290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мой папа - суперзвезда (СИ) » Текст книги (страница 6)
Мой папа - суперзвезда (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Мой папа - суперзвезда (СИ)"


Автор книги: Юлия Резник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 13 страниц)

Глава 12

У Влада не было каких-то конкретных планов на этот день, но он думал, что они проведут его за пределами дома. На речке, или бродя по небольшому леску, стрелой спускающемуся к воде чуть поодаль. При желании там можно было найти грибы. Они как-то собирали с Иванычем – мужиком, что присматривал за домом Санина, когда тот отсутствовал. Вот только дело было осенью, и Влад не знал, найдут ли они хоть что-то в самом начале лета.

Впрочем, как бы там и было, планы им пришлось изменить из-за начавшейся грозы.

– Ну, чем займемся? Может, для начала, выберешь себе комнату? Здесь есть парочка свободных наверху.

Васька зачарованно кивнула, соглашаясь с отцом. Не прекращая с интересом осматриваться, подошла к окну, провела тонкими детскими пальцами по тюлю, обошла комнату по кругу и замерла у стеллажей с книгами.

– Я тоже люблю читать… – улыбнулась она. – О, Маленький принц…

– Читала?

– А как же? Я все читала, что прошло цензуру.

– Цензуру? – нахмурился Влад.

– Это она меня так называет, – звонко рассмеялась Аня. – Если Ваську не остановить, она будет читать все, что под руку попадется. И не всегда это подходящие её возрасту книги.

– Спасибо… – непонятно за что поблагодарил Влад девушку. Она смущенно потупилась.

– А это настоящий камин? – восхитилась Васька.

– Самый что ни есть. Вон там, видишь, под навесом поленница?

– Сам дрова рубил?

– Что? Нет… Нет. В том году летом не до этого было…

– Еще бы! У тебя был такой огромный тур… – девочка закатила глаза и шлепнулась в кресло.

Взгляды Влада и Ани встретились. Так странно, стоило только узнать, кто она, как к ним тут же вернулась способность говорить взглядами. И сейчас они говорили…

– Откуда ты знаешь? – обернулся Влад к дочери.

– Да об этом же все знают, пап!

Влад прикусил щеку и медленно кивнул. Бросил беспомощный взгляд на Аню.

«Успокой меня, девочка, скажи, что все хорошо, потому что я не знаю, как с этим справляться».

– Вась, ты тут осматривайся, а мы с отцом пойдем приготовим твою комнату… Застелем постель, и все такое…

– Да, Вась… А потом я покажу тебе студию.

– Студию?! Ух, ты! – завизжала девочка, подпрыгнула до потолка и застучала по полу ногами.

– Ну… мы пойдем.

Васька беззаботно кивнула. Она не поняла, что взрослые нашли предлог, чтобы остаться наедине.

– Откуда она это все… – не сумев сформировать в слова свои мысли, начал Влад, когда за ними закрылась дверь гостевой спальни.

– Из Инстаграм… Она твой самый преданный фоловер. Следит за твоей жизнью, по сто раз просматривает выложенные на твоем канале ролики… Иногда мне кажется, что она пересмотрела все твои видео на Ютюбе… Все твои фото.

– Дерьмо… – Влад сел на кровать и провел двумя руками ото лба к затылку. – Моя собственная дочь видела меня лишь по телевизору…

– Ты ни в чем не виноват.

– А кто виноват?

Аня пожала плечами, оттягивая свой ответ, подошла к комоду, в котором хранились стопки постельного. Взяла первый попавшийся комплект.

– Никто не виноват. Так сложилось.

– Десять лет, Нюсь… Я пропустил десять гребаных лет. Как мне с этим жить?

– Как обычно. Ничего ведь не изменить. Так?

– Дерьмо, – повторил Влад.

Аня отбросила одеяло, подошла вплотную к мужчине и осторожно коснулась его волос. Замерла несмело, а когда он не отстранился, принялась неторопливо его поглаживать. Влад наклонил голову и уперся лбом ей в живот. Сцепил зубы. Его мощное тело подрагивало, как будто через него проходили короткие разряды тока. Руки поднялись вверх по женским бедрам и, обхватив Аню за талию, с силой прижали к себе. Жар дыхания опалял. Раздувал крошечный огонек внутри, пока он не разгорелся языками адского пламени. Аня зажмурилась.

– Все будет хорошо, Влад… Теперь все будет хорошо.

– Я не пил десять лет… А вчера чуть было не сорвался.

– Но не сорвался! И не сорвешься, пообещай! – О том, чем он заменил потребность в алкоголе, Аня старалась не думать. Хотя, наверное, думать было особо и нечего. Все и так было понятно. Он был с женщиной…

– Обещаю…

– Вот и хорошо. Моему ребенку нужен трезвый папа.

Влад кивнул, не отрывая лба от ее тела, скользнул ртом… Или ей показалось? Аня сглотнула. Закрыла глаза… Как хорошо, что он не видит, как на нее влияет! Сейчас Аня не смогла бы этого скрыть. Даже если бы очень хотела.

– Эй… А вы что здесь, обнимаетесь? – поиграла бровями Васька, влетая в комнату.

– А что, нельзя? – поинтересовался Влад.

– Ну, это как посмотреть. Маму я кому попало не отдам. Но ты же не кто попало?

– Вот именно.

– Эй! Ты что такое говоришь…

Васька засмеялась, Аня смущенно потупилась. И Влад был готов поклясться, что краска залила ее щеки. Девчонка совсем. А ведь уже двадцать пять… Больше десяти лет прошло, ведь должна же была она измениться? Так почему кажется, что он на годы назад вернулся и снова видит ее той, четырнадцатилетней. Чистой, неиспорченной, цельной…

– А что? Ты у меня молодая, красивая…

– Скажешь тоже…

– Нет, ну, ты видел?! Пап, скажи! Красивая Нюся?

– Очень.

– Так, все! Прекращайте меня смущать! Васька… чего это я тебе постель застилаю, не знаешь? Руки есть? Вот и давай!

– Эксплуатировать детский труд запрещено Женевской конвенцией! – дурачилась Васька, впрочем, послушно принимаясь за работу.

– Давай-давай, правозащитница ты наша…

– А ты где будешь спать?

Аня перевела взгляд на Влада. Господи боже, сколько бы она отдала, чтобы спать с ним в одной постели, но… Так, наверное, только в сказках бывает. А она уже давно не верила в сказки.

– Ложись со мной, а? – предложила Васька.

– Но тут есть еще свободные комнаты, – вмешался Влад.

– Да ладно. Мы так с Васькой привыкли. Она как маленькая обезьянка на мне висела каждую ночь, лет до двух точно.

– Ну, смотрите, как знаете… Можно считать, что с организационными моментами мы все решили?

Аня пожала плечами.

– Тогда чем займемся? Есть предложения?

– Ты обещал показать мне студию!

– Точно! Нюсь, ты с нами?

Аня покачала головой, понимая, что этим двоим нужно время наедине:

– Я буду в кухне. Приготовлю что-нибудь на обед.

– Отличный план. Мне как раз принесли свежие овощи и огромный кусок парной говядины.

Аня сглотнула. Странный у них выходил диалог. И ситуация была тоже странной. Ее мечты как будто ожили. За стенкой слышались голоса. Низкий – Влада и звонкий – Васькин, за окном шумел дождь, а на сковороде скворчали стейки, распространяя по дому умопомрачительные ароматы. Отрезвляла лишь одна мысль. Она все еще работала на Санина. И даже этот обед она готовила не потому, что была частью его жизни или… семьи, а потому что именно за это ей и платили.

Выключив плиту, Аня оперлась на деревянную столешницу и несколько раз вздохнула. Все правильно… Главное – не терять связь с реальностью. И пусть Влад, наконец, вошел в жизнь дочки, для Ани он остался так же далек. Он был звездой, до которой ей было не дотянуться. Он был раскаленным солнцем, в огне которого вряд ли можно было спастись.

– О чем задумалась?

Аня вздрогнула:

– Ты меня напугал!

– Вижу… – Влад коснулся ее лица, погладил скулу. Аня смотрела на него, как зачарованная, не в силах отвести взгляд. И не в силах понять… зачем он это делает? Касается… так. Неужели не понимает, что в ней все переворачивается от этого, будто она возвращается на годы назад. В далекое-далекое прошлое.

– Где Васька? – спросила, взволнованно облизав губы.

– В студии. Ей понравились мои инструменты, кажется, нам нескоро удастся ее оттуда выманить.

– В этом она в тебя. Может целыми днями бренчать на гитаре.

Васька, пожалуй, была самой безопасной темой, и Аня с радостью ухватилась за нее.

– Может быть, если она будет продолжать в том же духе, ее техника усовершенствуется.

Аню так нервировала близость Влада, что его слова дошли до нее с некоторым опозданием.

– Постой… Ты о чем? Как это – усовершенствуется?

– Э-э-э… Ну, пока у нее не слишком хорошо выходит.

– Не слишком? Послушай, ты что-то путаешь. Васька – лучшая на своем курсе. Да она музыкальный гений!

– Я слышал ее игру. И как она поет, слышал.

– И? – насторожилась Аня.

– И это было далеко не идеально, Нюсь.

– Неидеально?! Серьезно?

– Послушай, я не хотел тебя обидеть… Ты – мать, и видишь в своем ребенке только самое лучшее…

– А ты не видишь?

– Нюсь, ну, речь ведь не обо мне. – Влад подпер задницей барную стойку и сложил мощные руки на груди.

– А о ком? Поставь себя на ее место. Она выступала не просто перед жюри и знаменитыми музыкантами. Она выступала перед своим отцом, в надежде, что тот полюбит ее… – Аня задыхалась, её глаза сверкали. Она походила на самку волчицы, защищающую своего детеныша. – Пойми, она была уверена, что ты в курсе её существования! Она… черт! Васька просто хотела, чтобы ты её полюбил.

– Это она сама тебе сказала? – прохрипел Влад.

– Не сказала… Спросила, полюбишь ли ты ее, если услышишь.

– Дерьмо! Какое же дерьмо, господи!

– Влад… – Аня шагнула к мужчине и осторожно положила ладонь на его предплечье. Пальцы сами собой скользнули по вязи узора. Успокаивая его и лаская. – Я сказала это не для того, чтобы ты сейчас посыпал голову пеплом. Случилось то, что случилось. Обвинять себя в произошедшем бессмысленно. В этой ситуации мы все жертвы Алькиных интриг.

– Я никогда и не думал, что ты бы нарочно хотела причинить мне боль.

– Вот и хорошо… Я сказала это, потому что Васька действительно очень талантливая, одаренная девочка. И моя материнская гордость за нее здесь совсем ни при чём, поверь. Так что… если наша девочка провалила кастинг – то только лишь из-за волнения, с которым не справилась. Других объяснений случившемуся у меня нет.

Глаза Влада загорелись. Она так давно не видела его таким… азартным и, пожалуй, живым:

– Что?

– Я хочу ее услышать.

– Можно попросить ее спеть… Только как-нибудь невзначай, ладно? Чтобы это не напоминало ей кастинг или экзамен в музыкалке.

Влад понятливо кивнул. Аня улыбнулась и позвала дочку есть. Обед прошел хорошо. Нет, прекрасно… Влад сидел во главе стола. По правую руку – Аня, по левую – дочка. Он наблюдал, как они переговариваются, смеются только им понятным шуткам и чувствовал, что вот оно… То, о чем он мечтал с тех самых пор, как понял, чего ему не хватает в жизни. Родные, свои, на сто процентов с ним совпадающие. Идеально вписывающиеся в этот дом, в его жизнь, в его сердце. Счастье, которое он ощущал, трансформировалось в музыку, и она звучала в голове… Звучала так громко, что у него пальцы чесались от желания взять инструмент в руки.

– Я сейчас… – улыбнулся, вставая из-за стола. Спустился в студию, взял гитару и вернулся в столовую, где Аня с Васькой уже принялась убирать со стола. Сел прямо на пол, обхватил гриф пальцами. Тот лег в руку знакомой приятной тяжестью, и Влад, зажмурившись, взял первый аккорд. Где-то в отдалении позвякивала посуды, слышались притихшие женские голоса, а он перебирал струны, делал пометки в блокноте, когда все получалось так, как хотелось, и кай-фо-вал.

Некоторое время спустя рядом устроилась Васька. Зачарованно уставилась на его руки и время от времени качала темной, как у него, головой. Одобряя, видимо, те или иные решения. Гроза принесла с собой прохладу. Голые ступни порядком закоченели, только кто из них это заметил? Видя, что Влад и Васька для нее потеряны, Аня закрыла окно, принесла из поленницы дров и взялась за розжиг камина.

– Замерзла? Давай я! – наконец опомнился Санин и даже дернулся было к ней на помощь. Но Аня лишь покачала головой. Что она – камина не разожжёт? Да запросто. Он мало чем отличается от печки, которую они с мамой топили всю зиму в своем маленьком домике. Кровать Ани располагалась как раз возле грубы, и порой ей становилось так жарко, что нечем было дышать. В доме пахло дымком и хлебом. Это уже потом к этим ароматам примешался запах лекарств и смерти. А тогда все еще было хорошо…

– Я сама, Влад… Все нормально, правда… А ты пиши. Очень красиво выходит…

Глава 13

Аня проснулась от того, что кто-то, как в детстве, чесал ее пятки. Она улыбнулась сонно, открыла глаза и тут же резко вскочила.

– Что-то случилось?

– Нет… Мне просто скучно… Десятый час, а вы все дрыхнете! – Влад бросил на нее смеющийся взгляд и, будто бы между прочим, провел большим пальцем по выпирающей на щиколотке косточке.

Аня потупилась. Облизала взволнованно губы. Стараясь действовать незаметно, поправила съехавшую с плеча бретельку. Ничего особенного в ее ночной рубашке не было – обычный трикотаж, отделанный по лифу кружевом. Но никакую другую вещь она себе не могла позволить. Да и Владу вряд ли было дело до того, как та выглядит.

– И правда, пора вставать. Я завтрак приготовлю. А Васька пусть еще поспит, хорошо? Измучилась она с этими ранними подъемами в школу.

Аня выбралась из постели, шустро провела пальцами по растрепанным волосам, в попытке хоть как-то справиться с творящимся на голове беспорядком. Если бы она нашла в себе смелость посмотреть на Санина, то увидела бы, с какой жадностью во взгляде он за ней наблюдал, с каким голодом… Но смелости не было. Схватив приготовленную на утро одежду, Аня подошла к двери гостевой ванной и, прежде чем за ней скрыться, шепнула: – Я только умоюсь, хорошо?

– Без проблем. Я тут посижу…

Ну, тут – так тут. Не выгонять же его? Хотя, признаться, хотелось. Аня испытывала некоторую неловкость от того, что он может услышать. Звуки утреннего туалета слишком интимны, разве не так?

Когда она вернулась, Влад прилег возле Васьки на бок и теперь внимательно за ней наблюдал. Аня закусила губу.

– Пойдем?

Санин кивнул. Нехотя встал. Бросил еще один взгляд на дочку.

– Она от тебя никуда не денется, – улыбнулась Аня. – Насмотришься еще.

– Да. Я знаю… Просто это…

– Непривычно?

– Да… Да! Непривычно. То, что вы здесь… Это, я не знаю… Я часто о тебе думал.

– Правда?

– Да. Столько раз хотел приехать…

– А почему не приехал? – шепнула Аня.

Влад пожал плечами. Он не мог ответить на этот вопрос, хотя Аня была, пожалуй, единственным человеком, с которым он мог обсудить все, что угодно. А тут… Ну, что сказать? Бежал от себя? Ограждал сердце от возможных последствий? Боялся… что разочаруется в ней новой, взрослой… той, кем она стала? Ведь люди меняются, так?

– Не знаю, Ань… Жизнь закрутила. Да и, если честно, я старался поменьше думать о том, что было связано с Алькой.

– Понятно. Я тебя не виню.

– Спасибо.

Может быть, глупо и неуместно, но спасибо ей хотелось сказать. За все, что она для него сделала. За Ваську. За то, что ни капельки не изменилась за эти десять лет. Он бы это сразу заметил.

Аня открыла верхние шкафчики.

– Влад, достань муку, я не дотянусь.

Санин послушно достал с верхней полки пакет муки и коробочку со всякими специями.

– Нужно здесь под тебя все переделать… – ухмыльнулся он.

– Зачем?

– Ну, как? Я ведь не всегда под рукой, а тебе может понадобиться что-нибудь с верхней полки, – поддразнил девушку.

– Хм… – нахмурилась та.

– Что? Что означает этот звук?

Аня вбила в миску несколько яиц, всыпала сахар.

– Я не думаю, что здесь задержусь.

– В каком смысле? – насторожился Влад.

– Ну, теперь-то я не могу на тебя работать. Да и курс массажа мы закончили, так что…

– Причем здесь работа?

– То есть как это? Постоянная работа – это уверенность в завтрашнем дне, стабильный доход, пенсионные отчисления, – начала перечислять Аня какие-то банальности, однажды вычитанные в памятке, присланной одним их рекрутинговых агентств.

– Пенсионные отчисления? – и вроде бы он спрашивал на полном серьезе, но Аня все равно не могла отделаться от мысли, что Санин просто угорает со смеху. Должно быть, её проблемы казались ему несущественными, вот только не все в их стране зарабатывали так, как Влад. Да, ее цели были более земными, но что ж теперь делать?

– Тебе мои проблемы кажутся смешными…

– Нет! Просто… Ну, какие проблемы, Нюсь? – искренне недоумевал мужчина. Он вообще не мог понять, с какого перепугу она об этом заговорила. У него же этих денег на десять жизней хватит, так с чего бы ей волноваться о таких пустяках? – Слушай… Я придумал! Мы можем прямо сегодня поехать в город и открыть на твое имя карту.

– Какую карту?

– Банковскую! Точно, так мы и сделаем. Я сейчас позвоню своему бухгалтеру и попрошу её все организовать.

– Зачем?

– Ну, как? Чтобы ты не волновалась насчет денег. Тебе теперь вообще не стоит об этом думать.

– Хорошего же ты обо мне мнения.

– Эй, Нюсь? Да ты что…

– Знаешь, Влад, у меня есть руки, есть ноги и есть какое никакое образование. Я в состоянии заработать. Обеспечить себя и дочку… До тебя мы как-то справлялись. И сейчас не пропадем, будь уверен. Мне не нужна милостыня, мне вообще от тебя ничего не нужно… – она едва не расплакалась к окончанию своей речи, но все же каким-то чудом смогла справиться с обуревающей душу обидой.

– Не нужно? – сощурился Влад. Он уже хотел было уточнить, о чем конкретно говорила Аня. Только ли о деньгах? Да бред ведь! Ну, серьезно! Неужели она не понимала, как противоестественно звучали ее слова? Как это вообще – ей ничего не нужно? Когда ему… ему она, кажется, вся нужна. От макушки до розовых пяток, что он щекотал вот только.

Да, он хотел уточнить… Но их разговор прервал громкий стук в дверь.

– Ждешь кого-нибудь? – сглотнув обиду, спросила Аня.

Влад покачала головой и отодвинул в сторону занавеску.

– О! Да это же Саня… Внук Иваныча. Помнишь, я тебе рассказывал – мужик, что за домом моим приглядывает?

Влад пошел открывать. Топот ног оповестил, что мужчины возвращаются в кухню. Аня отложила венчик и достала еще одну чашку. Похоже, что у них гости.

– Ань, знакомься. Это – Саша Гущин. Сань, это моя Аня.

Аня вскинула ресницы. Да только не на гостя она смотрела, а на Санина. Не веря в то, что он это сказал. Моя Аня… Ей послышалось? Это галлюцинации? Или… как?

– Приятно познакомиться, – руки девушки коснулись сильные смуглые пальцы, она нехотя перевела взгляд на незнакомца.

– Взаимно, – с трудом улыбнулась Аня. – Кофе?

– Не откажусь.

– Саню баба Женя прислала. С творогом. Слушай, а ты чего не на службе?

– На больничном, – повел плечом молодой мужчина и чуть сжался, как если бы это движение отозвалось болью.

– Опять в передрягу попал?

– Да так, ничего серьезного.

– Саня служит в спецназе, – пояснил Влад для Ани. Девушка отвлеклась от оладий, которые пекла, пока мужчины болтали, и бросила на гостя еще один взгляд. Ну, надо же… В тот момент, когда их взгляды встретились, в кухню маленьким ураганом влетела Васька.

– Привет, па, привет, ма! Чем это так вкусно пахнет? Оладушки, м-м-м!

Если Саша и удивился появлению девочки, то виду не подал. Наверное, был обучен скрывать собственные эмоции. Или просто привык.

– Моя дочь Василиса. А это наш ближайший сосед – Александр Гущин, – повторил он для Васьки.

– Не знал, что у тебя есть ребенок.

– Я тоже не знал, – взгляд Влада скользнул к Ане.

– Хм… – только и сказал Саша. Потом разговор как-то сам собой перешел на тему открытия охотничьего сезона, а еще через некоторое время их гость спохватился и засобирался домой. Они прощались на крыльце, когда услышали странный писк.

– Тшш… – приказала Васька взрослым, приложив указательный палец к губам. Звук повторился.

– Похоже на котят, – прошептал Саша. – Ты кошку завел?

– Нет, – покачал головой Санин.

Аня пошла на звук. Следом за ней двинулись и другие домочадцы. В нише под деревянными ступенями на грязной, неизвестно откуда взявшейся, тряпке копошились слепые котята.

– На нашего Бандита похожи… – заметил Саша, осторожно вытаскивая тряпку на свет. – Интересно, где их непутевая мать.

– Ой, какие крохотные! Какие хорошенькие… – причитала Васька, с восторгом разглядывая трех котят.

– Ну, и что будем делать? – вздохнул Влад.

– Их нельзя здесь оставлять. Похоже, они голодные… А если их мать не явится до вечера, они и замерзнуть могут. Ночами еще прохладно.

– Только не говори, что мы их заберем в дом.

– Если не хочешь, я, наверное, могу забрать их к себе. Только нужно договориться с водителем…

– Вам в город? Я могу подбросить. Сегодня еду, ближе к вечеру… – вызвался Саша, бросив на Аню спокойный, уверенный взгляд.

– Так, стоп… Никто никуда не едет. Тем более Аня, – вмешался в их разговор Влад.

– Мы можем их забрать? – оживилась Васька.

– Если будешь о них заботиться.

– Я буду! Честно…

– Наверное, нужно найти какую-нибудь коробку, чтобы в ней им постелить.

– И пеленку одноразовую… И пипетку.

– А пипетку зачем?

– Чтобы покормить. Эй, чего улыбаешься?

– Да вот смотрю на тебя и думаю, что ты ни капельки не изменилась за столько лет. Все такая же сердобольная.

В стороне откашлялся Саша.

– Ну, раз вы все решили я, пожалуй, пойду. Принесу вам свежего молока. И остатки смеси. У нас Маринка с детьми недавно гостила – осталось немного. Может, и пеленку одноразовую раздобуду. Нужно посмотреть.

– Спасибо, Саш… – Аня благодарно улыбнулась гостю и коснулась его смуглой руки.

– Да не за что. Это, можно сказать, в качестве алиментов, – криво улыбнулся мужчина, как-то странно на нее глядя. Аня стушевалась, убрала ладонь и выдавила из себя улыбку:

– Думаешь, все-таки ваш кот постарался?

– Уверен. Он один такого окраса во всей округе. Здесь в основном дворняги, а этот из породистых. Бирманский. Интересно, что с мамкой случилось. Вы ее выглядывайте. Может, еще вернется. Если не сдохла.

– Бррр, – скривилась Васька.

Саша кивнул на прощание, пожал руку отчего-то посмурневшему Санину и пошел прочь.

– Влад, что скажешь насчет коробки? У тебя найдется? И какие-нибудь старые простыни, или полотенца…

Влад что-то отвечал невпопад, что-то делал, искал проклятую коробку, он помнил, что была парочка где-то в кладовке – от новой техники, купленной в дом. И никак не мог избавиться от странного наваждения. Он то и дело прокручивал в голове разговор Ани с Сашей, их обмен взглядами. То, как она доверчиво положила руку на его ладонь, как ему улыбалась. И такая в нем поднималась ревность! Беспочвенная, и по большому счету, неоправданная. Аня ничего ему не обещала, они даже парой не были! Так какого черта… В голову лезли совсем уж идиотские мысли о том, что она выросла. И наверняка кто-то другой уже сто раз вытеснил его, Влада Санина, из её сердца. От той влюбленной в него девочки ничего не осталось. У нее давно своя жизнь… Так почему его так подрывает? И хочется, вцепившись ей в плечи, встряхнуть и заорать: не смей так смотреть! Он – чужой, они все чужие! Как ты могла меня на них променять? Я же… А что, собственно? Жил своей жизнью? Так ведь и она жила. Точней – выживала, как могла, как умела! И какие теперь претензии, а? Ну, какие теперь претензии?

– Все нормально? – Аня заглянула в студию, где он спрятался, и улыбнулась.

– Да. Все отлично… Как там наш выводок?

– Хорошо. Васька кормит их из пипетки. Вроде бы получается.

– Вся в тебя, да?

– Может быть… А ты как будто бы против, – удивленно заметила девушка.

– Нет. Я не против… – Влад покачал головой.

– Ну, ладно… Я тогда пойду, да? Вдруг Саша вернется…

– Он тебе понравился?

– Кто? – искренне недоумевала Аня, – Твой сосед? Мужик как мужик. Нелегко ему, наверное, в жизни приходится.

– Пригласит на свиданье, пойдешь?

– На свиданье? Слушай, я ничего не понимаю…

Влад встал. Преодолел комнату в несколько размашистых шагов и замер в миллиметре от ее тела. Их дыхание смешалось. Его – непонятно от чего злое. И ее – прерывающееся.

– Пойдешь?! – стояла на своем Влад, обхватив её шею ладонью.

– А тебе какое дело до этого?

Аня не знала, откуда в ней взялась эта смелость. Возможно, в ней говорила обида. Он не имел права лезть в ее жизнь! Не имел… Она ведь не спрашивала, с кем он провел минувшую ночь, так какого черта?!

– Вот какое! – прохрипел он и набросился на ее губы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю