хейл III был единственным наследником трона. Его отец совсем недавно скоропостижно скончался, и мать, временно взявшая на себя обязанности управления государством, отказалась в будущем от царствования в пользу сына. Не готовому к столь сложным поворотам в реальной жизни Дереку, привыкшему к более молодой и разгульной свободе, эта идея совершенно не понравилась. Ему еще абсолютно не хотелось расставаться с ночными гуляньями, тусовками с друзьями и периодической сменой любовников. Но, помимо нежданной скорой коронации, его огорошили не менее пренеприятной новостью. Он должен был вступить в законный брак и пройти обряд венчания сразу же после восхождения на трон.

Дерек осмотрел совсем юное лицо лежащего рядом с ним человека, словно не знал, с кем спит этой ночью. Хейл, несмотря на строгое воспитание отца, постоянное посещение церкви в детстве под надзором матери и принуждение к католицизму, все же вырос приверженным только своим атеистичным взглядам и принципам. В нынешней современной жизни, наполненной достижениями науки, принц наотрез отказывался от многих устаревших правил. Он любил мужчин, он желал только их, он не мог заставить себя пойти в разрез со своими желаниями и резко перекроить жизнь под стать семейным традициям. Дерек не хотел жениться на избранной родителями девушке, поэтому был в состоянии некоего шока. Вчера его мать – королева Талия – оповестила его о своем выборе невесты.

Принц быстро выбрался из теплых объятий молодого человека, затем растолкал его самого, чтобы тот поскорее убирался из спальни, и пошел в ванную. Опаздывать к утренней трапезе было категорически нельзя, так как это могло нарушить дневные планы – этот закон установил еще дед Хейла. В замке царили определенные правила, благодаря которым и управление страной оказывалось положительным и успешным. Сегодня утром за завтраком Хейл все же не сдержался, наговорив вольностей, немного поскандалил с матерью по поводу женитьбы на незнакомой девушке и выскочил из-за стола, желая побыть один. Внизу его уже ждал черный автомобиль, в котором принц умчался кататься по окрестностям, дабы развеять приступ гнева и отчаяния. Отказаться от трона он не имел права, поскольку когда-то самолично обещал это отцу. И теперь, когда король так скоро покинул их, в душе молодого Хейла все же взыграла совесть. Коронация должна состояться через две недели. Но женитьба… Это было выше его сил.

Талия, зная характер Дерека и предвидя сопротивление своего сына обязательному браку, заранее задумалась об одной хитрости. Поскольку женщина была достаточно разумной, она понимала, что никакие ее личные уговоры не помогут изменить строптивый норов сына. Талия попросила старого преданного друга, епископа местной крупной церкви, служившего их семье долгие годы, найти достойного правильно воспитанного молодого человека, который бы сумел переубедить Дерека. Конечно же, подразумевалось, что это будет именно юный священник-католик. Он, как более подходящий ровесник, наверняка сможет найти с принцем общий язык и наставить его на путь истинный. Королева была уверена, что молодость разумная победит молодость разгульную. Ведь два человека почти одного поколения больше поймут друг друга, тем более, что один из них принадлежит Богу.

***

Молодой священник услышал торопливые шаги за дверью. Он закончил молитву, поднялся с колен и поспешно подошел к выходу. Замок с неприятным звуком щелкнул, на этом затворничество было окончено. Юноша оглянулся и вновь взглянул на маленькое оконце. Голубое небо, маленьким пятном видневшееся сквозь стекло, говорило о прекрасной погоде, значит, Бог поддерживает его, своего преданного слугу. Седой монах-слуга в коричневой подпоясанной сутане до пола дождался, когда молодой падре выйдет из комнатенки, затем тихо прикрыл за ним дверь и повел по коридору. Юноша направлялся на встречу, на довольно важную встречу, которая в дальнейшем изменит его жизнь.

Спустя полчаса молодой священник предстал перед своим учителем и наставником. Служивший в костеле при дворце уже несколько лет епископ – Крис Арджент – ожидал своего молодого ученика, сидя на скамейке во внутреннем дворике. Его малиновая мантия была заметна среди зелени кустарника издалека. Епископ посчитал, что говорить обо всем лучше на свежем воздухе, под тенью деревьев, тем более погода благоприятствовала общению и дарила ласковое тепло. Монах подвел юношу к епископу и, поклонившись, молча, почти беззвучно, удалился. Молодой священник послушно встал перед Крисом и склонил голову.

– Присядь, мой мальчик, – епископ постучал ладонью по скамье. Его тихий голос звучал властно и четко. – Все, что я хотел тебе поведать, уже сделано. Теперь же, после твоего десятидневного отшельничества, ты готов к предназначению?

– Да, монсеньор, я молился и просил Господа нашего помочь мне и помочь нашему принцу встать на истинный путь, – кротко заговорил юноша, почти не поднимая глаз.

– Ну, – епископ улыбнулся и ласково похлопал священника по плечу. – Будь немного смелее и увереннее. Бог с тобой, он видит твое послушание, так же он заметит и твое неимоверное желание помочь нашему отступнику. Сегодня я отведу тебя во дворец, где ты предстанешь перед принцем. Помни, дитя, хоть ты уже и падре, но пока еще слишком молодой. Не бери на себя слишком многого, почаще обращайся к Богу и не забывай обо мне. Я всегда приду на помощь и дам правильный совет.

Голубые глаза епископа ласково смотрели на молодого растерянного и смущенного священника. Тот только закончил обучение и совсем не собирался так резко менять образ жизни. Юноша мечтал трудиться рядом с епископом в костеле, тихо и мирно прислуживать тому и жить жизнью падре, готовясь к целибату. Но пару недель назад Крис сам пришел к нему и объявил о странном желании королевы-вдовы. Епископ поведал молодому священнику о трудностях поведения принца и предупредил, что именно нужно делать падре во дворце. Юноша покорно принял на себя выпавшие на его голову испытания, посчитав это Божией проверкой.

***

Королева появилась в зале, когда Крис и его молодой последователь уже находились там минут пятнадцать.

– Извините за опоздание, монсеньор, – Талия поклонилась епископу и прижалась губами к его протянутой руке. – Мой сын снова сбежал. Он ведет себя словно капризный мальчишка, хотя ему уже двадцать восемь лет.

– Ваше Величество, – Крис улыбнулся королеве, – зная нашего принца, посмею высказать мнение, что он может и вовсе не вернуться сегодня.

– Нет, Ваше Преосвященство, – Талия изящно, как и полагается царственной особе, покачала головой. – Я говорила Дереку, что вы должны навестить его сегодня. А зная ваше к нему почти отцовское отношение, он непременно вспомнит о встрече и вскоре вернется. Он, конечно, капризен и упрям, но вас очень любит и уважает.

После этого дверь неожиданно распахнулась. В огромный зал быстрой походкой буквально влетел принц. Королева стояла к нему спиной, поэтому Хейл сразу столкнулся глазами с Крисом, из-за спины которого боязливо выглядывал молодой священник.

========== Часть 2 ==========

Дерек быстро, но гордо подошел к епископу и уважительно поклонился, стараясь не обращать внимания на его молодого ученика. Принц все еще находился в раздраженном настроении от неприятного известия матери. Мчась по трассе, Хейл все же вспомнил о сегодняшней назначенной встрече с Крисом и развернул машину в обратную сторону. Принц понимал всю важность своего положения и должен был смириться с участью королевской особы, но это было слишком сложно. И слишком рано для него. Он, возможно, и обуздал бы свой пыл, женился бы и завел детей-наследников, но позже. Намного позже нынешнего времени. Почему отец так скоро покинул их? Зачем мать отказалась от трона? Все эти вопросы и различные иные мысли терзали Дерека, пока он вел машину к дворцу.

Епископ с отцовской любовью в глазах следил за принцем. Позади Криса в волнении и тревоге переминался с ноги на ногу незнакомый принцу юноша. Епископ поздоровался с Его Высочеством и тут же приступил к делу, рукой выдвигая из-за себя смущенного священника.

– Дерек, – у Криса была особая привилегия среди приближенных обращаться к принцу по имени, так как он знал его с раннего детства. – Это совсем юный, но уже достаточно праведный священник Мечислав. Я привел его к тебе для напутствия, для правильных советов и для откровенных христианских бесед. Он будет рядом с тобой в любую минуту, когда тебе понадобится. Мечислав достаточно религиозен, он поможет тебе найти свой правильный путь и взойти на трон с чистой душой и лучшими помыслами.

Юноша послушно вышел навстречу принцу и смиренно склонил голову перед двумя царственными особами. Талия стояла рядом и уже успела заметить набожность молодого священника.

– Добрый день, падре, – Дерек подошел вплотную и постарался вглядеться в покрасневшее от смущения лицо юноши.

– Добрый день, Ваше Высочество, – молодой священник скромно поднял голову, и взгляду принца предстал безумно красивый молодой человек.

Шоколадный взор юноши был неотразим, родинки рассыпались на щеке, черная сутана доходила чуть ли не до пят, а вокруг шеи красовался белый накрахмаленный воротничок – колоратка, как и положено «святошам». Дерек с огромным любопытством осматривал юношу, а в голове кружилась одна мысль:

«Где и почему так долго Крис прятал этого красавца?»

Епископ заметил смущение и замешательство ученика под пристальным взором Хейла и обратился к принцу:

– Дерек, Мечислав весьма скромен и смиренен, так что я очень прошу тебя – оставь «свои» идеи при себе, – Крис взял руку принца и достаточно крепко сжал в своих ладонях. – Сейчас мы оставим вас, чтобы вы немного познакомились. А завтра Мечислав переедет во дворец, королева уже распорядилась о подготовке комнаты для него.

– Как завтра? – тут же вспыхнул юноша, щеки мгновенно покрылись пунцовым румянцем.

– Мальчик мой, – епископ переключил внимание на юношу и утвердительно произнес. – Тебе не стоит волноваться, ты готов принять на себя важность твоей миссии. Мы уже обо всем поговорили с тобой. Бог не оставит тебя, дитя.

Королева улыбалась, видя смущение юноши и прекрасно зная характер и повадки своего сына. Она понимала, что Мечислав – священник, но боязнь чего-то неизвестного интуитивно мучила ее душу. Епископ любезно посмел предложить Талии оставить двух молодых людей наедине для знакомства.

Когда королева и Крис удалились, Мечислав почувствовал дрожь в ногах. Он страшился греховных мыслей и деяний принца, о которых был немало наслышан. Дерек стоял молча всего пару секунд, а затем просто, как ни в чем не бывало, громко спросил:

– Мечислав? Что это за имя такое, падре? – принц улыбался, нагловато осматривая дрожащего от волнения святого отца, скрестившего руки, словно перед молитвой.

– Такое имя я получил при рождении, Ваше Высочество, – опустив голову и лишь чуть-чуть приподнимая глаза, произнес юноша.

– Отлично! – неожиданно произнес принц. Он понял, что священник более скромный, чем принц себе представлял. И о чем только думала его мать? Этого юного падре самого еще необходимо жизни учить. Странно, что Крис согласился на авантюру королевы. – Имя довольно труднопроизносимое. Вы не обидитесь, если я придумаю вам другое имя? И я обещаю, что буду называть вас так исключительно наедине. Обещаю. Ваше настоящее имя довольно устаревшее.

– Как скажете, Ваше Высочество, – юноша чуть приподнял голову, показывая раскрасневшиеся не на шутку скулы.

– Стайлз! – воскликнул Дерек, словно и не думая о согласии святого отца.

– Простите? – осмелился узнать священник.

– Я буду звать тебя – Стайлз – модно, современно и стильно, – широкая улыбка озарила лицо принца.

– Хорошо, Ваше Высочество, – юноша вновь смиренно опустил голову. Он боялся воспротивиться Дереку.

– Послушай, – Хейл все это время находился немного поодаль, но сейчас решил приблизиться к падре. – Давай так. Если ты хочешь, чтобы мы стали друзьями, будем общаться как друзья. Называй меня по имени и на «ты», конечно же, только тогда, когда мы будем наедине. Так ведь проще беседовать. Ты же мой наставник или кем там тебя назначили?

Совершенство фигуры Дерека подчеркивала облегающая голубая футболка-поло и синие джинсы. Его соблазнительная внешность заставляла Стайлза-Мечислава краснеть, не переставая. Он уже три раза прочел про себя молитву о прощении за греховные мысли о принце. Хейл выжидал, когда священник ответит.

– Как скажете… жешь, – юноша смелее взглянул на принца. Что-то открытое в его взгляде дало надежду падре, что они действительно станут друзьями.

– Вот и отлично, – Дерек смерил оценивающим взором одежду священника. – А одежка твоя так же неизменна, как и мысли? То есть я хотел спросить: ты всегда так ходишь? Не жарко?

– Простите, – Стайлз склонил голову вниз и осмотрел черную сутану. – Я должен смиренно и покорно вести себя, а мое одеяние помогает мне сохранять скромность.

– Ясно, извини, не хотел обидеть, – принц обошел Стайлза вокруг и остановился за спиной. До его чуткого обоняния дошел запах обычного мыла. – Просто ты так молод. Сколько тебе лет, Стайлз?

Это новое для юноши имя резануло по ушам, но священник понимал, что должен принять и это испытание.

– Мне двадцать три года, Ваше… Дерек, – тут же поправил сам себя священник.

– И что тебя заставило пойти в священники? – Дерек снова очутился перед лицом падре. – Ты пойми, я пытаюсь узнать тебя поближе. Все же придется перед тобой душу открывать. Я правильно понимаю?

– Я – сирота, епископ еще ребенком забрал меня из детского приюта и воспитал, как сына, – Стайлз вспомнил слезы детства в холодной влажной постели приюта.

Он хранил глубоко в сердце все обиды и оскорбления от других детей. Мечислав не помнил ни отца, ни мать. Мальчиком он часто плакал по ночам, уткнувшись в жесткую вонючую от влаги подушку и пытаясь справиться с приступами гнева. Он был слишком хрупким ребенком, чтобы постоять за себя, отчего всегда принимал побои от старших. Когда в приюте неожиданно появился епископ, воспитатель сразу показал ему Мечислава, самого тихого и безобидного мальчика. Крис подозвал к себе малыша и лишь взглянул на него добрым взором голубых глаз. Печаль в очах мальчонки заворожила его. Арджент больше не раздумывал ни часа и забрал Мечислава в тот же день, благо, с бумагами дело обстояло легко и слажено. Епископ воспитал мальчика в лучших традициях католицизма и послушания. Юноша закончил семинарию и параллельно исторический факультет в университете. Он в совершенстве говорил на трех языках и мог спокойно обсуждать современную технику и науку, но скромность и излишняя стеснительность мешали ему свободно общаться с ровесниками или людьми чуть постарше него. А уж когда епископ огорошил юношу известием о том, что он должен стать близким другом самого принца, то Мечислав и вовсе растерялся.

***

Принц задумался, но совсем ненадолго. Его буйный и пылкий нрав, к тому же вольность в общении с приятелями и даже малознакомыми людьми не позволяли Хейлу скромничать. Он не ведал, что значит слово «стыд» в значении личных отношений, так как считал, что жизнь дана всего лишь раз, и прожить ее необходимо превосходно и для себя. А всякие ограничения, следующие из канонов церкви, только умерщвляют плоть и молодую кровь. Таким чересчур покорным и подвластным законам церкви принц видел перед собой Стайлза и решил немного взбодрить этого юношу. Он ведь наверняка ни разу в жизни не веселился по-настоящему, а он такой молодой и симпатичный. Дереку понравился его личный падре, чем незамедлительно оповестило тело принца в собственном паху.

– Хорошо, – принцу надоело беседовать в стенах дворца. – Пойдем, прокатимся по округе.

========== Часть 3 ==========

Стайлз скромно уселся на переднее сиденье и сложил руки на коленях. Дерек ловко скинул кожаную куртку и отбросил ее назад. Машина тронулась с места слишком быстро, как показалось юноше, хотя для принца это было нормой. Мечислав вцепился правой рукой в ткань обивки да с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Поначалу Хейл вел автомобиль молча, его терзали различные мысли. В голове крутилось много вопросов, но все их разом не решить. С таким глубоко верующим человеком тесную дружбу надо начинать издалека и потихоньку. И принц осторожно заговорил:

– Стайлз, – он специально не повернул голову в сторону падре, чтобы лишний раз не смущать его, – что же ты мне поведаешь? С чего начнешь порицания?

– Осмелюсь высказаться, что мне известно о вашем…твоем поведении, – Мечиславу слишком тяжело было привыкнуть к тому, чтобы обращаться к царственной особе столь панибратски.

– Да? – сделал удивленный вид Хейл, чуть приподняв брови и едва улыбнувшись. – И что же тебе рассказали обо мне? Какие страшные тайны поведали? Смею предположить, что это сделал наш любимый епископ Крис.

– Да, Ваше… Дерек, – юноша не переставал смущаться. Он только совсем недавно смог поднять голову, чтобы наслаждаться красотой природы, мелькавшей в окне и окружающей их. – Епископ рассказал мне, что Вы…ты ведешь себя неправильно. Принцу необходимо тщательно готовиться к восхождению на престол и к женитьбе, читать молитвы и уповать на Господа нашего, чтобы он помог справиться с нашими неуемными желаниями.

– Да? Интересно, – Хейл хитро улыбнулся. – А ты? Как ты справляешься со своими желаниями неуемными?

Краска волной нахлынула на юношу, покрыв не только его лицо, но и тело:

– Я не желаю ничего лишнего, поэтому мне нет нужды… Вы меня смущаете. Я не должен вообще упоминать о грехах земных в разговорах с вами, – святой отец не знал, куда себя деть от стыда и готов был вслух снова начать читать молитву.

– С «нами»? – казалось, принцу нравится издеваться над бедным священником.

– С тобой, – тут же исправился Мечислав. – Наоборот, я должен всячески уберегать тебя от соблазна, помогая молитвами и обращением к Богу.

– И ты думаешь, что у тебя получится? – Дерек внезапно нажал педаль тормоза, остановил машину и полуразвернулся к падре.

Тот сидел тише воды, послушно скрестив пальцы рук и все также держа их на коленях. Его внешность напоминала напрочь запуганного ежика; черные короткие волосы, будто иголки навострились для защиты от любого нападения. Принц замолчал, любуясь им. Юноша был слишком красивым для сана священника. Обществу нельзя допускать, чтобы такие, как Стайлз, отдавали себя служению церкви и запирали себя в храмах. Они должны принадлежать людям и услаждать их взгляды. Стайлз должен принадлежать Дереку. Так внезапно для самого себя решил Хейл и задумал самое неприличное, но пока только лишь в мыслях.

– Что ты имеешь в виду? – тихо произнес Стайлз, боясь пошевелиться. Сверлящий взгляд принца сводил его с ума. Юноша набрался смелости и через силу, сковывающую все его мышцы, словно паралич, произнес: – Я буду говорить с тобой, как можно чаще. У нас осталось мало времени. До коронации всего несколько дней, если брать в пример целую жизнь. О чем ты хочешь поговорить?

Пока падре выдавал свою храбрую речь, Хейл не сводил с него взгляда. Зелень глаз буравила насквозь и изводила святого отца, заставляя нервничать. Мечислав чувствовал, как спина под тонкой черной сорочкой покрывается испариной. Ему казалось, что и белый воротничок уже намок от пота. Дерек не мог отвести от юноши взор. Что за подарок судьбы преподнес ему епископ? И случилось это прямо перед коронацией и совершенно ненужным венчанием. Наконец, принц высказался, он и так заставил падре слишком долго ерзать от волнения:

– Для начала я хочу понять, как сильно ты предан Богу? Что так сильно держит тебя? – принц понимал, что не должен испугать юношу. Надо подбираться осторожнее. Намного осторожнее. – Давай немного пройдемся. Здесь поблизости есть превосходный парк.

Мечислав слишком сильно жаждал оказаться на свежем воздухе. Нахождение так близко к принцу давило на него. Священнику казалось, что воздух в машине заканчивается, духота сковывала окончательно. Стайлз выскочил из автомобиля и глубоко вдохнул. Он поднял голову вверх и обратился с просьбой к Всевышнему. Юноша знал о принце, но не думал, что его миссия окажется столь трудно исполнимой. Внешность, повадки, характер и такой испытывающий веру взгляд Хейла был трудно переносим невинным падре, не познавшим ни единой настоящей слабости тела.

Принц повел святого отца по знакомой ему одному тропе. Он неоднократно выгуливал здесь своих частых любовников, но сегодняшняя прогулка невероятно сильно отличалась от предыдущих. Хейл не мог ни дотронуться, ни обнять, ни даже нескромно подшутить над юношей. Он с уважением относился к Крису и не хотел обидеть его невинного наивного воспитанника. Но как же тяжело было сдержать пылкие порывы страсти, видя родинки на тонкой белой шее и шоколадные наивные глаза, вопрошающие о невесть чём.

Стайлз, как только вышел из машины, сразу начал вести речь о правильном поведении и исповедании. Дерек вроде бы слушал его, но думал все равно о своем. Мечислав объяснял правильность мыслей, говорил об избавлении от греховных похождений и привязанности и преданности будущей супруге. Принц все это понимал умом, но не хотел принимать. Это было не его, не к душе и не по сердцу. Хейл периодически кивал в знак согласия, но не впускал речь священника глубоко в себя. Когда Стайлз замолчал, они как раз подошли к одиноко стоявшей скамейке под тенью густых крон деревьев. Дерек любезно предложил присесть. Мечислав тут же послушно уселся и вопрошающе взглянул на вставшего перед ним принца. Хейл скрестил руки на груди и решился задать вопрос:

– Все, что ты мне рассказал – написано в Библиях и слышано мною миллион раз в детстве, когда мать водила меня в костел. Но ведь существует еще и иная жизнь. Мы живем в двадцать первом веке, сейчас наука и техника развиваются со скоростью света. Кругом правит физика и химия, и человек не что иное, как именно физико-биологический проект с химическими чувствами. Наши эмоции и есть плод химии. Мы вот с тобой сейчас беседуем, а у тебя руки вспотели… Почему? Это – химия, биология, физика, в общем – наука.

Неожиданно принц опустился на корточки и присел перед падре. Дерек схватил обе руки Мечислава в горячие ладони и крепко прижал их к своей груди:

– А вот здесь бьется сердце. Ты чувствуешь, как оно колотится? Это сердце – мотор моего тела, и его создала физическая природа, а вовсе не Бог.

Мечислав попытался осторожно высвободить руки из ладоней принца, но попытка оказалась безуспешной. Принц воспротивился его действию, еще крепче удержав кисти падре:

– Подожди, я не обижу тебя. Я же выслушал твои речи, выслушай и ты мои, – Хейл пристально смотрел прямо в глаза юноши, чем нещадно смущал его.

– Ты говоришь полную ересь! – воскликнул чуть ли не в слезах Стайлз, но вовремя спохватился, вздохнул и постарался успокоиться. Крис говорил ему, что Дерек – потерянная душа, и требуется неимоверное усилие, чтобы переубедить принца встать на путь истинный.

– Я говорю то, что считаю правдой, Стайлз, – принц, наконец, отпустил руки падре и поднялся. – Я человек современный и не могу отказаться от земных плотских утех, как бы вам с моей матушкой-королевой ни хотелось. Давай будем с тобой настоящими друзьями для начала – ты высказываешь свою точку зрения, я – свою. И мы попытаемся принять обе и понять, что хорошо, а что – нет, но все равно уважая мнение друг друга.

Мечислав еще ниже опустил голову. Все его нутро горело. Горело от стыда за слова принца. Горело от смущения после прикосновений мужских рук. Горело от страха за то, что он – Мечислав – не сможет вынести эту муку-испытание на выдержку.

Солнце неимоверно пекло, становилось жарко, даже, скорее, душно. Стайлз почувствовал головокружение и подступающую тошноту. Хейл стоял рядом, когда падре неожиданно обмяк и начал скатываться со скамьи. Принц мгновенно подхватил юношу на руки и оттащил в еще большую тень, уложив на более прохладную землю. Стайлз был без сознания, принц, не раздумывая, начал расстегивать его черную сутану и освобождать доступ воздуха к разгоряченному телу. Родинки, усыпавшие его шею, продолжили свою россыпь и на теле, чем чуть не свели Хейла с ума. Принц слегка похлопал юношу по щекам, но, не услышав пробуждения, пошел на крайние меры и примкнул к губам падре, чтобы сделать искусственное дыхание. Он не заканчивал курсы докторов и что именно надо делать в таких ситуациях – не знал. Но прекрасно помнил по разным фильмам, что в любой непонятной ситуации необходимо осуществить так называемое «дыхание рот в рот», что принц незамедлительно проделал. Вернее, начал делать.

Как только он прикоснулся к пересохшим устам юноши, то плоть самого Дерека воспылала жаром. Конечно, сейчас не к месту было возбуждение, но с телом никто поспорить не мог. Губы падре показались принцу сладкими, возможно, оттого, что Хейл знал о девственности священника. Как только Дерек захотел вдохнуть воздух в приоткрытый рот юноши, тот внезапно открыл глаза и уставился на принца.

========== Часть 4 ==========

В первые секунды Стайлз подумал, что ему снится самый грешный и дурной сон в его жизни. Юноша мучительно простонал и хотел перевернуться на другой бок, отмахиваясь от склонившегося над его лицом принца. Но через мгновение до падре неминуемо дошло, что происходит это все на самом деле. Священник судорожно сглотнул слюну и хотел отдернуться подальше от Хейла, уперевшись ослабленными руками о землю. Дерек заметил пришедшего в чувства юношу и быстренько отстранился сам. Принц опустился на землю рядом с Мечиславом. Молчание длилось около минуты; в это время Хейл заметил, что губы священника двигаются. Он судорожно читал молитву. Стайлз был настолько сильно охвачен католицизмом, что теперь боялся лишь одного – никакое прощение не поможет ему попасть в рай.

Дерек изучающе смотрел на юношу. Тот сидел, сложа руки домиком у подбородка и прикрыв глаза. Расстегнутые воротничок и сорочка позволяли рассмотреть бледное тело падре. Принц молчал. Стайлзу необходимо было выполнить ритуал молебни. Как только юноша закончил твердить про себя слова о прощении души, Дерек осторожно дотронулся до него рукой:

– Ты в порядке? Я же говорил, что в черном одеянии тебе будет тяжко находиться под палящими лучами, – принц заботливо потрогал его лоб, покрытый холодной испариной.

– Я согрешил, я страшно согрешил, – словно не слыша Хейла, бубнил Мечислав. – Я грешен. Что теперь будет?

– Послушай, – низкий голос Дерека все же обратил на себя внимание. – Стайлз, перестань. Так нельзя корить себя. Ты потерял сознание, и я просто пришел тебе на помощь и помог очнуться. Мы ничего предосудительного не сделали! Ничего. Понимаешь? Ты не согрешил.

– Ты думаешь? – во взгляде шоколадных глаз таилась огромная надежда на то, что слова принца правдивы.

– Конечно! – Хейл подвинулся ближе. – Как и врач спасает больного, как и спасатель помогает утопающему. Это было обыкновенное искусственное дыхание.

– Да, – задумчиво произнес Мечислав, констатируя факт. – И ты готов это подтвердить?

– Кому? – глаза принца расширились.

– Епископу, – казалось, что Мечислав уверен, что священнику необходимо докладывать о каждом своем шаге.

– Зачем? Тебе Крис так велел? – Хейла начинало задевать одно то, что у юноши, пусть еще и совсем молодого священника, совершенно не было личной жизни. – Ты и в туалет у него отпрашиваешься, что ли? Прекрати, ты же не в тюрьме находишься.

– Но епископ – мой наставник, родитель, отец, – возмущенно, но тихо ответил Стайлз.

– Это превосходно, но ты не можешь и не должен докладывать ему о каждом своем шаге. Ты – свободный человек, взрослый и самостоятельный. Тем более здесь нечего рассказывать, – Дерек взволновался, что епископ может передумать, поменять решение и больше не позволить Стайлзу быть рядом с принцем. Ведь он знает его характер и привычки, словно себя самого.

– Но я должен… – юноша смотрел на принца с искренней мольбой во взгляде.

– Нет, Стайлз, – Хейл все еще аккуратно держал за локоть падре. – Не должен. И давай сделаем так – ты будешь ему рассказывать только то, что я позволю. Как я правильно понимаю – я перед тобой исповедуюсь, искренне веду беседы, доверяю тайны и все такое, что там у вас и как правильно называется. А тайна исповеди…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю