332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Вика Кисимяка » Рога Добра » Текст книги (страница 4)
Рога Добра
  • Текст добавлен: 27 апреля 2020, 13:30

Текст книги "Рога Добра"


Автор книги: Вика Кисимяка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

Глава 4. Шорткат в Ад

Я надеялся, что мне все приснилось, но на следующее утро одежда и слабый запах адского пламени, а также несколько травинок на полах пальто напомнили мне, что Зло вернулось в мою жизнь. Более того, я сам пришел к нему, назначив встречу. И теперь Зло желало продолжить наше общение.

Рубашка от Армани жгла мою кожу, но и ласкала ее одновременно. Я чувствовал себя хорошо и уверенно, я выглядел спокойным. Илья Ирин, явившийся на работу вовремя, в шоке уставился на меня, затянутого в немнущиеся брюки, с галстуком, чья стоимость превысила цену двухмесячной аренды нашего офиса, но ничего не сказал. Хороший мальчик, мне повезло. Я не знал, что ответить, пришлось бы снова его вырубить. Астарот напал на него, вышвырнул на лестницу, а теперь я всерьез раздумываю над встречей с ним! Что я за монстр такой?

Я чувствовал себя загнанным в угол. Часть меня кричала, что от Пекла и его обитателей нужно держаться подальше. Библия запрещает общение даже с гадалками, что уж говорить о самых настоящих демонах?

Другая часть меня подсказывала, что на мне лежит немалая ответственность. Я получил знания о том, что мир смертных впустил в себя что-то нехорошее, что-то, что ломает его, нарушает его законы. Возможно, люди находятся в опасности, и никто, кроме меня, не знает об этом. Имею ли я право оставить расследование, бросить его на середине пути и не выяснить все до конца?

Астарот отрицал причастность сил Ада к тому бардаку, который творился на Земле, и был готов давать показания. Встреча с ним прояснила бы ситуацию, после чего можно было бы принять решение о том, как действовать дальше, чтобы защитить себя и окружающих от неизвестной пока опасности. Вдруг происходит что-то ужасное? Почему Астарот не может говорить за пределами Ада? Почему мертвецы встают и уходят с кладбищ?

– Иисус кучу времени провел в пустыне с самим Дьяволом, – рассуждал я, пока Ильи не было в офисе. Я использовал любую возможность, чтобы спровадить мальчика. Он не должен был видеть меня в подобном состоянии, я вполне мог сойти за сумасшедшего в дорогом костюме. – И ничего. Возможно, это тест. Да, точно! Испытание. Я – честный, добродетельный человек. Я не избегаю Зла, я просто не принимаю его! – самоуговоры и рассуждения начали действовать. – Можно спуститься в Ад и не остаться там. Однажды у меня получилось, а я вообще тогда не понимал, что делаю!

Мне на ум снова пришло, что люди с рождения наделены свободой воли. Можно принять решение о спуске в Пекло, но можно также определить, что этот спуск никак на тебя не повлияет. Цель моя была более чем благородной: нужно было попытаться спасти мир. А прощения все равно просить придется, так какая разница за что?

Успокоившись, я написал Ясмин, что, кажется, качусь в Ад, но у меня все под контролем. Вампирша не ответила, у нее было время сна. А мне предстояло решить сложную задачу. Как лучше попасть в Преисподнюю?

101 способ попадания в Ад по версии адвоката Шалькова

Казалось бы, а что сложного? Трудно попасть в Рай: держишь пост, постоянно рискуя нарваться на пальмовое масло в продуктах, молишься, в метро не ездишь (чтобы не впасть в уныние, гнев и зависть к тем, кто может позволить себе Uber). Потом все твои страдания сводятся на нет, потому что ты неудачно женился, при этом очень удачно обвенчался и теперь размышляешь о том, что в Рай тебе уже лучше не соваться, ведь эта женщина найдет тебя даже на Небесах, а отношения у вас стали не сильно приятными.

Попасть в Ад легче. Люди постоянно устраивают себе Пекло по любому поводу, используя для этого страх, подозрительность, истеричность. Но этот Ад метафорический, а нам требуется попасть в Подземный мир физически.

Если бы в мире смертных можно было умереть, вопрос решился бы сам собой. Пара звонков, и тебе привозят девочек, алкоголь, биту для избиения бабушек, саму бабушку. Если хочется сэкономить на доставке, то привезти могут всех разом, на одном грузовике. Так дешевле. В разгар грехопадения специально обученный человек достает пистолет с глушителем…

Господи, Шальков, ты слишком много сериалов смотрел, такой сюжет не снился даже создателям «Настоящего детектива». Нам нужны реальные варианты, Антон, думай! Умереть не получится, да и смерть оказалась бы глупым решением: нужно не только попасть в Ад, но и вернуться. Я это уже сделал однажды, конечно, однако это было нелегко. Без специальных заслуг из Пекла не выпускают, а то ныне живущие половину душ бы оттуда уже вытащили, присвоив ордена, знаки отличия и выдав дипломы за помощь Отечеству.

Может, устроить Ад на Земле? Не только себе, а всем? Молодец, Шальков, и с такими мыслями ты хочешь оказаться в Раю? Звучишь, как Гитлер. Осталось только разразиться хохотом в пафосной позе! Ну, а если Ад на Земле будет всего на пару минуточек? Мне очень надо. Как насчет переноса последней серии последнего сезона какого-нибудь суперпопулярного сериала на год позже? Нет, даже не всей серии, а последних ее тридцати минут! Нет, Шальков, ты хуже Гитлера.

Именно тут и таится сложность: больше никто не должен пострадать. Это должен быть мой личный Ад, что-то настолько ужасное, что мое состояние будет за гранью Добра и Зла. Выйти с одиночным пикетом против коррупции к стенам Кремля? Нет, тогда я умру мучеником, это не подходит. Устроиться бухгалтером в период квартального отчета? Удобно, можно еще и в тюрьму сесть заодно по результатам сдачи документов, двойной уровень Ада!

Но у меня совершенно нет времени рассылать резюме и ждать апреля, к тому времени мир сойдет с ума и его разорвет от перенаселения. Нужен вариант побыстрее. Короткий путь в Ад. Поговаривают, что врата в Подземный мир расположены в огромном количестве мест на Земле. И речь не о Макдоналдсах, которые, действительно, являются официальными, лицензированными и всем известными проходами в Преисподнюю, но для меня этот путь оказался закрыт после того, как я перестал быть АДвокатом.

Локации, которые по мнению историков и специалистов по мифологии позволяют пройти в Ад, находятся в Мексике, Италии и Азии. Денег на снаряжение экспедиции Астарот мне не оставил, да я бы у него их не взял. Еще заломит проценты. Нет никаких подтверждений, что проходы в Пекло являются реальными. Возможно, все эти исследователи и очевидцы просто уезжали в Мексику на кокаиновые туры, а потом им казалось, они провели выходные в настоящем Аду.

Господи, да есть в этом мире научно проверенные способы попасть в Ад, не требующие существенных денежных вложений или красной кнопки? Не должно это быть так сложно, я же по делу еду, а не для развлечения!

* * *

Невозможность найти решение для сложившейся ситуации меня убивала. Ясмин куда-то пропала, очевидно, не желая мне помогать. Ей думать о том, как попасть в Ад, вообще не требовалось, – для слуг Сатаны действовали специальные проходы, провалиться в Геенну Огненную можно было, уцепившись за любую душу.

Я не появлялся в офисе, потому что боялся, что убью Ирина. И в Ад попаду, и он перестанет раздражать меня своей беззаботностью. Ему-то не надо решать вопросы по спасению мира. Хуже всего было то, что я сам все это на себя взвалил, и теперь с трудом старался не злиться за это на других. Проще всего было бы обвинить Астарота в том, что он втянул меня в это. Либо Ясмин – в том, что не помогала мне втягиваться, но на самом деле я снова работал со Злом по собственной воле. Винить кого-либо, кроме себя, было нельзя.

Я проводил часы, перемещаясь по Москве, будто проход в Ад мог открыться по счастливому стечению обстоятельств. Я не спал и очень устал, почти поселившись на Патриарших прудах, на Цветном Бульваре, на Трубной. Еще немного, и я мог бы стать городским сумасшедшим, и мой потрясающий костюм и галстук не уберегли бы меня от этого статуса.

Очередной день выдался холодным и промозглым. В столицу шла зима, и лишь благодаря дьявольскому пальто мне удавалось не замерзнуть. Москвичи бесстрашно ходили по первому тонкому льду на Чистых прудах, обнимаясь прямо под табличкой «На лед не выходить, опасно!». В воздухе витал дух безнаказанности, – провалиться в воду больше не означало неминуемую гибель. Даже если народ этого не знал, интуитивно многие это чувствовали.

Я сидел на скамейке и размышлял о множестве видов Ада, существующих в литературе и в нашей жизни. Мне хотелось найти выход: использовать нестандартный подход, обратиться к метафорам. Это помогает в ситуациях, когда выхода, кажется, попросту нет.

Краем взгляда я заметил, что в парке по двое или по трое собираются группы людей, члены которых периодически поглядывают на меня. Такое внимание было неприятным. Граждане не были похожи на типичных гостей Чистых прудов, а также не походили на туристов. Это были мрачные мужики, закутанные в черное, будто сошедшие с экранов бандитских сериалов из девяностых годов. Я постарался игнорировать их, но не вышло. Меня откровенно сверлили взглядом.

– Хорошо, пойду домой, – пробормотал я, вставая со скамейки. Странные господа в темном не подходили близко, но заставляли чувствовать себя неуютно. – Что за город такой…

У меня не было ни единого объяснения тому, почему прохожие столь недружелюбны по отношению ко мне. Кажется, в России для некоторых граждан хорошая одежда, дорогая обувь и печать ума на лице – это повод автоматически считать человека своим врагом. Можно разбиться в лепешку, доказывая, что ты сам – хороший и добрый человек, тебе не поверят. Ты же богатый, как ты можешь быть хорошим? Наворовал, насосал, выудил обманом. «Добрые люди все бедные, – рассуждает такой господин. – Я же, вот, бедный. И точно добрый. А богатеям смерть».

«Знали бы они, откуда эти шмотки, и сколько денег на самом деле на моем банковском счете», – мысленно вздохнул я. Впрочем, возможно, ничего бы от этого не изменилось, потому что нехорошо бедному человеку притворяться богатым и пытаться отличаться от других.

К моему неприятному удивлению, покинуть Чистые пруды просто так не удалось. Группа недружелюбных мужчин, держась в отдалении, двинулась за мной. Они не переговаривались, но будто просто точно знали, что нужно делать. Перебирая в руках мобильные телефоны не слишком новых моделей, комкая бумажки и перекидывая через пальцы четки, они шли по моим следам, даже не пытаясь прятаться.

– Да что же такое-то? – не понимал я, ускоряя шаг. Идти на конфликт не хотелось, да и шансов выйти из него невредимым попросту не было.

Свернув в переулок, я потерял группу из виду, но с другой стороны улицы появилась еще одна. Мужики мало чем отличались от тех, кто караулил меня в парке: все разные, но на удивление похожие. Лысеющие, обрюзгшие, усталые. Недовольные. Это не могло быть совпадением. Я мог не понравиться конкретной компании на Чистых прудах по стечению обстоятельств, но новая группа ждала меня на другой улице, зная, что я могу двинуться в этом направлении.

Я быстро осознал, что попал в ловушку московских улиц. Справа выход перекрыла новая группа недовольных горожан, слева появились странные знакомые с Чистых. Бывали, конечно, ситуации, когда недовольные клиенты или их родственники грозились меня растерзать, но до реальных дел не доходило.

– Что вам надо? – прокричал я, отходя к магазину, являвшемуся на улице единственным доступным убежищем. Ответа не последовало, мужики лишь больше нахмурились и ускорили шаг. Я рванул внутрь помещения, рискуя свернуть вычурные полки с хрусталем и слишком дорогими, ненужными статуэтками, вазами и салфетницами. Ничего более полезного в центре Москвы обычно не продается. У магазина был второй выход, куда я прорвался сквозь крики администратора, которая все же не стала меня останавливать, оценив дорогой костюм. – Спасибо, Астарот, спас меня.

Кажется, мир сходил с ума. Еще немного, и таких, как эти мрачные мужики, станет больше. Они имели что-то конкретно против меня, но что мешает им переключить свой интерес на кассу магазина с хрусталем или на других прохожих? Кто-то понял, что никто больше не умирает. Кто знает, какие выгоды жители Москвы захотят из этого извлечь?

Казалось, что меня все еще преследовали. Поскальзываясь на обледеневшем асфальте, я несся куда глаза глядят, понятия не имея, куда ведут меня ноги, и сколько прошло времени. Очнулся я только напротив дома номер 1 по улице Машкова. Именно здесь располагалась чертовски хорошая квартира, в которой я жил, пока состоял на службе у Ада. Адская квартира.

Дом за год не изменился и даже был чистым. Московская пыль не приставала к аккуратно оштукатуренным стенам здания. Парадная, к которой вела широкая лестница, сама распахнула передо мной свои двери.

– Господи… – схватился за голову я. Усталость окончательно накатила на меня, я понятия не имел, как оказался именно тут. В ответ здание недовольно зашуршало, сверху упало несколько кусков штукатурки. Из образовавшейся бреши на меня недовольно смотрела пара красных глаз. – Ну, прости, забыл, что нельзя поминать его в твоем присутствии, – мои руки примирительно взметнулись вверх. – Больше не буду.

Красные глаза погасли, брешь затянулась, видимо, в знак примирения. Я оглянулся, уверенный, что где-то рядом мелькают темные куртки и растянутые штаны групп недоброжелательных москвичей, которые так и не объяснили, что хотели от меня, но точно ничего хорошего на мой счет не планировали. Дверь в здание вполне дружелюбно скрипнула. Зло умеет завлекать, но из двух зол стоит выбирать то, с которым у тебя есть хоть что-то общее.

Оказавшись в доме, я вызвал лифт. У меня было ощущение, что я отсюда и не съезжал, что не прошло того года, в течение которого я боялся даже оказаться в этом районе. Дверь в квартиру была незаперта. За ней прятался все тот же хай-тек интерьер, дорогие ковры и ни грамма пыли. Все выглядело так, будто я покинул помещение лишь сегодня утром, чтобы немного пройтись.

– Хороший ход, – обратился к квартире я, в ответ на что получил шуршание занавесок. – Но я тут ненадолго. Вызову такси и поеду в офис, чтобы избежать встречи со всеми возможными живыми существами по дороге. Все сегодня сами не свои.

Гостиная сверкнула бутылками в баре, но я проигнорировал призыв повысить уровень креативного мышления при помощи алкоголя. Алкоголь допустим только в определенные дни поста и при причастии. Причащаться тут не к чему. Разве что к этой потрясающей кровати с ортопедическим матрасом, который всегда так хорошо подстраивался под линии моего тела…

– Не надо меня усыплять, – потребовал я от бывшего дома, но к кровати все-таки подошел. Металлический отблеск на тумбочке привлек мое внимание. В небольшой коробке возле изголовья покоился шприц, кованая ложка с головами львов и несколько пакетов с порошком. Коробку венчала записка.

«Дорогой Антон! Умри, пожалуйста.

С любовью, Ясмин».

Усталость окончательно завладела мной, я сел на кровать прямо в одежде и рассмеялся. Ай, да вампирша. Ай, да молодец. Я так долго ломал голову над тем, как устроить себе Ад, а она просто нашла самый простой и очевидный способ. Героин, да еще и синтетический: быстрее способа привыкнуть, а потом пережить Ад от ломки попросту не бывает.

Наркотики – это ужасно. Считается, что наркозависимые люди горят адским пламенем еще при жизни, не могут найти покоя и мучаются, как в настоящей Преисподней. Прием наркотиков – это настоящее падение в физическом и моральном смысле. Наркоман обрекает себя на страдания, которые, возможно, и Сатана никому бы не пожелал.

– Я. Шикарная квартира. Героин. Прямо вернулся в жизнь до своей смерти. А потом во время смерти, – вздохнул я, чувствуя жалость к себе и облегчение. Решение найдено, оставалось надеяться, что оно не станет для меня слишком дорогостоящим.

Мне потребовалось ровно четыре минуты на то, чтобы снять пальто, стянуть галстук и найти в Интернете доступные способы приготовления героина. Этому миру срочно надо было вернуть способность к умиранию, люди не всегда заслуживают того, чтобы жить подольше. Да они и не стремятся к этому, судя по количеству практических советов о наркотиках, наполнявших Всемирную Сеть.

– Дорогой Бог, – обратился я к потолку, снова вызвав в здании недовольный скрежет. – То, что я делаю, плохо. Ситуация, в которой я нахожусь, не лучше. Обещаю пожертвовать выручку от продажи костюма и этой квартиры в фонд борьбы с наркотиками. Квартира не факт, что моя по бумагам, но я же юрист, я что-нибудь придумаю. Законное, конечно, – добавил я.

Прием наркотиков не является чем-то приятным и не приносит положительных эмоций. Сначала это больно, так как часто предполагает нарушение целостности кожи или слизистых оболочек. Потом, на пороге зависимости, когда на физическую боль уже плевать, наркоман пытается достигнуть не радости, а облегчения.

Память быстро стерла неприятные воспоминания подготовки наркотика и момент его приема. У меня не было времени даже наслаждаться ощущением легкости и спокойствия, которое дарила вколотая в вену синтетика, и это одновременно с ощущением, что тебя переполняют силы и энергия. Я употребил новую дозу, чтобы сделать процесс привыкания почти мгновенным. Что-то подсказывало мне, что квартира мне в этом поможет, даже если я этого не пойму.

Меня хватило на пару часов. Наркотик закончился, я уснул с ощущением абсолютного счастья и оптимизма, а проснулся на пороге Ада. Тело одновременно били жар и холод. Меня тошнило прямо на дорогой ковер, в глазах мутнело. Рубашка, которую я не снимал, покрылась липким потом. Руки тряслись. Было очень больно.

Нечеловеческая боль продолжалась бесконечно. Я катался по полу, раскачивался, пытался заглушить кошмарный зуд внутри алкоголем. Квартира знала, что он пригодится, но горячительные напитки не помогали, становилось только хуже. В моменты прояснений моего затуманенного разума я понимал, что должно стать еще тяжелее. Иначе это не сработает.

К вечеру перед глазами поплыли знакомые картины из прошлого. Пространство вокруг меня стало горячим, а воздух наполнился пылью и пеплом. Мои уши заполнились миллионами криков.

Наконец, я был в Аду. Здесь ничего не изменилось.

Глава 5. АрмагеддОFF

Я снова оказался на сковородке. Ад наполнен ими. Они разные и ни одна не повторяется. Как снежинки, только сковородки. В Аду. Моя душа покинула испытывающее невозможные страдания тело и отправилась туда, где поспокойнее. Проблема состояла в том, что все души в Преисподней попадают в Квартал Страданий, чтобы над ними профессионально издевались шайтаны и другая нечисть. Но я больше не был стандартным грешником, задерживаться среди них я не мог.

Спалив костюм и руки, я выкарабкался с раскаленной поверхности, не очень вежливо используя другие души как ступеньки. Грешники, потерявшие за годы адских мучений всякий интерес к происходящему вокруг, с удивлением наблюдали за моей наглостью. В их выпученных глазах читался немой вопрос «а что, так можно было?».

Упав на пыльную, горячую землю, я уставился на такой же земляной «купол», служивший Аду небом. Сегодня его не покрывали густые ядовитые облака. «В Преисподней погода оказалась хорошей», – подумал я и непроизвольно рассмеялся.

– Э! Ты што?! – послышался рык откуда-то со стороны. – Назад! Иди назад!

Ко мне подбежал шайтан с вилами, покрытый черной шерстью и копотью. Мое поведение его, кажется, шокировало, он не знал, куда деваться. Размахивая кривым прибором для пыток, он попытался схватить меня и пихнуть назад к сковородке.

– Мучиться! Не останавливаться! – кричал шайтан.

– Простите, не сегодня, – категорически отказался я, буквально перешагивая через невысокого беса так, что тот заверещал от возмущения. – На сковородке мне делать нечего.

– Грешник! – схватил меня за ногу шайтан, повисая на ней.

– У вас нет доказательств, решение в законную силу не вступило, а я возражаю! – не без труда, я стряхнул чернорабочего Ада и быстро направился к выходу из Квартала Страданий. Ноги несли меня сами, ведь раньше я бывал тут довольно часто.

– Как так-то?! Не может такого быть! – орал шайтан, поднимаясь и убегая в неизвестном направлении. Кажется, Квартал тысячи лет не видел подобного представления, мертвые души даже как-то оживились.

Мне предстояло покинуть Квартал, остановить любую форму нечисти и выяснить у нее, где находится герцог-демон Астарот. Мой бывший шеф был заметной фигурой, кто-то должен был подсказать мне, где его искать. В конце концов, демон не оставил точного адреса для места встречи.

Я старался двигаться быстро, но мое тело не покидали странные ощущения. Что-то тянуло меня наверх, вон из Ада, напоминая о том, что я все-таки жив. Тяга была несильной, но что-то подсказывало, что это ненадолго. Я должен был найти Астарота до того момента, пока не потеряю связь с Пеклом окончательно. Я не знал, сколько времени у меня осталось, приходилось надеяться, что хотя бы несколько часов.

На отшибе Квартала Страданий сзади меня послышался шум. Я не сразу обратил на него внимание, а зря. Сначала из-за угла показался тот самый шайтан, размахивающий вилами и извергающий нечленораздельные проклятия. Он все еще был недоволен тем, что кто-то сбежал со сковородки в его смену. Можно было проигнорировать его возмущение, если бы не небольшая деталь. Прямо за ним двигалась еще сотня шайтанов всех размеров и мастей, с ножами, топорами, вилами и крюками. Все они очень злились на меня.

– Да что ж за день такой? – простонал я. – Почему все постоянно за мной гоняются?

Шайтаны явно вознамерились вернуть меня к другим страдальцам, предварительно заставив страдать по отдельной и специальной программе. Попасть к ним в руки означало бы никогда не увидеть Астарота. Шансов на то, что герцог, как в день нашей первой встречи, явится из ниоткуда и снимет меня со сковородки, было немного.

Я побежал, стараясь оторваться, но черти гнались за мной, прямо на глазах смешиваясь в одну большую, черную волну, состоящую из зубов, когтей и меха. Они не были умны, но обладали большой силой. Если тебя сметает с ног неудержимый поток мускулов, хитрость ему и не потребуется.

Меня почти нагнали, но я свернул в узкий переулок, забился в его дальний конец, как загнанное животное, так что черти не могли меня достать. Их лапы тянулись ко мне, когти вырастали на глазах в попытке зацепиться за мои руки и волосы. Неужели это конец? Неужели я так и пробуду здесь, не найдя Астарота, до тех пор, пока моя душа не вернется в тело? Словно в подтверждение моих слов, все вокруг закрутилось. Неведомая сила рвала и метала, желая вернуть меня назад, но я сопротивлялся. Возвращаться в мир смертных было рано.

– Выходи! Выходи, душа! – орали шайтаны, тыкая в меня вилами, которые могли даже коснуться моего плеча, но дальше не доставали. – Выходи, на сковородку ходить! Бегом ходить, страдать!

– Засуньте себе вашу сковородку… – пыхтел я, пытаясь понять, как выбраться из узкого тупика. – В тумбочку на кухне! Я не мертв, я не нагрешил еще достаточно, чтобы выиграть акцию «double поджаривание». Вы хоть проверяете там у себя кто есть кто, или вам все равно?

– Есть! Есть грешника! Сожрать его душу! – подхватили черти. Общаться с ними было, очевидно, бесполезно.

Я задрал голову и посмотрел наверх. До уступа низкой крыши одного из сараев Квартала Страданий было не так уж и далеко. Чертовски хорошие туфли плотно уперлись в выступающий камень, а я поднялся наверх, подтягиваясь на руках. Черти поняли, что я собираюсь сбежать, и загалдели еще сильнее. Мне удалось, тем временем, выбраться на крышу, испачкав пиджак. Адская пыль отстирывается только святой водой, но от нее «тройка» быстро превратится либо в БДСМ-костюм, либо в детские ползунки.

– Лови его! – шайтаны снова начали превращаться в большую волну, каждый лез на спину другого, чтобы достать меня как можно скорее. Мне пришлось с разбегу прыгать на крышу другого сарая и удирать поверху. Самое ужасное, что я понятия не имел, куда мне бежать. Квартал наводнили черти, их черные шкуры напоминали цунами. Когти лезли из всех щелей, а ругательства лились как из ведра.

И тут я оступился. Не долетев до новой крыши, я упал прямо вниз, на свою удачу приземлившись на что-то мягкое и желеобразное. Не успев толком обрадоваться, мне захотелось закричать. Я сидел верхом на огромном черве длиной в несколько метров. Жирный монстр повернул ко мне тупую голову, не имевшую ничего, кроме рта, но попыток съесть меня не предпринял. Рядом с ним было еще двое таких же существ, оба розовые, дрожащие, но очень сильные. Оглянувшись, я понял, что они тянут большое кресло, спрятанное под алым балдахином.

– Это еще что такое? – послышался из-под ткани твердый, недовольный женский голос. – Почему остановились?

Навес приподнялся, и из-под него высунулось редкой красоты и странности лицо. На вид его обладательнице было лет тридцать пять, то есть не менее нескольких тысяч по меркам демонов Ада. У нее были непропорционально большие и одновременно узкие глаза совершенно черного цвета, без зрачков. Они отлично гармонировали с такими же черными кудрями на ее голове и болотно-зелеными губами. Недовольная, незнакомка сложила губы «сердечком». Кожу наездницы на червях покрывал здоровый загар, она не была слишком худой, но все нужные изгибы тела были на месте. Я заметил это, когда ткань, закрывавшая ее, колыхнулась.

– Еще одного жалкого червяка в повозку возьмете? – брякнул я, глупо улыбаясь. Слезть с монстра мне в голову так и не пришло. Хозяйка странного транспортного средства несколько секунд смотрела на меня, а потом от души расхохоталась. Хотя, судя по всему, души у нее не было. Женщина была демонессой, больше никто в Аду на монстрах не ездит, не положено.

– Что за чудо в перьях растерзанных ангелов? – спросила она. – Вы реально с неба свалились?

– Почти, – извиняющимся тоном отозвался я. – Падал с крыши. Меня преследуют черти.

А, кстати, вот и они…

В тот самый момент черная масса шайтанов вывалилась рядом с нами, окружая повозку. Черви флегматично повернули головы и откусили хвост и лапу случайным представителям нечисти. Мне захотелось завести себе собственное беспозвоночное размером с коня, в Аду это явно могло пригодиться.

– Так это вас все ищут, – к большеглазой брюнетке пришло осознание. – Все Пекло разыскивает душу, сбежавшую со сковородки, редкость в истории существования Ада. Зачем вы это сделали?

– Я против жарки мяса, слишком много канцерогенов, – ответил я. – Лучше вообще питаться овощами.

– Предлагаете свой стручок? – прищурилась незнакомка. Что ж, это был хороший раунд, я старался быть остроумным, но все-таки ей удалось меня смутить. – Кто вы такой?

– Антон Шальков, не местный… – представился я, с трудом слезая с червя. К моему удивлению, за время разговора никто из чертей даже не попытался тронуть меня когтем. Десятки шайтанов замерли без движения и, кажется, затаили дыхание. – У меня встреча с герцогом Астаротом. Я вообще не отсюда.

– О… мой… Темный Лорд! – длинные пальцы взметнулись к щекам незнакомки, глаза стали еще больше. – Вы тот самый АДвокат! Вы послали Подземный мир к Божьей матери, говорят, и предложили Астароту развернуться и, согнувшись в три погибели, вам через колено…

– Нет! Неправда! – поспешил остановить ее я. Что вообще за дикие слухи ходят обо мне в Аду? Что я упустил? – Если кто-нибудь скажет мне, где герцог, то он обязательно подтвердит, что ничего я ему не предлагал.

Восхищенная брюнетка не отрывала от меня глаз, покидая свою повозку. Она была одета в зеленый, как ее губы, сетчатый комбинезон и черные туфли на босую ногу. За ней потянулась красная накидка.

Стоило ей сойти на землю, как черти повалились на колени и снова замерли в раболепной позе. Я удивленно повернулся в ее сторону. Кто же она такая? В аду имеется иерархия демонов, самые высокие чины подчиняются самому Люциферу. Но шайтаны – неуправляемый народ, они плохо организованы и быстро устают следовать правилам. Что сделала повелительница червей, чтобы заслужить такое поклонение?

– Бывший АДвокат Шальков может идти, – провозгласила брюнетка так, чтобы услышали во всех концах Ада. – Вы же видите, что он не умер. Когда ему придет время страдать на сковородке, а оно обязательно придет, если он продолжит скакать по крышам без правильной подготовки, делайте с ним что хотите. Сейчас он не принадлежит Подземному миру.

– Да, великая Лилит. Мы понимаем, ужасная Лилит, – разнеслось отовсюду. Черти, как были, на коленях, начали расползаться по разным щелям и во все стороны.

– Астарота, Антон Шальков, не местный, вы найдете в Армагеддонской впадине. Идите прямо по Бульвару Благих Намерений, упретесь прямо в нее, – Лилит продолжила спасать мне жизнь, репутацию и все, что у меня там еще осталось. – Постарайтесь больше не шокировать обитателей Преисподней. Мы тут довольно консервативны, знаете ли.

– Спасибо, – кивнул я, отряхиваясь. – Я ваш должник.

– Осторожнее, Антон. Вы только что заключили сделку с высшим эшелоном сил Зла. Надеюсь, это не обернется против вас, – махнула рукой Лилит, забираясь в повозку. – Едем до РейхстАда, – скомандовала она, и черви послушались. – Всего плохого, Шальков. Мой теплый и страстный плевок в лицо коллеге Астароту.

Не без восхищения, я наблюдал за повозкой, удаляющейся в никуда и вскоре скрывшейся за смогом из адской пыли. Что-то подсказывало мне, что теперь в Пекле меня никто не тронет, и можно не опасаться, что кто-то придет по мою душу. Осталось найти путь к Армагеддонской впадине.

Что это вообще за место? Ад широк и обширен, так же, как и спектр человеческих пороков. Кажется, он вообще не имеет четких границ. Но за время, проведенное в Пекле в качестве АДвоката, никто не рассказывал мне о том, что здесь есть такая локация. Возможно, Сатане требовалось приложение или собственные карты. АДекс карты?

К моему удивлению, не каждый черт в Аду слышал про Армагеддонскую впадину. Мне пришлось донимать демонов рангом повыше, будто локация была каким-то закрытым клубом.

– Армагеддонская впадина? – зарычало на меня огромное порождение Зла с тремя головами и когтями размером со столовый нож на мощных, лысых руках, покрытых пятнами. – Откуда душонка знает об этом месте?

– Лилит рассказала, – честно признался я.

Демон вылупился на меня, его маленькие светящиеся глаза-бусинки, кажется, даже стали больше. Тяжелая челюсть упала вниз от удивления. Я не понял, почему он так реагирует.

– Ну… ладно… – медленно кивнул демон. – И… зачем тебе туда?

– Встретиться с герцогом-демоном Астаротом, – я снова сказал чистую правду.

– Э… – окончательно удивилось чудище. – И что вы будете делать?

– Обсудим план спасения Земли, – я мог бы перекреститься, так честен я был.

Окончательно сбитый с толку демон, не в силах прорычать ни слова, просто поднял когтистую лапу и указал в том направлении, в котором я должен был направиться. Оставалось надеяться, что он не отправил меня к Богу, я еще не был готов к этой встрече.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю