332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Таис Буше » Звериная любовь (СИ) » Текст книги (страница 5)
Звериная любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 22:01

Текст книги "Звериная любовь (СИ)"


Автор книги: Таис Буше






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Глава 8. Ониксим

Всю дорогу я пытался не показывать своего напряжения, но Яра все чувствовала. Сидела с закрытыми глазами и молчала. А я себя ненавидел, что не могу открыть всю информацию. И впервые боялся, что ответит мне Быстрый – скрывать от него я не имел права, ведь это касалось всей стаи.

В общем, к возвращению в поселок я себя изрядно накрутил, поэтому, когда увидел Миру со Степой около ворот, то приготовился обороняться. Вряд ли Мирослава по доброте душевной привела подопечного – дел у волчицы хватало.

– Что он натворил? – низким голосом спросил у нее я вместо приветствия. Яру я пока оставил в машине, но тут до слуха долетел звук закрывающейся автомобильно двери – Яра вышла сама, не дожидаясь моей помощи.

Это тоже почему-то разозлило, и я выпустил клыки, блеснув желтизной глаз волка. Степа насупился и опустил взгляд, плотно сжав губы.

– Да погоди ты, Черный, – осадила меня Мирослава. Она поправила рукой прическу каре на белокурых волосах и внимательно оглядела мою фигуру. Чует, что мы закрепили связь с Ярославой. – Волчонок не виноват. На сборах подрался с соперником, а тот друзей позвал... и вот, – Мирослава указала на руку, которую Степка как-то слишком бережно прижимал к груди.

Да вы шутите?!

– С кем он дрался? – спросил я, еле сдерживая рык, но тут почувствовал пальцы Яры на моем предплечье, которыми она мягко сжала мою руку.

Мирослава тяжело вздохнула, видимо, озвучивать имена она очень не хотела.

– Ярослава, привет! Как ты себя чувствуешь? – перевела тему хитрая волчица, но я не дал:

– Мирослава? – грозно рыкнул я. Ярослава прижалась ко мне сильнее, стараясь успокоить.

– Ладно-ладно, – ответила Мирослава смиренно. Для полной картинки не хватало только поднятых лапок. – Степ, не хочешь сам своего опекуна известить?

Мальчик молча покачал головой.

Не хочет он! А я что должен делать? Силой правду выбивать? И когда Степка такой упрямый стал?! Меня бы сейчас умилило его желание казаться взрослым волком, но не когда у него сломана рука.

Я снова поднял взгляд на Миру, а та сразу поняла, что не отвертеться – придется сдавать зачинщиков.

– Артем его так.

– Белов?

– Белов, – подтвердила Мирослава. – Он и его друзья.

– Понятно. Решил вывести сильного противника, – констатировал я очевидный факт. Беловы были сильными вервольфами из новгородской стаи, которые и сына воспитывали в строгости. Только вот Артемочка совсем ошалел. Мальчишка пошел на нарушение правил Турнира, но сейчас ничего не докажешь. Да и Быстрый со стаей две недели назад контакт наладил, сейчас только скандала не хватало...

– Степ? – позвал я волчонка. – Посмотри на меня, – и присел на корточки перед ним, аккуратно отпустив руку Ярославы. – Сильно болит?

Степка покивал, а губы до бескровной напряженной линии сжал, а я совершенно не знал, как его успокоить. Как ободрить. Он же с начала года ждал этот чертов турнир! Готовился. Его даже Серый тренировал. И как вот теперь быть – рука ведь не восстановится даже с его молодой волчьей кровью?

А перед глазами так и стояла картина того дня, когда Быстрый привел ко мне маленького Степу. В синяках, грязного, в изодранной одежде. Сломанную руку он прижимал к своей груди точно так же, как сейчас. Он тогда осиротел за одну ночь: молодые родители допустили страшную ошибку, не связавшись с их стаей, чтобы мы помогли им схватить обезумевшего одинокого вервольфа. Мама Степана пожалела своего брата, а он их нет. И мальчишке пришлось прятаться в лесу, маскируя свой запах грязью и мхом.

И только он начал отогреваться...

Я тяжело вздохнул, внутри все сжалось в тугой шипастый узел из вины и злости на собственное бессилие. Но тут рука Яры опустилась на мою голову – и все растворилось. Ушло. В один миг.

– Мира, скажи, кто знает, что у Степы проблема с рукой?

– Только я, – нахмурилась волчица.

– Стану твоим должником, но попрошу об этом «забыть». Согласна?

Мира не сразу ответила, нахмурилась, сверкнула на меня такими же желтыми глазами.

– Хорошо, – неуверенно подтвердила она, но я не дал ей передумать.

– Вот и договорились. Все, мы пошли лечится, а ты домой и молчок.

У меня появилась безумная идея, за которую меня Быстрый не погладит. Но я хотел вернуть блеск желтым глазкам Степки. И шанс отомстить за себя. Главное, чтобы Ярушка согласилась.



Глава 8(2). Ониксим

– Да ты двинулся! – рыкнул на меня Быстрый. Он только что вернулся с тренировки и был весь потный. От него несло альфой за километр, и мне, как сильному волку, было тяжело сдерживать своего Зверя. Тот явно хотел повыяснять отношения. Быстрый сверкнул на меня и низко зарычал, усмиряя моего Зверя и показывая, кто тут альфа. – Черный, прекращай! Я сейчас не готов еще и с тобой грызться, – это уже человек Ральф рявкнул на меня.

А я впервые заметил то, чего так боялся – друг стал агрессивнее. Без своей Пары. Началось...

– Ральф, – позвал я его, уже совсем успокоившись. Друг моментально услышал в моем голосе страх и оскалился.

– Что? Плохо выгляжу?

– Пока нет, – ответил я честно. И зная силу Ральфа, то он может протянуть еще долго. Наверное.

Ральф стянул с себя мокрую футболку и швырнул на пол, расправил спину, поиграв сильными мышцами.

– Когда начну выглядеть хреново, ты знаешь, что делать, – припечатл он одной фразой и сразу же перевел тему на предыдущую: – Ониксим, я обязан сообщить о ней Совету.

Я знал. И в стае был самым долбанутым следователем традиций, но Яра всю мою жизнь перевернула.

– Сделай вид, что не знаешь. Пока не знаешь.

– И книгу шаманов потеряй, да? – уже без колкости спросил Ральф, вытираясь полотенцем.

– Очень бы хотелось, – ответил я с улыбкой и подал бутылку с водой. Ральф ее принял, снял крышку и жадно глотнул, а потом облокотился на стену, пристально разглядывая меня.

– Ну надо же! А я думал, ты до Ритуала дотерпишь, – улыбка у Ральфа была широченная и наглая.

Унюхал, старый пес.

– Я на тебя посмотрю, – огрызнулся я, и только потом понял, что прошелся своими словами по больному. Глаза друга моментально погасли, и он опустил взгляд.

– Ладно, я понял, пока молчу и теряю ценные вещи. А ты исчезни. Не хочу твою счастливую рожу видеть пару дней. Встретимся на Турнире, заодно и официально и познакомишь со своей девочкой.

– Спасибо, – выдавил я, хотя хотел бы сказать что-то умное и ободряющее, но слов не находилось. Когда надо, всегда появлялся тупой ступор. Да и что я мог сказать Ральфу?! «Держись, дружище, все будет!» Если бы...

Домой я вернулся через полчаса с ценной старой книгой и сразу же пошел на второй этаж, где и оставил Степу с Ярой. Нужно было действовать быстро, до приезда врача, поэтому на счету была каждая минута.

Степка сидел грустный и хмурый, но позволял Ярушке гладить его по голове. На меня же он поднял покрасневшие глаза, и я понял, что он плакал. Перед Ярой он мог выплеснуть свои детские эмоции. Но не передо мной. Передо мной он хорохорился и держался волком. И я ведь его постоянно этому и учил, но сейчас рядом с Ярославой вдруг увидел мальчишку, которому нужна забота, а не только муштра и дисциплина.

Пора было исправлять свои ошибки.

– Я кое-что принес. И мне будет нужна ваша помощь. Особенно твоя, Яра. Поможешь?

– Конечно, – удивленно ответила Ярослава.

– Тогда попробуй принять всю информацию сразу, – сказал я и закрыл дверь в комнату, а потом подошел и зашторил окно. Степка следил за мной, и хоть я и видел напряжение в его взгляде, но волчонок верил мне всецело, и это внушало мне уверенность, что я поступаю правильно. А с кармой я как-нибудь справлюсь.


***

Яра слушала меня очень серьезно, ловила каждое слово, а я пытался зачитывать заклинание почти по буквам. У нас не было шаманов с самого основания стаи. Как и мага. И жили мы без них прекрасно, хоть и считали нас неполноценной стаей. У московских стай так вообще по два мага бывало, чертовы псы, но и контролировали они в разы больше территорий.

Но похоже скоро все изменится – у Ярославы оказался редчайший дар лекаря. Она все связующие нити в стае чувствовала, и нашу с ней связь, окрепшую и прочную, нащупала моментально. Я умом понимал, что Быстрый обязан сообщить на Совете не только о моем новом статусе, но и о даре у моей Пары. Но ведь Яру заберут на обучение, а я буду за сотни километров от нее. Сердце мое не выдержит, а рядом при обучении находится запрещено, чтобы сила правильнее развивалась.

Я смотрю как Степа затих и похоже почти не дышит, глядя на пальцы Ярославы, которыми она аккуратно водит по перелому, а под ними легкое теплое свечение. Она повторяет за мной фразы заговора, аккуратно, без эмоций и интонации, но все равно древние фразы пробуждают в ней свет и выплескивают его наружу. В комнате я ощущаю тоненький аромат мирта.

Она повторяет последнюю фразу и замирает с рукой над перевязанной рукой Степы, а я любуюсь, не могу отвести глаз. Яра сейчас как самый настоящий ангел, нежная фея. Наша красавица-шаманка.

– Все, – говорю я лишь одно слово, и все вздыхают. Похоже не только Степка сдерживал дыхание. Ярослава убирает руку, кладет себе на колени и сжимает пальчики в кулачок. Нервничает.

Я тоже нервничаю. Сердце колотится как бешеное.

– Степ? – зову я волчонка. А он проводит второй руке по перебинтованной, сжимает и разжимает пальцы на поврежденной руке и удивленно вскидывает на меня взгляд.

– Работает, – шепчет он. – Все работает и ничего не болит! – уже громче и радостней.

– Получилось, – выдыхаю я и обнимаю Ярославу, а она кулем заваливается на меня, голова у нее откидывается, а руки, как плети, повисают вдоль тела. Я припадаю губами к ее шее и прикрываю от облегчения глаза.

Тоненькая жилка бьется, но так устало и слабенько.

– Что с ней? – испуганно шепчет Степа, а я виновато поясняю:

– Я совершенно не учел того, что шаман-человек иначе должен расходовать свою энергию. Она сильно переутомилась, Степ.

– Это я виноват. – И я вижу как блеснули от слез желтые глзаки.

– Нет, это я виноват, – целую волчонка в макушка и взъерошиваю его светлые волосы. – Я не просчитал последствий.

– Значит, Ярослава на Турнир не поедет?

Тяжело вздыхаю.

– Ей лучше отдохнуть.

– И ты не поедешь?

– Поеду. Тебя я не оставлю без присмотра.

Степка привычно фыркает и отвечает:

– Кто за кем будет присматривать. Учуят запах и налетят сороки. Только и отгонять придется. Ты же уже связанный волк...

– Обязательно. Будешь мою честь защищать.

Во входную дверь раздается звонок, и я вспоминаю о враче, которого вызвал на осмотр руки.

– Черт! Это врач, Степ, так что прикинься капризным волчонком, хорошо?

– Хорошо, – отвечает Степа, а потом смотрит на спящую Яру. – А ее врач осмотрит?

– Обязательно, не переживай.

Я поднимаю Ярославу на руки и несу вниз, в ее комнату, чтобы у нашего стайного врача даже подозрений не возникло, отчего же рука Степки так быстро восстановилась, зато моя Пара без сил. А потом иду открывать Юрию Николаевичу.



Глава 9. Ярослава

Я проснулась как от толчка, полежала немного, приходя в себя, а потом нащупала рукой на тумбочке около кровати телефон. Активировала его и программа привычно зачитала мне время и погоду. Похоже я проспала прилично. Была уже поздняя ночь.

– Ярушка, как ты? – услышала я знакомый хрипловатый ото сна голос Ониксима со стороны большого кресла в моей комнате.

– Я заснула, прости. Наверное, ничего не вышло...

Кровать около меня прогнулась под чужим весом и меня окутал приятный лесной аромат, а следом и теплые руки Ониксима обняли меня крепко, защищая ото всего на свете.

– Это ты меня прости. Я совершенно не подумал, что книга предназначена для волков, и силы в них витальной намного больше, чем в людях. У тебя все получилось, но и энергии ты потратила много. Так что на Турнир мы с Степаном поедем сами, а ты дома отдохнешь. Хорошо?

Я уткнулась носом в твердую грудь и глубоко вдохнула любимый аромат.

– Хорошо, – послушно ответила я.

– Никуда не выходи. Я оставлю ребят, но Турнир в этот раз будет длиться два дня, много участников, так что волчий поселок немного опустеет.

– Я поняла – сижу дома, никуда не выхожу.

Ониксим чмокнул меня в висок и со смешком ответил:

– Вот и умница, моя ты Рапунцель.

– Для Рапунцель мне не хватает сковороды, а тебе белого коня.

Ониксим засмеялся в голос:

– Ну, сковороду я тебе с кухни могу принести, а «белый конь» у меня вообще-то есть, душа моя. У меня белый, – Ониксим прижал меня сильнее к себе, – мощный, – опустил руки на поясницу, – большой, – схватил за ноги, развел их и притянул к себе на колени, прижимая еще плотнее, – джип.

Я взвизгнула от неожиданности и засмеялась.

– И имя есть у твоего «коня?»

– Land Rover Vilar.

– Да ты у меня богатый как Крез, – продолжила я смеяться, но Ониксим оборвал его нежным поцелуем, а когда отстранился, то крепко обнял.

– Именно. И весь твой. Душа моя, ты ни в чем не будешь нуждаться. А после Ритуала полетим в Германию, чтобы там проверили твои глаза и запястья.

Я хотела поблагодарить Ониксима, но вместо слов судорожно вздохнула, а потом и заплакала. Тихонько, почти не слышно, но не для волчьего слуха.

– Ярослава? – испугался мой дорогой волк. – Что случилось?

Я замотала головой. Слова так и застряли внутри.

– Ты не хочешь?

Я сглотнула мешающий мне ком и все-таки ответила:

– Что ты! Конечно, я хочу! Просто это так... Это все так быстро... Я ведь месяц назад хотела из дома сбежать. Не знала, что делать. Никакого просвета вообще не видела. Думала, либо на улице погибну, либо Игорь меня убьет в порыве злости. Я ведь бы не далась, не позволила с собой...

– Тише, тише, Ярушка, – зашептал Ониксим, поглаживая меня по волосам. – Не думай ни о чем. Не думай о плохом. Все позади. Теперь все будет иначе.

И Ярослава поверила.


***

Утром было слышно, как множество машин покидают поселок. Смех ребятни заглушался отцовскими рыками или ласковыми голосами мам. Я стояла на крыльце, вслушиваясь в сборы моей еще неофициальной семьи. Интересно, а какие у нас с Ониксимом будут дети? Вервольфы. Точно они. Варя мне пояснила, что ген передается всегда. Может не проявится, но ребенок будет носителем волчьей силы. А значит, и того самого проклятья Пары.

Это для людей – своя половинка мечта и радость, а для вервольфов – судьба или рок, когда волк свою истинную пару не найдет. Ониксим мне рассказал историю Степы, про ошибку его родителей, которая и оставила маленького волчонка одного. И как же на самом деле страшно – не найти эту самую Пару.

И как же хорошо, что Джой столкнул нас с Ониксимом на Волчьей улице.

Пес будто почувствовал, что я про него подумала и уткнулся в руку носом. Я погладила его, потрепала по холке, а он радостно гавкнул, когда услышал, что к нам идут.

Степа подбежал первый:

– Яра, пожелай мне удачи!

Я протянула руки и сразу же почувствовала, как волчонок обнял меня.

– Ты обязательно всех победишь!

– Ага, – протянул он счастливо. – Не скучай без нас. Я тебе медали привезу.

– Не Яре, а стае, – усмехнулся подошедший Ониксим и обнял меня за талию. – Никуда не выходи, хорошо? – шепнул он на ухо.

– Не переживай, – шепнула я в ответ и добавила громче: – Буду вас ждать с медалями.

Почему так переживал Оникисим я поняла через пять часов, когда договорилась с Геннадием Марковичем о встречи. Я хотела обсудить очень важный для меня вопрос с регистрацией брака. И хоть Ониксим пока не поднимал вопрос документов, я же хотела подготовиться ко всем возможным подводным камням заранее.

Вот как чувствовала, что они будут.


***

Геннадий Маркович удивился, покашлял в трубку, но сердечно поздравил меня с таким решением, сказав, что все-таки хотел бы познакомиться с Ониксимом до нашей росписи, ведь я ему не чужой человек. Я, конечно, с огромной радостью сообщила, что обязательно приглашу на ужин, как только согласую время с обоими мужчинами. Но Геннадий Маркович меня перебил и сказал, что приедет сегодня ко мне, чтобы подписать важные документы, чтобы уже запустить процесс аннулирования моего опекунского соглашения.

– Я не смогу аннулировать его в день регистрации? – спросила я, уже зная ответ.

– Ярослава, девочка моя, к сожалению, твои опекуны могут подать обжалование, поэтому я и хочу сделать упреждающий шаг и подписать сегодня с тобой договор на подготовку документов для регистрации брака и дальнейшего аннулирования соглашения. У меня этот документ уже давно готов. Я приеду с Лешей, он подпишет регламент и зачитает тебе вслух. Ты подпишешь, и твои уже не смогут в суде притянуть за уши, что ты была под давлением, например, твоего будущего супруга.

– Я поняла вас, Геннадий Маркович. Буду ждать.

Через пять часов в дверь позвонили. Я вышла из дома и пошла открывать калитку. Мне хотелось лично встретить Геннадия Марковича, и уже потом открыть ворота. Но около калитки Джой занервничал и громко загавкал.

– Джой, ты что такой злой? – Но мой пес все равно гавкал. – Тише, малыш. Это свои.

Я открыла калитку и уже хотела поприветствовать гостей, как меня резко дернули вперед, а калитку захлопнули.

– Давно не виделись, Слава. Соскучилась по мне? – От голоса Игоря у меня перехватило горло и я не успела закричать, как сильная рука зажала мне рот. – Замуж собралась? Думаешь улетишь свободной птичкой? Не выйдет, – припечатал Игорь. Я задергалась, стала вырываться, но Игорь держал меня крепко.

А в голове крутилась мысль: «Как он узнал?»

Игорь похоже очень хотел этим поделиться, поэтому озвучил ответ на мой незаданный вопрос:

– И я всегда узнаю о твоих планах, Слава. У меня есть каналы.

Я все-таки вывернулась и укусила руку Игоря, он ослабил хватку, я вырвалась и побежала, даже не понимая куда. Но этот урод быстро меня отловил, схватив за капюшон толстовки.

– Сука, – зашипел Игорь, а я поняла, что меня уже ничего не спасет. Джой громко гавкал и рычал из-за забора, но раз ко мне никто до сих пор не вышел, значит, соседние дома опустели – все уехали на Турнир.

– А ну отпустил девушку! – этот голос я не ожидала услышать ни при каких вариантах. Моим спасением оказалась Лада.

Но Игорь не знал, кто Лада на самом деле, поэтому посчитал, что девушка не опасна, поэтому, конечно, огрызнулся на ее слова:

– Не лезь. У нас тут свой разговор.

– Я. Сказала. Отпусти.

– А я сказал... – начал Игорь, но я услышала хруст, стон, а следом меня к себе прижала Лада.

– Хочешь остаться целым – свали.

Игорь сплюнул и хрипло ответил:

– Разговор не закончен, Слава.

Но на дороге послышались звуки подъезжающей машины, и Игорь сорвался на бег.

– Ты как? Кто это? – испуганно спросила Лада.

Я начала хватать воздух ртом, а потом закрыла рот рукой, стараясь успокоится.

– Ярослава, что здесь делал Игорь? – также испуганно спросил запыхавшийся от бега Геннадий Маркович. Следом за ним пришел и Дар – помощник Быстрого, который выдал пропуск моему адвокату.

– Что здесь случилось? – уже грозно уточнил Дар.

– На меня напал мой двоюродный брат, – пояснила я всем разом. – Но Лада меня спасла.



Глава 9(2). Ярослава

И так все завертелось каруселью. Лада успокаивала меня, Геннадий Маркович и Дар общались по телефону с Ониксимом. Леша же постоянно бегал то за водой, то за чаем на кухню. А потом мы все вместе наконец-то оформили документы. Лада сразу же согласилась быть вписанной как дополнительный свидетель, из-за чего мы перепечатывали в срочном порядке всю кипу документов.

Когда же мужчины удалились на кухню, я устало опустилась в кресло и откинула голову на спинку, подумав, что меня оставили одну, но голос Лады стал неожиданностью:

– Извини, что я опять появилась так неожиданно. Я специально приехала к тебе, зная, что Ониксима не будет в поселке. Я хотела поговорить.

Я молча кивнула, совершенно не подозревая, о чем такая волчица может разговаривать со мной.

– Ярослава, скажи, пожалуйста, ты что-нибудь почувствовала, когда встретила Ониксима?

Я задумалась, а могла ли Лада быть влюблена в Оникисима? Насколько появление Пары влияло на чувства?

– Я его очень испугалась, но потом что-то резко изменилось, и я стала его чувствовать намного сильнее. Намного роднее.

– А сейчас... Сейчас тебе сложно без него?

И я ответила сразу, потому что осознавала свои чувства до последнего оттенка.

– Очень. Я не смогу без Ониксима. Он часть меня.

– Спасибо за ответ, – с грустью ответила Лада, а следом я вдруг услышала всхлип. Лада плакала, а у меня разрывалось сердце.

– Лада, ты плачешь? – тихо спросила я волчицу.

– Ох, прости, – поспешила пояснить свои эмоции Лада. – Ярослава, это не то, что ты могла подумать. Я не влюблена в Ониксима. Он прекрасный волк, совершенно шикарный, но у меня есть Пара – волк, который совершенно не хочет меня принимать. И с я Ониксимом встречалась, чтобы вызвать ревность, но это все оказалось так глупо и безрезультатно, что моя надежда на наше воссоединение совсем умерла. Я не знаю, что сделать, чтобы Даромир принял меня. И я не понимаю, почему он так отрицает меня...

– Даромир? Наш Дар? – переспросила я.

– Именно он.

– Но... Но он же даже толком не поздоровался с тобой?

Вместо ответа я услышала тяжелый вздох.

– Он делает вид, что мы лишь знакомые.

– Но ведь для вервольфов...

– Это мука – жить без Пары, – закончила Лада. – Поэтому я и хотела спросить тебя, Ярослава, как это происходит у людей. Я уже и не знаю, что и думать. Может быть Даромир – человек, и он совершенно меня не чувствует. Я не знаю...

Я снова услышала тяжелый вздох и потянула руку вперед. Мне хотелось обнять Ладу. Как-то ее успокоить. Она сжала мою руку, давая понять, где она сидит. И я сразу же пересела к ней, обнимая, стараясь передать ей свое тепло и понимание. Я еще не понимала, как все устроено у вервольфов, но всем сердцем хотела узнать. От Лады я сразу почувствовала силу и какое-то мягкое тепло, и не воспринимала ее соперницей, хотя она и встречалась с Ониксимом, но ее откровенная речь меня поразила – оказывается, ее поступками руководило желание быть признанной  своей Парой.

– Лада, я постараюсь я тебе помочь. Не переживай, мы найдем решение.

– Надо же, ты сказала, и я почувствовала спокойствие, – удивленно ответила Лада. – Спасибо, Ярослава. Спасибо, что хочешь помочь мне.

Я лишь крепче обняла девушку. Обещать я ничего не имела права, но верила, что все должно получится.


***

Вечером вернулся Ониксим со Степой, и в доме стало еще многолюднее. Он уверенно поздоровался со всеми, поблагодарил Ладу и подошел ко мне, чтобы быстро поцеловать. Я почувствовала его теплые руки на моих, а потом он присел на корточки передо мной и тихо спросил:

– Ты как?

– Со мной все хорошо, не волнуйся. – Я сжала его пальцы.

– Я его убью, – еще тише прорычал Ониксим, а я сжала его пальцы сильнее.

– Не надо. Он того не стоит.

Ониксим поцеловал мои руки и встал, но по его молчанию я поняла, что он моего милосердия не особо разделяет.

– Ральф, поможешь мне приготовить ужин и закуски. Народ уже проголодался.

– Ониксим, а я что – не помощница? – весело спросила Лада.

– Ты гостья, Лада. Сиди и отдыхай, – ответил Ониксим.

Вскоре разговоры перешли в другое русло. Геннадий Маркович рассказывал забавные истории из практики. А Ральф поделился планами по поводу участия своего питомца – пса акита-ину Домеки – в выставке. За чаем все принялись расспрашивать Степу о его победе в Турнире. И атмосфера была такой домашней, что я совсем забыла о случившемся.

Ониксим проводил Геннадия Марковича и Лешу, обговорив с ним все остальные детали по их вопросу. Последним гостем был Ральф – к его стайному имени Быстрый я почему-то привыкнуть не могла.

– Ну и замечательно, – сказал Быстрый, надевая кроссовки. – Теперь в поселке на одного демона меньше будет.

– Кто бы говорил, – тихо добавил Ониксим, но вожак его, естественно, услышал и уже вместо улыбки предупреждающе оскалился. Я знала по рассказам Ониксима, какая это больная мозоль для Быстрого, ведь считалось, что сильные альфы притягивают свою пару быстрее, а если нет ее, то, значит, Зверь с человеком в разладе. Сейчас уже к этому вроде как относились проще, все-таки наш мир кардинально изменился, и для вервольфов в том числе, но старое клеймо осталось – демоном остался только Ральф.

Так считали все. Но сегодня я узнала, что, оказывается, Дар шел против инстинктов. Неудивительно, что Лада сомневается в его волчьей природе. Ощущая, как меня оберегает Ониксим, я и сама совершенно не понимала, как Дар мог настолько явно игнорировать Ладу. А главное, почему?! Я очень хотела помочь молодой волчице...

Голос Ральфа вернул меня в реальность.

– В начале сентября проведем Ритуал, и сразу же на Совете подниму вопрос про Выстроцких.

– Спасибо, Ральф. Я рад служить тебе.

Вервольф махнул рукой на старого друга и сказал на прощание уже мне:

– Я очень рад за вас, ребята. Берегите друг друга.

Ральф аккуратно сжал мое плечо на прощание и попрощался с Ониксимом. Когда я услышала, как закрываются ворота и машина главы стаи покинула наш дом, я осторожно спросила у Ониксима:

– Ральф? У него немецкие корни?

– Ральф Шнелл. Он единственный немец среди нас, в поселке только потомственные русские оборотни, но мы привыкли называть себя вервольфы. В старину высшей кастой считались германские волки, но и умирали они быстрее остальных.

– Почему?

– Много междоусобиц было среди стай. Мстили по каждому поводу и без. Сгорали без своих Пар, которых не искали.

Я за эти месяцы стала смелее и вопросами сыпала как из рога изобилия. Ониксим мне всегда все объяснял, находя в моем почти детском любопытстве, смешанном с восторгом первооткрывателя, такое милое сердцу тепло, что порой заговаривал меня до утра, рассказывая про мир вервольфов. Нередко к нам под бочок приходил и Степа, пофыркивая на особо патетических моментах в сказаниях. Джой же совсем привык к дому, к волкам, а Ониксима умудрялся даже и лизнуть в руку, когда встречал к ужину.

И я чувствовала себя счастливее всех на свете, совершенно выкинув из головы любые негативные мысли о своих опекунах. Об Игоре.

Вот и сегодня уже обо всем забыла, но один августовский жаркий день я запомнила на всю жизнь как самый важный урок.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю