332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Угрюмов » Судьба бригадира » Текст книги (страница 8)
Судьба бригадира
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:55

Текст книги "Судьба бригадира"


Автор книги: Владимир Угрюмов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 13 страниц)

У меня уже не раз возникало желание позвонить в Красноярск Волку и просить его о помощи. Но каждый раз усилием воли подавляю в себе подобную слабость. Я должен справиться со своими проблемами сам. Я и пытаюсь это сделать.

Проходит еще одна неделя. Чувствую, что достаточно окреп для недолгой серьезной вылазки. А она мне необходима. У меня нет транспорта и нет денег на его покупку. Деньги нужно срочно где-то взять. Ни в одну из бывших подконтрольных мне фирм я обратиться не могу, не рискуя нарваться на бойцов Семена. Теперь те фирмы уже не мои.

С улицы, с автомата, звоню по некоторым имеющимся у меня надежным телефонам, но нигде о моих друзьях никто ничего не знает и не слышал. И все-таки я убедился, что у меня до сих пор осталось человек семь-восемь преданных боевиков. Эти парни только и ждали, когда я появлюсь и позову их с собой. Не скрою, это приятно. Чуть позже народ мне понадобится. А пока я все делаю сам.

Наведываюсь в несколько мест, где у нас находятся тайники с оружием. Все оказывается . на месте. Пока мне приходится отказаться от тяжелых и громоздких стволов, и я таскаю теперь в карманах два легких "вальтера". Взяв такси, еду в ресторан к Кормильцеву. Помнится, мы предупреждали этого мужика насчет штрафа в тридцать тысяч долларов. Я не в курсе, забирал ли кто из моих парней те деньги, но хоть что-то я от Кормильцева поимею все равно.

Мой визит для директора ресторана является полной неожиданностью. Вижу, как у него округляются глаза: он смотрит на меня так, словно увидел привидение.

– Ты не забыл, о чем я предупреждал тебя в последнюю нашу встречу? интересуюсь, усаживаясь в мягкое кресло напротив директорского стола. – И ручки положи так, чтобы я их видел...

Кормильцев все выполняет. Теперь я могу наблюдать, как страх проникает в глаза директора.

– Вас ведь убили, – глухо произносит он. – Об этом все говорят...

– Кто все?

– Все... Семен приезжал, хвастался, как они устроили на вас засаду с подставкой и в Парголово взорвали вас вместе с хибарой... Это видели еще трое парней, которые и были тогда с Семеном.

– Какие еще слухи ходят обо мне и о моих друзьях?

Кормильцев нервно берет сигарету и прикуривает от зажигалки. Пальцы у него дрожат.

– О вас я только что сказал, а вот о ваших друзьях... – он запинается, но увидев мой взгляд, спешит продолжить.– Их тоже всех убили... В смысле, не тоже... – поправляется он, так как я сижу перед ним живой и здоровый. – Их вычислили поодиночке и расстреляли прямо в машинах, когда ваши друзья выслеживали Семена и Чахлого...

– Их точно убили?

Кормильцев шумно выдыхает сигаретный дьм.

– Теперь я в этом не уверен, – намекает он на мое внезапное воскрешение. – А по поводу денег, Антоныч, – он сминает окурок в пепельнице, я ведь и вправду думал, что вас уже нет в живых... У меня здесь, в сейфе, лежит только двенадцать тысяч. Если вы дадите мне дня три, я соберу для вас и все остальное.

Что ж, на безрыбье и рак рыба. Вряд ли я приеду к нему через три дня, так как мне здесь запросто устроят засаду. Придется довольствоваться тем, что есть. Я молча киваю головой. Кормильцев, поняв мой знак по-своему, встает и подходит к сейфу. Достает пачку долларов. Подходит ко мне, передает мне деньги в руки. Присаживается в кресло напротив.

– Послушайте, Антоныч... – начинает он вдруг доверительным тоном, которого я от него никак не ожидал. – Я хочу вам помочь, потому что смогу помочь и себе...

Смотрю на него с некоторым интересом.

– С чего бы это? – усмехаюсь я.

– Зря вы так... – вздыхает он. – Я с вами совершенно искренен. Мне надоел Семен до чертиков. Он забирает у меня почти все, и я даже не могу купить новое оборудование для кухни, не говоря уже о том, чтобы сделать реконструкцию залов. А у меня ведь очень хороший ресторан...

В этом я с ним согласен. Ресторан господина Кормильцева в городе знает вся элита.

– Ты хочешь, чтобы я помог тебе избавиться от Семена? – уточняю я с некоторой иронией.

– Да. – Кормильцев, напротив, совершенно серьезен и даже хмур. – Я уже натерпелся. Недавно Семен избил меня прямо в этом кабинете, отпинал ногами – и только из-за того, что я не додал ему триста долларов. У меня их действительно в тот момент не было. Вы же знаете, Антоныч, что у меня не только этот ресторан, но и целая сеть мелких баров и кафешек по всему городу, не считая магазинчиков. Деньги все-таки идут неплохие. А вот Семен уже считает себя хозяином всех этих заведений, а меня, того, кто все это создал на собственные деньги, он держит за обычного директора, которого поставил на это место именно он... Я понимаю, что за ним реальная сила и убрать человека для Сени или для его бойцов – дело совершенно плевое, но я так больше не могу...

Вроде бы монолог Кормильцева прозвучал довольно искренне. Но насколько искренен предприниматель, я пока затрудняюсь сказать. Вполне возможно, что все это – правда, а может быть и ловушкой для меня. И ловушка может оказаться почище того домика в Парголово. Все-таки не верить Кормильцеву совсем у меня нет оснований. Поживем – увидим...

– Мне нужен Семен, но сейчас я вряд ли смогу разобраться со всей его бригадой. У меня почти не осталось людей, – честно говорю я директору, чтобы он не питал зря иллюзий.

– Я все понимаю! И я вам помогу! – заверяет меня Кормильцев с неподдельным энтузиазмом. Он прямо весь подался в кресле в мою сторону. – У меня найдется для вас необходимая информация! Честное слово, Антоныч, я бы лучше работал с вами, нежели с Семеном. Хотя все в городе знают, как вы разбирались с конкурентами, но... те коммерсанты, которые работали с вами, считали вас самой лучшей своей "крышей". Вы всегда обращались с ними корректно, помогали, никогда не "душили" поборами... Мне друзья много рассказывали о вас и ваших методах...

Отрадно такое слышать. Оказывается, не такой уж я и зверюга, как сам думал. Доброе слово, как говорится, и Антонычу приятно...

– Не обещаю, что все изменится скоро, – говорю директору. – Но не для того я здесь появился, чтобы получать от тебя деньги и жить спокойно в стороне. Семен и Чахлый разгромили мое дело, им это удалось, не скрою, но им не удалось убрать меня с дороги, и в этом теперь их проблема. Сейчас мне важна любая информация по этим типам.

– Я сейчас вам много чего расскажу! – радуется Кормильцев, вскакивая с кресла. – Но давайте лучше перенесем наш разговор в машину и отъедем от ресторана. Вот-вот может появиться Семен со своими гориллами...

Мысль разумная. И хотя я мечтаю завалить Сеню, и лучше бы прямо сегодня, я говорю:

– Можно и в машине.

Кормильцев загрузил меня действительно серьезно. Знает он, по его словам, достаточно, чтобы я мог обнаружить своих врагов, не напрягаясь, и закопать их. Насколько правдивы слова директора, мне еще придется выяснять, и, возможно, на своей шкуре. Как бы там ни было, отступать я не собираюсь. Семен и Чахлый убили моих друзей, и этого я им никогда не прощу, пока лично не сделаю их холодными жмурами. Вот только после этого можно будет заняться бригадами этих ублюдков.

Из рассказа Кормильцева я узнаю, что у Семена теперь имеется собственный офис, и мне сейчас известен его адрес. Сеня бывает там или рано утром, или поздно вечером.

Еду в центр, поймав такси. Сейчас рабочий день, и в офис проникнуть несложно. Причин, по которым я могу там оказаться, можно придумать сотни. Все связано с бизнесом. Так и прохожу через охрану на входе, представившись одним из покупателей-оптовиков.

Сначала я иду по маршруту, указанному охранником, чтобы попасть в отдел сбыта. Но по дороге, пользуясь схемой Кормильцева, сворачиваю в другой коридор. Мне нужен кабинет директора, который обычные бизнесмены не посещают. Офис тут шикарный. Блещет импортными отделочными материалами и занимает огромную площадь в большом доме еще сталинской постройки. Под контору отведен весь первый этаж.

Слышу впереди чьи-то громкие шаги, но людей пока не вижу: они еще не вышли из-за поворота. Мельком взглянув на табличку на дверях, ныряю в сторону. Здесь находится комната переговоров, и она почему-то оказалась незапертой. Посредине просторного помещения стоит огромный круглый стол со множеством кресел вокруг него. Окна плотно занавешены, горит неяркий свет от утопленных в потолке многочисленных лампочек. Лампочки слегка притушены. В помещении еще не выветрился запах сигаретного дыма, и отсюда я делаю вывод, что в комнате недавно совещались, а охрана просто не успела закрыть двери.

Быстро осматриваюсь, так как шаги в коридоре приближаются и мне отчетливо слышны голоса нескольких парней. По-видимому, они из охраны. Вот они останавливаются у двери в коридоре:

– Ты переговорку закрыл?

– Да нет еще.

– Ну так закрой! Митрофан нам башку оторвет, если узнает, что промедлили!

– Сейчас закрою. А ты куда?

– Я на третий пост смотаюсь, проверю компьютерщиков.

– А-а... Ну ладно. Приходи потом к Мишке, чаю попьем.

– Вы там только сейчас в карты не играйте, пока контору не закроем.

– Да я что, по-твоему, баран совсем?!

Дальше не слушаю. Пересекаю помещение вдоль стены и захожу в туалетную комнату, оставив дверь слегка приоткрытой. Если охранник решит проверить и здесь, то придется его убрать.

Быстро навинчиваю на "вальтер" небольшой тонкий глушитель, снимаю с предохранителя. Охранник заходит. Я наблюдаю за ним через щель между дверью и косяком. Слава Богу, следящих камер в коридоре нет, а значит, мое проникновение сюда прошло незамеченным. Бегло осмотрев помещение от порога, охранник выходит в коридор, выключая за собой свет. Щелкает замок, отрезая меня от всех. Называется – попал! Теперь остается только ждать, когда кто-то вновь решит посовещаться. А может, это будет через пару дней? Веселенькая у меня перспективка...

Комнаты переговоров, подобные этой, теперь существуют во многих серьезных офисах. Они надежно защищены электронными системами от попыток прослушивания и проглядывания. Так что я могу не волноваться за свое стойкое одиночество...

Выхожу в помещение. Вода у меня здесь есть, туалет – тоже. Заточение с комфортом, можно сказать.

Подхожу к тумбе, на которой стоит телевизор. Видео есть тоже. И даже имеется неплохая подборка кассет с фильмами. Значит, существует еще вариант, что, когда все клерки уберутся из офиса по домам, охранники могут прийти сюда ночью смотреть фильмы. Уже обнадеживает.

Нахожу бар с батареей всевозможных бутылок со спиртным, мечта алкаша. Есть и минералка. Надев перчатки, открываю бутылку "боржоми" и, налив себе в высокий тонкий бокал, с удовольствием пью. Посмотрев на часы, отмечаю время и удобно устраиваюсь в мягком кресле. Можно подумать, а можно и подремать. Пистолет лежит у меня на ноге, вселяя уверенность в будущее...

Глава двадцатая

Момент, когда начали вставлять ключ в замок, я просек сразу же. Подхватив бокал и бутылку, сваливаю в туалет. Затаился и жду, приготовив оружие к стрельбе.

В комнате зажигается свет, и заходят двое. Одного из них я узнаю сразу же. Это и есть Семен. Смотрю на часы. Прошло почти пять часов с того момента, как я оказался запертым в комнате переговоров. Семен пропускает седоватого мужчину вперед себя и закрывает за собой дверь.

– Проходи, Саша, присаживайся, – радушно предлагает Сеня.

Его спутник низкоросл, но развит атлетически и имеет совершенно бычью шею. Скорее всего, раньше этот тип занимался вольной борьбой. Почему раньше? Потому, что сейчас ему далеко за тридцать: вряд ли в этом возрасте можно серьезно заниматься спортом. Оба устраиваются за столом. Семен уходит из моего поля зрения, а тот, кого назвали Сашей, садится ко мне спиной.

– У меня очень мало времени, – предупреждает Саша.

– Не задержишься, – обещает Сеня. – Что-нибудь выпьешь?

– Нет. Спасибо. Давай лучше о деле, – нетерпеливо говорит борец. Голос у него ровный и гулкий. Странный голос.

– Хорошо, – соглашается Сеня. – Выкладывай.

– Через два дня придет вся партия, – тут же начинает борец. – Кокаин на этот раз пойдет в медицинских пакетах с гуманитарной помощью из Германии. Это все, конечно, только по документам... Товар как бы от "Красного креста". Все документы честные, бланки подлинные. Таможня этой партии не грозит. Все будет без проверок. Твоя задача – обязательно самому встретить и сопроводить на склад.

– Склад все тот же?

– Нет. Повезешь вот по этому адресу, – борец шуршит бумагой. Скорее всего, ковыряется в записной книжке и продолжает комментировать вслух. – Это почти на выезде из города. По набережной...

Он называет точный адрес и номер терминала. Запоминаю.

– Как там с охраной? – интересуется Семен.

– Вот охрану организуешь свою. У нас там пока только по два человека дежурят в смену. С понтом охраняют дешевый товар. Склады там дерьмовые, но так будет лучше. Товар заберут на следующий день. Покупатель будет с деньгами. Сумма гораздо больше той, о какой мы говорили первоначально на той неделе.

– Я могу ее знать?

– Лимон двести зеленью, – внушительно говорит борец.

Неплохие у ребят проходят суммы. Но дерьмо в том, что деньги они получают от наркоты. Наркотики я не уважаю ни в каком виде. И еще мне интересно, кто этот тип с борцовской внешностью?

Они разговаривают еще минут пятнадцать, а затем уходят. Снова щелкает ключ в замке, и опять я остаюсь взаперти. Но это уже не важно. Услышав о предстоящей крупной сделке, мне расхотелось вот так сразу валить Сеню. Пусть гнида походит еще пару дней. У меня возник план, и я намерен привести его в исполнение: почему бы и не заполучить наличкой миллион двести тысяч долларов, когда они сами идут в руки? Тема, конечно же, слишком рискованная, но когда, интересно, у меня было проще?

Время тянется томительно долго. Меня даже клонит в сон. Черт! Неужели придется торчать здесь до утра? На моих часах половина второго ночи. Наконец в замке поворачивается ключ. Приседаю за столом возле окна. Пусть ребятки пройдут в помещение. Я должен сначала точно знать, сколько их осталось в офисе на дежурстве.

– Да я тебе говорю, этот фильм самый классный! Сейчас сам увидишь! слышу голос охранника.

– Лучше сначала мой посмотрим, – возражает другой. – Я специально в прокате сегодня взял. Это новый боевик!

Поднимаюсь из-за стола. Охранники, увидев меня с пистолетом в руке, впадают в ступор, замерев на месте. Их двое.

– Сколько вас осталось в конторе? – интересуюсь я у них спокойно.

– А-а... Кхе.. Четверо, – хрипит один из них вмиг севшим голосом.

– Где остальные?

– У входа.

– У кого из вас есть машина?

– Мишка на "копейке" ездит. А вы кто? – не удерживается парень от вопроса.

Машина мне нужна, так как посреди ночи должен же я буду на чем-то убраться отсюда. Не такси ведь вызывать...

– Выходите! – приказываю парням, качнув стволом пистолета.

Выходим в коридор. Охранники по моей команде закрывают двери комнаты переговоров. Осточертела мне эта комната! Идем к главному посту. Здесь я разбираюсь со всеми бойцами кардинально. Каждый получает по своей пуле без лишних разговоров. Никто из охранников даже не успел дернуться. Забираю ключи от "Жигулей" и выхожу на улицу. Открыв багажник машины, вытаскиваю оттуда полную канистру бензина. Думается мне, что двадцати литров горючки вполне хватит этому офису за глаза и за уши... Возвращаюсь в контору. В каморке, где стоит монитор видеонаблюдения, сбрасываю все кассеты на пол и вытаскиваю те, что стояли в приемниках на видеозаписи. Обливаю все хозяйство бензином. Затем лью горючее в других помещениях и на пол в коридоре. Чиркнув зажигалкой, подпаливаю клочок бумаги и кидаю его на пол. Тут же вспыхивает хищное пламя, устремляясь по офису. Снова выхожу на улицу, закрывая за собой тяжелую металлическую дверь.

Сажусь в машину и еду в город. Недалеко от Варшавского вокзала бросаю чужую тачку и иду к площади, чтобы взять такси. Теперь можно без нервов добраться до дома.

Женщины уже спят, и я аккуратно, чтобы их не будить, сразу же иду в свою комнату и, раздевшись, валюсь на кровать. Свинство, конечно, дрыхнуть без душа, но я чертовски хочу спать, и все тело просто ломит от накатившей усталости.

– Вам нужно уехать, – говорю я Вере Анатольевне утром, когда мы втроем садимся завтракать. – Лучше всего за границу. У вас ведь есть открытая европейская виза?

– Я понимаю, но мы не можем этого сделать из-за денег, – неуверенно возражает она.

– Деньги уже есть, – успокаиваю ее. – Сегодня же возьмем вам билеты на хельсинский поезд, а из Финляндии уедете в Австрию или во Францию. Потом оттуда сообщите мне, куда вам перевести деньги. А пока вам одиннадцати тысяч хватит?

Вера Анатольевна обрадованно кивает. Представляю, как ей все здесь надоело, когда нельзя никуда выйти.

– Я не хочу ехать! – вдруг заявляет Валерия, глядя в свою кружку.

Чертовы женщины! Никогда не могут нормально оценивать сложившуюся вокруг них ситуацию. Но я спокоен.

– Это не есть верно, – улыбаюсь ей. – Здесь вам угрожает опасность. А сидеть взаперти в четырех стенах – совсем уж гиблое дело... Не стоит спорить на этот счет. Завтра вы уедете...

Вера Анатольевна тут же вступает в разговор и объясняет дочери, что здесь им делать уже точно нечего, раз так все плохо складывается. Уверен, она сможет уговорить Валерию в ближайшие полчаса. Я отдаю им почти все деньги, лишь бы не подвергать их серьезной опасности, которая в нашем городе их подстерегает на каждом шагу с того момента, как убили их отца и мужа.

Через час мы едем за билетами на поезд. Оказывается, они смогут выехать уже сегодня; мне будет теперь спокойней.

Сегодня я собираюсь заиметь больше миллиона долларов да заодно убрать Семена.

Съездив к тайнику, загружаю сумку необходимым железом. Я один, а моих противников будет раз в двадцать больше. Вчера я съездил и со стороны отследил, как на склад привезли партию наркотиков, о которой я слышал в офисе Семена. Весь товар пришел на одном грузовике. Днем раньше я наметил точки проникновения на склад. Сейчас склад, забитый товаром, на первый взгляд очень мирным и полезным, охраняется бандитами, как важный государственный объект ментами или военными. Усиленные наряды по четыре вооруженных дробовиками человека контролируют всю складскую территорию, которая совсем небольшая. Всего теперь на территории склада четырнадцать человек из бойцов Семена, и неизвестно, сколько притащится боевиков с покупателями.

Захожу с глухой стороны склада. Через пару минут я уже прячусь за штабелями поддонов. Думаю, что правильно угадал, где находится товар. На территории всего два больших старых деревянных склада. Несколько сараев, какие-то груды металлолома у дальней стены забора. Недалеко от меня проходят охранники, патрулирующие территорию... У них помповики с усиленным магазином и на поясе "пээмы". Судя по экипировке парней и эмблемам на рукавах их форменной одежды, мальчики принадлежат какому-то охранному агентству. Но как бы там ни было, они все равно люди Семена. Ведь большинство охранных агентств для того и созданы, чтобы боевики могли легально таскать стволы.

В стене склада имеются несколько окон в самом верху, но они качественно забиты досками. Скорее всего, раньше этот сарай имел несколько другое предназначение, нежели сейчас. На территории наверняка были два цеха, занимавшиеся распилкой лесоматериалов. Осматриваю стенку склада, обшитую досками. Склад холодный, и доски тут прибиты дюймовые.

К этому я приготовился, и в сумке есть необходимый инструмент. Действовать приходится максимально осторожно и тихо, поэтому возня с гвоздями затягивается. Только через час я могу, отодвинув в сторону три доски, проникнуть внутрь. Что и делаю, пропихнув сначала сумку.

Склад на склад не похож. Скорее это теперь гараж для большегрузных машин. Внутри помещения стоит тягач с прицепом, на котором высится длинный морской контейнер. Я видел этот грузовик, когда он заезжал на территорию, и, значит, я не ошибся в выборе места.

Подыскиваю себе уголок, где я смогу затаиться и дождаться начала передачи груза наркопокупателю. Наверняка в самом начале купцы станут смотреть товар, поэтому располагаюсь поближе к открывающимся створкам контейнера. Устраиваю себе гнездо из металлолома так, чтобы было видно все вокруг, но меня бы с ходу никто не обнаружил. Вытаскиваю из своей сумки все, что в ней есть. А есть у меня много чего... Складываю сумку в несколько раз, и она снова обретает минимальные размеры. Нравятся мне такие сумочки-раскладушки. Можно и кармане носить, и кучу вещей запихать.

Проверяю оружие, навинчиваю на ствол автомата глушитель. Выкладываю перед собой несколько химических гранат и примериваю противогаз. Кажется, я экипировался достаточно неплохо. Теперь остается ждать..

Нудное это дело и неблагодарное. Всегда в таких случаях в первую очередь начинают закрадываться мысли: а вдруг все сорвется, никто не появится, и так далее. Пытаюсь сосредоточиться на чем-то более хорошем. Но оказывается, что ничего хорошего у меня и нет. И ведь действительно: я бегаю с пистолетиками по городу, стреляют в меня, стреляют; меня пытаются душить конкуренты, я душу коммерсантов, мечтаю заработать, вернее, урвать баснословные деньги. Самое интересное, я совершенно не понимаю, на кой черт они мне нужны... А действительно, на фиг они в таких количествах? Ну, допустим, нагреб я под себя миллионы, купил виллы в разных странах, завел какие-то фирмы, приносящие мне огромные прибыли, поездил по миру, женился, завел детей. Дальше что? Какая истинная цель всей этой моей возни? Хрен ее знает. Построить собственную империю и владеть? Скучно. Какой же, мать его, вывод из всего этого?! По-моему, стоит отложить себе некую сумму, если у меня вдруг случится старость, а пока, как я понимаю себя, мне нужен только адреналин в крови, азарт охотника и кураж игрока в "русскую рулетку". Игрока на крупных ставках – не один из шести, а три... Кажется, все именно так и есть.

Более-менее разобравшись очередной раз в себе, успокаиваюсь и, плюнув на все, закуриваю. Дым от сигареты пускаю по стене сарая вверх. Если кто-то и учует, так тому и быть. Я уже уяснил для себя, что мне требуется, а значит, плевать на данный момент. Если меня обнаружат раньше времени, перестреляю охрану и спалю к чертям грузовик. Семена я могу теперь найти в любой момент. Моя месть от меня никуда не уйдет. Но никто из охраны так и не засек посторонних запахов, и я спокойно дожидаюсь, когда на территории склада появится новый народ.

Распахиваются ворота, и внутрь помещения проходит целая группа парней. Вся толпа вооружена до зубов. Но все боевики, как Семена, так и покупателя, ведут себя мирно и не настороженно. Проходят к контейнеру. А вот и мой знакомый по имени Сеня. Козел, твою мать! Ты, Сеня, козел! – усмехаюсь я про себя.

Имеется в этой группе и мужик с большим дипломатом. Нет никаких сомнений, что в чемоданчике именно та сумма, которая способна обеспечить мне старость. Опять же, если эта старость случится...

Я даже не хочу считать прибывший народ. Какой в этом смысл? Я ведь не занимаюсь статистикой.

Натягиваю противогаз и швыряю в толпу несколько гранат с газовой смесью. Умеют французы делать подобные штучки. Весь народ вырубается моментально. Происходит все очень тихо и спокойно. Боевики вдруг закашляли, схватились за свои глотки, роняя при этом оружие, и как тряпки валятся на землю. Бесшумно отстреливаю двоих оставшихся возле выхода у ворот.

Пробегаю мимо грузовика и лежащих без сознания парней, выскакиваю на улицу, на ходу стаскивая противогаз. Автомат у меня в руке, но опущен стволом вниз.

– Давайте все сюда!! – ору охранникам, столпившимся возле вахты. Поможете с сортировкой!

Те молча переглядываются между собой и выполнять мою команду не спешат.

– Кто сказал? – рявкает детина от ворот.

– Сейчас Сеня выйдет, он тебе, мудаку пришибленному, объяснит, что и кто сказал! – рычу я. – Давайте все сюда! На хер там уже охранять, мать вашу, уроды!

Вот теперь я считаю. Пятеро охранников уже полегли возле грузовика, но ворота в ангар закрыты, и никто из наружных "овчарок" не видит, что произошло в сарае. Вся охрана складов после моих ласковых слов ринулась выполнять приказ Семена. Кто таких баранов воспитывает? Даю им подойти поближе и, вскинув автомат до плеча, расстреливаю всех до одного. Сначала длинными очередями, чтобы не было ответных выстрелов, а затем добиваю тех, кто еще шевелится.

Возвращаюсь в сарай. Тут все та же идиллия. И мальчикам этим повезло гораздо больше, нежели остальным охранникам. Открываю большой чемоданчик. Доллары. Много пачек долларов, и все они насквозь фальшивые. Причем очень грубая работа.

Да, Сеня, тебя бы здесь все равно угрохали на сто процентов, если бы не я. Впрочем, о ком ты беспокоишься, Антоныч?

Отшвыриваю дипломат и вновь выхожу во двор, предварительно обыскав карманы приезжего мена и его подручных. Во дворе я видел несколько машин, и теперь у меня есть ключи от одной из них. Это новенький "пятисотый" "мерседес" со сто сороковым кузовом. Пузатая и очень престижная тачка. У москвича также забираю все документы на машину, паспорт и водительское удостоверение. У него была и трубка сотового телефона. О таком средстве связи я уже слышал, но видел их в руках у очень немногих крупных бизнесменов. Пока это у нас в стране довольно дорогая игрушка. Значит, за наркотой прикатили из Москвы. Нет сомнения, что наш портовый город удобен для поставки любого незаконного товара из-за бугра, особенно если провозить его оформленным. Под гуманитарную помощь могут протащить все, что угодно.

Достаю из "БMB", сопровождавшей "мерседес", канистру бензина и обливаю весь товар, находящийся в контейнере. Туда же зашвыриваю и фальшивые доллары. Поджигаю и ухожу, не забыв пристрелить москвича. Семена я забираю с собой. Денег я сегодня не добыл, зато захватил своего главного врага, и у меня теперь есть отменная возможность с ним побеседовать с глазу на глаз.

Загружаю Сеню в "мерседес"и устраиваюсь за рулем. Все-таки неплохо я здесь все устроил. Москвичи будут после искать Сеню, как виновника гибели их человека, а Семен тем временем исчезнет. Очень неприятный момент в судьбе Семеновской бригады...

Глава двадцать первая

Сеню я обработал очень качественно. Сейчас он валяется на земле и сам на себя не похож. Открываю дверцу "мерседеса" и присаживаюсь на сиденье, не забираясь внутрь. Закуриваю.

Семен начинает шевелиться. Жду, когда он полностью придет в себя.

– Ты как, оклемался? – интересуюсь я, видя, что Сеня уже осознанно смотрит на меня.

– Ты дьявол, Антоныч, – сипит он, пытаясь сплюнуть разбитыми губами кровавую тягучую слюну.

– Думается мне, что ты, парень, ошибаешься, – серьезно возражаю ему. Твой упрек не по адресу... пока.

Сеня пытается приподняться, но я, покачав стволом пистолета, заставляю его передумать.

– Что тебе надо? – хрипит Семен.

– Ты и сам все знаешь. Ты мне уже не интересен. Я хочу знать, где сейчас находится Чахлый.

– Ты все равно убьешь меня, – обреченно качает он опущенной головой.

– Без колебаний, – соглашаюсь с ним. – Точно так же, как ты убил моих друзей.

– Я их не трогал! Это работа людей Чахлого!

Сеня пытается перевести стрелки на положенца. Но для меня уже безразлично, кто из них убивал моих людей. Они оба заодно, и этого для меня достаточно, чтобы убивать всех их компаньонов. Но Семену пока можно об этом и не говорить.

– Хорошо. Допустим я тебе поверю. И как ты собираешься доказать мне свою непричастность? – протягиваю Сене соломинку.

Он тут же за нее хватается:

– Я могу тебе помочь разобраться с Чахлым. Он сам тебе обо всем расскажет. И еще... Твои парни ведь не все погибли. Только Джон. Его атаковали с двух машин и накрыли очень плотно, уцелеть было невозможно... А вот Михаил и Сергей выжили и сейчас находятся в тюремной больнице...

Вот это для меня действительно новость. Выходит, парни живы. Серега жив! Жаль Джона, его Валерия сейчас, наверное, уже в Австрии. Жаль, черт возьми!

– Я проверю эту информацию. Так где Чахлый?

– Он уезжал на неделю в Москву и должен уже вернуться. Ты сможешь найти его в пригороде. Он встречается там раз в неделю со своими бригадирами на территории одного дома отдыха в сауне. Это бывает по пятницам...

Семен подробно объясняет, где найти тот дом отдыха.

– Может быть, ты знаешь, почему Серегу и Михаила держат на тюремном кресте, если стреляли в них? – интересуюсь я.

– Элементарно. У обоих нашли стволы с их пальчиками. Оружие, как ты сам знаешь, у нас в стране нелегально без "срока" не носится...

Сеня уже пытается иронизировать. Наверное, ему показалось, что все самое страшное уже позади. У меня вполне благодушный вид. Надежды юношей питают... Семен – поганая сука, и зря он успокоился...

– Ты знаешь, что ты мне должен? – интересуюсь я.

– Сколько? – не возражает Семен. Сейчас он станет соглашаться на все, лишь бы уйти отсюда своими ногами.

– Триста тысяч. Баксов, разумеется.

Семен трогает свое разбитое лицо и морщится от боли.

– Дай закурить, – просит он.

Бросаю ему сигарету. Зажигалка у него в кармане есть. Сеня закуривает. Молчит.

– Может, мне повторить вопрос? – начинаю я раздражаться. Пора уже заканчивать эту комедию.

– Это большие деньги, чтобы их собрать так сразу... – отвечает он.

– У тебя есть банк, – напоминаю ему. Сеня глубокими затяжками быстро докуривает сигарету до фильтра и отшвыривает окурок в сторону.

– В банке нет наличных.

Усмехаюсь. Даже сейчас он пытается меня обмануть.

– У твоего сраного банка пятнадцать обменных пунктов по всему городу, напоминаю ему. – Это если ты забыл. Возможно, сейчас уже больше, у меня старая информация, но и с этих точек ты легко наберешь половину суммы. Где конкретно у тебя бабки, кроме банка?

– Я думаю, что дня через два я смогу собрать, – кивает он понуро.

– Ты не ответил на мой вопрос! Где?!

– У меня дома... Но я тебе уже говорил, что смогу помочь... Сам ты во всем сейчас все равно не разберешься, – пытается выгадать он время.

– А я вот думаю, что вряд ли тебе придется мне помогать, – тихо говорю я.

Сеня удивленно вскидывает на меня глаза. Я стреляю ему в голову.

– Пошел ты, Сеня, к черту! – говорю я уже трупу и, обойдя капот "мерса", устраиваюсь за рулем.

Зараза! Совсем забыл! Снова выбираюсь из машины и обыскиваю тело. После сбрасываю его в воду, нагрузив пиджак камнями.

Где Семен жил, я знаю и решаю посетить его жилище. Возвращаюсь в город на угнанной тачке, вернее конфискованной, что, впрочем, положение вещей не меняет. Я сверялся с фото на добытых мной документах и думаю, что у гаишников вопросов не будет. Чем-то мы внешне схожи с бывшим владельцем роскошной тачки.

Семен жил на Лиговском проспекте в старом доме еще дореволюционной постройки. Открываю его квартиру и захожу. Осматриваюсь. А неплохо парень жил, любил комфорт и уют. Семь комнат на одного человека – это, конечно, многовато. Квартира отделана на уровне, но я сюда зашел не любоваться. Устраиваю быстрый обыск. В кабинете в капитальную стену вделан небольшой сейф. Все-таки я слегка погорячился с парнем, отправив его в ад раньше, чем узнал код сейфа. Досадно. Пробую подобрать код сам, но так ничего и не добиваюсь. Немного повозившись с железным ящиком, плюю на это дело и выхожу к своей машине. Чуть позже я сюда вернусь с необходимым инструментом. А пока еду в ресторан к Кормильцеву.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю