332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Вика Кисимяка » Рога Добра » Текст книги (страница 3)
Рога Добра
  • Текст добавлен: 27 апреля 2020, 13:30

Текст книги "Рога Добра"


Автор книги: Вика Кисимяка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 5 страниц)

Глава 3. Демон по вызову

Следующий месяц претендовал на звание самого невероятного месяца в моей жизни. А я, напоминаю, был в Аду, мне есть с чем сравнивать. Вокруг творились странности, с которыми я сталкивался раз за разом, при любых обстоятельствах.

В контору начали приходить вопросы о том, какой закон позволяет не возвращать похоронные выплаты, если муж ожил. Наверняка же такой закон есть.

Увеличилось количество просьб помочь с иском о признании кого-то живым, а также требований от жен составить встречный иск с требованием признать кого-то все-таки умершим, «и пусть таким и остается, для меня он мертв, нечего было где-то шляться».

В офис являлись плачущие молодые люди, не понимающие, чья теперь квартира, если наследство – больше не наследство, ведь наследодатель отказывается от кремации. Я, справедливости ради, тоже не понимал, так что приходилось ссылаться на отсутствие сформированной в регионе судебной практики.

В новостях тоже творилось что-то непостижимое. В одной из латиноамериканских стран диктатор умер, проведя на посту сорок лет. А потом выдвинулся на десятый президентский срок. И за него проголосовали почти единогласно.

Рэпер скончался от передозировки наркотиками в квартире своей любовницы, воскрес и был объявлен святым. Теперь он записывает альбом.

В штате Колорадо был приведен в исполнение смертный приговор с использованием электрического стула. Что-то пошло не так, убийца семидесяти пяти человек до сих пор жив, но сильно электризуется при контакте с синтетикой.

В Пенсильвании смертная казнь через инъекцию также не удалась: заключенный не только не скончался от смертельной дозы препаратов, но и, кажется, приобрел зависимость. С учетом того, во сколько государству обходится одна порция «коктейля», лучше бы эти деньги пустили на борьбу с наркотиками.

Забивание камнями в Иране обернулось массовым примирением от бессилия, – в городе закончились камни, а у участников публичной расправы, – силы.

Я старался не читать новости, но в эру, когда информация движется со скоростью света, невозможно было игнорировать лезущую из всех дыр, газет и социальных сетей дичь. Раньше новость о том, что астронавты живут на международной космической станции с пробоиной в стене могла оказаться фейком. Теперь я думал, что точно неправдой окажется новость о том, что в космосе умирают. Моя интуиция подсказывала мне, что случилось что-то ужасное, а в космосе все не только живут, но и делают это с комфортом.

Ирин, казалось, ничего не замечал. Он скептически относился к новостям из интернета и уважительно – к любым обращениям о юридической помощи. И только мне хотелось хвататься за голову от очередного рассказа о том, как кто-то вернулся с того света.

От осознания того, что в мире, кажется, никто не умирает, у меня кровь стыла в жилах. Не то чтобы я желал кому-то смерти, но смерть – неотъемлемая часть жизни. Российские СМИ умудрились, конечно, в происходящем найти позитив: они бесперебойно рассказывали о повышении рождаемости, а заслуги, конечно же, приписывали президенту. Я искренне не понимал, как президент так быстро и часто в одиночку повышает рождаемость, все-таки годы уже не те. Но снова вступали российские СМИ, которые спешили рассказать о победе национальной медицины над всеми болезнями, так что это, наверное, многое объясняло.

Тем временем возобновились военные действия в нескольких регионах мира. Террористы заявили, что путь на Небеса к гуриям усложнился, но они готовы стараться в три раза усерднее.

Мне было страшно, что однажды утром я увижу под окнами зомби или мумию, что восстала из могилы, или же дряхлые трупы людей, умерших много лет назад. Однако, судя по всему, система работала иначе: никто просто больше не мог умереть, в какой-то момент право на смерть отняли у всех живущих. Как говорится, кто не успел, тот опоздал.

Я отлично понимал, что Ад имеет отношение ко всем этим мерзким делишкам. Рай вряд ли санкционировал подобные странности. Они вообще выдают способность к воскрешению в очень редких случаях.

Я старался не злиться, ведь гнев – это смертный грех. Эти черти снова что-то устроили. Необходимо было это прекратить. Бог, как известно, вообще спокоен, как слон. Веками наблюдает, меланхолично терпит. Терпение у него, извините за каламбур, божеское. А потом оно кончается в самый неожиданный момент. Просыпаешься, а у тебя за окном потоп. Или чума. Или метеорит.

Перспектива умереть случайно меня не радовала, я все еще не обеспечил себе место на Небесах. В 2018 году скончаться в Москве, не успев раскаяться, было проще, чем многие думают. Просыпаетесь вы утром, готовый идти, вносить очередной платеж по ипотеке в валюте, а ее курс уже где-то на уровне Седьмого неба. Или платеж рассчитать нельзя, потому что теперь у нас все в Северокорейских вонах, а в Северной Корее ипотеки нет. И вот, вы уже умерли от ужаса, не успев попросить у Бога прощения за вчерашний разврат и чревоугодие, и попали прямо в Ад. А возвращаться в Ад я не планировал. Более того, я намеревался приложить все усилия, чтобы никогда больше там не оказаться. Одного раза хватило.

Мне хотелось впасть в уныние только от одной мысли о собственных перспективах, но я одернул себя. «Антон, ты выдержал курс процессуального права в лучшем университете страны. Ты заслуживаешь попасть в Рай!» – сказал я себе, и тут же осекся. Чертова гордыня. Можно вообще хоть шаг сделать в наше время, чтобы не согрешить?

На всякий случай попросив прощения у Бога, я разработал план действий с целью прожить праведную жизнь. И, видит Бог, у меня получалось! Черт, имя Господа нельзя поминать всуе! Ох, нельзя чертыхаться, помянешь нечисть к ночи… Да что ж такое-то!

Можно было бы, конечно, положиться на волю Божью и игнорировать хаос, который нарастал в мире смертных по неведомой мне причине. Однако все было не так просто. После знакомства с канцелярской системой оценки душ, устроенной Святым Петром, все еще крепким хозяйственником, переизбранным на честных выборах, я понял, что попасть в Рай еще сложнее, чем кажется. Недостаточно избегать греха, но еще и требуется делать благие дела. Обычная, ничем не приметная душа при попадании в Чистилище могла вообще никого не заинтересовать, ни чертей, ни ангелов. Да и бездействие при жизни грозило признанием человека виновным в еще одном смертном грехе – лени и унынии.

«Значит, надо что-то делать, – подумал я, когда на второй месяц в новостях появились сведения о том, что африканский диктатор-людоед никогда не умрет с голоду. – Хотя бы выяснить, на каком основании нечисть творит этот беспредел. Может, я еще и мир спасу?» – пришла мне в голову мысль. Так, стоп, опять гордыня.

Осознав, что мне все-таки придется пообщаться с Астаротом, я впал в уныние (за что тут же раскаялся, это все еще грех). Я сам прогнал его, когда демон явился ко мне, потому что не думал, что с герцогом вообще стоит контактировать. Теперь мне придется искать встречи со Злом самому, а это не самое легкое дело.

У меня был способ соприкоснуться с Адом, он никуда не исчезал все это время. Но для этого мне требовалось совершить самый настоящий грех. Я должен был позвонить бывшей.

С вампиршей Ясмин мы расстались не очень хорошо. Я просто исчез, выбрав жизнь, свет, радость. Мне удалось начать свой путь с чистого листа, где не было места для шикарных исчадий Преисподней с совершенно белыми волосами, мраморной кожей и синими глазами, смотрящими на твою сонную артерию. Ясмин была, конечно, великолепна. Уверен, она шикарна до сих пор, но похоть – грех! Господи, я злюсь на себя за то, что грешу, а гнев – это тоже грех!

Около недели мне потребовалось, чтобы собраться с духом и хотя бы просто посмотреть на номер телефона Ясмин в своем мобильном. Трусость – не грех. Наверное. Не знаю. Надо бы раскаяться на всякий случай. Контакт чудом остался в памяти телефона: во избежание нежелательных звонков, вернувшись из Ада, я стер немало информации.

Я расхаживал по Битцевскому парку в поисках уединения, будто кто-то, застав меня звонящим силам Зла, мог выказать осуждение. В наше время за это хвалят и повышают в должности.

Звонить мне не хватило бы духу. Возможно, вампирша даже не подняла бы трубку. Беспокоить ее днем, пока она спит, тоже было сродни самоубийству, а это точно грех. Дождавшись наступления темноты, я опустился на одну из парковых скамеек и решился написать Ясмин сообщение.

«Привет!», – настрочил я и тут же стер. Как-то несолидно, хоть и вежливо. «Как дела? Все еще в Аду?» – вторая попытка тоже была признана неудачной, так как звучала как насмешка. Подумав немного, я принял единственное, наверное, правильное решение. Если Ясмин еще готова была мириться с моим существованием и испытывала ко мне какие-то чувства, то есть лишь одно сообщение, которое я должен был написать.

«Мне нужна твоя помощь», – написал я и, не думая, нажал кнопку «отправить». Сообщение «ушло» и зажглось зеленым светом, как прочитанное. Возможно, стоило написать, что это Антон Шальков?

– Помоги себе сам, – раздался знакомый девичий голос над моим ухом. Я дернулся, взгляд упал на телефон. С момента отправки сообщения прошло две с половиной минуты. Оборачиваться в темноту было страшновато. – Ты же, вроде, решил, что самому удобнее и приятнее, когда сваливал.

– Ясмин? – протянул я, не совсем понимая, где она. В день нашего знакомства вампирша висела на потолке. – Быстро ты… – пришлось встать со скамейки, чтобы попробовать убежать, в случае чего.

Вампирша вышла из темноты и прислонилась к дереву, сверкая глазами. Она нисколько не изменилась за год, застывшая в возрасте двадцати пяти лет на веки вечные. Яс была одета не по сезону, так как холод ее не беспокоил. Ясмин нацепила джинсовые штаны на лямках, под которыми прятался красный вязаный топ без рукавов. Белоснежные волосы она заплела в две толстые косы.

– Мы всегда следим за своими, – отмахнулась она с видом величайшей скуки. У меня волосы встали дыбом от такого признания. Заметив мое замешательство, Ясмин рассмеялась. – Да шучу я, Шальков, успокойся. Просто была неподалеку.

– Ночью? В парке? – я все еще был напряжен.

– Про Битцевского маньяка слышал? – спросила вампирша.

– Про которого из них? – уточнил я, хотя вряд ли это было по-настоящему важно.

– Про всех! – хихикнула Ясмин, подходя ко мне. – Итак… – с этими словами она молниеносно замахнулась и влепила мне звонкую пощечину так, что в глазах у меня потемнело. – Это за то, что свалил, даже не попрощавшись.

– Допустим… – протянул я, валясь обратно на скамейку. Вампиры обладают огромной силой, а Ясмин сильно злилась на меня.

– Ты кретин, – резюмировала вампирша, скрестив руки на груди. Хорошо – второго удара она не планировала. – Такие попадают в Ад.

– Нет уж, это все былое, – потряс головой я, потирая щеку. – Я теперь по другим делам.

– Бывших не бывает, – отметила Ясмин, заметно смягчившись. – Но я была удивлена, получив сообщение. Что могло такого случиться, что тебе потребовалась моя помощь? Наши говорят, тебе Бог помогает, а тут такой крик души.

– ВАШИ не только говорят, но и, кажется, творят всякую дичь, – убедившись, что бить меня больше не будут, я дал выход праведному гневу (не грех!). – В моем мире творится что-то странное. Покойники встают из могил, либо отказываются в них ложиться. Человечество перестало бояться смерти…

– Это случилось еще в прошлом веке, с изобретением кокаина и машинного двигателя мощнее, чем на три лошадиные силы, кажется, – пожала плечами Ясмин.

– Нет, серьезно. Нарушаются законы природы. Я считаю, что это проделки Подземного мира, – упрямо продолжал я. – Я надеялся, что ты поможешь разобраться с тем, почему это происходит, чтобы я мог это остановить.

Ясмин вытаращила на меня глаза, у нее, кажется, даже зубастая челюсть отвисла. Впервые я видел, как вампирша потеряла дар речи. На некоторое время на парковой аллее повисла полная тишина.

– То есть ты сначала послал Ад к Божьей матери… – аккуратно уточнила девушка. – А теперь, в случае чего, объявишь ему войну, если силы Зла не будут играть честно? Один?

– Ну, говорят же, что мне сам Бог помогает, – развел руками я.

– Мать моя гиена… – Ясмин смотрела на меня, как на умалишенного.

– Послушай, – я понимал, что вся ситуация выглядит странно, а я в ней – совершенно несерьезно. Надо было это исправить. – Я не планирую конфликтовать с Преисподней. Мы расстались полюбовно. Но я хотел бы разобраться, почему никто не умирает. Ты ничего не потеряешь, если поможешь мне. Пожалуйста?

Ясмин еще немного подумала, а потом, вздохнув, махнула рукой. Я понимал, что ее природное любопытство и гордыня не позволят ей отказать мне. В конце концов, ей просто должно быть интересно, чем все это кончится.

– Ангел с тобой, – она хлопнула меня по плечу. – Пойдем, свяжемся с Астаротом. Я сама ничего не знаю. Меня дела смертных особо не касаются, мне понижение смертности только на руку, обескровить человека до смерти не выходит, и слава Сатане. Теперь куда ни глянь, найдешь ходячую кормушку. Шведский стол и безлимитные вкусняшки круглый год.

– Астарот пытался выйти на меня, – признался я, когда мы направились в темноту парка. – Я его послал.

– Ты удивительно последователен в своих решениях, – развела руками Ясмин. – Но Зло, в отличие от Добра, совершенно не обидчиво. Особенно если ему от тебя что-то нужно.

– Мне все равно, что герцогу от меня нужно, – буркнул я, с трудом поспевая за вампиршей в темноте. Мы свернули с аллеи и углублялись внутрь Битцевского парка. Лишь ее белые волосы мелькали во тьме, позволяя мне ориентироваться на их сияние. – Я просто хочу получить ответы на свои вопросы.

– Хитрый какой, – оглянулась Ясмин, и ее глаза снова засветились, как два фонаря. – Чтобы что-то получить, надо что-то отдать. Неужели ты думаешь, что имеешь право требовать чего-то от сил Зла, не предлагая ничего взамен?

Я промолчал. Такая мысль меня посещала, и от нее становилось неуютно. Сделки с представителями Темных сил никогда не заканчивались для смертных ничем хорошим. С чего я решил, что со мной будут обращаться иначе? Потому что я их спас? Да там, может, и не помнит уже никто и ничего об этом.

– Куда мы вообще идем? – на всякий случай я решил сменить тему. Мне было холодно, плащ не грел, а ботинок промок – его подошва протерлась еще летом.

– Уже пришли, – ответила Ясмин. – Прислушайся.

Из темноты, действительно, доносились какие-то смутные звуки и голоса. Впереди замаячило свечение, скрывающееся за чередой кустов, которую мы оставили позади. Вампирша вывела меня на поляну, о существовании которой я и не подозревал. На ней обосновались восемь подростков, закутанных в черные мантии «Bat Norton», в пирсинге и татуировках. Кто-то держал кубок, у кого-то в руках был череп неизвестного животного. Молодежь, очевидно, собралась, чтобы вызывать Дьявола.

– Всем отвратительного вечера, мелочь! – провозгласила Ясмин, смело выходя на середину поляны. – Не одолжите атрибутику ненадолго?

– Что за… – возмутился один из подростков. – Шли бы вы отсюда, а не то Темные силы вас покарают.

– Тебя мама покарает, если домой не вовремя придешь, – предупредила Яс. – Пошли вон, дайте взрослой тете вызвать настоящего демона.

– В смысле? – не понял кто-то из самозваных чернокнижников. – Мы же тут этим и занимаемся.

– У вас ничего не выйдет, – покачала головой вампирша. – Пентаграмма кривая, перо нужно от ворона, а не от голубя, умершего от скуки у метро «Пражская». А кровь откуда хотели брать? Из толстого? – с этими словами она кивнула в сторону самого упитанного из подростков, который от ужаса выронил череп, который держал. – Исчезните.

– Слушайте, женщина… – попытался вмешаться еще кто-то из детей.

– Парень, эта женщина сейчас тебе голову оторвет, если вы не замолчите и не сделаете так, как она говорит, – предупредил я его, чувствуя необходимость хоть как-то спасти их от уже, казалось, неминуемой гибели. В знак согласия Ясмин показала зубы и повернула собственную голову на 360 градусов.

Подростков как ветром сдуло. Они убежали с криками и, кажется, просили Господа их защитить. Самая быстрая смена объекта ритуального обожания в моей жизни. Вампирша удовлетворенно кивнула и принялась за работу.

Свечи, украшавшие поляну, были переставлены в нужной последовательности. Ясмин поправила пентаграмму, выкинула лишние атрибуты, упала на колени и начала утробно завывать на мало понятном мне языке. Скорее всего, это была латынь, но эти выражения остались за пределами учебной программы юридического факультета, и мне они были незнакомы.

В центре пентаграммы вскоре начал формироваться яркий огненный шар, который быстро стал менять форму, пока не принял четкие очертания. Из огня показалась высокая, статная фигура, потом стали заметны рога, а за ними и кудри. Астарот явился в привычном мне обличье.

Демон стоял прямо на поляне, в границах пентаграммы, взъерошенный и немного растерянный. Ему потребовалось полсекунды на то, чтобы осознать, где он, будто мы оторвали его от какого-то важного дела. Герцог был при галстуке, в серой рубахе и жилетке, из нагрудного кармана торчал череп крысы.

– Ага… – устало вздохнул он, увидев меня. – Значит, когда я являюсь, говорю, что надо пообщаться, меня шлют к Богу на кулички с криком «я праведный, не трогайте меня за пасхальные яйца». Но стоит объявиться бабе, как ты тут же готов уединиться в темном лесу и вызвать демона раза четыре подряд, во всех позах?

– Это вызов по делу, Астарот, – я старался говорить твердо – в конце концов, правда была на моей стороне. – Я не стал бы беспокоить ни тебя, ни Ясмин, если бы не видел, что в мире творится что-то неправильное.

– О неправильности говорит человек, который вернулся из Ада, фактически, ожил, а теперь соблюдает все религиозные традиции, включая буддийские? На всякий случай, – скривился Астарот. Мои кулаки непроизвольно сжались, больше от обиды, чем от злости. – Было бы лучше, если бы ты остался с нами, Шальков.

– Хватит пытаться заманить меня назад, – закричал я, уже не скрывая эту самую обиду. – Души имеют свободу воли, уважайте ее, блин! Ваши попытки получить меня, еще кучу людей, и что вы там опять задумали, провалятся. Нечего посылать ко мне смутные тени, оживлять мертвецов и шутить с естественным порядком вещей. Я требую это прекратить.

На лице Астарота отразилась целая гамма эмоций, от удивления до усталости, но еще я увидел в его глазах понимание. Демон вздохнул, тщательно подбирая слова. Ясмин так и сидела на коленях возле пентаграммы, но слушала внимательно.

– Я ведь не просто так пытался с тобой связаться, Антон, – ответил герцог. – Возможно, если бы ты не истерил, а сразу же выслушал, сейчас тебе было бы проще. Кое-что, действительно, происходит, но Ад тут ни при чем. Ну, то есть при чем, но не совсем. Я готов тебе все объяснить, а еще хотелось бы послушать и тебя.

– Это что, не ваших рук дело? – удивился я, пытаясь понять, обманывает меня бывший шеф или нет. – Объясняйте тогда!

– Не здесь и не сейчас, – покачал головой Астарот. – Ты больше не АДвокат, а я – не демон по вызову. Вести многочасовые беседы, уютно разложив пледик в пентаграмме, не получится, она не предназначена для подобных вещей.

– Явитесь снова! – потребовал я.

– Вот чтобы это было так просто, блин! – рявкнул демон. – Я же тебе не Господь Бог, чтоб устраивать новые пришествия. Тебе придется спуститься в Ад.

– Чего?! – я подумал, что ослышался. – Да ни в жизни. И ни в смерти. Я завязал!

– Это не попытка затянуть тебя в паутину Зла, Антон, – закатил красные глаза Астарот. – Мне не нужна твоя бессмертная душа, захочешь – сам принесешь. Но время моего пребывания в мире смертных резко ограничено. Я вижу, что тебе не все равно, что происходит с твоим окружением, и я готов все объяснить. В Преисподней.

– Нет, – пискнул я, оглядываясь на Ясмин. Та пожала плечами, она явно и сама не ожидала, что Астарот пригласит живого человека в Пекло на выходные.

– Лучшего варианта предложить не могу. Хочешь помочь своим смертным, приходи. Придумай только как. Ты ж юрист, вы кому угодно Ад можете устроить, включая самих себя, причем на постоянной основе, – заключил демон.

– Ему надо подумать! Да, Антон? – спросила вампирша.

– Да. Нет. Наверное, – запутался я.

– У тебя три дня, – кивнул демон. – Хотел бы дать больше, да время на исходе. И черта ради, Шальков, хватит ходить, как бездомный поэт Серебряного века! По-твоему, в Рай принимают тех, кто выиграл конкурс на самые дырявые ботинки?

С этими словами Астарот взял один из языков окружавшего его пламени и нежно отправил в мою сторону. Я зачарованно наблюдал, как огонь летит ко мне и касается рукава плаща. Тот моментально обуглился. Гореть начала вся моя одежда, не причиняя мне при этом никакого вреда.

Предметы старого гардероба превращались в пепел, опадая на землю. Вместо них на мне появился шикарный костюм от Тома Форда, а под ним – рубашка от Армани. Старые ботинки исчезли, уступив место новым итальянским утепленным туфлям черного цвета. На руке даже в темноте засверкали серебряные часы, показывающие время в девяти городах. На плечи легли серое пальто и кашемировый шарф. Я с ужасом понял, что впервые за долгое время мне тепло и удобно.

– Снимите это немедленно! – я запаниковал. Когда я представлял себе встречу с Астаротом, я думал, что буду все контролировать, но вот я уже стою с перспективой вернуться в Ад, одетый в дорогие шмотки от самого Дьявола. Как это вообще получилось?!

– Прости, мужиков не раздеваю, – безапелляционно заявил Астарот. – Тем более, что так намного лучше, хоть на человека стал похож.

– Я не буду носить вещи, подаренные демоном, – заявил я.

– Значит снимай и иди голым, потому что твои тряпки сгорели в адском пламени, и я позаботился, чтобы навсегда! – начал терять терпение герцог, ему явно пора было уже исчезать. – Говорят, что самолюбование – грех. А я считаю, что грех ходить по крупнейшему городу любимой Родины в обносках. Все.

С этими словами, демон исчез. Я задумался и не заметил, как сунул руки в карманы. Слава Богу, в них ничего не было. Кроме, возможно, остатков моего достоинства и добродетели. Принимать подарки от сил Зла? Сколько «Отче наш» я должен прочитать, чтобы искупить этот грех? Раньше, когда можно было выписать себе плетей, кажется, было проще.

– И что ты будешь делать? – спросила Ясмин, поднимаясь на ноги. Нам обоим теперь было не холодно.

– Понятия не имею, – честно признался я. – Мне хотелось решить все вопросы прямо сейчас, чтобы опять держаться подальше от всякой нечисти. Извини.

– Да ничего, ты мне тоже не сильно нужен, – мирно кивнула Ясмин.

– Однако пока получается, что контактов с Подземным миром нужно только больше, – я прикусил губу. – Если я, конечно, хочу во всем разобраться.

– Можешь просто забить, – предложила вампирша.

– Не уверен, – покачал головой я.

– Раздеваться будешь? – Яс окинула меня одобрительным взглядом. – Трусы на тебе тоже из Ада? Снимай, всего лишь минус четыре на улице.

– Чтоб ты была здорова, – схватился за голову я, понимая, что раздеться и сжечь подарки от демона-искусителя не смогу, как бы сильно мне этого не хотелось. – Чтоб вы все реально там были здоровы, счастливы и упитанны!

Ясмин не пошла меня провожать, из-за чего я долго скитался по темноте, не в силах найти дорогу из Битцевского парка. Мой костюм не промок и не помялся. Это был шикарный костюм.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю