332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Филин » Межрасовая Академия им.Вильгельма V (СИ) » Текст книги (страница 1)
Межрасовая Академия им.Вильгельма V (СИ)
  • Текст добавлен: 15 апреля 2020, 00:30

Текст книги "Межрасовая Академия им.Вильгельма V (СИ)"


Автор книги: Яна Филин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Филин Яна
Межрасовая Академия им. Вильгельма V

Глава 1

Сразу после окончания института, имея на руках диплом журналиста, я гордой походкой стала обходить газеты и журналы в попытке стать профессионалом своего дела. В голове мелькали картинки, как буду вести расследования, выводить на чистую воду бизнесменов и политиков, начну делать свою страну лучше. Наивная душонка! Без опыта устроиться удалось в какую-то потрепанную газетенку, где печаталась исключительно желтая пресса. Только так наплаву и держались, ведь более или менее стоящие сенсации перехватывали рыбы покрупнее, а смысл издавать тоже самое, но с недельной задержкой? Корила себя, печатая очередную новость под бдительным контролем начальницы, но ничего поделать не могла, идти работать на кассу не улыбалась.

Каждый день думала, что вот уж сегодня смогу схватить что-то стоящее, но ничего не происходило, и уволиться не могла, слишком уж явно представляла встречу выпускников, где однокурсники будут кичиться друг перед другом достижениями, а я буду жирной коровой, которая из-за стрессовой работы наедает лишние кг прямо за прилавком.

Жизнь круто изменилась после очередной попытки найти вакансию поинтереснее, гордое название «помощница главного редактора» манила, словно мед муху, да и под требования подходила, а годичный опыт хотя бы и в такой газете, как моя, давал ощутимый плюс. Прям на работе заполнила резюме и отправила, ожидая, что вот уж в этот раз точно позвонят. Бурная фантазия и наивная вера в лучшее уже ни один раз меня обламывали, но упорно продолжала надеяться на что-то хорошее в своей жизни.

На следующий день дисплей телефона показал входящий с неизвестного номера, получила гневный взгляд от своей редакторши и шустро выползла в общий коридор, который вел как минимум в десть разных фирм и контор.

Приглашение на собеседовании стало сродни чуду, чуть не запищала в трубку, но сдержалась, состроила болезное лицо и отправилась просить отгул у начальства. Сразу увольняться не решилась, вдруг не пройду?

Утро четверга, сделала макияж и прическу, так как иду пытать счастье в модный женский журнал, подмигнула себе в зеркало, попрощалась с мамой и ускакала покорять новую вершину, должность помощника главного редактора щекотала нос и манила схватить ее за хвост. Лучше бы не трогала эту гадость!

Зарплата на новом месте оказалась не в пример приличнее, но и обязанностей свалилось столько, что можно тушить свет и бросать гранату. По факту я стала второй секретаршей, только на побегушках, и ведь гламурный каблук не сменишь на удобные кеды – выгонят сразу. Первый год наивно рассчитывала, что меня повысят, обещали же карьерный рост. На второй стала искать плюсы у такого режима, фигура всегда в порядке, на спортзал тратиться не надо, премиальные, опять-таки, высокие, и пофиг на сварливый характер начальницы. Так прошел и третий, и четвертый год, на пятый, когда паспорт ненавязчиво намекнул, что в двадцать восемь пора бы и замуж, уже выла. Депрессия подкралась вполне ожидаемо, надоело абсолютно все, еще и усталость навалилась на плечи и давила вниз. Плюнула на все уговоры, взяла отпуск за свой счет, хотя не брала его вот уже три года, но просто так мне все равно не выделили законные недели выходных. Не нравится, пусть увольняют! Заказала билет и отправилась на море, пообещав маме привезти итальянского вина. Не стала говорить, что его можно и дома купить, искренне сомневаюсь, что в Сочи бутылки иного содержимого. Аэропорт, самолет, и я уже в отеле. Не было предвкушения от скорой встречи с теплым морем, не было радости, что вырвалась из ежедневной кабалы, хотелось лечь на постель и проспать весь отпуск, дать натруженному телу и мозгу заслуженной отдых. За пять дней практически вышла из эмоционального анабиоза, даже улыбаться заново научилась, а звонок от брата, который всего на два года младше, заставил радостно улыбаться и плакать одновременно. Его девушка, с которой у него свадьба в конце сентября, беременна. От души поздравила братишку и маму, которая скоро станет бабушкой, заказала себе шампанского и окапалась в номере. Жалость к себе цвела буйным цветом, хотелось мужа и детишек, но последний роман закончился не очень удачно, работу бросить не могла, так как сидеть дома и гладить носки не для меня, а мужчина требовал все мое внимание целиком, даже когда с родными по телефону в его присутствии говорила бесился. Очередной скандал привел к тому, что он просто потребовал вернуть все подарки и исчез с горизонта.

В душную Москву возвращаться не хотелось, но отпуск подходил к концу, и надо браться за работу. Снова забеги, очередные эскизы, очередные светские сплетни. Уже через месяц вернулась в привычное депрессивное состояние, в котором меня лучше лишний раз не доводить, чего доброго сорвусь и будет у меня небо в клеточку, друзья в полосочку.

Брат с девушкой не стали переносить дату свадьбы, за месяц животик не станет заметным, а звонить и менять дату в кучу инстанций, таких как фотограф и видео оператор, слишком затратно по времени и нервам.

– Алло, Свет, забеги еще в кондитерскую, наша ведьма хочет эклеров, но крем должен быть белковым.

– Блин, Лин, помню я о ее вкусовых предпочтениях, но лучше закажи доставку, у меня полны руки платьев для этого бесовского показа. – Секретарь главреда секунду помолчала, а потом изволила ответить:

– Вообще никак, ты минут через двадцать будешь, а доставка минимум через сорок, да она меня вместо этих пирожных съест! Светик, ну выручай. – Тяжело вздохнула, сдаваясь. – Супер, спасибо! – А ведь мне оставалась только дорогу перейти на перекрестке, но вместо того, чтобы идти к зданию, поворачиваю направо и стою жду своего сигнала светофора.

Пирожные куплены и упакованы в фирменный пакет, руки заняты напрочь, хорошо еще юноша лет пятнадцати помог открыть дверь, и поддержал ее. Искренне поблагодарила и направилась к перекрестку. Ну вот, а все ругают нынешнюю молодежь, вон какой воспитанный попался. Снова красный. Да он издевается! Как же достал этот город и эта беготня! Надоел этот темп. В деревню хочу… Нет, в лес, недели так на две, а лучше на год! И чтоб ни одного человека вокруг. Настолько размечталась, что чуть не пропустила зеленый. Несколько шагов по зебре, падает один из пакетов, аккуратно присаживаюсь, чтобы поднять, слышу женский предупреждающий крик, чтобы кто-то бежал, поднимаю голову и вижу газель, которая на высокой скорости, виляя кабиной в разные стороны, направлялась прямо на меня. Единственное, что успела сделать для своего спасения, это встать. Свист тормозов, адская боль во всем теле, словно раздробили все кости разом, короткий полет, и воспаленное сознание подкинуло дурную мысль «хана платьям», а дальше удар головой об асфальт и темнота.

* * *

В себя приходила рывками, словно видишь сон, но вот проваливаешься глубже, где даже подсознание спит, и снова видишь бесцветные картинки. Я поняла, что окончательно вернулась в явь, когда настойчивая трель птиц не дала снова заснуть. Лежала на чем-то жестком, болело все, даже то, о существовании чего не подозревала. Открыла глаза и потолок тут же поплыл, словно получила сильное сотрясение. Был в прошлом такой казус, прям перед новогодними праздниками, неся домой небольшую, но пушистую красавицу, поскользнулась у подъезда и упала. Но в прошлый раз хоть галлюцинаций не было. Что последнее помню? Ненавистные пирожные, зеленый сигнал светофора, а дальше? Что было дальше? Постаралась напрячь память и мозг тут же возмутился болью, от чего не сдержалась и зашипела. Черт, неужели я одна в палате? Соседки бы уже давно позвали врача, заметив, что пришла в себя. Так, продолжаем вспоминать о причине, почему мне сейчас настолько плохо. Машина. Авария? Замечательно, меня сбила машина прям на пешеходном переходе. Этот идиот влипнет на крупную сумму за мое лечение и простои на работе. Наверняка еще и пьяный был.

Дождалась, когда состояние хоть немного придет в норму и осторожно открыла сначала один глаз, а потом, когда усомнилась в реальности картинки, и второй. Потолок был точно не больничный. Древесные балки, с которых свисали пучки непонятных трав, а между ними рейки, сквозь которые были видны корни растений и земля. Интересно, а что за препарат мне вкололи? Наверняка сильные обезболивающие, иначе почему мерещатся столь натуральные галлюцинации? Ладно, попробуем проверить тело на поломки. Пошевелила пальцами рук и ног, удовлетворилась, что даже не больно, и начала проверять остальные части. Руки и ноги тоже шевелились, хотя поле такой аварии должна быть в гипсе от макушки до пяток, если не на том свете. Была только одна странность, тело слушалось странно, вроде отвечает на команды, но словно с интервалом в доли секунды. Лежать и дальше на жесткой кровати не было сил, словно на дощатом полу, а не на больничной койке. Аккуратно перевернулась на бок, чтобы не упасть, и поняла, что падать то, в сущности, дальше просто некуда. Встала на четвереньки и отползла в сторону, на черном, прогнившем дереве, были какие-то белые отметины по кругу, их и хотела посмотреть, может хоть тогда пойму, что тут вообще происходит. Ноги уперлись во что-то мягкое, даже не поверила своим ощущениям, аккуратно повернулась, чтобы не вызвать головокружения, и завизжала во всю глотку, уползая как можно дальше, работая конечностями на максимум возможностей, пока не уперлась в стену и не развернулась к лежащему телу.

Пожилой мужчина, на вид лет восемьдесят, голова была лысая, со странной татуировкой на лбу, куцая седая борода, неровно обрезанная под самым подбородком, и лицо, испещренное глубокими морщинами. Но испугало вовсе не это. Кожа старца была желтушного оттенка, словно он уже мертв, и мертв из-за проблем с печенью. А я еще понять пыталась, что же за странный запах тут витает. Не могла же я спать в одной комнате с трупом? Может он не мертв? И что это за странные символы, внутри которых лежала? Да и старик лежит в таком же кругу. Смогла встать, подойти к нему, и присесть рядом на корточки. Где там щупают пульс? Дотронулась до шеи и поняла, нет даже смысла его искать. Кожа была холодная, немного рыхловатая, надави чуть сильнее, и палец погрузиться в гниющие мышцы. Желудок моментально скрутило, взгляд зацепился за деревянную кадушку, и даже головокружение не стало препятствием в забеге до нее. Тошнить было нечем, сплошная желчь, которая неприятно стянула все во рту и оставила на губах кисловатый привкус. Дверь. Нужно выйти наружу. Не знаю, куда меня занесло, но с этим надо разбираться. Если меня там, на дороге, похитили, то нужно себя обезопасить.

Именно в этот момент нога что-то зацепила, и в непонятной комнатушке раздался резкий звук падения металлического предмета. Кочерга! Замечательно, подойдет. Руки поудобнее обхватили древко, и стала медленно подходить к грубо сколоченной двери. Удивительно, изнутри она была оббита какими-то шкурами, я словно в далекое прошлое попала, хорошо хоть железо имеется. Хихикнула над глупыми мыслями, посмотрела на труп, и смеяться расхотелось, желудок снова ненавязчиво так поджало.

Дверь поддалась легко, дернула на себя, из-за чего она со скрипом завалилась на бок, вылетая из одной своеобразной петли, но путь на свободу открыла. В лицо пахнуло лесом. Этот одуряющий аромат был сладок, на секунду даже забыла о произошедшем и глубо вздохнула, желая насладиться. После чего, наизготовку с кочергой, быстро выбежала на небольшую полянку, выходящую толи к запруде, толи к берегу речки. Вот и что это все значит? Где похитители? Как я тут оказалась то? Повернулась к дому и замерла. Он был практически полностью утоплен в землю, небольшое окошко было скрыто зарослями осоки, сверху, на импровизированной крыше, так же была травяная поросль, которая не тронула только коротенький дымоход. Сразу за этим своеобразным холмом был лес. Он вообще был везде, за исключением небольшого выхода к воде, но и там стояли две кустистые ивы, которые со стороны воды не позволят увидеть домик. Обошла все, в поиске хоть одной тропинки, чтобы сбежать, но ее не было, лишь притоптанная трава в радиусе пятисот метров, а дальше непроходимая чаща. Не на вертолете же меня доставили, в самом-то деле, не настолько значимый человек, чтобы из-за меня так заморачивались.

Глава 2

Кожа зудела, будто ее месяц не мыли, голова тоже как-то подозрительно чесалась. Надеюсь это не то, о чем я подумала, а результат нервозности. Взяла в руки прядь и снова мой мозг отказался анализировать ситуацию. Она была почти черная, свалявшаяся, длиной практически до талии. Снова зачесалась макушка, не сдержалась, наклонилась вниз, чтобы волосы свисали над землей, и начала вычесывать в надежде, что мне кажется, но парочка шевелящихся насекомых на песке привели меня в ужас. Мамочки! С писком добежала до воды, чтобы промыть шевелюру, наткнулась на свое отражение и неуклюже села на многострадальный зад. Вдруг привиделось? Встала на четвереньки и медленно подползла. Картинка не изменилась, черные путаные волосы, вместо моих рыжеватых, вздернутый нос, миндалевидные зеленые глаза, пухлые губы, и грязь… Она была везде, но особенно на щеках, будто я накануне рыдала и размазывала слезы. Был еще один казус, у меня практически отсутствовала грудь, нет, она была, но еле до единички дотягивала, тогда как своей родной вполне заслуженно гордилась. Глубоко вздохнула и постаралась мыслить трезво. Если на секунду представить, что я как героиня в одной из книжек про попаданство, угодила в чужое тело, то либо это самое тело очень юное, либо я вообще перестала быть женщиной. Встала, оглянулась вокруг, чтобы меня никто не видела, и пощупала свой организм, точнее чужой, на наличие лишних деталей. Их, слава всем богам, не оказалось.

Думаем дальше. Если вокруг больше нет ни одной тропы, значит мертвый дед жил со своей внучкой обособленно, это исключает вторжение непрошенных гостей, но и сама я тут застряла. Еще символы эти странные покоя не дают. Взяла кочергу, без нее делалось беспокойно, почесала голову, разгоняя назойливых постояльцев, подошла к двери и, перекрестившись, вошла.

Трупный запах ударил в нос и заставил поморщиться, казалось, что он пропитал тут все вокруг. Этого деда надо вынести и закопать, мне в любом случае придется провести тут как минимум пару ночей, а подобного соседства я просто не выдержу. Стоило об этом подумать, как рука мертвого зашевелилась, собственное тело от страха замерло, боясь пошевелиться и поверить в увиденное. Показалось? Облегченно вздохнуть не успела, труп неестественно вывернул шею, чтоб уставиться на меня пустыми, без зрачка, глазами, потом стали выворачиваться конечности с противным хрустом, а я, дура, стояла и наблюдала за этой метаморфозой! Стоило только дернуться в сторону двери, как существо бросилось вдогонку, активно работая конечностями и раскрывая пасть. Как он вообще передвигается? Грудная клетка сверху, спина снизу, и при этом голова находилась в правильном положении, если не считать, что повернулась на сто восемьдесят градусов!

Бежать решила к реке, вряд ли оно умеет плавать, но инстинкт буквально завопил, чтобы не входила туда, может это память девчонки, чье тело заняла каким-то непонятным образом? Оставалась только надежда, что лежу в палате, просто удар головой не прошел без последствий, но вскоре восстановлюсь, и все будет по-прежнему. Но эти заверения не помогали, страх увеличивался в геометрической прогрессии, а грудные завывания мертвого старика заставляли бегать вокруг землянки. Хватило меня ненадолго, еще и кочерга в руках здорово замедляла. Прижалась к холму, и монстр пробежал мимо по инерции. Может он зомби? Но почему тогда такой странный? Как их в фильмах убивают? Нужен выстрел в голову, но сомневаюсь, что найду тут даже завалявшийся травмат. В этот момент явно голодный хищник затормозил на четырех мослах, но кочерга сделал свое дело верно, с мерзким хрустом и хлюпом пробила череп. Такого вероломства урод не ожидал, упал на траву и затих. А если очнется? Посмотрела на сочащуюся гноем рану и меня снова скрутило. Никогда еще не видела подобного, и это здорово выводило из строя разум своей нелогичностью. Он же был мертв, или не мертв? Как подобное называется? А еще видела в фильмах, что Это надо сжигать, чтоб не восстало вновь и не заражало других.

Дома ни спичек, ни зажигалки, не нашла, только два странных камешка на печи. Вроде в старину с помощью них искры выбивали, чтоб огонь развести. Да что же это за место такое? Но выбирать не приходилось, взяла, что имелось, и пошла проверить мертвый труп.

Он никуда не делся, но обкладывать палками прямо возле домика, чтобы поджечь, было не самым умным, пришлось побороть в себе брезгливость и тащить к берегу, где в случае чего можно затушить водой. Повзаимственное тельце было до неприличия тощим и слабым, еле уперла тушу не самого крупного мужчины. Именно тогда начали закрадываться подозрения на счет моего глубокого сна, а вдруг это реальность? И мозг начал активно размышлять, как из этого положения выбираться. Уложила поверх старика ветки, надрала сухостоя с земляной крыши, и села высекать искры.

Нет, я подозревала, что поджечь сухую траву с помощью камешка и куска металла дело сложное, но не до такой же степени. Пальцы в некоторых местах уже были исцарапаны и жутко болели, но высечь даже малюсенькую искорку мне не удалось. Если бы не страх, что труп снова оживет, собственными руками бы могилу вырыла, до такой степени была зла. Тело потряхивало от пережитого стресса, в голове никак не могла уложиться реальность происходящего, ещё и этот лес кругом! Взгляд вернулся к кучке, из которой торчала желтоватая, перепачканная рука со странным перстнем на мизинце. А вот это, пожалуй, стоит забрать, вдруг пригодиться? Как только массивное кольцо перекочевало в мои руки, труп снова зашевелился, от чего волоски по всему телу встали дыбом. Неосознанно выставила ладонь вперёд, и кучка травы с хворостом запылала. От неожиданности застыла, будто вкопанная, а воскресший завыл странными хрипами, после чего забулькал, и над небольшой лужайкой меж деревьев запахло паленым мясом. Желудок сжимало в рвотных порывах, но страх, что оно поднимется и побежит за мной вновь, заставлял оставаться на месте и смотреть. Не знаю, сколько я так простояла, но когда костерок потух, оставляя после себя горстку пепла, смогла лишь отползти к пригорку, которой изнутри является крышей домика, и задремать, прижимая к груди кольцо неизвестного.

Не хочу просыпаться до конца, тело ломит, в висках тянущая боль, будто вчера перебрала крепких напитков. Неужели настолько сильно пострадала? Вот приду в себя и устрою газелисту райскую жизнь. Устал? Так вали домой, вместо того, чтобы людей гробить. Попыталась аккуратно лечь на другой бок и в носу защекотало, чихнула, открыла глаза, и снова зажмурилась. Вот теперь мне не по себе, увидеть все тот же лес вообще не ожидала. Все-таки не сон. Аккуратно села, чтобы лишний раз не напрягать затёкшие конечности, и во всю силу лёгких закричала, стараясь тем самым выплеснуть накопившейся негатив и страх, где-то читала, что помогает. Так, раз уж застряла тут на неопределенное время, то надо исследовать дом. Встала, засунула перстень в подобие кармашка, и зашла, приподнимая дверь, покосившуюся на одной петле.

За это время комнатушка успела проветриться, и уже ничего не напоминало о том, что недавно тут лежал мертвый человек, разве что два круга с символами, стереть их не поднималась рука.

Обстановка была скудной. Печь, занимающая как минимум четверть всей площади, на ней сбоку лежали многочисленные шкуры, и что-то мне подсказывало, спать без санобработки на них опасно. Тот час зачесалась голова, лучше слов говоря, что обработку надо провести не только шкуркам и мехам. На противоположной от печи стороне был шкафчик с книгами, до них обязательно доберусь, но позже. У окошка маленький столик с широкой лавкой, аккурат напротив входа у стены была маленькая дверца, кольцо от которой еле заметила, так как все остальное скрывала деревянная лохань. Интересно, а там что? А там оказался погреб, и достаточно глубокий, скудного освещения не хватало увидеть дна, благо, что деревянная лесенка имелась.

Идти прямо сейчас на разведку местности казалось сущим самоубийством, да и смеркаться начиналось. Первое, что собиралась сделать, это как следует помыться, поэтому вытащила ванную, больше похожую на плоскую деревянную бочку, ведро, которое пришлось выливать и поднести ближе к воде, и вещи. С этим оказалась проблема, имелся только один комплект сменного белья, но в таком виде, что плакать захотелось. Пришлось решать проблемы по мере их поступления.

Вновь около воды появилось необъяснимое чувства страха. Да что ж такое то? Никогда раньше не боялась, неужели остаточные воспоминания тела? А ведь я с той вспышкой огня не разобралась. Постаралась побороть себя и стала подбираться медленными шажочками, в итоге, когда сполоснула деревянное ведро, пальцы сводило судорогой, но позволить собой руководить? Вот уж нет! Набрала чистой воды и побежала к лохани аж вприпрыжку, лишь бы удалиться на безопасное расстояние. Да, ненадолго подавила страхи чужого тела. Ещё несколько таких заходов и дышала, словно загнанная лошадь, зато могла со спокойной душой начать стираться, но так как порошка нигде не нашла, пришлось подобрать два камня и ими выстирывать самое сложное.

После чего соорудила будущий костерок и попыталась вновь призвать огонь, не сам же он зажегся? Но как не пыхтела и не строила из себя волшебницу, ничего не происходило. Вновь вернулась к ненавистным камням. И какой божок решил надо мной поиздеваться? Да я даже с помощью зажигалки не сразу могу костер зажечь, что уж говорить об отсутствии бумаги! Вожделенные искорки появились где-то через полтора часа бесплотных попыток, и я радовалась сейчас даже больше, чем когда урвала должность помощника главного редактора, чтоб ей пусто было. Дальше больше, соорудить подобие сушилки недалеко от огня, чтоб потрепанные вещи не сгорели, очередная мука с наполнением небольшой лохани, тело плохо слушалось команды разума, еле помогали уверения, что там безопасно. Следующее на повестке, это волосы. Мерзкое ощущение, что там копаются, не отпускало ни на секунду, а потому нашла в домишке тупые ножницы, не без сожаления подцепила прядь и начала выстригать практически на лысо. Все равно не смогла бы расчесать колтуны, да и средства от вшей тут точно не найду. Грязь комками опадала на траву, и это бесило, неужели тяжело соблюдать гигиену? Перетащила песка в какой-то разбитой глиняной чашке, и рискнула дотронуться кончиками пальцев воды, от чего тело моментально покрылось мурашками. Бр… Ледянющая то какая. Набрала в легкие побольше воздуха и, не давая себе времени опомниться, забралась полностью, поджимая под себя ноги, и облегченно выдохнула. Терпимо, можно шустро отшкребстись. Песок царапал кожу, оставляя красные следы, но спуску себе давать не хотелось, моя чистоплотная натура просто вопила, чтоб не пропустила и клочочка. Когда эта своеобразная пытка закончилась, выползла на землю и принялась бороться с головой, если надо будет, найду лезвие, волосы отрастут, ничего страшного, но вот иметь подобных зверушек была не намерена. После всех процедур рискнула вновь подойти к запруде, в другом месте посмотреть свое отражение не удастся. Вот тебе и брюнетка, вашу через нашу. Те клочки, что не взяли ножницы, имели светло-пшеничный оттенок, вздернутый носик, пухлые губки и огромные зеленые глаза. А ничего так девчонка, через год другой станет настоящей красавицей.

Глава 3

В первый день мне повезло, в печи обнаружилась пресная каша, но голодный желудок рад был и этому, в погребе же нашла подвешенное вяленое мясо и несколько небольших ящиков с разными видами сушеных грибов. Кажется, именно тут настоящая хозяйка тела и жила, раз уже начала подготовку к зиме. Насколько могу судить, я до сих пор на территории своей страны, те же деревья, тот же климат, в эту картину не укладывается разве что оживший труп и огонь, сорвавшийся с собственных рук. И чем дольше размышляю, тем больше прихожу к мысли, что я стала одной из тех многих попаданок, о которых говориться в фентезийных книгах. Когда-то они спасали меня вечером после работы, позволяли унестись в волшебную страну драконов и прочих магических существ, где нет злющей начальницы, домашних хлопот и подсчета месячного бюджета. Может начать готовится к встрече с прекрасным принцем? Хотя… Не с моей везучестью, максимум гоблин какой-нибудь, и тот дефектный попадется.

В погребе так же оказался занимательный рычажок, и то, если бы не споткнулась на пустом месте и не поставила на плече об него синяк, о существовании бы не узнала. Потайная комнатка немало удивила, там находилась маленькая библиотека из толстых фолиантов и несколько листов с грифельными карандашами. Ничего не понимаю, вот откуда у малявки может появиться такое? Даже невооруженным глазом можно заметить позолоту на некоторых книгах. Может это того дедка, который с моей подачи повторно отправился в царство мертвых? Все может быть, но приятным дополнением стало то, что буквы были мне знакомы, хотя и понимала, что это точно не мой язык.

– Целебные травы средней полосы Ангрелима. – Интересно, а это у нас город, или страна? Поставила назад и стала дальше вычитывать информацию. Немного боязно стало после книги «Некромантия с азов. Как правильно поднять зомби от таракана до высшей нечисти». Фолиант выпал из рук, будто держала ядовитую змею. Боюсь, если это все-таки другой мир, и черная магия тут не в почете, то за парочку таких книг меня казнят особенно жестоко.

Исследование дома дало не много, еще меньше постепенный осмотр округи. На многие километры отсутствовали человеческие тропы, чего не скажешь о животных. Запасы подъедались слишком быстро, даже с условием того, что старалась экономить, жестко ограничивая себя в еде. За месяц утратила весь оптимизм, тут меня не найдут, даже если бы искали. Все книги были по магии, ингредиентам для зелий, алхимии, и прочей лабуде, но ни одной о том, как выжить в тех условиях, в которые поставила судьба.

Первые силки научилась ставить спустя три дня голода, вода была не способна его утолить, а заняться добычей рыбы мешал иррациональный страх и отсутствие хоть какого-то подобия крючков. Заяц был не особо крупный, но желудок уже давно прилип к позвонкам, казалось, то проживи еще хотя бы с пару дней, и съела бы его прям в шкуре. Сколько времени прошло с моего попадания? Два месяца? Три? Не знаю, ставить метки все время забываю.

К своей добыче шла уже увереннее, животное трепыхалось в страхе, старалось перегрызть веревку, но я не могла себе позволить упустить его. Пара прыжков, и наточенный нож перерезал ему глотку.

Запах парного мяса сводил с ума, организм предвкушал трапезу, и поспешила вернуться на свою полянку, где шалашик из веточек ждал свою жертву уже сутки. Разделать тушку впервые было сложно, маленькие кусочки оставались на шкурке, но с этим ничего не могла поделать, разве что потом подчистить и вывесить просушиваться, да задубить, чтоб в зиму накопить их достаточно для поддержания жизни. Сочные, сочащиеся кровью, кусочки, пропадали во рту со скоростью света, я не могла дождаться, когда они прожарятся полностью, даже отсутствие соли не портило изумительный вкус молодого, свежего мяса. Какая гуманность? Себя было гораздо жальче, и чтобы в холодное время не подохнуть от голода, надо научится охотиться на более крупное зверье. Тяжело заново обучатся навыкам, о которых раньше и не подозревала, а научить выживать было не кому, приходилось постигать эту тонкую науку с помощью проб и ошибок. Наряду с этим изучала книгу по травам, загнуться еще и от болезни, где нет простых антибиотиков, будет глупо.

Я боялась, что с наступлением осени не успею подготовиться, единственное, чего было в избытке, так это грибов и ягод, но и их засушивала исключительно после того, как найду описание и название в одном из талмудов. Кто бы ни принес их сюда, я готова была этого человека расцеловать в благодарностях. Те же книги, что были в жилой комнатушке, трогать не было времени, романы, произведения здешних классиков, как понимаю, и ничего полезного. Вытаскивать же фолианты из погреба боялась, мечта, что кто-то все-таки наткнутся на меня, все еще теплилась на задворках сознания, позволяя не впасть в пучину отчаяния.

Просыпалась с рассветом, и засыпала с закатом, сказывалось малое количество свечей, их предпочла оставить на зимний период, когда день непозволительно короток, чтобы успеть достаточно устать.

Благостным открытием стало то, что магия имелась в теле, но ее требовалось развивать, ибо было мало, но зажечь костерок вполне хватало, как и силой притягивать дрова, которые заготавливала к холодам. Иногда хотелось пойти и утопиться, мысль, что опаздываю, настойчиво билась в голове, сводя с ума, пусть медленно, но уверенно. Интересно, а когда она подведет меня к грани безумия? Иной раз даже казалось, что забываю человеческую речь, и тогда начинала говорить сама с собой, с тушками, которые любовно и аккуратно разделывала, с рыбами, которые случайно попадали в деревянное ведро, когда набирала воды. Видимо, здешние места богаты на нее, и она непуганая человеческими руками.

– Ну вот, тебя засушим, пусть и будешь деревянная к концу осени, зато желудок обманывать смогу. – Пучки целебных трав пополнялись на деревянных балках, и ходить приходилось пригнувшись, чтоб не вытряхивать из головы опавшие листочки. Самым запоминающимся был момент, когда впервые смогла забить крупную дичь. Я караулила стадо на ветке дерева, стараясь не стучать зубами от холода и нервного ожидания, а когда пришло время, уверенно спрыгнула на спину животного. Молодая олениха пыталась сбросить со спины, и напоследок больно ударила копытом в живот, она даже с порезанной шеей умудрилась убежать минимум метров на сто, а догонять было невозможно, так как лежала на опавшей листве и пыталась побороть боль с обидой, ибо единственный нож так и остался в ее плоти. И сколько же было радости, когда медленно побрела по следам крови и нашла беглянку.

Тогда позволила себе небольшой пир, как раз накануне нашла пучки трав и уже успела засушить, она обладала теми же вкусовыми качествами, что и перец, а потому щедро обмазала приличный кусок, хоть в итоге и получила достаточно острое блюдо, но это разнообразие не заставило отступиться от еды. Так сумела забить практически весь погреб, печалило лишь то, что круп нигде не достать, но в древность выживали и в более худших условиях, верно?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю