290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мой папа - суперзвезда (СИ) » Текст книги (страница 11)
Мой папа - суперзвезда (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Мой папа - суперзвезда (СИ)"


Автор книги: Юлия Резник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 13 страниц)

Глава 22

Счастьем… Вот, чем для них стали те удушающе жаркие дни. Аня с Владом как на крыльях летали, забыв обо всем на свете. Поэтому, когда Нюське позвонила квартирная хозяйка и потребовала внести плату за следующий месяц, она даже не сразу поняла, о чем та вообще толкует.

– Кто звонил? – высунул голову из гостиной Влад.

– По поводу квартиры, – растерялась Аня.

– Какой еще квартиры?

– Ну… Той, что мы с Васькой снимали.

– Этого гадюшника?

– Эй! Там было не так уж и плохо…

Влад тактично промолчал, не желая спорить со своей Нюськой или, тем более, ее расстраивать.

– Так что она хотела?

– Требовала, чтобы я внесла плату за следующий месяц. А я совсем забыла и вообще…

– Что «вообще»?

– У меня и денег-то нет…

Аня отвернулась к плите, пряча свое смущение в облаке поднимающегося над сковородкой пара. Влад выругался под нос.

– Эй, ты чего?

– Да ничего… Злюсь, что мы так и не открыли на твое имя счет.

– Разве я сейчас об этом?

– Я… об этом, – отрезал Санин, подходя к Аня вплотную.

– Влад…

– Сейчас позавтракаем – и поедем в город. И даже не спорь, иначе я опять замотаюсь, а ты, естественно, не напомнишь.

– Как-то неловко…

– Ань, ну, прекращай, а? Ты моя женщина?

Находясь в его сильных руках, вдыхая любимый, знакомый до боли запах, спорить с этим не приходилось. Поэтому Аня лишь уткнулась носом во Владову грудь и прошептала:

– Твоя.

– Вот и славно. А моя женщина ведь не станет спорить, что это мужчина должен обеспечивать свою семью?

– Не станет. Вот только не вздумай озвучить эти свои идеи в интервью западным журналистам. Иначе тебя сожрут и костей не выплюнут.

Влад рассмеялся, откинув голову. Ему нравилась покладистость Нюськи, нравился ее юмор, то, как безусловно она признавала в нем лидера и не пыталась с ним спорить там, где это было действительно бесполезно.

– Не буду озвучивать, – пообещал Санин с ухмылкой, – так когда ты освободишься?

– Для поездки? – Аня вышла из его объятий, зачерпнула ложкой рагу, подула и отправила содержимое в рот. – М-м-м… горячо, но капуста вроде бы приготовилась.

– Дай мне… Ммм… И правда. Тогда выключай плиту и беги, собирайся.

– Так, а с квартирой что?

– А ничего. Заедем, заберем ваши вещи, заплатим долги и выедем.

Аня нерешительно закусила губу. Она еще не забыла, с каким трудом нашла себе жилье по средствам. Отказываться от него сейчас было страшно – какой-никакой, но дом!

– Эй, что-то не так? – чутко уловил сомнения девушки Санин.

– Мне будет некуда вернуться, если что…

– Не хочешь уточнить? – сощурился Влад. И только глядя в его глаза, Аня отчетливо поняла, какую глупость сморозила.

– Нет… Не хочу. Фигня всякая в голову лезет.

– Вот тут ты права. Даже спорить не буду!

– Вот и не спорь. А еще лучше – вообще забудь о том, что я ляпнула. Я правда-правда не хотела тебя обидеть. Ну? Хочешь, я прямо сейчас перезвоню этой тетке и скажу, что съезжаю?

– Ты просто подлизываешься.

– Угу, – рассмеялась Аня и снова крепко обняла Влада, зная, что так он не сможет на неё злиться долго.

– Ладно. Звони уж. А потом одевайся. И Ваське скажи…

– Что сказать Ваське?

Влад обернулся к вошедшей в кухню дочке. В руках та сжимала котенка, который уже подрос, открыл голубые глазки и теперь с интересом оглядывался по сторонам.

– Чтобы одевалась. Мы в город едем. По делам.

– У-у-у… По делам я не хочу, – заныла девочка.

– Именно поэтому рекомендую тебе договорить о встрече с Лилей Веселой.

– Вы отвезете меня к ней?!

– Пока мы с мамой будем заняты.

– Ура!!!

Васька издала боевой клич и помчалась прочь из комнаты. Девочка так соскучилась по подруге, что собралась быстрее всех.

В будний день дорога в город была свободной. Они домчали до дома Веселых за рекордных тридцать минут, а еще через десять, высадив Ваську, припарковались в центре.

– Я думала, что мы собирались в банк, – удивилась Аня, разглядывая обвешанное вывесками приземистое здание торгового центра.

– А здесь и банк есть, и магазины.

– Магазины? Ты что-то хочешь купить?

– Угу… Кое-что вам с Васькой. И если ты будешь спорить – я снова обижусь.

– Шантажист! – пришел черед Нюськи хмуриться. Она вообще очень забавно перенимала все его жесты, неосознанно копируя их.

– Видишь, как плохо ты на меня влияешь? До встречи с тобой я был приличным человеком…

– Ни за что не поверю! – рассмеялась Аня. Влад закинул ей руку на плечи и, поцеловав в висок, подтолкнул в сторону выхода со стоянки.

Первым делом они действительно открыли счет, на который Влад положил для Ани целое состояние. Она и краснела, и бледнела, доказывая, что ей совершенно без надобности такие суммы, ведь Влад и так покупает все, что им нужно! Но кто её слушал? Уж точно не Санин, который в тот день, кажется, решил пуститься во все тяжкие.

– Ну, чего застыла?

– Это же Chanel!

– Угу. И мне кажется, на тебе здорово будет смотреться вот это платье…

– Нет, Влад, нет, правда… Это очень дорого! Зачем мне платье за такие-то деньги? Это же можно детей в Африке накормить и…

Сбивчивую речь девушки прервал громкий хохот Санина.

– Наденешь его на вечеринку по случаю моего дня рождения.

– Как? Ты знаешь?! Но это же сюрприз, Влад! – расстроилась Аня.

– Да брось. Никто из моей команды по-настоящему не верит, что я не знаю, что там они задумали. Каждый год ведь одно и то же. Ну, что застыла? Пойдем!

– Так ты все-все знаешь? И про ресторан, и про гостей?

– Угу.

Аня выглядела такой раздосадованной, что Влад в очередной раз рассмеялся. Да так, хохоча, и поволок ее за собой следом. К тому самому чертовому Chanel.

– Погоди! Да постой же… Вон там я точно видела магазин MaxMara…

– И что?

– А то, что там ведь наверняка дешевле!

– Слушай, а ведь я знать не знал, какая ты скряга… – посмеивался Влад, подталкивая свою Нюську в сторону консультанта.

– Я не скряга! Просто… не понимаю, зачем тратить такие деньги на тряпки.

– Чтобы порадовать меня. Такое объяснение тебя устроит?

Аня заглянула в глаза любимого и медленно-медленно кивнула. Со стороны они, должно быть, выглядели довольно забавно. А вот ей было не до смеха. У неё внутри все переворачивалось, и душа рвалась из груди. Так, что если Владу действительно хочется видеть ее во всем этом дорогущем безобразии, она потерпит. Тем более, что пытка дизайнерскими нарядами, наверное, самая изысканная пытка на всей планете.

У них ушло три часа на то, чтобы полностью обновить ее гардероб. Еще два – на гардероб Васьки. Вот, кому она покупала все, что только хотелось, без всяких угрызений совести. Детский шопинг доставил ей намного больше удовольствия, чем покупка одежды для себя. Даже Санин сдался… А она все перебирала в руках вешалки с симпатичными брючками.

– Я тебя вон там, на скамейке подожду, – устало проговорил он, шурша огромными, набитыми до верха пакетами с эмблемами самых дорогих бутиков.

– Угу, – не отрываясь от своего занятия, кивнула Аня. Влад прошел к выходу и, убедившись, что Нюська не собирается сворачиваться, заскочил в соседний ювелирный. Никогда в жизни ему не хотелось баловать женщину так, как это хотелось сейчас, хотя и скрягой он никогда не был. Но с Аней… это было скорее необходимостью, чем уступкой. Желание искупать ее в роскоши было непреодолимым. Он знал, что его Нюська достойна этого, как никто.

Влад успел купить бриллиантовую подвеску и кольцо, но поскольку последняя покупка была сюрпризом – задерживаться и дальше в магазине мужчина не стал, а, как и обещал, уселся дожидаться Нюську на скамейке возле небольшого фонтана.

Аня вышла из магазина спустя четверть часа. Обвешанная пакетами, как и он сам.

– Ты на меня плохо влияешь, – пробормотала она, устало улыбаясь. – Но, знаешь, думаю, Ваське понравится. Я ей тоже вечернее платье купила. Кажется, оно даже немного похоже на мое…

И ведь не ошиблась! Когда они, забрав Ваську, вернулись домой и принялись разбирать пакеты, счастью девочки не было предела. Она визжала, хлопала в ладоши, восторгаясь выбором матери и, совсем как она, ругала цены. А Влад кайфовал. Улыбался и кайфовал от происходящего, как блаженный дурак.

– А это платье я надену к папе на день рождения! – шепнула Васька матери.

– Для этого мы его и купили, – рассмеялся Влад.

– Ой! Я испортила весь сюрприз? – отчаянию девочки не было предела, она едва не плакала.

– Ты? Да брось! Он уже давным-давно нас раскусил. Вот так-то! – Аня щелкнула дочку по носу и упала в кресло. – А на квартиру-то мы так и не заехали, – вздохнула она.

– Завтра съездим, – пообещал Санин, устраивая на собственных коленях ее офигенные ножки.

Так они и сделали. Забрали вещи и вернули ключи от квартиры уже на следующий день. А еще через три Аня начала собирать справки на восстановление в университете. Оставшееся время до дня рождения Влада пролетело почти незаметно.

Сам праздник, по традиции, проходил в одном из загородных ресторанов, который Влад любил за хорошую средиземноморскую кухню и отличное вино. По сценарию, Ане с Васькой полагалось его туда заманить якобы на тихий семейный ужин, а на деле же в ресторане собралось человек двести – самых близких друзей и коллег.

– Волнуешься? – улыбнулся Влад, крепко сжимая ладошку Ани в своей лапище.

– Немного. Чувствую себя Золушкой, приехавшей на бал. Хотя это вообще-то твой праздник.

Влад хотел сказать ей, что она совершенно напрасно волнуется. Но язык будто к небу прирос. И все, что ему оставалось – просто пялиться на нее, такую красивую, в шикарном белоснежном струящемся платье в пол и представлять, какой красивой его Нюська будет невестой.

– Платье Золушки в двенадцать превратилось в лохмотья, – заметила Васька со знанием дела. – С мамой такого не случится, – авторитетно добавила она.

– Я на это очень надеюсь, – улыбнулась Аня и уже более уверенно шагнула ко входу.

– Погоди! Я совсем забыл… Повернись-ка!

– Что это?

– Подвеска. Как раз под твой наряд…

Аня нащупала кулон на груди и, отчего-то расчувствовавшись, едва не заплакала.

– Ну, теперь-то мы можем идти?

Непривычно взволнованная Васька переминалась с ноги на ногу.

– Да, пойдем. А ты почему такая дерганая?

– Не скажу! – отрезал ребенок.

– Потом сюрприз будет? – ухмыльнулся Влад. Васька вспыхнула и, пробурчав что-то невнятное, первая вошла в дверь.

– Сюрприз! – заорали со всех сторон, когда Влад сунулся следом. Миха, Санчо и Тим, заняв места у инструментов, наиграли мелодию Нappybirthday, Майя запела, и все другие гости подхватили слова. А уже спустя пару минут ведущий пригласил всех за стол. Веселье только начиналось.

– Что-то наша дочь уже который день не отходит от Санчо. Я и дома их заставал о чем-то шушукающимися. Не знаешь, в чем дело? – спросил Влад, с интересом поглядывая на оживленно беседующих Санчо и Ваську. Секундой спустя к ним подоспел и Миха. Склонился, чтобы лучше слышать девочку, понятливо закачал головой.

Аня сглотнула.

– Кажется, я догадываюсь…

– Серьезно?

Влад не успел уточнить у девушки, что она имела в виду. Потому как его внимание сосредоточилось на схватившем микрофон Михе.

– Влад, брат… У нас тут одна юная леди желает поздравить своего папу с днем рождения.

Влад кивнул, настороженно глядя на побелевшую дочь.

– Для этого ей потребуется твоя помощь… Совсем небольшая. Ты не мог бы подойти?

Влад встал. Санчо и Тим принялись наигрывать вступление из их с Майей дуэтной песни, запись которой все время переносилась. Они так и не смогли добиться нужного звучания, и Санин не понимал, что задумала его команда. Майя, судя по ее растерянному взгляду, не понимала тоже. Идея спеть не отрепетированную партию была не самой удачной. Да и при чем здесь Васька?

– Что ты задумала? – шепнул мужчина, наклоняясь к дочери.

– Я хочу подарить тебе песню, – прошептала она, едва не плача. Влад сглотнул. Он был так тронут, понимая, чего ей это стоило, что боялся и сам расплакаться.

– Ты уверена?

– Да, – решительно кивнула Васька. – Ты… не мог бы начать?

Влад кивнул. Взял из рук Санчо микрофон и кивнул, давая музыкантам отмашку. Он сотни, тысячи раз выходил на сцену за эти годы. Он пел в самых прославленных залах, но никогда еще не чувствовал такого взрывающего мозг волнения. Влад едва справился с собственным голосом, когда пришло время куплета. Он едва справился с чертовым голосом. И Васька… Васька тоже волновалась. Кусала губы, качала в такт головой и едва не пропустила начало своей партии… Но когда его девочка запела – все встало на свои места. Никогда в жизни, ни единого чертового раза он не испытывал такой ошеломляющей гордости.

Глава 23

Влад стоял за воротами ресторана и, запрокинув голову, смотрел на ночное небо. Темно-фиолетовое над головой и лиловое на горизонте. Там, где солнечный свет все еще упрямо сопротивлялся ночи.

В груди пекло. За последнее время он сросся с этим чувством, сроднился. Оно больше не вызывало в нем дискомфорта, скорее радость. От того, что впервые за всю его гребаную жизнь он дышит так глубоко. Так глубоко чувствует.

– Твоя дочка, оказывается, талантливая девочка.

Влад оглянулся, наблюдая за приближением Майи.

– Да. Она просто невероятная.

– Твои гены, – пожала плечами женщина, глядя на Санина как-то странно.

– Жаль, что гены – это единственное, что я ей дал.

Влад отвернулся, возвращаясь взглядом к звездному куполу. Качнулся с пяток на носки, рассчитывая на то, что Майя поймет – ему не нужна компания. Он вышел сюда, чтобы побыть одному и разобраться, не отвлекаясь на Ваську, Аню и те чувства, что они в нем будили, почему, несмотря на свалившееся ему на голову счастье, он никак не может расслабиться. Почему чем дальше, тем больше ждет какого-то подвоха? Удара из-за спины.

– Жалеешь, что не узнал о ней раньше?

– А ты как думаешь?

– Думаю, что жалеешь.

Влад покосился на бэк-вокалистку с удивлением, понимая, что та немного перебрала. Нет, в их группе не было сухого закона. И то, что Санин находился в завязке, никак не отменяло того факта, что его ребята иногда выпивали. Это вообще нормально, если человек знает меру. И та же Майя могла позволить себе выпить коньяка или бурбона. Но, пожалуй, только сегодня он видел её такой… пьяной, чего уж там.

– У тебя все нормально?

Майя пожала плечами. Поднесла к губам бокал с мартини. Отпила. И игнорируя его вопрос, развила совсем другую тему:

– А ты когда-нибудь думал, что Васьки могло бы не быть? Ну, вот представь… сделала бы твоя Алька аборт – и все!

Сейчас, когда Влад узнал дочку настолько близко, когда он так сильно её полюбил, о таком ему не хотелось и думать.

– К счастью, этого не случилось.

– А если бы? – стояла на своем Майя. В свете, льющемся от фонарей, её глаза лихорадочно блестели.

– Май… К чему этот глупый разговор?

– Думаешь, глупый?

– Да. Глупый, – отрезал Влад и, покосившись на бокал певицы, добавил: – По-моему, тебе уже хватит.

– Эй! Не будь занудой… Мне это, может быть, надо… Понимаешь?

– Нет.

– В качестве лекарства от душевных ран, – пьяно рассмеялась Майя. Влад вздохнул. Что ж… Зря он надеялся, что им удастся избежать неприятного разговора.

– Майка… Ну, какого хрена, а? У нас же и не было ничего толком. Ты меня даже не любишь.

– Это почему же ты так решил? Потому, что тебе так удобно думать? – Майя глотала половину букв, и ее все сильнее качало. Влад с надеждой осмотрелся по сторонам, но не нашел, кому бы можно было её перепоручить.

– Ты знаешь, что я прав. Ты чудесная, красивая, умная, но…

– Но?

– Но не моя. Понимаешь?

Майя тряхнула шикарной гривой. То ли соглашаясь, то ли отмахиваясь от его слов.

– А эта… Аня… Она твоя, выходит?

– Моя. Всегда моей была. А я ее… И ты поймешь меня, когда встретишь своего человека.

– Думаешь, я его встречу? – всхлипнула Майя.

– Обязательно…

– Спасибо! Спасибо… Правда! Мне нужно было это услышать, чтобы было не так дерьмово. Ты просто чудо, Санин. Ты знаешь это? – Майя рассмеялась сквозь слезы и бросилась Владу в объятия, нечаянно обдав того мартини.

– Вот черт, – пробормотал он, стряхивая прилипшую к рубашке дольку лимона.

– Ой! Ой… прости, пожалуйста. Я не хотела. Как неловко-то…

Майя принялась бестолково возить по его груди руками, но лучше от этого не становилось.

– Погоди, у меня в бардачке есть влажные салфетки.

– Я сама принесу!

– Май…

– Я принесу! Это ведь я виновата. Ты только, это, разблокируй замки, – икнула она.

Спорить с пьяной женщиной было себе дороже, поэтому Влад полез в карман за ключами. Разблокировал с пульта замки и остался ждать, когда Майя вернется.

– Май, ты что там застряла? Салфетки не найдешь?

– Нет… Я нашла.

Майя вынырнула на свет. Влад поднял взгляд и тут же нахмурил брови.

– Эй… У тебя все нормально? Май? Ну, что такое? Тебе плохо, да?

Майя качнула головой и прошептала, глотая слезы:

– Мне очень… очень плохо. Так плохо, Влад… Если бы ты только знал.

– Слушай, пойдем, я попрошу приготовить тебе кофе покрепче. Говорят, хорошо помогает.

– Мне уже ничего не поможет. Я так сильно запуталась.

Влад с шумом выдохнул воздух. Преставление затягивалось, и, как бы ему не было жаль Майку, принимать участие в нем он был не намерен, а как прекратить – не знал.

– Слушай, давай возвращаться… Кофе выпьешь, и домой. А завтра, на свежую голову, поговорим. Утро ведь мудренее.

– То кольцо в бардачке… Ты… ты что, правда собираешься сделать ей предложение?

Он собирался. Прямо сегодня. Как положено, романтично. На глазах у двух сотен друзей. Но не говорить же об этом своей пьяной бывшей, когда она и без этого, кажется, не в себе?

– Скажи!

– Да.

– Почему? – Майя моргнула. – Почему сейчас, Влад?

– Потому что я люблю её! Ты это хотела услышать?!

– Дерьмо… – прошептала Майя и стала опускаться прямо на опоясывающий клумбу бордюр.

– Какого черта?! Что с тобой сегодня не так? – вспылил Влад, которого порядком достало происходящее. – Ну-ка, вставай сейчас же!

– Я беременна… – прошептала Майя, а он… он даже не понял, не сопоставил факты, и лишь фыркнул устало:

– Поздравляю. Ты поэтому так нажралась?

– Я от тебя беременная, Санин… А нажралась… – Майя взмахнула рукой, – потому, что…. просто не знаю, что мне теперь делать. Не знаю…

Несколько долгих секунд он просто на нее смотрел. С надеждой, которая по мере течения времени вытеснялась целой гаммой других эмоций. Начиная от недоверия, злости и страха… Заканчивая безнадежностью и тоской.

У Влада было ощущение, что на него надвигается поезд, а он стоит, глядя в глаза своей смерти, и не может пошевелиться… В ушах ревело. И если бы он не сел рядом с Майей минутой ранее, то, наверное, просто упал бы.

– Я думала об аборте. Потому что… у меня уже есть Лешка. Я знаю, как это – растить ребенка одной и… Почему ты молчишь?

– А что ты хочешь услышать?

– Твое мнение. Это ведь… и твой ребенок тоже.

Влад растер глаза. Тряхнул головой. Но шум в ушах лишь нарастал. И сердце колотилось, как сумасшедшее, словно хотело вырваться из груди.

– Я не знаю, что сказать. Мы ведь предохранялись…

– Я уже думала об этом. После первого раза мы… заигрались, и ты несколько раз толкнулся в меня. Не смыв… ну, ты понимаешь.

Влад покачал головой. Он никогда не возвращался к той ночи, а потому даже не мог сейчас вспомнить – было ли такое на самом деле.

– Наверное, сейчас я кажусь тебе жалкой. Может быть, ты даже думаешь, что я соврала, чтобы попытаться тебя удержать… – Губы Майи дрожали, и если бы у него действительно были сомнения насчет правдивости ее слов, то сейчас, когда их взгляды встретились, они бы тотчас развеялись.

– Я так не думаю… – Влад встал с бордюра, тяжело опираясь на руку.

– Правда?

– Да…

– Тогда, может быть, ты подскажешь, что мне теперь делать?

– Подскажу. Но не сейчас, ладно? Сейчас я… просто не знаю. У меня нет ответа. Просто подожди. Хорошо? У нас ведь еще есть время?

Влад не стал договаривать, но Майя и так поняла, что он говорит об аборте. Сглотнув соленый ком невыплаканных слез, она медленно кивнула.

– Я свяжусь с тобой. Скоро… А пока поезжай домой, ладно? Я вызову тебе такси.

Майя не спорила. Такси приехало быстро. Хоть в этом ему повезло… Влад смотрел вслед удаляющимся огням машины, не в силах себя заставить вернуться. Не в силах делать вид, что все хорошо, когда на деле ему удавиться хотелось.

– Эй, я уж думала, тебя похитили инопланетяне…

Влад обернулся. Распахнул объятия и прижал Аню к себе. И все в нем отозвалось на эту близость. Сердце рвануло прочь из груди. Не принадлежащее ему больше сердце…

– У тебя что-то случилось?

– Случилось? Нет… Я просто чертовски устал.

Аня оглянулась. Из-за ворот доносились взрывы смеха и громкие голоса изрядно подвыпивших гостей.

– Думаю, уже никто не заметит, если мы сбежим.

– Правда? – Влад зарылся носом в ее красиво уложенные волосы и жадно втянул воздух.

– Угу. Я пока за Васькой схожу, а ты заводи машину.

– Отличный план.

– Угу. И я, может быть, даже воплощу его в жизнь, если ты меня ненадолго отпустишь, – поддразнила Санина Аня.

Он послушно разжал ладони. Аня улыбнулась и пошла к воротам, а он алчно глядел ей вслед. И хоть Влад еще не знал, как будет выкручиваться из ситуации, одно не вызывало сомнений – с Нюськой они не расстанутся. Ни за что. Никогда! Без нее от него прежнего ничего не останется. Его просто нет… без неё.

Аня с Васькой вернулись быстро. Умаявшись и переволновавшись, девочка уснула, едва они выехали на трассу.

– Влад… Влад!

– М-м-м?

– Мне больно.

Аня подняла вверх их соединенные руки и потрясла. Влад разжал пальцы.

– Извини, пожалуйста. Дай посмотрю! Нет синяка? Вот дебил же…

– Да все нормально… – рассмеялась девушка, – только больно немножко. Ты точно в порядке? – добавила она с тревогой, разглядывая его профиль. И он чувствовал этот ищущий взгляд, но не мог заставить себя на него ответить. Просто не представлял, как вообще ей смотреть в глаза. И как обо всем рассказать? Поэтому он смотрел на убегающую ленту дороги, время от времени касаясь губами голубых вен на её запястье.

Когда они приехали домой, Влад отнес Ваську в спальню. Укрыл ее одеялом и замер, вглядываясь в её черты. Подумать страшно, но ведь ее действительно могло и не быть! Если бы Алька сделала аборт, он бы никогда… никогда не узнал, что у нее его нос… его волосы и пальцы на ногах. Он бы никогда не услышал, как она поет, с каким восторгом каждый раз кричит, а не говорит, слово «папа»…

– Эй… Ты что здесь сидишь?

Влад покачал головой. Подозвал Аню к себе ладонью и, уткнувшись лбом ей в живот, прошептал:

– Ребенок – это самое лучшее, что может случиться, правда?

– Ну… Я даже не знаю. Есть еще кое-что, что я бы могла отнести к разряду «лучшего».

– И что же это?

– Ты… То, как я люблю тебя…

– И я люблю. Ты ведь знаешь, как сильно… я тебя люблю.

– Знаю.

– Это хорошо… Это хорошо, Нюська. Пожалуйста, пообещай мне…

– Все, что угодно.

– Пообещай, что никогда меня не оставишь. Что бы ни произошло, в какое бы дерьмо я не вляпался… Пожалуйста, пообещай!

– Ты меня пугаешь, Влад. Пожалуйста, если что-то случилось, ты можешь мне смело рассказать.

– Просто пообещай, что всегда будешь со мной.

Влад запрокинул голову и уставился на Аню тяжелым немигающим взглядом.

– Я всегда буду с тобой. Всегда… Это не обсуждается.

Влад медленно качнул головой и, поднявшись с Васькиной кровати, подхватил Аню на руки.

– Спина, Влад…

– Ничего ей не будет.

– Но…

– Нюсь, заткнись, а? Я хочу носить тебя на руках. И я буду. Обхвати меня ногами, – прохрипел Санин, ведя большим пальцем вдоль желобка позвоночника. Аня послушно скрестила лодыжки у него за спиной и выгнулась, словно кошка.

– Ты голая…

– Здесь? – Аня поерзала. – Да… Я сняла трусики, когда приняла душ.

Влад застонал. Выругался тихонько. Аня не слишком расслышала его слова, что-то про демона, которого он породил.

– Вкусная, сладкая… моя… – шептал Влад по дороге в их комнату. В тот вечер он был сам на себя не похож. Слишком нетерпеливый, слишком жадный… Во всем, что он делал, как ее ласкал, с каким напором добивался её ответа, присутствовал какой-то надрыв, который она чувствовала всем своим существом. Который пугал ее до дрожи в коленях.

Дверь в спальню захлопнулась с легким щелчком. Аня всхлипнула и поерзала, предвкушая, как это будет. Каждый раз, занимаясь любовью с Владом, она уносилась все дальше и дальше к звездам, и ей все сильнее хотелось вернуть ему хоть крупицу того удовольствия, что получала сама. Влад осторожно опустил ее на кровать и Аня, наконец, решилась. Потянула за язычок молнии, спустила брюки и белье вниз и под его горящим сумасшествием взглядом обхватила губами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю