332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Иванович » Война Невменяемого » Текст книги (страница 9)
Война Невменяемого
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:32

Текст книги "Война Невменяемого"


Автор книги: Юрий Иванович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 15
Поиск пищи

На следующий день самозваный корпус надзирателей воли перебрался на другое место. Новый лагерь разбили на более удобном с точки зрения обороны взгорье. Удобный выход на него существовал только один, и там без труда в случае боя можно держать неприступную оборону. Ко всему прочему, на взгорье и его окраинах стояло несколько рощиц и более десятка гигантских хаузпич, в которых болары могли замаскироваться полностью. Да и вести наблюдения оттуда им было намного удобнее.

Подобных лагерей в округе существовало превеликое множество, потому что расположить все службы большой стройки в населенных пунктах ордынцы и не мечтали. Каждое хозяйственное звено и его руководители насчитывали в своем составе невероятное количество людей, а посему располагались там, где им казалось наиболее удобным. В этом пыльном хаосе новый лагерь мнимого корпуса совершенно не бросался в глаза и не вызывал даже малейшего подозрения.

После обустройства все Эль-Митоланы, незадействованные в охране, устремились отделенными сознаниями в Шейтарову Балку и ее окрестности для поисков полостей и пещер. Найти подходящие места для окончательной передислокации всех сил легиона требовалось быстро. К тому же следовало учитывать, что еще придется создавать условия для незаметного перелета драконов на новые позиции. А ведь сотворение мрачной и беспросветной непогоды не только потребует огромного расхода магической энергии, которую потом к моменту атаки надо успеть восстановить, но и может вызвать нежелательные подозрения со стороны местных строителей. Как выяснила разведка, по приблизительным подсчетам, только шаманов в Шейтаровой Балке было не меньше тысячи. Все они отдавали свои силы на дробление скал, но ведь кто-то постоянно был занят и просмотром окрестностей в беглом режиме. Значит, наверняка среди них существовали и силы сыска или наружного наблюдения. Такие просто по своей должности будут обязаны заинтересоваться неожиданными и весьма редкими для здешнего климата изменениями погоды. Так что Эль-Митоланы легиона ни на какие другие дела не отвлекались, только поиск.

В связи с этим гораздо большую свободу получил лидер разумных растений и закрепленные за ним помощники из стаи. Тогда как Караг со своими подчиненными занимался разведкой, сопровождением людей при вылазках и оповещением о замеченных отделенных сознаниях противника, Спин полностью переключился на исследования воздействия жезлов на своих соплеменников. А попутно – ближней и дальней обороной нового лагеря.

Как и планировалось, основной упор при пробах и попытках воздействия жезлами делался на некоторые различия в подаваемых древними артефактами командах. Получалось, что при совместном употреблении драконьих и ордынских жезлов итоговая команда хоть ненамного, но менялась, и тогда лишенные воли болары испытывали определенную дезориентацию. Для проб и испытаний удалось выловить в густых лесах восемь диких собратьев и, пользуясь самыми простыми пищалками, доставить в лагерь.

Сказать, что накануне Спин расстроился, узнав про похищение Мирты, – значит ничего не сказать. Потому как он сразу решил, что в этом только его вина, утверждая, что, останься он со своими наилучшими воинами на день в лагере, баронету никто не смог бы выкрасть. Сколько его ни убеждали в бессмысленности такого самобичевания, лидер боларов продолжал упорствовать, заявляя во всеуслышание:

– Не стоило нам всем лететь в горы! Особенно мне! С розыском диких собратьев могли справиться двое, максимум трое. Зато все остальные оказали бы самую существенную помощь в задержании этих ублюдков.

Затих он и задумался только после того, как Невменяемый высказался со всей твердостью:

– Послушай, дружище, не трави душу! И запомни: во всем, что случилось, виноват только командир отряда. Подобную беду следовало предвидеть именно мне и соответственно предусмотреть самые действенные варианты защиты. Так что винить следует только меня…

Но скорей всего, именно от несогласия с командиром Спин на следующий день старался вести свои исследования только поблизости от лагеря. К слову сказать, результаты их становились все более и более оптимистическими. Чередуя и совмещая самые разные сигналы от управленческих жезлов, удалось понемногу выстроить схемы влияния и выяснить закономерности. Правильнее сказать: закономерные сбои в подаче и доходимости сигналов. И уже к вечеру дело с отдачей приказов пошло к явному усовершенствованию. Так, например, если шаманский жезл заставлял летающие растения тянуть камень, то при наложении сигнала драконьего жезла «Принять вправо» бол ары просто резко садились на землю. А при усилении этого сигнала еще тремя драконьими жезлами начинали тянуть камень в обратную сторону. Четкого знания происходящих при этом процессов экспериментаторы осознать не могли. Тем более выявить верные, гарантированные закономерности. Но и начальные результаты говорили о правильности исследований и перспективности выбранного направления.

В общем, если бы не вчерашние потери, то Спин был бы совершенно счастлив и доволен. А так его весь день преследовало некоторое раздражение и нервозность. Наверняка именно поэтому он не на шутку встревожился, когда один из помощников, отвечающих за дальнее наблюдение, поздним вечером примчался к нему на всей возможной скорости.

– Что случилось? – всполошился лидер, не дожидаясь доклада.

– Все спокойно и без экстренных происшествий, – сразу же успокоил помощник своего командира. – Только вот наши наблюдатели с той стороны заметили одну немаловажную странность.

– Конкретнее! – потребовал Спин.

– Ранним утром один из наблюдателей четко отметил вынырнувший фиолетовый комочек отделенного сознания. Причем тот вынырнул прямо из толщи скал. И зигзагами, словно в разведке, отправился в сторону нашего лагеря. Через час он вернулся по прямой и совершенно неожиданно вонзился в камни в том самом месте, откуда и появился. Наш наблюдатель тогда еще не придал этому событию особого значения. Но когда к нему прилетел сменщик, они посовещались и решили на всякий случай вдвоем более пристально понаблюдать за странным участком. Через несколько часов точно с того же места вновь вынырнуло чужое отделенное сознание и уже полностью целеустремленно понеслось к лагерю. Но теперь за ним следом, на достаточном расстоянии и высоте, полетел наш второй наблюдатель. Во второй раз чужак мотался среди шатров намного дольше и, только начав тускнеть от бессилия, одним всплеском унесся на прежнее место. Момент его вонзания в камни уловил оставшийся на месте первый дозорный. Из чего мы сделали вполне естественный вывод, что там существует полость или пещера, в которой очень тщательно замаскировался вражеский наблюдатель.

Помощник умолк, и Спин уточнил:

– Что там сейчас происходит?

– Пост усилен еще одним воином, и они уже втроем ведут непрерывное наблюдение.

– Правильно, молодцы! Скорей всего, там и в самом деле находится некий скрытый пост. О наших возможностях они ни слухом ни духом, а значит, людям не составит труда выковырять этого ордынского хитромана из любой дырочки. Но тут уже Кремону решать. Летим к нему!

Командир легиона после такого известия собрал опытных ветеранов, и, отгородившись защитным контуром, они вместе со Спином и Карагом начали совещание в самом большом шатре. Мнения про неизвестного соглядатая высказывались разные. Одни предлагали вообще его оставить в покое и делать вид, что ничего не происходит. Другие ратовали за немедленное уничтожение, уповая на то, что своды неизвестной пещеры не могут быть слишком толстыми и при совместно пущенной молнии запросто можно выжечь все живое на достаточной глубине. Правда, против такого Шага первые сильно возражали, аргументируя это тем, что наверняка раз кто-то этот пост установил, то, естественно, за ним присматривает и проводит обязательную смену наблюдателя. Да и пущенная наугад молния может не произвести стопроцентного уничтожения находящегося под скалами противника.

Но при всех этих спорах сошлись на одном: следовало тщательно изучить все находящиеся в том месте пустоты и раскрыть вражеский пост. И только после конкретного обозначения численности и намерений противника принимать соответствующие меры ликвидации. Поэтому Невменяемый выделил двух колдунов с достаточным запасом магической энергии и, невзирая на всеобщую усталость, отправил их лично просмотреть то место и как можно более досконально прощупать отделенными сознаниями подозрительные пустоты.

Через два часа Эль-Митоланы вернулись и, несмотря на позднее время, поспешили на доклад к командиру. При этом выглядели слегка смущенными и не совсем осознающими то, что им удалось разведать.

– Дело в том, что там мы действительно почувствовали некоторые пустоты, – рассказывал один из них. – Прямо под тем местом, на которое указали болары. Примерно сквозь пятиметровую толщу породы. Ни единого огонька и разговора мы там не услышали, но вот женские стоны…

– Там кого-то пытают? – нахмурился Кремон.

– Скорей наоборот, – продолжил рассказ второй колдун. – Вернувшись в свои тела, мы сопоставили наши мнения и однозначно решили, что какая-то женщина там внизу занималась не чем иным, как плотским удовольствием. А судя по той страсти и некоторой несдержанности в восклицаниях, она занималась любовью именно с мужчиной. Правда, тот в ответ не сказал ни единого слова, но его тяжелое сопение мы услышали и распознали превосходно.

Оставшийся стоять на входе сотник, прибежавший послушать доклад, озадаченно покрутил головой и с некоторой фривольностью рассмеялся:

– Странные порядки в ордынской армии! Стоять в дозоре таким образом – мечта любого салаги. Да что там салаги, и ветеранам такое не снилось.

Невменяемый тоже не мог скрыть удивления:

– Однако! Чем же они при этом руководствовались? Неужели пост настолько секретен, что его сделали полностью стационарным и без связи с поверхностью?

– Такого не бывает, – высказал свое мнение первый из побывавших внизу колдунов. – И я не в том смысле, что знаком со всеми воинскими порядками в этой стране, а в том смысле, что слишком сильные чувства тех любовников обуревали. Мне показалось, что они очень, ну очень близки.

– Ага, мне тоже, – поддакнул второй.

– Тогда там внизу наверняка матримониальная пара! – с уверенностью заявил сотник и тут же добавил: – Но выковырнуть их оттуда все равно придется.

– Вообще-то да, – согласился командир. – По данному корпусу праву мы можем проверять и допрашивать любого подозрительного человека на территории Кремневой Орды. Значит, неведомый нам пост мы просто обязаны исследовать на предмет полной лояльности к этому мерзкому самозванцу.

– Вот, и я так говорю, – одобрил сотник. – Значит, приступим?

– Немедленно! Но! Постараемся взять неприятельского шамана, или пару шаманов, без единой капли крови. Вдруг они очень много знают? В таком случае перед своей смертью они с удовольствием поделятся с нами информацией. А сделаем вот так…

Ранним утром следующего дня Ильдар проснулся намного позже обычного. Но нисколько от этого не расстроился. Почувствовав в себе более чем наполовину восстановленную магическую энергию, он блаженно потянулся и тут же получил утренний поцелуй от своей возлюбленной. Который длился недолго, а прервался томным шепотом:

– Я давно уже проснулась и еле смогла дождаться твоей ласки. Приступай!

– Хорошо, моя сладкая, – с радостным смехом согласился Ильдар. – Посмел бы я тебя не послушаться! Но только безопасность – прежде всего. И прежде чем сойти с ума от твоей любви, я буквально на одну минутку метнусь наверх и осмотрюсь. Хорошо?

– Мм-м… – обиженно протянула Алия. – И не надоело тебе там высматривать?

– Надоело, радость моя! Да только приходится. Не забыла, что вчера поблизости расположился лагерем слишком уж подозрительный отряд? Мало того что это самые опасные и нежелательные для нас соседи, так они еще, ко всему, чуть ли не поголовно «змеиные». Причем скрывают свою принадлежность к моим коллегам. Такие вещи неспроста творятся. Так что…

– Ладно, иди, – буркнула девушка, вздыхая с безысходностью. Потом поцеловала его в щеку и пригрозила: – Но если через пять минут не вернешься, я твое тело изнасилую!

– Понял, моя принцесса! И ради такого удовольствия готов вернуться на шестой минуте. Начинай отсчитывать время!

Так и ощущая на своей щеке дыхание любимой, Ильдар привычно впал в транс и устремился отделенным сознанием наверх. А там, в свете нового дня, увидел весьма неприятную, настораживающую сценку. Возле места непосредственного выхода на поверхность расхаживали пятеро воинов из того самого, расположившегося недалеко корпуса надзирателей воли. Они посматривали по сторонам, словно чего-то ждали, и уже в следующий момент начали странный диалог между собой:

– Спин показывает, что Занваль осветил вершину как следует.

– Ага, вижу. И скорей всего, освещение пока останется на месте.

– Значит, пора дать сигнал на вершину. Пусть они там начинают крошить ледник.

– Понял, тогда приступаем! Начали!

Пока воины проводили странные, не соответствующие здравому смыслу приготовления, Ильдар с полным непониманием пытался осмотреть близлежащие возвышенности и сообразить, о какой вершине идет речь и где тут эти пришельцы умудрились обнаружить ледник. Еще больше его удивили дальнейшие действия чужаков. Один из них вставил огромный металлический клин в трещину между скал, а два его товарища огромной кувалдой принялись загонять его вглубь. Еще один воин в промежутках между ударами стал гудеть в раструб короткой, завитой трубы. Звуки при этом получались очень низкие, наверняка сопровождаемые вибрацией.

«Чего это они вытворяют? – с полным непониманием происходящего думал беглый десятник. – Начни они чуть раньше свои несуразности, я бы точно проснулся от содрогания свода и жуткого рева. Не сомневаюсь, что и Алия эти звуки сейчас прекрасно слышит… как бы не перепугалась… Может, метнуться предупредить? – Он уже собрался было вернуться в собственное тело, как вдруг с соседних деревьев прямо к нему слетели два болара и состроили странную фигуру своими корнями. – Мне мерещится? Или и в самом деле зеленючки у этих шаманов в услужении? Ого! Да они слушаются вон того Кзыра! Однозначно! И тот шагает прямо ко мне… Что же он затеял?»

Между тем оба болара с точностью до нескольких ладоней показывали своими корнями именно на то место, где в данный момент находилось отделенное сознание Ильдара. Пока тот замер в полном недоумении, командир воинов со знаками различия тысячника приблизился к нему на расстояние не более метра и, пристально глядя, словно прямо в глаза невидимого для него соглядатая, спросил:

– Не надоело за нами подсматривать? – И после того как сознание Ильдара покрылось липким холодом страха, равнодушным тоном последовал совет-приказание: – Твоя женщина уже схвачена нашими воинами, так что веди себя благоразумно. Когда вернешься сознанием вниз, постарайся вести себя примерно и не создавать нам лишних проблем. Твоя оболочка тоже в нашей власти, но мало ли что…

Больше Кайтуш не стал слушать. С нарастающим ужасом он метнулся в собственное тело и сразу же окунулся в полубессознательное состояние. Все слышал, но не мог пошевелить ни единой мышцей, все понимал, но его магические Умения оказались парализованы. А рвущий сердце крик Алии, донесшийся из дальнего прохода, вверг беглого десятника в окончательный ступор. С почти полным равнодушием он увидел ярко вспыхнувший свет и осознал, что какие-то люди потащили его собственное тело к выходу. Он думал только о самоубийстве и с острой жалостью мечтал лишь об одном: хоть одним глазом перед смертью увидеть свою возлюбленную. Ту, которую он похитил у Судьбы, и ту которую та же самая Судьба у него только что отняла.

Глава 16
Гордыня

В последнее время Каламин Зейк научился командовать своими людьми с изумительной лаконичностью. С каждым днем взаимодействие между воинами повышалось на добрую ступень, и им самим начинало казаться, что они вот такой собранной военизированной группой стали практически неуязвимы для кого бы то ни было. Если еще несколько дней назад им пришлось с боями отойти от столичной провинции, то сейчас об этом никто не жалел. По неведомым причинам местность просто кишела объектами их добычи, и список казненных «волков» увеличивался с каждым часом.

Вот и сейчас, казалось бы, рутинный, ни к чему не обязывающий отдых в хорошо уже знакомом месте неожиданно привел к встрече с самыми главными кровными врагами всего рода. Семеро шакалов так и пали на месте, а за остальными ведется погоня.

«Это ли не настоящая воинская удача? – думал командир отряда. – Даже если принять во внимание, что трое выкормышей правителя все-таки уйдут от погони, то все равно на счету кланового отряда рода Зейк уже сорок восемь малиновых оборотней. Тогда как собственные наши потери составили всего лишь девять человек. При таком раскладе уже в ближайшее время не станет за кем охотиться. И кто тогда будет на очереди?»

Каламин восседал на ковре в самом центре небольшой седловины и ждал возвращения посланной вслед за «волками» погони, иногда посматривая на выдвинувшихся далеко в стороны дозорных и не обращая внимания на то, как молодые воины раздевают остывающие трупы. На этот раз, благо время и местность позволяли, решили отличительные одеяния сжечь на здесь же быстро сооружаемом костре. Тогда как трупы безжалостно волокли к найденным поблизости муравейникам, обмакивали в них и засовывали в щели среди камней. Через день трупы станут нераспознаваемые, что лишний раз собьет возможных преследователей со следа.

Несколько Кзыров отряда лежали на травке и бродили своими отделенными сознаниями по окрестностям. Конечно, угнаться за всадниками шаманским сущностям не дано, но тщательно осмотреться на предмет наличия посторонних следовало в обязательном порядке. И как оказалось, такая предусмотрительность себя всегда оправдывает. Один из шаманов зашевелился, встав, вылил себе на голову ковш холодной воды и усиленным магией голосом крикнул в сторону покрытого густым кустарником косогора:

– Эй, вы! Выходите сюда немедленно все четверо! И только вздумайте хоть оступиться не в ту сторону! Живо! – а затем, повернувшись к своему командиру, нормальным голосом пояснил: – Там какие-то вояки прячутся. Очень смахивают на дезертиров…

– Ну-ка, ну-ка… – поднялся Каламин. – Нам только свидетелей не хватало.

Действительно, из кустов поднялись четыре разномастные фигуры в форме интендантов и с кислыми минами на лицах стали спускаться вниз. Приблизившись к командиру, высокий мужчина с усами поклонился первым и поприветствовал самым уважительным тоном:

– Благодарствовать вам, славные воины!

– М-да? – Отпрыск знатного рода не смог сдержать своего ехидства. – Не могу вам в ответ пожелать того самого, потому что подсматривать очень, ну очень некрасиво и вредно для здоровья.

Неожиданно шаг вперед сделал самый маленький и щуплый из четверки и ошарашил правильным обращением:

– Ваша светлость! Мы здесь оказались совсем случайно, Да и подсмотренное нами от всей души считаем благим делом.

– Постой, да ведь и я тебя помню! – воскликнул Каламин, присматриваясь к тощей фигурке. – Ты ведь тот самый вор, который пытался выкрасть у нашего соседа его сокровищницу! Значит, тебе удалось сбежать от заслуженного наказания?

Вора было не узнать. Он распрямил плечи, поднял подбородок и заговорил уверенным и твердым голосом:

– Нет, ваша светлость, от наказания мне уйти не удалось. И я получил его сполна, насмотревшись на гибель сотен ни в чем не повинных людей. А вот от смерти – сбежать удалось. И еще мне повезло встретить таких товарищей, которые желают только одного – отомстить самозванцу за уничтожение собственного народа.

– О! Какие громкие слова! Не боишься?

Вор оглянулся на своих друзей, и те одновременно кивнули, разрешая высказать общую мысль:

– Не боюсь, ваша светлость! Потому что человек, уничтожающий выкормышей мерзкого правителя, может быть только нашим союзником.

Похоже, ни сам отпрыск знатного рода, ни его шаманы, несмотря на такую высокопарность слов, не поверили четверке подозрительных личностей. Они со скепсисом рассматривали замерших перед ними людей и вполне справедливо догадывались, что после увиденного боя с «волками» те еще не такое могут придумать. Заметив полное отчуждение во взглядах, Пастух предложил:

– Мы готовы доказать свои слова собственной кровью.

– Каким образом? – дернул плечами Каламин Зейк. – Проткнете друг друга кинжалами?

– Да нет, просто вначале расскажем, что с нами произошло несколько дней назад.

И Пастух стал рассказывать. Иногда его дополнял угрюмый, огромный Воин. Пару раз вставил несколько подробностей подрагивающий от переживаний Вор. Пожалуй, только Желудь молчал все время, лишь несколько раз поклонившись, когда речь шла именно о нем. После окончания рассказа все взоры скрестились на командире отряда. Похоже, что тот поверил каждому слову, потому что в бессильной ярости покусывал побелевшие губы. Заметив, что все ждут его решения, он припомнил об огромной ответственности за своих людей и после тяжелого вздоха спросил:

– Будете ли вы готовы повторить свои слова под Сонным Покрывалом?

– Да! – последовал синхронный ответ в четыре голоса.

– Тогда сразу и приступим! Давид, подай мне сумку с Покрывалом! – Внимательно проследив за реакцией пленников, он заметил, что те обрадовались возможности подтвердить свои слова, и, словно извиняясь, развел руками: – Я должен быть уверен в вашей лояльности.

Впервые огромный Воин позволил себе улыбнуться:

– Ваше недоверие вполне оправданно. Не в бирюльки играете. Больше всего мы опасались несправедливого и скорого суда.

Уже раскрывая сумку и доставая из него магическое плетение, молодой глава рода Зейк возразил:

– Никогда не осмелюсь на несправедливый суд! Потому что и сам знаю, что это такое.

Первым допрашивали Воина. После него, уже скорей для проформы, стали допрашивать Вора, но после нескольких десятков вопросов Покрывало потребовалось для других целей. Вернувшаяся погоня привела двух коней, на которых под одеялами лежали два тела в малиновых одеяниях. Причем один из «волков» оказался жив, и его сразу же стали приводить в сознание для допроса. Самый опытный из воинов, возглавлявший погоню, кратко доложил командиру:

– Эти два шакала стали отставать от своего лидера, и мы их достали прямо на скаку. Но вот их командир, заметив, что остался один, так ускорился, что вскоре потерялся весь смысл преследования. Мне кажется, у него была собрана вся магическая сила его товарищей, и он ею щедро пользовался как во время прорыва, так и убегая от нас. Скорей всего, он и коня взбадривал большими дозами энергии, потому что наверняка тот бы пал от такой скорости. А ведь у него на луке седла находилось чье-то тело.

– Вот сейчас и узнаем чье! – с угрозой и злорадством произнес Каламин, накидывая Сонное Покрывало на голову очнувшегося пленника. В течение следующего часа мстители рода Зейк узнали очень многое. Да и четыре новых товарища прислушивались к допросу со всем вниманием, похоже, что их неофициально уже приняли в состав отряда.

Лишенный воли «волк» поведал вначале о поставленной перед десятком цели. Потом про сведения о беглецах. Затем про похищенные сокровища и обещанные награды. Не удалось ему скрыть от Каламина сведения о тех местах, где приблизительно сейчас находятся еще три десятка малиновых оборотней. Ну и напоследок все услышали подробности о том, как десятник «волков» Касгар вдруг ни с того ни с сего решил доставить Фаррати истинную красавицу, похитив ее из-под самого носа у зажравшегося тысячника, командира корпуса надзирателей воли. Последняя история, впрочем, ничего, кроме искреннего недоумения, в отряде не вызвала. Все только удивлялись и глумились над жадностью самозваного правителя, которому мало сотен насильно свезенных к нему со всей страны наложниц, раз он самым низменным образом ворует у своих высокопоставленных подчиненных. Некоторые даже высказали мысль, что если так и дальше пойдет, то вскоре «волков» будут уничтожать на любом кусочке Кремневой Орды, а его возмущенные военачальники с радостью повернут оружие своих воинов против истинного врага всех ордынцев.

Правда, ближайший советник Каламина, который еще в родовом поместье занимал подобную должность, в некотором раздумье посоветовал молодому главе рода:

– Каламин, мне кажется, было бы весьма неплохо пообщаться с тем самым тысячником. Конечно, только наедине и вдали от его корпуса! Но если вдруг судьба вас сведет, постарайся узнать о его чувствах, недаром ведь он возил свою любимую женщину с собой, и вряд ли он простит такое похищение даже самому Фаррати. Вдруг у него в крови тоже бушует истинная родовая гордость, и он сможет стать одним из первых наших союзников.

– Пока и без них справляемся.

– Пока! Вот именно что пока! – занервничал советник. – А что будет через неделю? Через месяц? Если Фаррати удастся одержать первую победу в войне и сюда хлынут реки рабов, все ордынцы сразу же забудут про собственные потери и будут возносить его как бога. И тогда наш отряд очень быстро уничтожат…

– Понимаю. Но чем нам помогут союзники?

– Да тем, что с их помощью мы постараемся помешать победе самозванца.

– Увы! – Каламин грустно вздохнул и обвел взглядом своих воинов. – Ты ведь сам слышал, что из себя представляет Титан. Победить его не сможет никто. У нас только один выход.

– Какой?

– Уничтожить еще эти три десятка «волков» и просачиваться на юг. Там мы захватим самый лучший военный корабль и спокойно уйдем в Южные княжества.

Старый советник еще не отчаялся переубедить своего воспитанника:

– Как же твой род? Родина? Оставшиеся в соседних родах женщины?

– Женщины? – со вздохом переспросил Каламин. – Их слишком мало, и они найдут свою судьбу сами. Тем более что самые лучшие – с нами. Родина? Думаю, что она окажется там, где нам будет лучше. А весь род и так со мной. И никто, похоже, не желает возвращаться в Куринагол. Разве что мои тайные покровители все-таки успеют свергнуть самозванца.

– Жаль, что они себя не назвали. Ты бы мог с ними действовать сообща.

– Конечно, жаль, но наверняка они и сами не уверены в своих силах. Хотя власть у них имеется однозначно. Устроить мне такой побег… До сих пор не верится!

Когда все следы от малиновых оборотней были уничтожены, командир отряда торжественно и официально зачислил в состав четырех новых воинов. А затем, посовещавшись с ними и советниками, решил оставить новичков в прежнем амплуа. Всем показалось очень важным, что неприметные на первый взгляд интенданты могли проезжать, где и как им заблагорассудится. Такая передовая группа на нескольких повозках может запросто не только служить в целях разведки, но и отвлекающим фактором при атаках на расположения «волков». Да и по большому счету, внушительный отряд мстителей давно нуждался хотя бы в минимальном обозе. Все-таки вещей и оружия скопилось достаточно, а по прибытии в порты все эти вещи Каламин Зейк надеялся продать за хорошие деньги.

Затянувшийся привал окончился только с приближением сумерек. Отряд спустился с седловины, пересек несколько долин и резко повернул к виднеющемуся среди холмов поселку. Позади, довольные изменениями в своей судьбе Пастух, Воин, Вор и Желудь, стоя на грохочущих повозках весело погоняли переваливающихся в беге похасов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю