332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Шарон Хит » Выбор любви » Текст книги (страница 6)
Выбор любви
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:23

Текст книги "Выбор любви"


Автор книги: Шарон Хит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц)

– Да как же так?! Надо было сразу понять, что на нее нельзя положиться. Современная молодежь такая безответственная! – взъерепенился старик. – А как же моя книга? Не думаю, что мне удастся найти в этих краях вторую толковую машинистку.

– Да, проблема! – Дед выглядел таким подавленным и расстроенным, что Лесли, сама того не желая, предложила: – Может, я попробую? Конечно, я печатаю медленно, двумя пальцами, но я очень хочу тебе помочь.

– Ладно, выбора-то все равно нет, – сокрушенно вздохнул Хильярд, и Лесли, ожидавшая хотя бы одного словечка благодарности, почти пожалела о своем благородном поступке. – Несколько дней назад я получил письмо из издательства. Они спрашивают, когда я смогу предоставить рукопись. Так что давай пробуй, вдруг что получится. Я положил последнюю главу возле печатной машинки, можешь приступать хоть сейчас.

Лесли не жалела, что нашла себе занятие. Лето близилось к концу, и погода не располагала к длительным прогулкам и купанию. Однако работа была довольно трудной и нудной, а безвылазно сидеть за печатной машинкой оказалось весьма утомительно. Но были и положительные моменты – Лесли с облегчением обнаружила, что дед стряхнул с себя летаргию и справился с депрессией.

Несколько дней спустя, когда девушка, как обычно, сидела за печатной машинкой, на пороге неожиданно появилась Анна.

– Боюсь, мне надо отлучиться на денек-другой, мисс Мейсон. Я получила письмо от подруги, она живет в Ланстилле, в трех милях по ту сторону Реверна. Бедняжка слегла, и, пока к ней не приедет ее замужняя дочь, о ней совершенно некому позаботиться. Я сказала хозяину, и он меня понял.

Лесли выслушала женщину со смешанным чувством. Хотя, без сомнения, было здорово на время избавиться от неодобрительного взгляда экономки, но девушку одолевала тревога – сумеет ли она в одиночку справиться с таким огромным хозяйством.

– Насколько я понимаю, книга мистера Хильярда практически завершена, – продолжала тем временем Анна, – так что у вас найдется возможность заняться домашними делами. Если даже мисс Чаллен сдалась, а, видать, дело обстоит именно так, и вы достаточно умны, чтобы взять на себя ее обязанности, то и с моими справитесь, никуда не денетесь.

Лесли просто кивнула, так и не решив для себя, можно ли рассматривать последние слова Анны как комплимент.

– А как насчет кота? – припомнила она вдруг Блэки.

– Кормите его хорошенько, и никаких проблем. Только не пытайтесь приласкать, животное этого не переносит.

– Ни за что на свете! Когда уезжаешь?

Лесли испытала настоящий шок, услышав ответ:

– Сегодня после обеда.

Но ведь дело-то не терпит отлагательств, напомнила она сама себе. Если ее подруга больна и одинока, не стоит удивляться подобной спешке. Анна наверняка хочет побыстрее добраться до места и помочь больной.

После отъезда экономки на Лесли снизошло то чувство облегчения и свободы, о котором так часто пишут в романах. Девушка нашла кухню и кладовую в полном порядке, продуктов должно с лихвой хватить дня на два – на три. Когда Лесли готовила чай, Блэки слез со своего места и требовательно уставился на девушку топазового цвета глазами. Она занервничала, но тарелочка мяса и блюдечко с молоком привели кота в отличное расположение духа, и чудовище довольно заурчало.

Хотя Анна сказала, что Хильярд понял причину ее отъезда и одобрил его, за ужином Лесли обнаружила, что дед пребывает в ужасном настроении.

– Где Анна? – перво-наперво потребовал он.

– Ты же знаешь, она уехала в Ланстиллу приглядывать за своей больной подругой. Она сама говорила тебе об этом сегодня утром.

– Наглая ложь! – Он приподнялся с кресла. – Не сомневаюсь, это все твои происки! Ты даже не попыталась поладить с ней, а теперь и вовсе отослала ее прочь!

Шокированная и обиженная несправедливыми нападками, Лесли на мгновение вышла из себя, позабыв о предосторожности:

– Я не имею к этому никакого отношения! Если это она выдумала неправдоподобную чушь, то ей должно быть стыдно! Неужели ты считаешь, что я горю желанием взвалить на себя все хозяйство? – Вид у деда вдруг стал таким удрученным, что Лесли поспешила укротить свой пыл. – Извини меня, дедуля!

Она встала с кресла и подошла к нему.

– Я с радостью сделаю для тебя все, что ни пожелаешь. Обещаю, ты не станешь скучать по ней.

Проигнорировав ее слова, Хильярд гневно отшвырнул в сторону свое кресло.

– Не нужен мне никакой ужин. Лучше лягу пораньше.

– Хорошо! – Наверное, после длительного перерыва работа все же измотала старика, решила она для себя. – Минут через пятнадцать я принесу тебе горячего молока.

Лесли вздохнула. Она так старалась, готовя к ужину сырное суфле, и вот все ее усилия пошли прахом, а к утру этот шедевр кулинарии останется только выкинуть. Девушка убрала со стола и отправилась на кухню, подумав, что сначала уложит дедушку спать, а потом поест сама.

Она подогревала молоко и вдруг услышала, как кто-то сломя голову несется вниз по лестнице. Старик ворвался в кухню, словно разъяренный лев.

– Мои бриллианты пропали! – возопил он. – И я знаю, кто украл их! Этот мошенник Дюран! Неудивительно, что он больше на глаза не показывается. Зачем я только рассказал ему о камнях!

У Лесли так затряслись руки, что пришлось поставить кастрюлю на стол.

– Не стоит бросаться такими обвинениями, дедушка! Совсем недавно уже был похожий случай, или не помнишь? Ты просто забыл…

– Ничего я не забыл! После того страха, что я пережил на днях, я решил забрать их в свою спальню. Так безопаснее. Но ты только глянь!

Он протянул ей мешочек, и Лесли заглянула внутрь.

– Но он же не пустой! Камни на месте, деда.

– Вот именно, камни! – Старик раздраженно выхватил мешочек из рук внучки и высыпал его содержимое на стол.

У Лесли глаза на лоб полезли – перед ней лежало двадцать четыре гладких галечки, все одинакового размера. Кто-то подменил бриллианты.

– Теперь-то, надеюсь, ты мне веришь? – бушевал Хильярд. – Не стоило Анне уезжать! Этого бы никогда не случилось, не отошли ты ее прочь!

Он тяжело навалился на стол, голова бессильно свесилась.

– Я ее не отсылала! – Возмущению Лесли не было предела, и ее тоже обуял гнев. – Видно, ты думаешь, что Анна – чистая душа! Знаешь что, твоя экономка вполне могла прихватить бриллианты. Что-то слишком уж поспешно она сорвалась с места.

Хильярд выпрямился, и с губ его сорвалось ругательство.

– Да как ты смеешь говорить такое? Как у тебя только язык повернулся обвинить Анну в воровстве? Наверняка выгораживаешь своего рыжего дружка, этого мошенника! Какой же я был дурак! Зачем только рассказал ему о бриллиантах! И даже показал, считая его человеком чести. А он все это время только и думал, как бы их спереть!

Старик замолчал, а Лесли не знала, что сказать, припомнив столь внезапный отъезд Дюрана. И вдруг глаза Хильярда потемнели, стали похожи на две щелочки, и в них сверкнуло пламя.

– Так ты соучастница? С этим негодяем ты дружила, а Анну ненавидела! Вы разработали свой коварный план на пару! И поэтому…

Хильярд остановился, переводя безумный взгляд с камушков на бутылочку с таблетками. Лесли в ужасе затаила дыхание, когда он схватил пузырек и уставился на этикетку.

– Вот, значит, что! – взвился он с удвоенной силой. – Догадалась, что я исправил завещание в твою пользу! Небось успела перекинуться парой словечек с моим адвокатом, когда он приходил ко мне!

– Да я даже не знала, что он приходил! – затараторила Лесли. – А о твоем завещании вообще никогда не думала. Поверь мне, дедушка!

Хильярд, как глухарь на току, словно не расслышав крика души Лесли, гнул свое:

– Решила мало-помалу отравить меня! С твоим медицинским образованием тебе это – раз плюнуть. А когда избавишься от меня, получишь мои денежки и понесешься к своему любовнику, который уже заграбастал мои бриллианты! Мне следовало бы знать, что ты вся в мать пошла: сначала сделаешь вид, что решила поселиться со мной, а потом сбежишь и бросишь меня на произвол судьбы. Но тебе не стоило так со мной поступать. Уж я позабочусь о том, чтобы твой план не сработал, помяни мое слово! А что касается этих чертовых пилюль…

Старик размахнулся и запустил бутылочкой в каминную решетку. Послышался звон разбитого стекла, яркой радугой брызнули осколки. Лесли невольно проследила за движением его руки, а когда обернулась, деда уже и след простыл.

На мгновение страх и ужас сковали ее. В тишине огромного дома, словно выстрел, прозвучал стук захлопнувшейся двери библиотеки, затем раздался металлический скрежет поворачиваемого в замке ключа.

Неимоверным усилием воли Лесли постаралась взять себя в руки. Девушка нашла совок и веник, подмела осколки стекла, рассыпавшиеся таблетки и призадумалась, что же ей делать дальше. Как поступить? Инстинкт подсказывал, что ломиться в запертую дверь и просить дедушку выслушать ее совершенно бесполезно. Как бы его бешенство не обернулось настоящим насилием – ведь он считает внучку опасным и хитрым врагом. Может, позвонить доктору Ролинсону… Но Лесли тут же отбросила эту идею, вспомнив, что телефон находится в библиотеке.

– Делать нечего, придется подождать, – сказала она вслух. – Не может же он провести там всю ночь. В последнее время настроение у него меняется, словно ветер на море. Будем надеяться, что вскоре он отопрет дверь и отправится спать. Тогда я позвоню доктору, попрошу его приехать. Вот только, боюсь, без успокоительного ему сегодня не заснуть… а таблеток больше нет. И как он додумался до такого! Как ему в голову пришло, что я способна на столь ужасные вещи!

«И не только я, – подумала Лесли. – Он и Марка подозревает, уверен, что именно он стянул его бриллианты». Но это не может быть правдой! Девушка попыталась выудить из памяти все подозрительные события последних недель. Марк без всяких объяснений покинул Лоскенну, да еще в компании Моны Чаллен. Неужели эти двое заодно? Просто невероятно! Но если Мона знала, где хранятся бриллианты, она вполне могла найти способ заставить его помочь ей. Марк дал ей этот галечник, и она подменила им бриллианты. А почему бы и нет, ведь девушка часами сидела в библиотеке в полном одиночестве…

Сомнения терзали Лесли. Еще этот весьма подозрительный несчастный случай с дедушкой, когда Марк, словно по мановению волшебной палочки, появился несколько секунд спустя. Неужели вся забота о Лесли, предупреждения, что оставаться в поместье небезопасно, сводились к одному: Марк надеялся, что девушка испугается и сбежит, таким образом не станет путаться у них под ногами? И хотя сердцем она была готова броситься на защиту, разум строго расставлял факты против Дюрана.

Лесли кое-как выплыла из раздумий и вдруг с дрожью в теле осознала, что из библиотеки не доносится ни звука. Тихонечко пробравшись по коридору в холл, девушка увидела, что из-под двери по-прежнему пробивается полоска света. Она облегченно вздохнула и решила, что пора действовать. Пережитый шок от потери драгоценностей, затем лунатический припадок запросто могли привести к непоправимым последствиям. Дедушку мог хватить удар…

При мысли о том, как ее единственный родственник лежит на полу, беспомощный и бездыханный, а между ними – всего лишь запертая дверь, Лесли и думать забыла про всякие там глупые обиды. Она схватилась за ручку и принялась колотить кулаком по двери:

– Дедушка! Дедушка!

В ответ ни звука, ни движения. Лесли затаила дыхание и немного постояла, прислушиваясь к тому, что происходит внутри, но не расслышала даже дыхания. Эта мертвая тишина была даже хуже, чем самые яростные вспышки гнева.

– Мне бы только попасть внутрь! – прошептала она.

И тут ее осенило. Оранжерея! И как ей раньше в голову не пришло! В таком нервном состоянии дед вряд ли подумал запереть дверь в сад.

Прихватив лампу из холла, Лесли вернулась в кухню и через черный ход вышла на улицу. Обойдя дом с тыльной стороны, она добралась до оранжереи. Дальше дело пошло легче – через застекленные стены пробивался свет, и она без труда продолжила свой путь.

Надежда оправдалась – дверь из оранжереи в библиотеку была не заперта. Лесли храбро дернула за ручку, внутренне приготовившись к тому, что она может там увидеть. Вдруг дед лежит на полу без сознания или, скорчившись, сидит за письменным столом?

Собравшись с духом, девушка шагнула вперед и остановилась, в изумлении глядя по сторонам. В комнате не было ни души.

Глава 7

Несколько мгновений Лесли в полной растерянности стояла посреди библиотеки, не в силах пошевелиться. Дедушка должен быть здесь! Может, за то время, пока она обходила дом, старик вышел из комнаты и отправился спать? Но замок был все еще заперт изнутри. Лесли повернула ключ и выглянула в холл. Там было тихо и пустынно, только раскрашенные маски скалились на девушку со стен в неясном свете лампы у нее в руках.

И тут словно молния вспыхнула у нее в голове. У Лесли даже дыхание перехватило от такой мысли… Дед вышел в сад. Другой дороги у него не было! Такая прохладная ночь не время для прогулок пожилого человека, да еще в столь смятенном состоянии. Ветер с моря крепчал, небо заволокло черными тучами, и с минуты на минуту мог хлынуть дождь.

Неожиданно Лесли припомнила его слова, сказанные в то солнечное утро, когда она встретила его на обрыве. Но теперь они обрели зловещее значение: «Конечно, может возникнуть искушение прийти сюда ночью, но только дурак или умалишенный поддастся ему». Умалишенный! А вдруг эта дикая сцена на кухне, когда он обвинил внучку в том, что она пыталась отравить родного деда, и оказалась той пресловутой последней каплей, которая подтолкнула его и без того воспаленный рассудок к самому краю безумия?

Лесли сорвалась с места и опрометью кинулась через оранжерею в сад. Она надрывно кричала, зовя деда, понимая, однако, бесплодность своих усилий. Никто не смог бы расслышать ее воплей сквозь оглушительное завывание ветра и непрестанный грохот бушующего моря.

Задыхаясь и рискуя поскользнуться в сгущающемся сумраке на мокрой траве или споткнуться о торчащий из земли корень, Лесли неслась через сад и молила только об одном – не опоздать, успеть спасти дедушку. Новый приступ страха захватил девушку, когда она подлетела к калитке в стене, протянула руку и не сумела нащупать ручку. Дверка была распахнута. Выходит, дед действительно отправился в эту сторону.

– Деда! – позвала она опять…

И вдруг впереди показалась темная фигура. Сердце девушки словно заплясало от радости.

– Господи, ты жив! Вернись…

– Лесли! – Неужели это голос Марка? – Тебе нечего здесь делать! Возвращайся! Немедленно возвращайся в дом!

Говорил он резко, скорее приказывал, чем просил, и от его настойчивости у Лесли мурашки побежали по коже.

– Я не могу, Марк! Не могу! Я ищу дедушку. Он где-то здесь.

Она хотела проскочить мимо него, но Марк схватил ее за руку и силой поволок к дому. Девушка не могла высвободиться от его хватки, но не переставала возмущаться.

– Ты не понимаешь! Иначе не стал бы волочь меня! – обессиленно бормотала Лесли, то и дело спотыкалась. – Ужасно опасно ходить по обрыву в такую темень!

Начался дождь. Резкие порывы ветра несли целые потоки воды, смешанные с водопадом брызг с оглушительным треском разбивающихся о скалы волн.

– Побереги дыхание, – бросил на ходу Марк, все время ускоряя шаг.

Лесли приходилось бежать, чтобы поспеть за ним. Наконец они добрались до дома. Только тогда Марк отпустил ее руку. Лесли резко повернулась к нему, отбрасывая со лба мокрые пряди волос:

– Марк, если ты не позволяешь мне пойти туда, может, сам поищешь дедушку? Сегодня вечером у нас… у нас вышла ужасная ссора…

Лесли коротко описала сцену на кухне и дальнейшее поведение старика, опустив только дикие обвинения деда в ее адрес.

– Есть от чего разволноваться, – кивнул Марк. – Я тебя прекрасно понимаю. Но согласись, искать кого-то в такую погоду – бессмысленное занятие. – Марк посмотрел на окно, и Лесли услышала, как дождь неистово колотит по стеклам. – Погляди на себя, – продолжил он более мягко, – ты вся промокла. Иди наверх и переоденься во что-нибудь сухое. Нет! – возразил он, когда она затрясла мокрой головой. – Даже не собираюсь ничего обсуждать с тобой, пока ты не переоденешься. Давай иди!

Лесли неохотно оставила его внизу и побрела наверх. Ей пришлось признать, что Марк абсолютно прав. Искать дедушку в такой тьме, да еще в шторм, бессмысленно. Но она ужасно волновалась за старика.

Девушка спешно сняла платье, скинула мокрые туфли и влезла в свитер и брюки. Она вытирала волосы, когда услышала голос Марка. Тот явно с кем-то разговаривал. Дедушка вернулся, он жив и здоров!

Обмотав голову полотенцем, Лесли в одних носках подбежала к лестничной площадке, но остановилась как вкопанная у начала ступенек. Она ведь оставила Марка на кухне, но там его не оказалось. Он прошел в библиотеку и теперь полушепотом говорил с кем-то по телефону. Лесли спустилась на несколько ступенек вниз и прислушалась.

– …не могу сказать наверняка, но мне кажется, что он мертв. Да, я пока побуду здесь.

Услышав тихий щелчок, Лесли поняла, что разговор окончен, и, стараясь не наделать шума, кинулась обратно в свою комнату. Сердце ее готово было выскочить из груди. «Мне кажется, что он мертв». Значит, Марк знал все это время! Вот почему он так настаивал, чтобы я вернулась в дом, и твердил, что искать дедушку бесполезно».

Как он умер? Инсульт или сердечный приступ? Или из-за дождя и ветра потерял равновесие, свалился с крутого обрыва и зашибся насмерть?

И если последнее, то было ли это падение случайностью или… Нет, нет, Марк не мог!..

При мысли о возможной причастности Марка к смерти деда Лесли обуял ужас. Коленки подогнулись, и она рухнула на кровать. Предположения, одно другого ужасней, проносились в голове, и все они, словно мозаика, складывались в единое целое. Надо же, какой умный! Позвонил в полицию в надежде, что проявление участия и своевременный доклад снимут с него всяческие подозрения! Теперь она, словно наяву или на киноэкране, видела разыгравшуюся трагедию. Двое мужчин встретились на обрыве. Дедушка обвинил Марка в краже бриллиантов. И вот они схлестнулись на мокрой траве, да еще в такую ветреную ночь. Но какие шансы имел старик против молодого, сильного, пышущего здоровьем Марка? Один толчок… и ее дед изо всех сил старается удержаться на ногах…

«Нет! Нет! – будто кричало сердце. – Не может быть! Марк, человек, которого ты так любишь, не может оказаться убийцей…»

– Лесли, ты где там?

Девушка вздрогнула, услышав его голос.

– Что-то ты долго возишься. Я варю кофе. Нам обоим не повредит выпить по чашечке.

Девушка вскочила на ноги, стараясь не дать своему предательскому сердечку в очередной раз попасться на удочку дружеского тона. Небось у него готов для нее рассказ: мол, он понесся к обрыву, завидев стоящего там дедушку, старался помочь старику, рискуя собственной жизнью, но было уже слишком поздно… Наверное, ждет, что глупышка Лесли рассыплется в благодарностях, а сам в душе будет хохотать над доверчивой маленькой дурочкой. А что? – с горечью подумала она, ведь именно так он и назвал ее в их первую встречу. Дурочка.

Посмотрим! Боюсь, его ждет разочарование. Лесли пробежалась расческой по волосам, влезла в туфли и пошла вниз, полностью взяв себя в руки, готовая бросить правду ему в лицо.

Когда она вошла в кухню, Марк расставлял на столе чашки и блюдца.

– Без твоей помощи мне не обойтись. – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Где молоко? И куда подевалась экономка?

«На устах улыбка, а в кармане – нож». Этот полузабытый стишок услужливо всплыл в воспаленном подозрениями мозгу Лесли.

– Анна уехала к больной подруге. Бедняжка не встает с постели, и ей требуется уход. Я принесу молоко.

Девушка раздобыла в кладовой кувшин, налила в кастрюльку молока и поставила его на огонь, все время ощущая на себе взгляд Марка, сидящего за столом.

– Может, хоть теперь расскажешь, что ты делал здесь ночью, – спокойно произнесла Лесли.

– Категорически отказываюсь говорить, пока не выпьем кофе, – покачал он головой. – Случилось кое-что весьма неприятное.

Лесли подняла на него глаза и наткнулась на ответный взгляд двух голубых насмешливых льдинок.

– Нечего тут корчить из себя заботливость и милосердие. Мой дедушка мертв, я права?

– Не могу утверждать наверняка, но у меня сильные подозрения, что так оно и есть. Хотел бы я знать, что произошло!

Лесли разлила по чашкам горячее молоко, со стуком поставила кастрюлю на место и, словно разъяренная фурия, обернулась к Марку:

– Хватит разыгрывать из себя героя! Так и скажи, что сбросил старика с обрыва, чего уж теперь! Мало тебе бриллиантов, так ты еще и жизнь решил у него украсть. Ты убил его!

Марк вскочил на ноги, потянулся через стол и с силой ухватил Лесли за запястье.

– Ты… так думаешь! Ты веришь, что…

Послышался неистовый стук в дверь, и оба застыли на месте.

– Оставайся здесь, – приказал мужчина и отпустил ее руку. – Наверное, это полиция.

Марк ушел, хлопнув дверью, а Лесли даже не успела возмутиться. Девушка автоматически всыпала в кофе сахар и принялась размешивать его, мысленно выстраивая возможный разговор Марка с полицией. Ей даже казалось, будто она слышит его объяснения: «Я волновался за мистера Хильярда и его внучку. Поэтому вернулся из Лондона, как только смог, и сразу же направился к ним. По округе ходили слухи, что кто-то постоянно вторгается в их владения, и я кожей чувствовал, что им обоим нужна моя защита. Я решил срезать путь по саду и вдруг увидел, как кто-то бродит по самому краю обрыва. Похоже, что мистер Хильярд, но было слишком темно, да еще дождь шел, поэтому я не могу утверждать наверняка. Но прежде чем я успел добежать до места, мужчина поскользнулся и свалился вниз».

Лесли не сомневалась, что именно так он подаст себя: бескорыстный герой, сделавший все, чтобы предотвратить трагедию, но потерпевший неудачу, хотя вины его в этом нет. И так старался, как мог. А если полиция поверит ему на слово, что тогда? «Они уйдут, а он вернется сюда и скажет, что я должна оставаться здесь, совсем одна. Он даже может… признаться мне в любви и попросить моей руки. И если это произойдет, что мне делать, как поступить? Что я смогу ответить? Ведь, несмотря ни на что, я все равно люблю его, люблю всем сердцем?!»

Но он же убил дедушку!!! Неожиданно решение пришло само. Лесли скинула туфли, взяла их в руку и бесшумно побежала по коридору, потом мимо закрытой двери в библиотеку, из-за которой раздавались голоса. Быстрей наверх, в свою комнату, спешно покидать кое-что из вещей в небольшой чемоданчик, переобуться в сапожки, влезть в плащ, не забыть сумочку. Подхватив вещички, Лесли опрометью бросилась вниз по лестнице к входной двери и выскочила на улицу.

Девушка возблагодарила Господа Бога за то, что в доме доктора все еще горел свет, а дверь открыл сам мистер Ролинсон:

– Кто там? Что случилось? Мисс Мейсон! Что вы тут делаете?! Входи, девочка моя, входи!

– Доктор, умоляю вас, не могли бы вы приютить меня на ночь? – Она поставила свой чемоданчик на пол. – Произошло нечто… нечто ужасное. Моего дедушку убили!

– Убили! – нахмурился доктор. – Этого не может быть. Пошли в кабинет, я принесу тебе что-нибудь.

Лесли упала в услужливо придвинутое ей кресло. Она послушно выпила из маленького стаканчика, предложенного ей доктором. В голове тут же прояснилось, и девушка почувствовала себя намного лучше.

Ролинсон молча выслушал нежданную гостью и недоверчиво покачал головой:

– Понимаете ли вы, какое страшное обвинение бросаете мистеру Дюрану? Должен сказать, что никаких неопровержимых доказательств у вас нет. Вполне возможно, что ваш дедушка встретил свою смерть случайно – если он вообще умер, ведь этого вы не знаете наверняка. Вы говорите, мистер Дюран сразу позвонил в полицейский участок? Уверяю вас, убийца вряд ли стал бы так поступать.

– Но разве вы не видите? Это же лучший способ оправдать себя! И есть еще пара причин, по которым… нет, на сегодня хватит, я больше не могу! Одно я знаю наверняка – я не в состоянии вернуться в «Клифф-Энд». Не в силах оставаться там в полном одиночестве.

– Но есть же еще экономка. И вы не будете одна…

– Она уехала на несколько дней. Если вы не можете оставить меня у себя, пойду в гостиницу, да хоть к черту в пекло!

– В этом нет необходимости, милая моя девочка. Оставайся, если хочешь. Я буду только рад. Сейчас позову жену.

Лесли чуть не разрыдалась от благодарности. Вскоре появилась миссис Ролинсон. Она отнеслась с сочувствием и пониманием к бедняжке, приготовила ей горячий напиток и отвела в спальню.

– Постарайтесь больше не думать об этом сегодня, – посоветовала она Лесли. – Утро вечера мудренее. Тогда мы и выясним, что произошло на самом деле.

Лесли провалилась в тяжелый сон без сновидений.

Утром она и в самом деле почувствовала, что теперь в состоянии принять любой удар судьбы. Проснулась Лесли только в начале десятого. Быстренько одевшись, девушка поспешила вниз и принялась извиняться перед миссис Ролинсон за то, что пришлось из-за нее задержать завтрак.

– В этом нет вашей вины, мисс Мейсон. Мы добавили вам кое-что в питье, иначе вы бы не смогли нормально заснуть. Распоряжение доктора! А! – воскликнула она, завидев на пороге мужа. – Вот и он. Сейчас узнаем последние новости.

– Рад сообщить вам, что они очень приятные.

Лесли, вскочившая было с кресла при виде Ролинсона, плюхнулась обратно, не в силах пошевелиться и поверить, что в конце туннеля забрезжил свет.

– Вы наверняка будете рады услышать, что дедушка ваш жив, и хотя я не могу сказать, что мистер Хильярд абсолютно здоров, но находится он в гораздо более приемлемом состоянии, чем я того ожидал.

– Вы его видели? – чуть не задохнулась от радости Лесли.

– Его экономка позвонила мне спозаранку, – кивнул доктор.

– Анна? Но… как она могла? То есть… она же в Ланстилле!

– Была там, но вернулась в поместье вчера поздно вечером. Да, она и в самом деле отправилась ухаживать за больной подругой, но оказалось, что соседка взяла все хлопоты на себя. Миссис Скруттон очень волновалась за вашего дедушку, вот и поспешила обратно.

– Извините, но я в полной растерянности. – Лесли прижала ладонь к горячему лбу. – Я уверена, что Марк… то есть мистер Дюран… говорил полиции… я имею в виду, по телефону… что дедушка мертв, да и сам он потом повторил свои слова в моем присутствии. По крайней мере, он уверял, что дед, должно быть, свалился с обрыва, и я…

Лесли остановилась, не желая повторять вслух чудовищное обвинение, которое бросила Марку в лицо. От этого воспоминания девушке стало дурно. Хильярд был жив, а она сказала: «Ты убил его!»

– Нисколько не сомневаюсь, что мистер Дюран и сам подозревал худшее, потому что не нашел мистер Хильярда на обрыве. Но человек, который и в самом деле умер – кстати, по всей видимости, именно о нем он и рассказывал полиции, – совсем не ваш дедушка. Насколько я понял, это тот самый малый, кого в последнее время частенько видели в окрестностях «Клифф-Энда». Полиция считает, что парень был не в себе.

– Хотите сказать, что его кто-то убил? – У Лесли внезапно пересохло в горле. Неужели она была недалека от истины, обвинив Марка в ужасном преступлении? – Я видела этого мужчину, – продолжила она. – У полиции есть какие-нибудь версии насчет того, кто он и кто повинен в его смерти?

– Может, и есть, но они не намерены делиться своими предположениями с кем попало. Вы должны извинить меня, – направился он к двери, – пора начинать прием, пациенты ждут.

После такого невероятного поворота событий у Лесли кусок в горло не лез, но хозяйка дома настояла, чтобы та хорошенько подкрепилась перед тем, как уйти.

– Понимаю, что вам не терпится поговорить с дедушкой, – успокаивала ее миссис Ролинсон. – Хорошо себя чувствуете, моя милая, уверены? Если хотите, пойдемте вместе.

– Благодарю вас, но я и правда в полном порядке. Большое вам спасибо за вашу доброту!

Где же теперь Марк? – думала она по пути домой. Доктор даже не упомянул о нем. Может, полиция заподозрила его в убийстве этого человека и теперь увезла в участок на допрос?

К безграничному удивлению Лесли, входная дверь дома стояла настежь открытой. Девушка поспешила войти, поставила на пол чемодан и застыла в растерянности.

– Анна! Это ты? – крикнул дед.

Говорил он твердо и громко. Подобных интонаций Лесли не слышала в его голосе уже несколько недель. Забыв обо всем на свете, девушка понеслась в библиотеку, вознося благодарность за то, что дед жив и здоров.

– Ты где была? – вместо приветствия, строго спросил он. – Доктор Ролинсон сказал, что ты провела ночь у него. Почему ты ушла из дому? Переживала за меня?

Увидев, что он считает это само собой разумеющимся, Лесли сочла за лучшее промолчать и ни словом не обмолвилась о предыдущей ночи. Сначала надо побеседовать с Анной, хотя подобная идея не доставляла удовольствия.

– Я так рад, что тот парень, который болтался здесь в последнее время, перестанет докучать нам, – продолжал Хильярд тем же тоном. – По-моему, лучше уж погибнуть, чем провести остаток жизни в сумасшедшем доме. По крайней мере, я бы предпочел первое.

– Ты знаешь, кто он?

– Похоже, совершенно посторонний человек, – покачал головой дед. – Все это, конечно, весьма неприятно, но, слава богу, не имеет к нам никакого отношения.

И хотя причина подобной перемены оставалась для Лесли загадкой, было совершенно очевидно, что к Хильярду вернулись его прежние сила и энергия. Похоже, безумный взгляд и припадки бешенства канули в Лету.

Приготовившись к враждебной встрече или, в лучшем случае, к полному безразличию со стороны экономки, Лесли была крайне удивлена, услышав ласковое «доброе утро, мисс Мейсон».

Подбодренная хорошим началом, Лесли решилась на откровенный разговор:

– Послушай, Анна, мне надо поговорить с тобой. Я уже кое-что слышала о событиях прошлой ночи. Кое-что от доктора Ролинсона, кое-что от дедушки. Но все равно многое остается для меня загадкой. Знаю, я не слишком по-дружески к тебе относилась и теперь очень сожалею об этом. Может, забудем прошлое и попробуем начать сначала? Ты наверняка считаешь, что я заявилась сюда только с одной целью – удостовериться, что дед оставил деньги мне, и, само собой разумеется, эта идея пришлась тебе не по душе, поскольку ты столько лет служишь ему верой и правдой! Но поверь, у меня и в мыслях ничего подобного не было!

– Вы тоже неправильно поняли меня, мисс, – покачала головой Анна. – Вовсе не поэтому я так холодно встретила вас и не одобряла вашего присутствия. Я боялась, что через недельку-другую такая жизнь встанет вам поперек горла, и вы умчитесь обратно в Лондон. Меня, конечно, не было здесь, когда ваша мать покинула дом, но время от времени хозяин рассказывал мне об этом. Бедняга так страдал, обвинял во всем только себя одного. Может, он действительно был виноват, об этом не мне судить. Но зато мне известно, какую ужасную цену заплатил он за свою ошибку. По ночам его частенько мучили кошмары, и он разговаривал во сне. И все о том, как он боится, что умрет и они снова встретятся на небесах, а дочь опять отвернется от него. У меня сердце кровью обливалось, когда я это слышала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю