332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Шарп » Наперекор всему » Текст книги (страница 5)
Наперекор всему
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:24

Текст книги "Наперекор всему"


Автор книги: Виктория Шарп






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

А если увидятся? При этой мысли сердце Элизабет вдруг так гулко забилось, что она пришла в замешательство. Что с ней такое творится? Сначала этот нелепый приступ ревности, потом сожаление о том, что они расстаются, а теперь… Она вдруг почувствовала, что ее щеки начинают гореть. Испугавшись, что Том прочитает ее мысли, она украдкой взглянула на него. Но он смотрел на дорогу. И его лицо было безмятежно-спокойным.

Интересно, ему хоть немного грустно, что мы расстаемся? – подумала Элизабет. И почувствовала прилив необъяснимой досады, не обнаружив на лице Тома признаков грусти или сожаления. Да, он явно не печалится, что не увидит ее несколько дней. Он вообще уже, похоже, о ней забыл, судя по его отстраненному взгляду.

Высадив Элизабет у ее дома, Том поцеловал ее в щеку, еще раз пообещал позвонить на неделе, а затем уехал. Проводив взглядом его машину, Элизабет медленно побрела к подъезду. На душе у нее было тоскливо и неспокойно.

На душе у Тома тоже было неспокойно. Но совсем по другой причине, чем у Элизабет. Теперь, когда он остался один, он мог наконец дать волю чувствам и сбросить с лица маску сдержанности. Той самой сдержанности, которая, как он подметил, вызвала у Элизабет прилив досады. И даже расстроила ее… Но Том мужественно выдержал свою роль до конца. Нет уж, довольно. Он больше не будет бегать за Элизабет хвостиком, как было много лет назад. Иначе она снова не оценит его преданности. Пусть лучше посидит одна и хорошенько обо всем подумает. Главное, что ему удалось зацепить ее чувства. Теперь только бы не расслабиться и не распустить сопли. Иначе все полетит к чертям…

Посмотрев на часы, Том поехал к одному из своих бывших пациентов. Они заранее договорились о встрече. Сегодня он собирался решить вопрос о работе для Элизабет. И не сомневался, что решит. Его пациенту, пожилому владельцу юридической фирмы с солидной репутацией, как раз нужна была секретарша. Рекомендации Тома было достаточно, чтобы Элизабет приняли на это место, да еще и положили солидную зарплату. В том, что работа понравится Элизабет, Том тоже не сомневался. Кому же не захочется работать под началом интеллигентного человека с отзывчивым сердцем, да еще и неполную рабочую неделю?!

Однако Том твердо решил не звонить Элизабет до самой среды. Пусть посидит в одиночестве и убедится, что ей не на кого положиться в жизни, кроме него. Может, тогда она хоть немного начнет его ценить.

8

Следующие четыре дня тянулись для Элизабет бесконечно долго. Она просто не знала, куда себя деть. Смотреть телевизор она не любила, а читать ей не хотелось. Любовные романы напоминали ей о собственной неустроенности, а серьезные книжки наводили зеленую тоску. Что же касается любимого женского развлечения – шопинга, то его Элизабет сейчас не могла себе позволить из-за стесненности в средствах. А так как заниматься рукоделием или готовкой она терпеть не могла, то ей пришлось сидеть сложа руки и маяться бездельем.

В воскресенье Элизабет пыталась развлечься тем, что названивала знакомым. И здесь столкнулась с весьма неприятным моментом. Как только знакомые узнавали, что она лишилась работы и ее дела обстоят скверно, они сразу как-то стушевывались, начинали разговаривать сдержанно и прохладно. Словно боялись, что она попросит их о помощи или денег в долг. Единственное утешение Элизабет нашла в том, что написала письма своим провинциальным подругам. Эти девушки всегда были готовы ее выслушать и поддержать, но беда в том, что как раз они-то и не могли оказать ей реальной помощи.

В понедельник Элизабет отправилась в больницу навестить Клэр. И здесь ее поджидало новое разочарование: она не встретила Тома, как надеялась в глубине души. Впрочем, она и не могла его встретить, так как Клэр лежала в терапии, а Том заведовал хирургией. Это соображение как-то не пришло на ум Элизабет, когда она ехала в больницу, и она почувствовала себя ужасно глупо. Одно было хорошо: встреча с неутомимой оптимисткой Клэр немного развеяла ее тоскливое настроение и придала бодрости.

Вторник Элизабет провела дома. Она ожидала, что Том позвонит ей, но он так и не позвонил. А сама Элизабет не решилась беспокоить его. Она опасалась оторвать его от важных дел или помешать отдыху после напряженного рабочего дня. Заснула Элизабет в этот день поздно, несмотря на отсутствие занятий. Наверное, она слишком переволновалась, ожидая звонка Тома, и у нее развилась бессонница.

В среду Элизабет проснулась в приподнятом настроении. И вскоре поняла, почему оно такое приподнятое. Ведь в этот день Том должен непременно позвонить ей. Он сказал, что позвонит во вторник или в среду, а он всегда держит слово. И раз не позвонил вчера, то сегодня непременно позвонит. Поэтому Элизабет с утра пробежалась по магазинам, чтобы пополнить запас продуктов, а потом весь день сидела дома.

В семь вечера Элизабет почувствовала первые признаки беспокойства. В половине восьмого они приобрели ощутимый характер. В восемь Элизабет подошла к телефону и хотела набрать домашний номер Тома. Но, набрав первые две цифры, внезапно передумала и положила трубку. Ей совсем не хотелось быть навязчивой. Если Том забыл о ней, зачем напоминать о себе? Это просто глупо. Пусть лучше он сам позвонит ей, когда вспомнит.

Элизабет принялась нервно расхаживать по комнате, поминутно поглядывая на часы. Стрелки стремительно неслись вперед и наконец достигли половины девятого… Том наверняка уже дома. Может, он устал на работе, прилег отдохнуть и заснул? Это было бы неудивительно при его нагрузке.

Полчаса спустя Элизабет вдруг поняла, что он не позвонит. Да и с какой стати ему звонить? Тем более сбиваться с ног в поисках работы для нее. Возможно, он и сдержит слово, но куда ему торопиться? Ради чего? Ради женщины, которая ему никто?

Внезапно на Элизабет напал приступ нервного смеха. Какая же она все-таки дура! Она просто удивлялась своей глупости и недогадливости. В ее жизни было несколько мужчин, а она так и не поняла сути мужской натуры. Неудивительно, что все ее дружки бросали ее. Конечно, Том не такой. Он лучше, добрее, щедрее и порядочнее их всех. Но при всем этом он мужчина. Он совсем не прочь тратить на нее деньги и помогать ей, но ведь не даром же! Конечно же Том рассчитывал, что она станет с ним встречаться. Хотя бы не всерьез, а так, изредка. Проводить с ним выходные и, разумеется, заниматься сексом. Вполне естественное желание, учитывая, что у него нет постоянной женщины. А она, наивная гусыня, вообразила, что Том испытывает к ней только дружеский интерес. И это притом, что он открытым текстом предложил ей встречаться. И она согласилась с ним встречаться, но как с другом, без малейшего намека на интим. Интересно, какого мужчину это устроит? Разве что полного импотента!

Итак, грустно заключила Элизабет, Том Хантер утратил к ней интерес. И теперь он больше не пригласит ее провести с ним вечер или выходные. Она его потеряла. И как друга, и как мужчину. Внезапно Элизабет почувствовала, что ее охватывает чувство горького сожаления. Какая же она все-таки дура! В кои-то веки на ее жизненном пути встретился нормальный мужик, а она так глупо прозевала его. И теперь снова осталась одна. Без поддержки, без душевного тепла близкого человека и даже без любовника. Совсем одна! Жалкая песчинка, затерянная в океане большого, неприветливого города…

Резкий звонок в дверь выдернул Элизабет из тягостного оцепенения. Прежде чем пойти в прихожую, Элизабет посмотрела на часы. Тридцать пять минут десятого… Невероятно! Кто может нанести ей визит в столь поздний час? Может, кто-то просто ошибся квартирой?

Звонок раздался во второй раз, и Элизабет поспешила в прихожую. Опасаясь открывать незнакомому человеку, она приложила ухо к двери и громко спросила:

– Кто?

И чуть не споткнулась на ровном месте, услышав ответ:

– Не бойся, Бет, это я, Том.

Судорожно сглотнув, Элизабет открыла дверь дрожащими от волнения руками и впустила Тома в квартиру. На этот раз он был без букета. Да и одет просто: в черные брюки и куртку, из-под которой выглядывал знакомый ей жемчужно-серый пуловер.

– Привет, Бет, – дружелюбно проговорил Том, проходя в гостиную. – Извини за поздний визит, но я только что с работы. В пять вечера к нам неожиданно привезли больного с прободной язвой, и мне пришлось делать незапланированную операцию.

– Ну что ты, не за что извиняться, – торопливо возразила она. – Я все прекрасно понимаю. Ведь у тебя такая работа!

– Да уж, – усмехнулся он. – Я так замотался сегодня, что даже некогда было тебе позвонить.

– Ничего страшного, Том. – Она вдруг почувствовала, что ее губы растягиваются в глуповато-счастливой улыбке. Какая же она мнительная! Насочиняла бог знает чего, а все оказалось совсем не так. Том вовсе не забыл про нее, просто у него случился аврал на работе. То есть произошло то, чего можно было ожидать. То самое, что очень даже логично было предвидеть. Как странно, что такое простое объяснение не пришло ей в голову! Неужели она так привыкла к непорядочному поведению мужчин? Элизабет стало жалко саму себя. Как же ей все-таки не везло с мужиками! – Хочешь есть? Или, может, кофе?

– Да, от кофе не откажусь. А вот есть совсем не хочется: из-за этой суеты на работе у меня совершенно пропал аппетит. Сделай лучше кофе, только покрепче. И сахара три ложки!

– Да, Том, сейчас. – Элизабет так заспешила на кухню, что едва не споткнулась о завернувшийся коврик.

Десять минут спустя они с Томом сидели в креслах друг против друга и с наслаждением пили крепкий кофе. Том – потому, что ему приятно было расслабиться после трехчасового напряжения, вызванного сложной операцией, а Элизабет – потому, что ей было приятно расслабиться после нескольких часов ожидания его звонка. Наконец Том отодвинул пустую чашку, шумно вздохнул и оживленно посмотрел на Элизабет.

– Ну, дорогая моя Бет, – с улыбкой сказал он, – рассказывай, как ты тут поживаешь.

– Да ничего, нормально, – солгала Элизабет. – Конечно, немного непривычно сидеть дома. Я ведь привыкла ходить на работу и чувствую себя выбитой из колеи.

– Что ж, в таком случае мои новости должны тебя порадовать.

– Как? Ты хочешь сказать, что нашел мне работу?!

Том невозмутимо пожал плечами.

– Но я же обещал, что сделаю это быстро! Да и не так сложно найти место секретарши для красивой молодой женщины.

– Я бы так не сказала. Для меня это всегда было очень сложно.

– Поэтому я и не хотел, чтобы ты сама занималась поисками, – несколько назидательно заметил Том. – Ну да ладно, перейдем к делу. Я нашел тебе место секретаря в одной юридической фирме. «Шепард и Кларк».

– «Шепард и Кларк»?

– Не напрягай память, эта фирма не могла давать рекламу в «Нью-йоркском курьере». Они вообще никогда не тратятся на рекламу, так как у них и без того нет отбоя от клиентов. «Шепард и Кларк» – фирма с очень солидной репутацией, она существует в Нью-Йорке с конца девятнадцатого века. Ее основал то ли прадед, то ли прапрадед Джона Шепарда.

– О! – изумленно и чуть испуганно протянула Элизабет. – Такая солидная контора! Том, ты уверен, что меня туда примут?

– Уверен. Фактически тебя уже туда приняли. Тебе осталось лишь прийти в офис и подписать контракт. Я договорился с мистером Шепардом, что он будет ждать тебя завтра, в десять утра.

Элизабет посмотрела на Тома с нескрываемым восхищением.

– Том, ты просто волшебник. Открой секрет, как тебе удалось пристроить меня в такое место?

– Все очень просто, Бет. Мистер Шепард – мой давний знакомый. Три года назад он попал ко мне на операционный стол. Его привезли на «скорой» с прободной язвой желудка и сильным кровотечением. При других обстоятельствах он вряд ли бы попал ко мне: солидные, богатые люди не жалуют молодых врачей. Но случилось так, что я был в ту ночь дежурным хирургом и выбора у него не было. Не люблю хвастаться, но я в общем-то спас ему жизнь. Там была почти безнадежная ситуация – его привезли слишком поздно, чуть ли не в коме. Но операция прошла удачно. И с тех пор Джон Шепард – мой постоянный клиент. И не просто клиент. Мы почти друзья, если только люди с разницей в тридцать лет могут быть друзьями.

– Да-а! – протянула Элизабет, изумленно покачивая головой. – Да ты у нас прямо-таки герой!

– Не нахваливай меня, Бет, я этого не люблю, – смущенно отмахнулся Том.

– А этот мистер Шепард… Короче, как случилось, что он довел себя до такого плачевного состояния?

По лицу Тома скользнула легкая тень.

– У него были сложные жизненные обстоятельства. Три с половиной года назад Шепард потерял единственную дочь. Она погибла в автомобильной катастрофе. Совсем молодая, ей было всего двадцать лет! Джон очень тяжело переживал эту трагедию, перестал следить за здоровьем и даже начал пить. А этого при его хронической язве делать было нельзя.

– А сейчас он как?

– Нормально. Он сильный человек и справился. К тому же у него есть жена, женщина, с которой он прожил больше тридцати лет. Вместе им было легче пережить трагедию.

– А какой у него характер? – с опаской спросила Элизабет. – Не очень придирчивый?

– Абсолютно не придирчивый, – успокоил ее Том. – Он очень добрый и чуткий человек. Я почти не сомневаюсь, что ты ему понравишься. Ты чем-то похожа на его покойную дочь.

Элизабет облегченно вздохнула, а потом посмотрела на Тома с легким замешательством.

– Все это, конечно, замечательно, Том, но… хорошо ли это выглядит? Устраиваться на место, которое я без твоей помощи, наверное, никогда бы не получила!

По губам Тома скользнула добродушная усмешка.

– Ты хочешь сказать, что я использовал служебное положение для того, что пристроить свою знакомую на работу? Что ж, это делает честь твоей деликатности. Но не волнуйся. Во-первых, я не подсовываю Шепарду человека без необходимых навыков работы. Ведь делопроизводство твоя специальность, не так ли? Да и опыт работы у тебя есть. А во-вторых, Шепард давно искал возможность оказать мне услугу, и было бы глупо, если бы я начал играть в благородство. И в-третьих, так делают абсолютно все! – Он рассмеялся, откинувшись в кресле. – Так что перестань забивать себе голову пустыми проблемами, их у тебя и так хватает.

– Ты прав, – согласилась Элизабет. – О, Том, ты даже не представляешь, как я тебе благодарна!

Он сделал протестующий жест.

– А вот этого не надо, Бет, ради бога! Почему бы мне не помочь своей бывшей однокласснице, если это мне совсем не трудно? Разве ты на моем месте поступила бы иначе?

– Наверное, нет, но беда в том, что я и себе-то не могу помочь. – Элизабет невесело рассмеялась. – Куда уж мне помогать другим… Но если я могу для тебя что-то сделать, то я готова!

Он поднял голову и посмотрел на нее долгим, испытующим и немного дразнящим взглядом.

А что, если он сейчас попросит меня стать его любовницей? – мелькнуло у нее в голове, и от этой мысли ее сердце учащенно забилось – одновременно и радостно, и тревожно.

Но вместо этого Том улыбнулся и с шутливой интонацией в голосе сказал:

– Хорошо, Бет, буду иметь это в виду. – Он посмотрел на часы и изумленно присвистнул. – Бог мой, половина одиннадцатого! Пожалуй, мне пора, иначе придется завтра идти на работу с больной головой.

– Да, понимаю. – Она не смогла скрыть разочарования.

Встав с кресла, Том устало потянулся и двинулся в прихожую. Элизабет понуро поплелась за ним. Пока он надевал ботинки, она усиленно искала предлога для новой встречи с ним. И наконец нашла. Она вспомнила про предложение Тома провести вместе следующий уик-энд. Правда, неловко самой заговаривать об этом, но она не могла ничего с собой поделать. Уж очень ей хотелось еще раз увидеться с Томом.

– Да, Том! – окликнула она его, когда он выпрямился и взялся за куртку. – Как насчет уик-энда? Твое предложение остается в силе или ты… передумал? – закончила она внезапно упавшим голосом.

– Передумал? – удивленно переспросил он. – Вовсе нет, с чего ты взяла?

– А почему ты тогда ничего не говоришь об этом? – спросила Элизабет, с трудом заставляя себя не улыбаться как дурочка.

– Потому что сегодня еще только среда, – с улыбкой ответил Том. – Если не возражаешь, я позвоню тебе в пятницу вечером. И тогда решим, что и как. Хорошо?

– Хорошо, – поспешно ответила Элизабет.

– Ну что ж, пока, Бет. – Том коснулся губами ее горячей щеки и исчез за дверью.

Оставшись одна, Элизабет вернулась в комнату и взволнованно прошлась из угла в угол. Итак, ее глупые опасения оказались напрасными. Том вовсе не забыл о ней, он нашел ей приличную работу и даже подтвердил свое предложение провести с ней уик-энд. Можно было только радоваться. Но почему-то вместо радости Элизабет ощущала стремительно растущую тоску. В пятницу… Это значит – только через два дня. А увидятся они, вероятно, в субботу, то есть через три дня. Боже, как долго ждать!

И еще одно обстоятельство ужасно не нравилось Элизабет, хотя ей и не хотелось признаваться себе в этом. Она была раздосадована невозмутимым спокойствием Тома, которое не покидало его во время их разговора. Он говорил с ней так, словно видел в ней лишь приятельницу, бывшую одноклассницу. Ни разу не посмотрел на нее интимным взглядом, не заигрывал, не делал двусмысленных намеков. И не поцеловал в губы. Одним словом, вел себя совсем не так, как должен вести себя мужчина в обществе женщины, которая ему нравится. Он держался с ней исключительно по-дружески.

Но ведь именно этого ты и хотела, ехидно поддел Элизабет внутренний голос. Ты же хотела, чтобы вы были только друзьями. Чем ты теперь недовольна?

Не знаю, сердито возразила Элизабет. Ничего я не знаю! Я знаю только, что мне все это ужасно досадно, и все!

Она снова долго не могла уснуть, провертевшись в постели до двух часов ночи.

9

Офис компании «Шепард и Кларк» находился в старой части Нью-Йорка, в квартале, застроенном еще в XIX веке. Он разительно отличался от тех, в которых Элизабет работала раньше. Здесь все выглядело чинно, благородно, достойно. Добротные панели на стенах, массивная мебель из дуба и красного дерева, дорогие портьеры на окнах. Одним словом, интерьер офиса говорил о солидности фирмы, достатке и безукоризненной репутации, которая завоевывается десятилетиями. Элизабет даже слегка оробела, когда оказалась в такой чопорной обстановке. Но мистер Шепард встретил ее так приветливо и радушно, что ее скованность быстро исчезла. А когда она узнала размер зарплаты и то, что придется работать всего четыре дня в неделю, ей и вовсе захотелось пуститься в пляс.

Да и объем работы, как вскоре поняла Элизабет, оказался не таким уж большим. Меньше, чем в «Нью-йоркском курьере». К тому же обстановка в офисе была на удивление спокойной, так что от работы ничто не отвлекало. И сотрудники тоже оказались вежливыми, интеллигентными людьми, не то что бывшие коллеги Элизабет. В основном это были немолодые мужчины. Женщин было всего трое, двое юристов и нотариус. Они показались Элизабет спокойными, доброжелательными и не склонными сплетничать.

Первый рабочий день Элизабет пролетел как одно мгновение. В пятницу ей не надо было на работу, и она провалялась полдня в постели с книжкой в руках. Правда, она не столько читала, сколько предавалась приятным мечтам о завтрашнем дне. Интересно, куда Том повезет ее на этот раз? Он сказал, что хочет выбраться за город на пару дней. Значит, они поедут с ночевкой. Наверное, в какой-нибудь комплекс для отдыхающих. Или на туристическую базу. Но Элизабет было не важно, куда они отправятся. Главное, что они будут вместе. Целые сутки!

Сутки – это значит не только день, но и ночь. При мысли об этой самой ночи Элизабет испытывала самые противоречивые чувства. Что, если Том предложит ей заняться любовью? Должна ли она будет согласиться? Скорее всего, нет: ведь они еще мало знакомы для таких близких отношений. Вернее, знакомы-то они давно, но ведь их знакомство возобновилось всего десять дней назад. Как порядочная женщина, она должна будет отказаться. Но вот как он отреагирует на ее отказ? Не оттолкнет ли это его?

А может, он ничего такого не предложит. Но Элизабет не была уверена, что обрадуется этому. Все зависит от того, как будет держаться с ней Том. Она была совсем не прочь, чтобы он поухаживал за ней. Легкий флирт, поцелуи, объятия… Одним словом, что-нибудь такое романтичное. Но не более того!

А если Том снова будет держаться с ней только по-дружески? Что ей тогда делать? Может, как-то поощрить его? Но вот вопрос: хочет ли Том, чтобы их отношения вышли за дружеские рамки?

Все эти мысли рождали в ее голове полный сумбур. В конце концов, она решила не думать об этом и действовать по обстоятельствам.

В семь вечера раздался телефонный звонок. Элизабет подняла трубку, и ее сердце радостно забилось, когда она услышала голос Тома.

– Как дела, Бет? – дружелюбно спросил он. – Понравилась работа?

– Не то слово, Том, я в полном восторге! – оживленно воскликнула Элизабет. – Мне кажется, лучшего места просто невозможно найти. И работы не слишком много, и люди на первый взгляд прекрасные. Еще раз огромное тебе спасибо!

– Не за что, Бет, ей-богу. Значит, ты уже немного освоилась там?

– Да. И не просто немного, а почти полностью.

– Шеф понравился?

– Очень! Ты был абсолютно прав. Мистер Шепард действительно весьма доброжелательный человек. И такой интеллигентный, каких сейчас редко встретишь.

– Что ж, я рад за тебя, Бет! – В голосе Тома внезапно послышались виноватые нотки. – Мне чертовски неприятно, но с уик-эндом на этот раз не получается. У нас заболели два хирурга, и мне придется выходить завтра на работу. И в воскресенье, может быть, тоже. Досадно, но ничего не поделаешь.

– А-а-а! – Элизабет почувствовала, как внутри нее что-то оборвалось. – Ну что ж, отложим до другого раза. В конце концов, работа важнее.

– Ты не расстроилась?

– Ну что ты, все нормально! Тебя просто жалко, ведь ты и так день и ночь торчишь на работе.

– Это правда, – невесело рассмеялся Том. – Но тут уж ничего не поделаешь. Я сам выбрал такую профессию. Извини меня, Бет, пожалуйста, но я правда не виноват.

– Ну что ты, тебе совсем не за что извиняться! И не переживай за меня, я найду себе занятие.

– Но в следующий уик-энд мы обязательно куда-нибудь съездим, – убежденно проговорил Том. – Это я тебе обещаю.

– Спасибо, Том.

– Ну а сейчас не обижайся, но я должен проститься. Я еще в больнице, нужно сделать кое-какие дела. Я позвоню тебе как-нибудь на неделе.

– Хорошо…

– Не скучай, Бет, пока! – И в трубке послышались короткие гудки.

Отойдя от телефона, Элизабет задумчиво прошлась по комнате, потом села в кресло и мрачно уставилась в одну точку. Настроение ее было безнадежно испорчено. Не будет никакого праздника, никаких загородных поездок… и никаких сомнений о том, стоит ли ей заниматься с Томом любовью или нет. Они не увидятся. И не только завтра, но и всю следующую неделю. И даже не будут разговаривать по телефону, потому что Том загружен делами и ему не до праздной болтовни.

Внезапно Элизабет почувствовала, как у нее защипало глаза от слез. И вдруг до нее дошла очевидная истина: она ужасно скучает по Тому. Они не виделись всего два дня, а она уже заскучала по нему. И, кажется, заскучала не на шутку. Но тогда что же станет с ней за долгую неделю? Она совсем зачахнет от тоски? Будет страдать? Снова страдать из-за мужчины?!

Элизабет вдруг почувствовала себя близкой к панике. О боже, что с ней такое творится? Почему ее так тянет к Тому, почему ей так страстно хочется его увидеть? Что это? Одиночество? Или… она влюбилась в Тома? Но ведь этого не может быть! Не может быть потому, что она не может влюбиться в человека, которого знает целых двадцать лет, еще с тех времен, когда он был ребенком, мальчишкой. Такого не бывает в жизни. Люди не влюбляются в тех, с кем когда-то дружили. Влюбляются в незнакомцев, в тех, кого раньше не знали.

И тем не менее Элизабет ясно сознавала, что ее интерес к Тому выходит за рамки дружбы. Это казалось ей странным, немыслимым, просто ненормальным. Тем более что сам Том ничего подобного к ней не испытывает. Конечно же не испытывает. Иначе он нашел бы время заглянуть к ней хотя бы на пару часов.

Элизабет Джемисон, ты сумасшедшая! – в ужасе сказала себе Элизабет. Тебе надо лечиться у психиатра или немедленно прекратить встречаться с Томом Хантером! Да, разумеется, это единственно разумный выход из той ненормальной ситуации, в которой она, сама того не заметив, оказалась. Но, увы, Элизабет совсем не была уверена, что у нее достанет твердости последовать голосу рассудка. Как всегда! – с невеселой иронией подумала она.

Закончив разговор с Элизабет, Том задумчиво прошелся по кабинету. Шел восьмой час вечера, и делать в больнице ему было нечего. И не только сегодня, но и завтра. Том обманул Элизабет. Никто из хирургов его отделения не заболел, и ему вовсе не надо было выходить на работу в выходные дни. Это была хитрость, направленная на то, чтобы Элизабет расстроилась и еще больше заскучала по нему. И, судя по грустным интонациям ее голоса, она действительно расстроилась, хотя и пыталась уверить его, что это не так.

Наверное, он ведет себя не слишком хорошо по отношению к Элизабет. Ведь и дураку ясно, что ей нечем заняться на выходных и будет очень тоскливо и одиноко. Но Том решил не поддаваться жалости. Пускай Элизабет посидит одна и поскучает. В прошлый раз это пошло только на пользу их отношениям. И на этот раз, несомненно, будет так же. Чем меньше он будет деликатничать с Элизабет, тем больше она будет ценить знаки его внимания. Ведь она всегда влюблялась в мужчин, которые были к ней не очень-то внимательны и добры.

Как странно устроены женщины, подумал Том. Они дорожат лишь теми мужчинами, которые причиняют им боль, а тех, кто относится к ним уважительно, подчас даже не замечают. Где же здесь справедливость?

В любом случае, женщины устроены именно так, и с этим приходится считаться. А потому он будет делать вид, что не скучает по Элизабет и не сильно жаждет ее видеть. Но, конечно, не надо перегибать палку. Ему не следует оставлять Элизабет одну на целую неделю, иначе она примется искать другого утешителя. Нужно будет позвонить ей вскоре, скажем в воскресенье вечером. Заодно и выяснить, сидит ли она дома или бросилась на поиски развлечений.

Походив несколько минут из угла в угол, Том набрал телефон хирурга, который должен был завтра дежурить, и предложил подменить его. Тот немного удивился, но согласился охотно, обрадовавшись возможности провести уик-энд в кругу семьи. Закончив разговор, Том начал собираться домой. Он чувствовал себя довольно глупо из-за того, что добровольно устроил себе лишний рабочий день. Но сидеть два выходных дня в четырех стенах казалось ему еще глупее. По крайней мере на работе время пролетит быстрее. И потом, где гарантия, что еще одна знакомая Элизабет не заболеет и ей не понадобится его помощь или консультация? В этом случае Элизабет наверняка позвонит ему на работу, и вот будет номер, если ей скажут, что у него выходной! Элизабет может подумать, что он солгал ей, желая избежать встречи. А Тому вовсе не хотелось обижать ее или давать повод для недоверия.

Выходные Элизабет провела дома. Сначала у нее была мысль поехать к кому-нибудь в гости, но потом она передумала. Погода была ужасная: дождь, холод и сырость, и Элизабет совсем не улыбалось выходить из дому. Если бы из-за Тома – тогда другое дело, а так… не стоит трудов. Правда, кое-какое развлечение Элизабет себе все же нашла, причем не выходя за порог квартиры. За вечер пятницы и субботу она обзвонила всех своих знакомых и рассказала, что устроилась на новую работу. Плохо скрытая зависть в голосе приятельниц не могла не поднять Элизабет настроение. А их удивление по поводу того, что она смогла так быстро найти работу, да еще такую приличную, заставила ее призадуматься.

Похоже, все знакомые Элизабет были не слишком хорошего мнения об ее расторопности и деловых качествах. Это обстоятельство задело ее самолюбие. Сначала она хотела говорить всем, что нашла работу в «Шепард и Кларк» без посторонней помощи. Но потом передумала и сказала как есть. Пусть завидуют, что у нее есть верный, надежный друг со связями, всегда готовый бескорыстно помочь.

В воскресение Элизабет не на шутку загрустила. Звонить было уже некому, письма провинциальным подругам давно написаны, квартира убрана, еда сготовлена. Оставалось сидеть у телевизора или читать. Скука, да и только! К вечеру Элизабет совсем приуныла. Лежа на диване перед телевизором, она лениво перелистывала книжку и поминутно посматривала на часы, ожидая, когда придет время ложиться спать. Но время, как это всегда бывает, тянулось черепашьим шагом. Да и спать не хотелось, потому что Элизабет хорошо выспалась за две предыдущих ночи.

Хоть бы поскорее наступило завтра, думала она, с досадой посматривая на часы. На работе по крайней мере будет некогда скучать.

Внезапно раздался телефонный звонок. Потянувшись к аппарату, стоявшему на столике рядом с диваном, Элизабет сняла трубку. И чуть не выронила ее из рук, услышав голос Тома.

– Привет, Бет, – сказал он негромким вкрадчивым голосом, от которого у нее учащенно забилось сердце. – Как поживаешь?

– Спасибо, Том, нормально, – ответила она, с трудом заставляя себя говорить в спокойно-дружелюбном тоне. – А ты? Не слишком замотался на работе?

– Ох, Бет, не говори ты мне про работу! – притворно вздохнул Том. – Я так вымотался, что никаких сил не осталось.

– Ты звонишь из дому?

– Да, только что пришел, минут двадцать назад. Кстати, надеюсь, я не оторвал тебя от дел?

– Нет-нет, что ты! Я ничем серьезным не занимаюсь. Так, смотрю телевизор да книжки читаю.

– Ходила куда-нибудь?

– Нет… Ах да, ходила! – торопливо поправилась Элизабет, не желая признаваться, что промаялась двое суток в четырех стенах. – Ездила в гости к одной подруге, вчера вечером. А потом мы вместе поехали в театр.

– Ну просто молодцы! А что смотрели?

– Мы ездили в оперу, слушали «Кармен».

– «Кармен»? Это из репертуара «Ла Скала», что сейчас на гастролях в Нью-Йорке?

– Да, это их постановка.

– Наверное, впечатляющее зрелище?

– О, просто потрясающее! И поют великолепно, и костюмы замечательные, и декорации. Я до сих пор под впечатлением.

На самом деле Элизабет ходила на «Кармен» год назад, когда миланский «Ла Скала» приезжал на гастроли в Нью-Йорк. И, так как в этом году репертуар был тот же, она не рисковала попасть впросак, если бы Том вдруг начал задавать ей вопросы.

– Да, здорово, – сказал Том с легким оттенком зависти, правда притворной, но Элизабет этого не заметила. – Вам крупно повезло, что удалось с ходу купить билеты. Они не всегда бывают на такие спектакли.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю