332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » София Чайка » Валентинов день (СИ) » Текст книги (страница 1)
Валентинов день (СИ)
  • Текст добавлен: 7 октября 2016, 00:01

Текст книги "Валентинов день (СИ)"


Автор книги: София Чайка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

София Чайка
Валентинов день

Высокий Сатирне слишком уверенно вел ее, Шахерезаду,в вальсе, и она смеялась, как заведенная. Рядом с ними не в меру веселый Пьерокружил пухленькую пастушку, и та тоже хохотала.

Неужели у нее такой же противный голос?

Какая разница? Сегодня она – знаменитая сказочница, а не Настасья Юсупова – владелица сети антикварных магазинчиков.

Конечно, завтра она протрезвеет и пожалеет о том, что поддалась на уговоры подруги – в повседневной жизни не бывшей ни разу замужем управляющей брачным агентством Валентины Королевич, а сегодня распорядительницы вечера для одиноких сердец царицы Клеопатры– и пришла на маскарад, организованный в честь праздника Святого Валентина.

Настасья упиралась, так долго, как могла, а именно – до начала костюмированного действа, мотивируя свой отказ многочисленными незавершенными проектами. У нее на самом деле оказалось много незаконченных дел, требующих ее непосредственного участия, но их она могла без особых потерь отложить до завтра. Единственной настоящей причиной, по которой она не хотела являться в загородный клуб подруги, было нежелание вновь почувствовать себя одинокой.

Несколько ее любовников на протяжении последних десяти лет сумели заставить Настасью забыть первый и последний, неудачный и очень короткий брак. Больше она не пробовала экспериментировать на этом поприще. Любимая работа и ненавязчивые мужчины делали ее жизнь почти полноценной. Беспокоил Настасью единственный недостаток в ее налаженной жизни – отсутствие детей. Но современная медицина предоставляет женщинам несколько вариантов решения этой проблемы, поэтому преуспевающая госпожа Юсупова надеялась на удачное решение этой проблемы. Ведь ей только двадцать восемь.

Согласно правилам маскарада все его участники должны явиться на него без сопровождающих. Именно это раздражало Настасью больше всего. Она тянула с окончательным ответом до последнего дня, и только сегодня в полдень выложила Валентине свой главный козырь – отсутствие маскарадного костюма. Но ее неугомонная подруга, поставившая себе за цель, во что бы то ни стало выдать Настасью замуж, ехидно сообщила, что сама позаботилась о ее наряде.

Валентине потребовалось немало усилий, чтобы уговорить заартачившуюся Шахерезаду– Юсупову выйти в многолюдный зал. Лишь обвинение в трусости и уверения в том, что Настасью никто не узнает, помогли Клеопатревтолкнуть ее в незнакомую толпу.

Ну что же, раз уж она оказалась в подобном месте и в таком наряде, то новоявленная Шахерезадарешила веселиться на всю катушку. Она по старой привычке тряхнула головой, чтобы отбросить свои выкрашенные краской со странным названием «Бриллиантовый орех» пышные волосы, но вспомнила, что подруга собрала их на ее макушке в тугой узел. Тогда она лишь расправила плечи и усмехнулась. Именно так, с улыбкой, Настасья привыкла встречать все трудности на своем жизненном пути.

Как только она появилась в зале в своем откровенном костюме, все мужчины в одночасье обернулись в ее сторону. Настасье казалось, что они не сводят глаз с ее голого живота с большим наклеенным стразом в пупке, с ее ног в шароварах, не оставляющих места для фантазии, и искусно поднятой с помощью тесной парчовой жилетки пышной груди.

Она тут же пожалела, что не надела маску, а лишь прикрыла лицо вуалью. Правда Валентина, вернее, Клеопатра, уверяла ее, что густо накрашенные глаза и яркая помада на губах скрывают Настасьино бледное лицо гораздо лучше любой маски, а расшитая блестками вуаль нужна лишь для того, чтобы укрыться от слишком любопытных и близко знакомых. По зрелому размышлению Настасья решила, что близко знавшие ее люди вряд ли окажутся на этом маскараде, поскольку все они давно имеют пару или игнорируют мероприятия для одиноких людей.

Конечно, существовала возможность, что под маской может оказаться совсем даже не одинокий человек, но это обстоятельство тоже Настасью не волновало. Она не собиралась заводить на этом вечере романы. Так, легкий флирт, не более. Ну, пара поцелуев, да и только.

Все эти Мефистофели, вампиры, охотники, мушкетерывыглядели очень красочно и совсем безобидно, особенно в приглушенном свете, видимо предназначенном для того, чтобы создать более доверительную обстановку. Они танцевали и заигрывали со своими феями, маркизами де Помпадур, русалками и королевами, и все это выглядело вполне пристойно. Во всяком случае, пока. И чем больше шампанского оказывалось в желудке Настасьи, тем все более замечательной казалась ей эта вечеринка, и все темнее становилось в зале. Последнее постепенно начало утрачивать свое значение.

Высокого неуклюжего Сатира сменил сладкоречивый кардинал. Перед тем, как отправиться за шампанским он успел рассказать ей несколько пошловатых, но смешных анекдотов, и Шахерезадаразрешила себе от души посмеяться над ними. Она не стала ждать кардинала, когда заиграла быстрая ритмичная музыка. Неимоверно курчавый – наверное, это был парик – пастушок увлек ее в гущу танцующих, и Настасья почувствовала себя красивой и раскрепощенной под жадными мужскими и завистливыми женскими взглядами, извиваясь в такт музыки всем телом. Боже, она не танцевала так со школьной скамьи!

Она никогда прежде такне танцевала. Настасье всегда считала, что у нее слишком широкие бедра, слишком большой бюст, слишком короткие для ее роста ноги. Но сейчас, когда на эти самые ноги, виднеющиеся в прозрачных шароварах, с азартом смотрело так много мужчин, и почти каждая присутствующая женщина сожалела, что не решилась прийти в такой костюме, Настасья казалась себе совершенной и очень привлекательной.

Мужчины кружили вокруг нее, как пчелы возле горшочка с медом – экзотического горшочка с диким медом – пока один из них властным движением не обвил ее талию и притянул к себе спиной. Шахерезадасразу же ощутила силу, исходящую от этого мужчины, а еще головокружение – то ли от вина, то ли от предвкушения.

Настасья, извиваясь, повернулась в кольце его обнаженных до локтей рук и уперлась взглядом в темные глаза пиратав прорезях черной бархатной маски. Какое-то знакомое, но давно забытое чувство шевельнулось в ее груди.

Вадим Твердушко заметил эту загадочную женщину сразу, стоило ей войти в переполненный мужскими и женскими телами зал, и тотчас решил – именно с Шахерезадой, кто бы не скрывался под этой маской, он покинет это место.

Надо же?! Он думал, что на такие мероприятия никто не ходит. Маскарад для одиноких – до чего он докатился!

Если бы не долг Валентине – она устроила личную жизнь его партнеру по бизнесу – Твердушко никогда бы не согласился на эту авантюру. Ей удалось поймать Вадима в минуту слабости, приезд в родной город всегда вызывал у него приступы депрессии. Результат налицо – Дик вырядился пиратом. Эта хитрая женщина имела совесть утверждать, что она будет в одиночестве пить и танцевать в пустом зале, если он не составит ей компанию.

Он уже собирался попрощаться с Клеопатройи сообщить ей, что она – самая красивая женщина на маскараде, когда в душном зале появилось это видение в бирюзовом, и Дик передумал уходить. Во всяком случае, сам.

Некоторое время он выжидал, как хищник выслеживает свою жертву. Весьма разборчивому в выборе партнерш, Дику было очень трудно угодить, но эта красотка в наряде наложницы из сераля заинтересовала его. Она притягивала Вадима, как магнит, манила каждым движением своей слегка полной по теперешним меркам, но удивительно гибкой фигуры.

Дик заметил, что он не один любуется этой женщиной, и решил немного подождать. Но число ее поклонников со временем не только не уменьшалось, а с каждым ее новым движением все больше возрастало, поэтому он оставил бокал с шампанским на столике и ринулся в толпу. Он хотел эту женщину.

Когда пиратобвел окружающих прищуренным взглядом, несмотря на полумрак, царящий в зале, все сразу занялись поисками – новых партнеров и партнерш по танцам и флирту. Этот мужчина обладал силой, и не только физической.

Чтобы посмотреть ему в лицо, Настасье пришлось запрокинуть голову. Даже если бы она надела эти неудобные, но необходимые для деловой женщины, высоченные каблуки, пиратвсе равно смотрел бы на нее свысока. Немногие знакомые ей мужчины могли похвастаться таким ростом, и ни один из них не являлся брюнетом. Поэтому Настасья решила, что этого человека она не знает.

Нет, один брюнет все-таки есть, но она не хотела сейчас о нем вспоминать. Настасья не видела его уже очень давно, и даже если бы случилось что-то из ряда вон выходящее, что могло бы привести его в этот город, он все равно не пришел бы на маскарад.

Она внимательнее присмотрелась к прижимающему ее к своему худощавому, но жилистому телу мужчине и отмахнулась от промелькнувшего подозрения. Этот красавец казался шире в плечах и сильнее, его волосы были длиннее, улыбающийся рот – резче очерчен, а глаза выражали такое откровенное желание, что Настасья тут же позабыла о сравнениях и, подняв одну бровь, улыбнулась незнакомцу в ответ.

– Как мне называть тебя?

Его низкий, глубокий голос, казалось, пробрался Настасье под кожу и по ней побежали толпы мурашек. Нет, она не станет называть этому соблазнительному мужчине свое имя. Зачем? У каждого из них своя жизнь. Она пришла сюда развлечься. Он, видимо, тоже. К чему портить волшебный вечер реальностью?

–  Шахерезада.

– Слишком длинное имя. Придумай другое.

Господи, он хочет, чтобы она думала?! Ее мысли уже давно заменили инстинкты, но Настасья сделала над собой усилие и пошевелила извилинами.

–  Шахе, – не весть что, но на большее она оказалась не способна.

Музыка слишком громыхала, шампанского она выпила слишком много, а пират был слишком мужчиной. Настасья почти потеряла голову.

Он провел горячими ладонями по ее спине, наклонился и прошептал в ухо:

– Отлично. Ты хочешь знать мое имя?

Да! Хотя, зачем?

– Нет. Пират– в самый раз.

– Желание дамы для меня закон.

Знал бы он о ее желаниях! А что если догадывается?

Настасья пылала в его руках, и совсем не от жары. Сильные, загорелые мужские руки заставляли ее почти обнаженное тело плавиться.

Никто и никогда не вызывал в Настасье такого жгучего желания близости. Если не считать ее бывшего мужа. Но их брак продлился слишком мало времени, и с тех пор прошло слишком много времени, чтобы Настасья могла в подробностях вспомнить все, что происходило с ними до того ужасного дня. Да и не хотела вспоминать. Особенно сейчас. Настасья извлекла из своей прошлой жизни один ценный урок – страсть и брак несовместимы.

Ее устраивало, что мужчина, который так волнует ее, не претендует ни на что, кроме того, что она готова дать.

–  Шахе, ты думаешь о том же, что и я?

Горячее дыхание коснулось ее рта, а затем его место заняли твердые губы. Они властно завладели ее дрогнувшими губами и прервали судорожный женский вздох. Сумасшедший и восхитительный поцелуй оглушал. Настасья, слегка помедлив, ответила на него. Умеют же целоваться некоторые мужчины.

Жаль, но ее последний любовник не обладал подобным искусством. Возможно, именно поэтому последние два месяца она все переносила на неопределенный срок их ранее регулярные встречи. Сейчас она не хотела думать и об этом. Пока все шло по плану – немного флирта и поцелуй.

– Ты не ответила мне, Шахе. – Наверное, именно таким голосом искушал своих жертв Казанова. О чем он ее спрашивал? Ах да, о ее мыслях. Свои мысли Настасья не могла озвучить. Сначала она узнает, о чем думает пират.

– Ты первый. Я хочу знать, о чем думаешь ты.

Неужели это ее голос звучит так хрипло? Но пирату, кажется, он нравится. Он улыбнулся, провел ладонями по ее талии, а затем большими пальцами под обтянутой парчой грудью, прочертив два полукруга. У Настасьи перехватило дыхание, но она сделал вид, что не заметила этой смелой ласки.

– Хорошо. Предлагаю игру – я рассказываю свои мысли, ты исполняешь мое желание, затем ты делишься своими мыслями, я выполняю твое. Договорились?

Настасья прикинула, что может пожелать этот мужчина. В пределах этого клуба, на глазах у всех этих людей, Валентины – ничего бесстыдного. Зато у нее появляется возможность узнать его мысли, а затем потребовать выполнения собственного желания – даже заставить его уйти. Но до этого, конечно же, не дойдет.

– Договорились. Но желания ограничатся клубом.

Дик даже дыхание затаил, пока ждал ответ обворожившей его женщины. Ему хотелось взвалить красавицу на плечо и утащить ее в ближайшую постель. Но, к счастью и сожалению, они жили в цивилизованном обществе, и он, пусть даже в роли пирата, вынужден заручиться согласием Шахе.А еще найти ближайшую постель, да еще в пределах клуба. Но для него не существовало неразрешимых проблем.

Кроме одной. Хотя с ней Твердушко уже давно смирился. Во всяком случае, он себя в этом убедил. Поэтому Дик с воодушевлением, которого уже давно не испытывал, в очередной раз поцеловал очаровательную Шахеи потребовал:

– Жди меня на этом месте. Я за шампанским.

Дик надеялся, что Шахене отправится на поиски новых приключений, пока он будет искать уединенное место для их свидания. Эта женщина его задела, увлекла своей непосредственностью, плавностью линий, очаровательной, смелой улыбкой.

Да что там, себе Дик мог признаться – он одурманен ее запахом и ее телом и не собирается останавливаться, пока не разгадает все тайны, если не ее души, то хотя бы тела.

Он тоже ей нравится. Женщина может молчать или отрицать это сколько угодно. Ее реакция на его близость красноречиво повествует за нее.

Поэтому Дик торопился. Ему не хотелось в очередной раз вытаскивать ее из толпы поклонников. К тому же она лишила его шанса поискать вместе с ней развлечений за пределами клуба, а маскарад не бесконечен.

Валентина вздрогнула, когда крепкая мужская рука схватила ее за локоть.

– Ти, мне необходима комната и ключ от нее.

– Дик, во-первых, ты меня напугал, – Валентина попыталась освободить свою руку, но после нескольких бесплодных попыток, вздохнула и продолжила. – А во-вторых, зачем тебе комната? Если ты устал, то…

До нее вдруг начала доходить суть мужской просьбы, очень похожей на требование. Еще бы, ведь она знакома с этим мужчиной не один год, хотя и не близко. Он всегда был слишком сексуальным и чересчур востребованным, чтобы неожиданно взять и измениться. Но чтобы заниматься этимна ее мероприятии, в ее клубе?!

– Дик, у меня здесь не бордель, а приличное место! – прошипела она сквозь зубы, продолжая улыбаться гостям.

– А кто говорит, что не приличное? Давай ключ от своего кабинета и не появляйся там часа полтора.

Обыкновенно Валентине нравился этот вкрадчивый, притягательный баритон, но сегодня она слишком взвинчена, чтобы поддаться соблазну выполнить любое желание его владельца.

– Ты сошел с ума, Дик. И та женщина, которая согласилась… сопровождать тебя, тоже. Кстати, кто она? Ты половину вечера простоял у стены, а затем пропадал в другом конце зала. Я не сумела в этой толпе рассмотреть, с кем ты развлекаешься. Тебе понравился праздник?

– Прекращай меня отвлекать. Мне нужен ключ.

– Дик, ты уже взрослый мальчик. Тебе давно пора прекратить волочиться за женщинами. Однажды ты уже поплатился за свое неумение держать ремень застегнутым. И я, как твой друг…

– Ты, как мой друг, не должна мне об этом бесконечно напоминать. Не все то, что кажется, существует на самом деле. Надеюсь, Ти, ты не станешь заставлять меня объяснять тебе эту фразу в сотый раз?

– Дик, неужели ты не можешь обойтись без этого?

– Сегодня нет. Ключ.

Валентина отыскала в маленькой, бархатной, вышитой гладью сумочке-мешочке ключ от своего кабинета и положила его в протянутую ладонь Дика.

– Надеюсь, я не пожалею о своей снисходительности.

Пиратодарил ее дружеским поцелуем в щеку и окунулся в толпу, которая тот час скрыла его от беспокойного взгляда Клеопатры.

– Очень надеюсь, что и ты, Дик, не пожалеешь об этом.

Поразмыслив, Валентина отказалась от идеи разузнать, какая именно женщина в этот раз сумела завоевать внимание красавчика Твердушко. Он может обидеться на ее чрезмерное любопытство. Дик становится ужасно скрытным, когда дело касается его избранниц. Он всегда предоставляет женщинам возможность решать самим, сообщать миру о своей победе или воздержаться. И некоторые сообщали, создавая Дику определенную репутацию.

Нет, Валентина не станет ссориться с ним, вычисляя его подругу. Лучше она побеспокоится о Настасье. Что-то ее слишком давно не видно. Шахерезада пользуется на маскараде огромным успехом, и Клеопатра очень рада за нее.

Неожиданно в голову Валентины пришла одна мысль, и ее сердце тревожно ухнуло в груди.

Нет, слишком мало шансов, чтобы эти двое встретились среди такой огромной толпы, а уж тем более узнали друг друга.

Пиратисчез в толпе слишком быстро, и Настасья не успела сказать, что не хочет больше шампанского. У нее и без него кружилась голова.

А что, если он просто искал повод сбежать от нее? Ведь не каждая женщина поведет себя так бесстыдно с незнакомым мужчиной и согласится поиграть в желания. Настасья и сама не согласилась бы, но пиратнапустил туману на ее разум и ловко опутал паутиной чувственных желаний.

Глупо стоять в углу зала и ожидать появления пирата, когда все вокруг веселятся. Но Настасья стояла. И ругала себя за это.

Она никогда не ждала своих любовников дольше отведенного времени. Зачем? Когда желаешь чего-то, стремишься к этому любой ценой. В противном случае, зачем дожидаться неизвестного?

Настасья запретила себе это с того самого дня, как поддалась на уговоры бывшего мужа, с которым встречалась всего две недели, и пришла в ЗАГС. Он явился, хотя и с опозданием, и она вышла за него, но их совместная жизнь, так романтически начавшаяся, очень быстро оборвалась. Хотя, к чему ворошить прошлое? Лучше думать о приятном.

Что-то решительное, дерзкое притягивало ее к пирату. Настасья давно не сталкивалась с подобными мужчинами. Она понимала, что связь с ним может быть опасной, но и ошеломляющей тоже.

Вздохнув, она присела на маленький диванчик у стены, на котором уже обнимались пиковая дамаи кардинал, и продолжила свое вынужденное бездействие. Но, когда Арлекинпригласил ее на танец, она решила, что дала пиратудостаточно времени, и согласно кивнула в ответ.

Ее тотчас поразил контраст между двумя мужчинами. Хотя и тот, и другой казались достаточно привлекательными, во всяком случае в маскарадных костюмах, Настасья не чувствовала ни возбуждающего волнения, ни капли желания ощутить прикосновение губ, когда опиралась в танце на Арлекина.

Когда уже знакомая рука обвила ее талию и выдернула Настасью из объятий партнера по танцу, она неожиданно почувствовала себя счастливой, будто вернулась домой. Подозрительное ощущение.

Арлекинпытался возмущаться подобным варварством, но пират прижал к себе Настасью и обратился к нему таким тоном, что тот предпочел ретироваться.

– Поищи-ка, парень, себе другую женщину. Эта – моя.

Хотя от этих слов у Настасьи почти подогнулись ноги, она высокомерно вздернула подбородок.

– Я принадлежу только себе, пират.

– Возможно. Но Шахепринадлежит пирату. Во всяком случае, этим вечером. – Она хотела возразить, но мужчина закрыл ей рот поцелуем. Жарким и властным. А когда он отстранился, Настасье перехотелось возмущаться таким произволом. – Ты не дождалась меня.

– Я не обещала.

– Ты обещала поиграть со мной.

– Ладно. Давай сыграем.

– Здесь слишком шумно. Ты ничего не услышишь.

– Возможно, но здесь нет другого подходящего помещения.

– Есть. Одно. И я достал от него ключ.

С каждым новым словом пиратав Настасье все сильнее разгорался азарт. И страх тоже. А еще желание – темное и неукротимое. Но она пока еще полностью не сдалась на его милость.

– Что за комната?

– Кабинет владелицы клуба.

Валентина отдала ему ключ от собственного кабинета?! Или он украл его.

– Странно. – Настасья остановилась и заглянула в темные глаза, сверкающие в прорезях маски. Кто он, этот пират? Ей нужно кое-что выяснить у подруги. – Я сейчас вернусь.

Или нет, если ответ Валентины ей не понравится.

Клеопатраявно обрадовалась ее появлению.

– Слава Богу, ты появилась. Я уже подумывала начать розыск пропавшей Шахерезады. Хорошо отдыхаешь?

– Неплохо.

– Вот видишь? А ведь не хотела приходить.

– Да, не хотела. И искать меня нет нужды. – Или, все-таки, есть? Это она сейчас узнает. – Я хотела у тебя кое-что спросить. Ты только не обижайся.

– Какие могут быть обиды между подругами!? Конечно, спрашивай.

– Ты знаешь всех, кто сегодня здесь веселится?

– Да, естественно. Тебя кто-то заинтересовал? Признавайся.

Настасья чуть не ляпнула « пират», но почему-то в последний миг сдержалась. Если она решится на ту авантюру, которую он ей предлагает, ей не хотелось, чтобы подруга знала об этом.

Во всяком случае, пока.

Ведь Валентина сразу же начнет строить планы, а Настасья не хотела думать о продолжении отношений с пиратом.

Пока.

Она слишком долго была сама себе госпожой.

– Нет, ничего такого, о чем хотелось бы рассказать. Я хотела увериться, что на маскараде присутствуют только приличные люди.

– Только приличные. Других я не приглашала. Мне проблемы ни к чему. Ты же видела, вход только по приглашениям. Я лично их выписывала.

– Это успокаивает.

– Странное определение. Ты уверена, что больше ничего не хочешь узнать?

– Нет. Спасибо. И не нужно меня искать. Я сама найдусь.

Он не был уверен, что Шахевернется. Хоть она и выглядит очень раскованной и уверенной в себе женщиной, но немалый опыт в общении с противоположным полом подсказывал Дику, что Шахене относится к легкомысленным особам. Эта женщина откровенно наслаждалась его обществом, но имя свое ему не сообщила, вуаль кокетливо не приподнимала, и даже согласившись на игру, тут же ограничила ее рамками. А когда он сообщил ей о найденном уголке для уединенного свидания, неожиданно скрылась в неизвестном направлении. Собирается что-то выяснить! Интересно у кого?

Он, как дурак, стоит в уголке огромного зала и ждет… пока неизвестно чего. Другие женщины открыто посылают ему призывные взгляды, готовые не только поиграть, но и отправиться с пиратомна край света, во всяком случае, до его автомобиля – точно, но Дику совсем не хочется на них отвечать.

Да и женщин он никогда раньше так долго не уговаривал. Необходимости не было. Хотели, сами приходили. Зачем себя утруждать?

Наверное, нужно попрощаться с Ти и уходить. Чем-то он испугал Шахе, и она, скорее всего, просто сбежала. Видимо, Дик Твердушко начал утрачивать прежнюю сноровку. Старость надвигалась неумолимо. Ему уже стукнуло тридцать, а он все еще один. Точнее, уже один.

Когда-то он по собственной глупости потерял самую очаровательную женщину, девушку, девочку в мире. Она просто вычеркнула его из своей жизни. Но он о ней не забыл. И больше никогда, хоть отдаленно напоминавшую ее, не встретил. Возможно, поэтому он до сих пор и не женился. А временные связи ему уже порядком надоели.

Сегодня, когда он увидел вплывающую в зал Шахе, его сердце забилось – быстро и сильно, как в юности, в предчувствии чего-то неизбежного и чудесного. Может, стоило назвать этой очаровательной женщине свое имя, узнать, как ее зовут? По-настоящему, конечно. Пригласить, допустим, завтра в ресторан и…

А почему, собственно, он решил, что она не замужем? Такие шикарные женщины не бывают свободными. Шахемогла прийти сюда, чтобы просто отвлечься от повседневных забот. А затем она вернется домой в объятия любимого мужа…

Дик покрылся п отом от этой мысли. Он не хотел, чтобы она оказалась занята, чтобы какой-то другой мужчина касался ее сладких губ и чарующего тела. Шахеуже может быть на пол пути к…

– Что-то случилось? У тебя такой странный вид. Вживаешься в роль? Это ни к чему, ты и так слишком похож на пирата.

Она стояла перед ним, а не убегала с маскарада, испуганная его напором. Он расслабился, но все же спросил то, что его волновало:

– Ты замужем?

– А если «да», то ты откажешься от игры?

Дик размышлял лишь одно мгновение. Он уже смирился с возможными осложнениями.

– Нет. Мы сыграем в любом случае.

– Тогда жди меня в кабинете… Клеопатры.

Она сделала это. Настасья приказала ему ждать, и он согласился. Не слишком покорно, лукавые бесики прыгали в его темных глазах, когда он склонился перед ней в шутливом поклоне, но мужчина послушно двинулся в нужном направлении.

Настасье оставалось только надеяться, что пиратхочет ее настолько сильно, что не сбежит и не заставит ломиться в закрытую дверь. Она не могла отправиться в кабинет к Валентине вместе с ним, на глазах у всех этих людей. Да и ожидать его там не хотела. Настасья больше мужчин не дожидается. Хватит. Пусть теперь они ее ждут.

Ей пришлось сознаться самой себе – только что она дала понять пирату, что согласна на любое действо в уединенной комнате. Впервые в своей жизни. Ни разу прежде Настасья не занималась сексом с незнакомыми мужчинами. Любовников она всегда выбирала долго и тщательно, выясняя все, что только возможно узнать.

Лишь сегодняшнее ощущение таинственной внутренней связи с пиратом, чувство одновременно зависимое и свободное, перевернуло с ног на голову все ее моральные принципы. Более того, Настасье показалось, что и этот волнующий мужчина чувствует что-то подобное. И если она ошиблась, ее ждет горькое разочарование. Еще одно. А еще стыд. Поэтому она не назвала пиратусвоего имени. Настасья собиралась позволить себе это приключение и сделать его максимально безопасным.

Она лавировала между танцующими, хохочущими и выпивающими и уговаривала себя, что беспокоиться ей не о чем. Если Валентина дала пиратусвой ключ, значит, она ему доверяет. Пусть даже совсем немного.

От волнения сердце Настасьи громыхало где-то в животе. Чем ближе она подходила к кабинету подруги, тем больше сомневалась, чего она хочет больше – войти в эту по старинке обитую кожей дверь или сбежать, пока не поздно. Трусливая мысль почти погасила азарт в ее крови, но не могла же она, в самом деле, сесть в такси в своем наряде. Даже летом это выглядело бы странно. А все ее вещи находились как раз за той самой дверью, где ее ждал пирати неизвестность.

«Хватит трусить!» – приказала она себе и нажала на дверную ручку. Петли тихонько скрипнули, и Настасья вошла в полутемную комнату. Ее опасения не оправдались – пиратсидел на кожаном диване, заложив руки за голову. Несмотря на видимую расслабленность его позы, он походил на хищника, готовящегося к прыжку.

Настасья на мгновение замерла у входа, не зная, чего он от нее ждет – инициативы или послушания, но затем решила, что будет действовать интуитивно, как и поступала весь этот необычный вечер. Она молча прошла мимо пиратак окну.

Валентина постаралась на славу, готовясь к празднику. Весь сад, окружавший клуб, в это время года не отличавшийся буйством красок, украшали многочисленные разноцветные лампочки. Они подмигивали с периодичностью, понятной только создавшему их инженеру, освещая дорожки, по которым никто не гулял, предпочитая комфорт зала, и лавочки, на которых по той же причине никто не сидел. Короче, сад пустовал, но выглядел почти сказочно и даже слегка волшебно. Это еще сильнее подчеркивало интимность обстановки в тихом кабинете Валентины.

Здесь было значительно прохладнее, чем в зале, полном людей, и Настасья почувствовала, что озябла. Она передернула плечами, и в тот же миг к ее спине прижалась теплая грудь, а горячие ладони легли на голый живот.

Простое, на первый взгляд, действие подарило Настасье ни с чем не сравнимое ощущение близости с этим человеком, и она вдруг подумала – именно так мужчины, готовящиеся стать отцами, обнимают своих беременных жен. Глупая и не подходящая к данному случаю мысль. Но она возникла в ее голове, благодаря именно этому мужчине, что очень встревожило Настасью.

В это мгновение в саду вспыхнул фейерверк, сконструированный в форме сердца. Настасья так близко придвинула свое лицо к окну, что стекло слегка затуманилось от ее частого дыхания. Она повторила на этом месте контуры зажегшегося сердца.

Пиратнарисовал рядом еще одно сердце, соединенное с первым.

Что это означало? Разве в их случае могут быть замешаны сердца? После часа знакомства? Сумасшествие! Но почему ей так приятно?

– Я зажгу свет?

От его голоса и пальцев рук, легко поглаживающих чувствительную кожу на ее животе, Настасью бросало то в жар, то в холод. Смешно, так реагировать на мужчину в ее возрасте и с ее жизненным опытом. Пусть сексуальная его часть была не слишком разнообразной, но ведь была же. Почему же ни один из ее предыдущих любовников не вызывал в ней подобного трепета? Во всяком случае, Настасья этого не помнила. Или забыла.

В какой-то момент ей снова захотелось убежать, скрыться от чересчур сильных чувств, охвативших ее этим вечером. Ведь ее вещи совсем рядом, в маленькой коморке, дверь от которой темнела в стене кабинета. Но Настасья понимала, что если она сейчас трусливо сбежит, то иного случая и подобного мужчины в ее размеренной жизни может больше не случиться.

О чем он ее спросил? Боже, нет!

– Не стоит зажигать. В саду светло, как днем.

– Хочешь сохранить инкогнито, Шахе?

Конечно, он сразу догадался о причине ее нежелания заниматься этимпри свете, но настаивать не стал. Настасья задрожала от обжигающего поцелуя в шею и повернулась в его руках.

– Не хочу, чтобы мы оба почувствовали себя неловко, если случайно встретимся в городе, на светском мероприятии, да мало ли где!

– Я никогда не чувствую себя неловко в компании очаровательной женщины. И не важно, были у нас близкие отношения, или нет. Разве только…

– Что?

Настасья сняла вуаль, надеясь, что когда она стоит вот так, спиной к окну, пират не видит лицо Шахе, но зато может беспрепятственно целовать ее. Настасье очень нравилось, как он целуется.

Его губы ласкали ее лицо, шею, плечи, словно перо павлина, и Настасья, как ни пыталась, не могла сосредоточиться на словах пирата, но она заметила паузу в его ответе.

– Ничего такого, что могло бы помешать нам получить удовольствие. Очень много удовольствия.

– Ты не слишком самоуверен, пират?

Он не ответил ей, но уже через мгновение, Настасья поняла, что пиратзнает, о чем говорит, и напрасных обещаний не дает.

Ее парчовая жилетка незаметно исчезла в его волшебных руках, а прозрачные шаровары вместе с трусиками упали к ее ногам темной кучкой.

Настасья хотела сказать что-то чувственное или остроумное – хоть что-нибудь, но ее горло сдавило от нахлынувших чувств, когда мужские руки медленно, но уверенно провели по ее груди, на мгновение остановившись на затвердевших сосках, очертили тонкую талию и полные бедра, сжали ягодицы. Странно, но Настасья не чувствовала ни стыда, ни смущения за свою не слишком совершенную фигуру, хотя до этого случая ни разу не обнажалась перед своими любовниками полностью, прикрывая тело изящным и дорогим бельем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю