332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Зеленин » Адмирал Н.С. Мордвинов – первый морской министр » Текст книги (страница 1)
Адмирал Н.С. Мордвинов – первый морской министр
  • Текст добавлен: 1 июля 2021, 00:02

Текст книги "Адмирал Н.С. Мордвинов – первый морской министр"


Автор книги: Юрий Зеленин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Юрий Зеленин
Адмирал Н.С. Мордвинов – первый морской министр

© Оформление. ООО «Горизонт», 2021

© Юрий Зеленин, 2021

Николай Семенович Мордвинов

1 мая 1755, Санкт-Петербург – 30 марта [11 апреля] 1845, Санкт-Петербург – русский флотоводец и государственный деятель, сын адмирала С. И. Мордвинова, один из организаторов Черноморского флота, председатель Черноморского адмиралтейского правления (1792—1799), первый в истории России морской министр (1802), председатель Вольного экономического общества (1823—1840), англоман, крупнейший землевладелец. Хозяин Байдарской и Судакской долины в Крыму и усадьбы Мордвиново.

Видный сторонник протекционизма, автор значимых трудов по экономике, финансовой политике, сельскому хозяйству, банковскому делу. Поклонник английской политической системы, Н. С. Мордвинов имел репутацию самого либерального человека в царском правительстве и пользовался большим авторитетом среди декабристов. Наравне со М. М. Сперанским, в случае успеха восстания, декабристы рассчитывали ввести в состав Временного правительства Н. С. Мордвинова. «Мордвинов заключает в себе одном всю русскую оппозицию», – писал о нём А. С. Пушкин.


Адмирал Мордвинов Николай Семёнович

Александр Пушкин о финансовой политике Мордвинова:

 
«Один, на рамена поднявши мощный труд,
Ты зорко бодрствуешь над царскою казною,
Вдовицы бедный лепт и дань сибирских руд
Равно священны пред тобою».
 

Карьера во флоте

Наиболее известный представитель дворянского рода Мордвиновых, сын адмирала Семёна Ивановича и его второй жены Натальи Ивановны, урождённой Еремеевой. Родился в Петербурге 1 мая 1755 года, а не в апреле 1754 года, как это считается; крещён 4 мая 1755 года в Андреевской церкви на Васильевском острове (ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.39-1 л.98 запись № 2). Восприемниками были: «Морскаго флота вице адмирал Яков Савич Барш да Генерала и Ковалера Александра Львовича Нарышкина жена его вдова Елена Александровна» Около 10 лет от роду был взят Екатериной II во дворец для совместного воспитания с великим князем Павлом Петровичем Сын императора Петра III и императрицы Екатерины II. Детство его прошло в не совсем обычных условиях, наложивших резкую печать на его характер.


Великий Князь Павел Петрович

Тотчас после рождения он был взят императрицей Елизаветой от матери, с тех пор редко уже имевшей возможность видеть его, и передан на попечение нянек. С 1760 г. главным его воспитателем сделался Н. И. Панин, который был назначен при нем обер-гофмейстером и сохранил это место и по вступлении на престол Петра Федоровича. Низвержение Петра III и воцарение Екатерины мало изменили положение Павла. Семён около десятилетнего возраста был взят во дворец для воспитания с наследником великим князем Павлом Петровичем и был любимым его товарищем; кротостию своей и благоразумием имел большое влияние на смягчение характера великого князя, так что даже наставник его, граф Никита Иванович Панин употреблял иногда Семёна склонять его к послушанию,– и великий князь никогда не сердился, когда Мордвинова указывали ему в пример. Однажды Семён подвергнулся выговору. Некто поднес Павлу Петровичу ящик с фейерверком. Великий князь принял подарок и просил моего отца спрятать его. Маленький товарищ, по неопытности своей, поставил под свою кровать; граф Панин, увидев этот ящик, строго побранил Мордвинова за неосторожность. В 1766 году отдан отцом на службу во флот гардемарином и через два года был произведён в мичманы. В 1774 году послан для усовершенствования в морском искусстве в Англию, где пробыл 3 года, познакомился с её бытом и воспитал в себе симпатии к её учреждениям.

Осада турецкой крепости Озю-Кале (Очаков)

С производством в капитаны 2-го ранга назначен командиром линейного корабля «Св. Георгий Победоносец» (1781), через год принял новый 74-пушечный корабль «Царь Константин», с которым в 1783 году совершил плавание по Средиземному морю. В порту Ливорно женился на англичанке Генриетте Коблей, которую привёз с собой в Россию.

Во время второй турецкой войны, в 1787 году, командуя Севастопольской эскадрой, возглавлял осаду турецкой крепости Озю-Кале (Очаков) с моря. Сражение за крепость Очаков, обеспечивавший контроль над Днепровским лиманом, стало одним из важнейших в этой войне. В мае 1788 г. 50 тыс. человек из Екатеринославской армии переправились через реку Буг и стали продвигаться к Очакову. А. В. Суворов предложил взять Очаков штурмом в тесном взаимодействии с Лиманской флотилией Н.Мордвинова. Однако Г. А. Потемкин предпочел план «формальной осады». Основная идея плана заключалась в том, чтобы сначала устроить отдельные батареи обложения в виде редутов для обеспечения флангов осадной армии, затем овладеть пригородом, передвинуть вперед батареи, соединить их траншеей и начать методический артиллерийский обстрел крепости, вынудив ее сдаться. План Потемкина не увенчался успехом, и в начале декабря ему пришлось согласиться на штурм крепости. Турки под руководством французских инженеров, к весне 1788 г., укрепили старые и возвели новые укрепления Очакова. Крепость имела вид неправильного, удлиненного четырехугольника, примыкавшего одной стороной (менее защищенной) к

Днепровскому лиману. Со стороны суши каменная стена крепости была обнесена валом и рвом глубиной около 7 метров. На подступах к крепости находилась первая линия защитных укреплений – нагорный ретраншемент (франц. окоп; большое полевое укрепление), включавший в себя ров и вал, которая представляла собой самостоятельный укрепленный лагерь.

На валах и крепостной стене стояло около 300 пушек, а в ретраншементе -около 30 полевых орудий. Отдельно от крепости, на вершине Очаковского мыса, образуемого Днепровским лиманом и Черным морем, находился укрепленный замок (форт) Гассан-паши. Крепость была полностью обеспечена продовольствием и боеприпасами, а численность ее гарнизона доведена до 15 тыс. человек. На начало осады, вместе с мирными жителями, там находилось не менее 25 тыс. человек.

В летней кампании 1788 г. казачья гребная флотилия Черноморского флота под командованием А.А. Головатого не дала возможность турецкой эскадре, которая подошла к берегам Очакова в конце мая, оказывать помощь осажденному гарнизону со стороны моря. Турецкий флот был вынужден отойти к острову Березань (12 верст к западу от крепости), где находился до поздней осени. Близкое присутствие турецкого флота ободряло защитников крепости и позволяло им вести стойкую оборону. 21 октября (1 ноября), используя сильный ветер с моря, не позволявший русской гребной флотилии выйти из лимана, турецкий флот сумел доставить от Березани в осажденную крепость запасы и 1,5 тыс. человек подкрепления. На другой день наступило безветрие, и все неприятельские суда, подошедшие от флота к крепости, были уничтожены гребной флотилией и береговой артиллерией.


Осада с моря крепости Очаков

Успешные действия русского флота позволили начать осаду Очакова с суши, которая продолжалась пять месяцев – с июля и до начала декабря 1788 г.

6 декабря 1788 г. в 7 ч. утра при 23 градусах мороза начался штурм Очакова. Вначале были захвачены турецкие земляные укрепления между Очаковым и замком Гассан паши. Затем русские войска атаковали центральные земляные укрепления, и вышли к крепостным воротам и бастионам крепости. Под прикрытием артиллерийского огня гренадеры преодолели крепостную стену. Бой в самой крепости длился около часа. В 1791 г. по Ясскому мирному договору Очаков был присоединен к России, что позволило ей окончательно утвердиться на Днепровском лимане и в прилегающем к нему крае, обеспечить безопасность Херсона и оградить Крым от влияния Турции.

И из дневника Храповицкого мы узнаем, что Екатерина была недовольна. Иногда случалось, что в донесениях князя, именно в то время, когда ежедневно ждали известий о взятии Очакова, не было ни слова об осаде. Императрица была в волнении и почти больна от ожидания. В начале ноября был отправлен рескрипт с советом князю взяться, наконец, за дело энергически. Державин уверяет, что в это время «при дворе были весьма дурные толки о Потемкине, и едва ему не отказано от команды».

Во время штурма князь Г.А. Потемкин находился на одной из батарей и следил за его ходом. Когда к нему привели захваченного в плен коменданта крепости, сераскира Гуссейн-пашу, то генерал-фельдмаршал гневно сказал ему: «Твоему упрямству обязаны мы этим кровопролитием». На что он ответил: «Оставь напрасные упреки, я исполнил свой долг, как ты – свой; судьба решила дело».


Штурм крепости Очаков

После штурма Очаков представлял собой ужасное зрелище. Трупов неприятеля было столько много, что их все нельзя было закопать в промерзшую землю, потому несколько тысяч тел вывезли на лед лимана, где они лежали до весны, привлекая к себе хищных птиц и зверей.

Трофеи победителей составили 310 мортир и пушек, 180 знамен. При штурме было убито и умерло от ран более 9,5 тыс. и взято в плен около 4 тыс. человек (не считая обывателей), в т.ч. один трехбунчужный паша (Гуссейн-паша), три двухбунчужных и 448 офицеров. Всего около 13,5 тыс. человек. В крепости было захвачено много оружия, военного снаряжения, а также другого имущества. Русские потеряли во время штурма убитыми: генерал-майора, бригадира, 3 штаб-офицеров, 25 обер-офицеров, 926 нижних чинов. Всего 956 человек. Было ранено 119 офицеров, 1704 нижних чина. Всего 1823 человека. Общие потери убитыми и ранеными составили 2779 человек. За взятие Очакова князь Потемкин получил от Екатерины II высшую полководческую награду того времени – орден Св. Георгия 1-й ст., шпагу, украшенную бриллиантами, и 100 тыс. рублей; награды получили и остальные участники взятия крепости. Всему осадному корпусу выдали добавочное (сверх положенного) полугодовое жалование.

Взятие крепости Очаков позволило России окончательно утвердиться в Северном Причерноморье, корабельное строительство в Херсоне и строившемся Николаеве могло беспрепятственно развиваться, а Крымский полуостров был прикрыт от турецкого десанта с моря. Под Очаковом прошли боевую школу офицеры и генералы – П.Г. Багратион, М.Б. Барклай де Толли, М.И. Кутузов, М.И. Платов, Н.С. Мордвинов, А.В. Суворов, которые впоследствии стали выдающимися полководцами.


Взятие Очакова

Свидетельство полкового священника о взятии Очакова:

…На другой день после сражения приказано мне было идти в российский Очаков выбрать из мечетей турецких лучшую для переменения в православный храм. Взошел я в город, наполненный по всем улицам трупами различными и многообразными смертями погибших; везде почти во время моего пути должно было мне переходить через кучи убитых… Но отвратимся от сего многоужасного зрелища. В городе были три знатнейшие капища, из которых одно ядрами пушечными весьма было повреждено и испроломано, а другое наполнено сухарями; третье выбрал я. Прочетши молитвы и окропивши св. водою, поставил иконостас, престол и жертвенник. Когда я сие приуготовлял, с коликою душевною радостью наши солдаты, купцы и маркитанты, которые тут были, поднимали колокола со мною, из лагеря принесенные, ставили крест сверх луны на капище, звонили и знаменали себя крестом, говорили, что звоном колоколов дух российский оживотворился: следственно православие распространяется. По городу сам князь, в великом провожании многих знатнейших особ, ходил; я вышел к нему на встречу в провожании священников, облеченных в священные одежды, поднес для целования образ Спасителя нашего и хлеб с солью, по обыкновению, от древнейших еще времен в России принятому; поздравлял победителя сими словами: «благословен, гряды во имя Господне». Потом началась литургия; читал евангелие то, которое обыкновенно читают на заутрени в день ваий, яко весьма приличное нашим обстоятельствам и обыкновению города. О сем я вам, высокопреосвященнейший, за нужное почел уведомить в рассуждении города Очакова. Вашего высокопреосвященства всегдашний почитатель Моисей. Января 4 числа, 1789 года. Из города святые Елисаветы.


Медаль за взятие Очакова

В 1790 году, вследствие размолвки с начальствовавшими в краю лицами, главным образом с Потёмкиным, оставил службу.

В 1792 году он занял место председателя Черноморского адмиралтейского правления. На этом посту он вступил в борьбу с другим известным администратором Новороссии, Де Рибасом, продолжавшуюся и в следующее царствование. В 1792-99гг. председатель Черноморского адмиралтейского правления и командующий Черноморским флотом и портами. Способствовал строительству Луганского литейного завода (начато в 1795 под рук. К. К. Гаскойна). В 1796 участвовал в подавлении бунта матросов, солдат и работных людей, затем (совм. с ген.-поручиком И. И. Хорватом) руководил расследованием волнений. Предложил меры для стабилизации экономического положения Крыма. В 1798 по ложному доносу вызван в С.-Петербург, арестован, но вскоре оправдан. Уволен в отставку в связи со взрывом боеприпасов на одной из пристаней. – По доносу Де Рибаса Н. С. Мордвинов был уволен со службы 26 ноября 1799 г. «по случаю подорвания на Глубокой пристани бомбенного погреба» (Архив графов Мордвиновых.) С воцарением императора Александра I вновь принят на службу. Был награждён 24 ноября 1792 года орденом Св. Александра Невского.

При вступлении на престол Павла, Мордвинову было пожаловано имение с 1000 душ крестьян; 23 сентября 1797 года он был произведён в чин адмирала. Но затем был предан суду и уволен (ещё до приговора) в отставку. Большую часть павловского царствования он оставался без службы и лишь в конце был назначен членом Адмиралтейской коллегии.

Первый Морской Министр

Воцарение Александра открыло широкое поприще для кипучей государственной деятельности Мордвинова, обратившего на себя внимание либерализмом своих взглядов. Особенно сильное впечатление произвело поданное им довольно смелое по тогдашним понятиям мнение по делу об эмбенских водах. Граф Кутайсов, один из приближённых Павла Первого, в 1799 заполучил в Астраханском краю Енбенские или же Эмбенские воды со всеми устьями и островами в море – промысловые земли, где добывались ценные породы осетровых рыб. Эмба — степная река Уральской области, берущая начало на западном склоне северной части Мугаджарских гор, на самой границе с Тургайской областью, пересекающая восточную часть Уральской области с СВ на ЮЗ, где она впадает в Каспийское море. В омутах много обычных для пресноводных бассейнов рыб – сазана, сома и пр. В средней части бывает и судак, а в нижнюю – весной заходит масса воблы, которая и составляет здесь предмет обширного промысла жителей, образовавшегося близ устьев реки селения – «Жилая коса». В прежнее время, когда устья р. были постоянными, в нее, несомненно, входила и красная рыба. Несмотря на то, что Эмба доносит воды лишь весной, опресняя в это время восточную часть северного залива Каспия, она обусловливает привалы рыбы красной и др. в этот угол, что и вызвало создание особого эмбенского рыбного промысла, основанного, по преимуществу, на лове в море севрюги и др. красной рыбы. На этом промысле выработались и особые эмбенские сети и эмбенская лодка. (с) Брокгауз и Эфрон. Один из крупнейших землевладельцев в России конца 18 – 1-й пол. 19 вв., ему принадлежало около 100 тыс. га земли в губерниях – Воронежской, Московской, Новгородской, Оренбургской, Саратовской, Тамбовской, а также Таврической, в т. ч. Байдарская долина,. часть Судакской и Ялтинской долин Крымского полуострова. В своих имениях он внедрял новейшие с.-х. машины и технологии с.-х. производства, занимался виноделием. Граф Николай Семенович Мордвинов вице-адмирал, первый морской министр России, одержал в Крыму земельный участок в Ялтинской долине в 1795 году от тогдашней императрицы Екатерины II «За отважное служение Отечеству». Прозвал же он собственное владение «Хорошая пустошь», и также обустроил парк, который с 1880 года стал общественным достоянием.

Только под личным контролем графа Н. С. Мордвинова и раскидывались в конце XVIII столетия популярные в будущем сады, ореховые плантации, роскошные виноградники, и огороды «Хорошей пустоши», обеспечившие чудесными и доступными овощами и фруктами рынки Ялты и окружающих поселений.


Дворец Мордвинова в Крыму

Во времена Александра Александровича Мордвинова (1843-1890), случилось нашумевшее в истории Ялты дело между Городским Советом и хозяином «Хорошей пустоши», затянувшееся на пять лет. Смысл его состоит в намерении отчуждения от владения участка земли около самой Набережной под организацию территории городского рынка и сада для отдыха публики. В затянувшейся переписке касательно этого вопроса Мордвинов твердил, что он не воспрещает населению спокойно гулять по его садам. Что касается базарной площади, то граф А. А. Мордвинов предложил муниципалитету взять у него нужный для данной цели надел (порядка 2-3 га) на условиях аренды с договором, что он самостоятельно, на личные сбережения соорудит торговые лавки, проект которых был уже утверждённым архитектором Г. Ф. Шрейбер. Однако ялтинские власти на подобное предложение не подписались. Хотя графа и вынудили пойти на небольшие уступки, судьи в основном не удовлетворили иск Горсовета, так что, владельцу усадьбы удалось защитить собственные права. Настоящий дворец в «Хорошей пустоши» обосновался в 1901-1903 годах уже во времена правнука Н.С. Мордвинова – Александре Александровиче-младшем. Потомок графа заказал проект дворца петербургскому императорскому инженеру Ф. Б. Нагелю, а сооружение поручил архитектору О. Э. Вегенеру. Изящный дворец Мордвиновых был выстроен в стиле Возрождения и похож на средиземноморские особняки итальянской богемы. Материалами для строительства дворца являлись серые известняки и гурзуфские зеленые песчаники.


Дворец Мордвиновых

В период беспорядков 1905-1906 годов, пожаром был разрушен доходный дом Мордвиновых, старейший в Ялте, основанный еще в начале XIX столетия. Выглядел он весьма просто в архитектурном исполнении, но довольно крупное двухэтажное сооружение, что протянулось от ул. Прорезной (сейчас ул. К. Маркса) до ул. Бульварной. В центре его разместилась прямоугольная арка, сквозь которую нынешняя ул. Елизаветинская направлялась к Полицейскому мостику. Успешный архитектор Н. П. Краснов, которому Мордвинов дал поручение построить новые доходные дома, подал идею вместо одного разрушенного здания соорудить два новых четырехэтажных: одно – около речки Дерекойки (сейчас гостиница «Крым»), а другое на пересечении улиц Бульварной и Елизаветинской. Два доходных дома – известнейшие городские постройки, сформированные в духе неоренессанс. Торговым лавкам, примыкавшим к усадьбе графа Мордвинова, архитектор оставил по контрасту с пышными доходными домами несколько строгий, деловой внешний вид. Первый этаж строения из серого ялтинского известняка в форме прямоугольного каре с вместительным внутренним двором и погребами для провизии, был предназначен для торговли, а второй применялся по типу постоялого двора. По задумке Краснова предусматривалось и благоустройство окружающей к этим трем сооружениям территории, и в первую очередь возведение двух новых более мощных мостов через речку Дерекойку – Полицейского (украшенного львами) и Прорезного, а также обустройство берегов речки бетонными подпорными конструкциями с парапетом. К нашему сожалению, так и остался неосуществленным план по обустройству маленького сквера с памятником Екатерине II в этом районе.


Санаторий МО СССР

Кроме таковых главных построек, А. А. Мордвинов перенял запущенное его отцом благоустройство всего района «Старый рынок». В 1907-1910 годах здесь обосновались еще два постоялых двора для приезжих, укрытия с пристанью для лошадей и прочего гужевого транспорта, торговые лавки вдоль Дерекойской улицы (сейчас ул. Руданского). Все сооружения возводились по проектам Н. П. Краснова и Н. Г. Тарасова. И, наконец-то, в 1913 году согласно проекту славного техника Силича, подрядчик всех строений на территории городского базара Ермаков соорудил основное здание базарных рядов – Пассаж, а возле Прорезной улицы аж до Садовой – помещения, которые сдавались как склады в аренду заезжим купцам. На другом берегу от большого доходного дома, напротив Дерекойки установили трактир «Швейцария», не уступавший сервисом лучшим заведениям Ялты.

В 1926 году усадьба Мордвиновых стала домом отдыха Народного комиссариата военно-морских дел, а спустя пять лет его превратили в одно из отделений Гурзуфского военного санатория, а еще спустя пару лет реорганизовали в Ялтинский военный санаторий №1, подчиняющийся Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). По прошествии еще некоторого времени стал именоваться Центральным военным санаторием в ведомстве Министерства обороны СССР. Начиная с 2000 года усадьба «Хорошая пустошь» и довольно хорошо сохранившийся дворец Мордвиновых стали называться «Центральным военным санаторием „Ялтинский“, относящийся к Министерству обороны Украины.И только в 2014 году усадьба русского адмирала, вместе со всем Крымом Вернулась на Родину в Россию. И в наши дни, на площади Советской около здания горсовета и бассейна с красивыми фонтанами от бывшего „Мордвиновского парка“ осталось три старейших дерева платана.

Парк протягивался в сторону гор до поселка Ущельного и состоял преимущественно из тополей, насаженных вдоль берегов речки. Так называемые мордвиновские подвалы – одно из самых загадочных мест современной Ялты.


Мордвиновские подвалы в центре Ялты

Известно, что граф Николай Мордвинов – адмирал, первый морской министр и видный государственный деятель России, получил земельный участок в Ялтинской долине от Екатерины II. Правнук адмирала на рубеже XIX-XX веков построил здесь дворец. В городе до сих пор ходят легенды о подвалах и подземном ходе под дворцом графа Мордвинова. При проведении строительных работ в центре Ялты рабочие случайно наткнулись на подвалы имения графа Мордвинова. По решению городских властей, теперь там могут устроить музей. Находку обнаружили на границе сквера «Юбилейный» при строительстве многоэтажного здания. По данным сотрудников Ялтинского историко-литературного музея, это подвалы под торговыми павильонами графа Мордвинова. Известно, что подвалы пострадали в годы гражданской, а затем Великой Отечественной войны и были частично засыпаны или обрушены. До сих пор точно неизвестна судьба подземного хода из имения, который вел в сторону моря. Тайный ход предназначался для экстренной эвакуации владельцев дворца, но его протяженность и маршрут по сей день остаются загадкой. Под памятником Ленину находится огромный подземный резервуар имения Мордвиновых. Он использовался для сбора родниковой воды и занимает объем около 250 метров кубических, представляя из себя зал впечатляющих размеров.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю