332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Селеста Брэдли » Свадьба Найта » Текст книги (страница 1)
Свадьба Найта
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 00:53

Текст книги "Свадьба Найта"


Автор книги: Селеста Брэдли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Селеста Брэдли
Свадьба Найта

Моим сестрам.

Чтобы никогда не приходилось жить без вашей поддержки.



Глава 1

Англия, 1813 год

На кладбище стояла тишина, если не считать звука удаляющихся шагов и ее собственного затрудненного дыхания. Китти Трапп остановилась на мгновение у высокого памятника с вырезанными херувимами и надписью «Возлюбленной», чтобы поглубже вдохнуть воздух. Утреннее солнце еще не взошло над лондонскими домами, окружающими церковный двор, и поэтому тени были густыми и нечеткими.

Вон там. Что-то белое промелькнуло между двумя высокими памятниками – больше похожее на прозрачное облако, столь же неуловимое, как туман – а затем снова пропало из вида.

Еще раз. Ранний утренний солнечный свет на мгновение пробился сквозь туман, чтобы засиять на бледной фигуре. Китти обогнула надгробный камень и бросилась к одному из огромных мавзолеев, сожалея о своем малоподвижном образе жизни, особенно после того, как у нее закололо в боку. Она крепко прижала одну руку к талии, поддерживая другой подол платья – и продолжила бежать. Быстрее.

С последним ускорением – она даже не знала, что способна бегать так быстро – Китти преодолела декоративную ограду, которая отделяла богатых от не слишком богатых даже после смерти. Вытянув руку перед собой, она дотянулась… и схватила свою сестру Битти за рукав, перед тем, как та смогла совершить величайшую ошибку в своей жизни.

Потребовалось всего мгновение для того, чтобы Китти вдохнула достаточно воздуха и начала говорить.

– Беттина Мелроуз Трапп! Вернись в церковь сию же минуту! О чем ты только думаешь, бегая наперегонки по освященной земле? Да еще в день твоей свадьбы!

Битти всхлипнула, пытаясь вырвать рукав из рук своей сестры-близнеца. Однако у Китти был за плечами многолетний опыт в том, чтобы добиваться своего. Она, может быть, и была на несколько минут моложе, чуть-чуть менее привлекательной и намного менее желанным в финансовом отношении близнецом, но зато она была немного выше ростом и была гораздо более рассудительной.

Битти продолжила сражаться с ней еще сильнее, удивив Китти своей готовностью пожертвовать своим свадебным платьем. Однако Китти не осмелилась ослабить свою хватку. Позади них была церковь, битком набитая влиятельными людьми, включая Премьер-министра и половину Палаты Лордов.

Снова подумав о стремлении мамочки произвести впечатление на надменного лорда Ливерпуля, Китти начала тащить свою сестру через могильные памятники обратно в крошечную комнатку в нефе церкви, куда их отправили ожидать первых звуков свадебного марша.

– Но я не хочу! – Битти еще сильнее начала вырываться, хотя Китти заметила, что та причитала вполголоса.

– Я не хочу выходить за него замуж перед всеми этими людьми!

– Тогда ты должна была обдумать это, прежде чем принимать предложение мистера Найта. – Дойдя до старой двери под аркой, ведущей к заднему выходу из нефа, Китти завела свою сестру внутрь. Она выпустила Битти только тогда, когда закрыла дубовую дверь на толстых железных петлях и еще и закрыла ее на большой засов.


* * *

В маленьком алькове рядом с нефом мистер Альфред Теодиус Найт сделал паузу в процессе расправления складок своего шейного платка. Гулкое эхо от захлопнувшейся где-то двери отвлекло его. Он немного подождал, но никакого дальнейшего шума не последовало. Отлично. Хотелось бы надеяться, что события продолжат развиваться так, как запланировано.

Не то чтобы он спешил жениться на дочери Траппов. Она вовсе не вдохновляла на пылкую безотлагательность. Если исследовать эту партию логически – а Найт все исследовал с помощью логики – то девица достаточно хорошо подойдет ему. Обычная внешность, почти хорошенькая. Блондинка, что было приятно, но вовсе необязательно. Имеет безупречную репутацию – кроме одного недавнего грубого промаха – и к тому же скромно себя ведет.

Это последнее качество было особенно важно, потому что Найт не хотел, чтобы вокруг его женитьбы ходили какие-либо горячие слухи.

Он целую жизнь заглаживал последствия возмутительных проделок своей бесстыдной матери. Он не допустит такого сумасбродства со стороны собственной жены.

И потом, у девушки была подходящая семья, с удивительно влиятельными связями. Фигуру можно было описать как нечто среднее между приятно пухленькой и излишне полной. Ее вкус в выборе одежды был мучительным для глаз, но он уже поработал над этим. Наследство невесты было достаточно большим, чтобы вдохновить на интересные возможности, но не настолько огромным, чтобы затмить его собственное состояние.

И, наконец – но в его сознании это было самым важным – женившись на Беттине Трапп, он сотрет возможное пятно с имени своей семьи. Если бы можно было так же легко устранить все злодеяния, совершенные младшим братом Найта, Джоном Таттлом.

Родившийся от связи их общей матери с тренером лошадей, нанятым, чтобы разводить чистокровных животных, Джон Таттл никогда не ощущал необходимости заглаживать свое происхождение, как это делал Найт. В действительности, Джон, казалось, намеревался расширить тот спектр грехов, которым покойная миссис Найт украсила семейную историю.

Несколько недель назад Таттл решил пополнить свои карманы наследством мисс Трапп. С характерным для Таттла вероломством он преуспел в том, чтобы завлечь наивную Беттину Трапп на балкон во время бала, и там набросился на нее, как голодная гончая. Только случайность, благодаря которой сестра Беттины появилась на балконе, предотвратила скандал, который потряс бы весь Лондон.

Поразмыслив, Найт понял, что никогда не видел сестру невесты. Если судить по яростному, пьяному описанию Джона, сделанному как раз перед тем как Найт приказал своему единоутробному брату сесть на первый же корабль, идущий в Вест-Индию, то вторая из дочерей Трапп была форменной ведьмой.

Найт был уверен, что это – типичное явление для младших братьев и сестер.

Скоро должен зазвучать свадебный марш. С привычным спокойствием, мистер Альфред Теодиус Найт решительно подавил свою скуку и продолжил расправлять свой шейный платок, который и так уже был доведен до совершенства.


* * *

Повернувшись спиной к единственному выходу из крошечной комнатушки, Китти сложила руки на груди и изучала Битти с ласковым раздражением. Битти никогда не могла сделать что-то без суеты и суматохи, даже такую простую вещь, как пройти по проходу в церкви. Мелодрама была такой же составной частью Битти, как и ее нерешительность и основательная застенчивость, хотя именно существенный недостаток воли у Битти позволил Китти выносить жизнь рядом с избалованной и самовлюбленной сестрой-близнецом.

Но Битти не была полностью виновной. Китти думала, что она могла бы стать такой же покорной, как и Битти, если бы родители всю жизнь сосредотачивали на ней свои социальные амбиции. Вместо этого ей приходилось каждый день своей жизнь сражаться за малейший знак внимания со стороны своей семьи.

Возможно, именно поэтому Битти была так склонна к театральности, давая таким образом выход своим желаниям и мечтам. Хотя Китти не могла себе представить почему. Насколько она знала, желания и мечты Битти полностью совпадали с амбициями мамочки в отношении нее.

То есть до сегодняшнего дня.

– Если ты не хотела пышную свадьбу, почему ты не сказала ничего несколько недель назад? Или вчера, если уж на то пошло? Что скажет мистер Найт?

– О, я не могу вынести даже мысли о нем. Он такой зловещий – такой смуглый!

Китти заморгала в ответ на это.

– Тебе не нравится его внешность? Тогда почему ты приняла его предложение? – Поразительно. Она видела джентльмена в тот день, когда он пришел делать предложение Битти, хотя он не видел ее. Лестничная площадка была прекрасным местом, чтобы подглядывать за тем, что происходит в вестибюле. По мнению Китти, строгий и молчаливый мистер Найт был почти идеален, по крайней мере, у него были гармоничные черты лица и прекрасные темные глаза.

Битти только вздрогнула в ответ.

– Я не хочу говорить об этом.

– Еще раз – лучше было бы упомянуть об этом в разговоре до сегодняшнего дня, – пробормотала Китти. – Бедняга стоит сейчас там, ожидая тебя! Весь мир стоит там, ожидая тебя!

Не стоило этого говорить. Битти отпрянула, потом, невероятным образом изогнувшись, она дотянулась до крошечных пуговиц белого шелкового платья на спине и начала их расстегивать.

– Нет, нет, нет… – Затем она начала тянуть узкие рукава вниз, прямо здесь, в церкви, где половина света ожидала ее за дверью!

– Битти, что ты делаешь? – Китти бросилась ей за спину, чтобы снова застегнуть пуговки, но Битти увернулась и потянула за дорогой расшитый бисером шелк, словно это грязная тряпка.

– Нет!

Китти была изумлена страстностью, позвучавшей в голосе сестры. Битти решила выпустить коготки? Китти попыталась зайти с другой стороны.

– Битти, подожди, – сказала она успокаивающим тоном. – Подумай об этом. Сегодня день твоей свадьбы. Все устроено так, как ты хотела. Церковь та же самая, где мама венчалась с папой. Цветы такие, о каких ты мечтала. Твое платье… – Ну, если говорить правду, то платье было ужасным, все в складках, и не было ни одного дюйма, не украшенного бисером или лентами. По мнению Китти, у Битти не было ни капли вкуса – так же как и у мамочки.

Китти оставила успокаивающий тон, чтобы сразу перейти к совершенно разъяренному.

– Беттина Мелроуз Трапп, сию же секунду одень назад свое свадебное платье! – Но все было бесполезно. Беттина сняла платье и безжалостно набросила его на спинку богато украшенного резьбой стула.

Раздался стук в дверь, которая вела в церковь.

– Девочки?

Китти закрыла глаза. Мамочка. Положение из плохого становилось катастрофическим. Битти спряталась за ширму. Трусиха.

Миссис Трапп, матрона, имеющая вес в обществе и патронесса всего, что является выгодным с социальной точки зрения, вплыла в комнату, словно бледно-лиловый корабль на всех парусах.

– Китти? Где твоя сестра? – Она заметила бесцеремонно брошенное платье. Ее глаза расширились от неожиданного удивления. – Она еще не оделась? Викарий уже ждет нас!

Китти подумала о той сцене, что сейчас развернется – амбиции мамочки столкнутся с театральностью Битти – это будет действительно громкая и потенциально очень публичная сцена. Она быстро выступила вперед.

– Мама, ты должна приостановить церемонию. – Она обвила рукой широкую талию своей матери и направила ее к двери. – Случилась небольшая неудача с прической, вот и все. Нам нужна всего минута.

Беатрис Трапп посмотрела через плечо на лежащее безвольной кучей свадебное платье

– Но разве тебе не нужна моя помощь, чтобы одеть Битти?

Китти легко подтолкнула мать, просто чтобы ускорить ее движение.

– Не беспокойся мама. Через несколько мгновений у вас будет невеста, чтобы выдать ее замуж.

Так или иначе.


* * *

В церкви было несколько сотен гостей. Это означало, что около тысячи глаз устремились на Китти, когда она сделала первый неуверенный шаг по проходу, опираясь на руку отца.

Это был ужасный план. Совесть Китти, кажется, билась о барьер ее лжи, как мотылек о стекло. Не делай этого!

Она решительно подавила свой внутренний протест. Здесь не было большой проблемы. Она просто сделает это для Битти и для своих родителей, и никому не нужно об этом знать, кроме Битти и нее. В конце концов, они ведь не раз делали это время от времени в детстве.

Мистер Найт стоял рядом с викарием, высокий и внушительный. О небеса, его плечи всегда были такими широкими? Вуаль Китти – то есть вуаль Битти – туманной завесой закрывала от нее жениха – жениха Битти

Китти решительно вернула себя к насущной задаче. Ей нужно было только пройти через церемонию, помчаться домой, чтобы раздеться и нарядить свою сестру в великолепный дорожный костюм, ожидающий ее, и поцеловать Битти на прощание, когда та отправится в свое свадебное путешествие.

Только было кое-что еще… когда она мечтала об этом моменте в своей жизни, она никогда не думала, что это будет всего лишь фарс, недостойная шутка. То, что должно было стать ее первым и единственным путешествием к алтарю, теперь было испорчено. И сейчас Китти не могла понять, вернется ли к ней первоначальное ощущение той чистоты, когда ей придется идти по проходу в церкви в качестве самой себя.

Так что когда она дошла до алтаря и повернулась лицом к мистеру Найту, в ее глазах блестели весьма правдоподобные слезы.

Найт пытался сдержать нетерпеливый вздох из-за медленных интонаций викария. Помпезность и символизм, которые окружали то, что, по его мнению, составляло деловую сделку, никогда не прекращали удивлять его.

Его невеста плакала рядом с ним. Он надеялся, что она не окажется более глупой, чем большинство девиц. К несчастью, он еще не видел доказательств того, что у Битти Трапп были вообще какие-либо мозги. Из одного сообщения, которое он получил о ней, можно было сделать вывод, что она совершенно лишена здравого смысла. Его впечатления во время первой встречи с ней в тот день, когда он сделал ей предложение, не были благоприятными, потому что в ответ на его слова она только заморгала широко раскрытыми карими глазами, затем побледнела и кивнула.

Тем не менее, Найт сохранил надежду о том, чтобы найти какой-то интеллект под бессодержательной внешностью. Было невыносимо думать о долгом и интимном будущем с полностью безмозглой женщиной

Он брал невесту за руку в положенные моменты, сказал все ожидаемые длинные фразы, поклялся провести всю жизнь с этим созданием, которое он совершенно не знал.

Семейное блаженство, сказал викарий. Найт не ощущал ничего подобного. В конце концов, это просто деловая сделка.


* * *

Все гости прибыли в дом Траппов для свадебного завтрака. Как только Китти смогла, в тот же момент она сбежала в свою комнату. Потребуется всего несколько секунд, чтобы переодеться, особенно если Битти все приготовила, как они договорились.

До тех пор, пока Китти бегом не взлетела по ступенькам, она не осознала, что ни разу – ни до, ни во время, ни после церемонии – ее родители не спросили, где она… то есть где Китти. Помедлив у двери, ведущей в ее комнату, она подавила страдание от того, что никто не заметил отсутствия Китти на празднике.

Бросившись в комнату, она изобразила веселую улыбку, готовая дать Битти подробный отчет о последнем часе…

В комнате никого не было, так как же, как и в комнате Битти. И ни в ванной комнате, ни в маленькой прилегающей гостиной не было ни души. Но хуже, гораздо хуже было то, что нигде не было видно вещей Битти, приготовленных для путешествия.

Битти сбежала.

Китти упала на кровать, не обращая внимания на то, что может помяться бесценный атлас ее платья – платья Битти.

Что теперь она будет делать? Она испытала искушение переодеться обратно в Китти и просто сообщить родителям, что Битти пропала… но тогда, вероятно, ей придется рассказать им об обмане, который они совершили. А если этот обман когда-либо станет известным обществу…

Китти сглотнула. Если она полагала, что скандал с нежелающей выходить замуж невестой был бы очень скверным, то скандал, в котором будет фигурировать сбежавшая жена, погубит всю семью! А она сама будет публично опозорена, как лгунья и обманщица самого низкого сорта. В это будут вовлечены ее родители, и они не смогут этого избежать. Мистер Найт может с успехом предъявить им иск или обвинить их в совершении чего-то преступного!

– О, Битти, – выдохнула она. – Что же мы наделали?

Чувствуя, что у нее кружится голова, и она довольно плохо себя чувствует, Китти поднялась и потянулась к пуговицам платья, которое она быстро начинала ненавидеть с основательной и удушающей яростью. Было нелегко это сделать, но она сумела выбраться из него. К счастью, ей не пришлось одевать под платье корсет, так как Битти набрала немного лишнего веса во время своей помолвки.

В первый раз Китти пришло в голову, что ее сестра была все это время несчастлива. Китти попробовала вспомнить, пыталась ли Битти сообщить ей об этом несчастье в какой-то момент.

Она не смогла вспомнить ни одного такого случая, но сейчас, когда она думала об этом, то поняла, что Битти в последнее время была очень тихой, по крайней мере, тогда, когда не планировала детали своей свадьбы.

Китти всегда пыталась быть предельно честной с собой, и теперь она понимала, что больше, чем немного, завидовала бракосочетанию Битти. Она сама избегала разговоров со своей близняшкой после помолвки, хотя и говорила себе, что это потому, что слышать в сотый раз описание кружева на вуали Битти ей совершенно не интересно.

Она должна была помнить о том, что если Битти невыносима – то значит, она несчастна. А теперь уже слишком поздно. Битти упорхнула, и Китти понятия не имела куда. Конечно, она не станет прятаться ни у одной из семей, с которыми они знакомы, потому что никто не станет помогать молодой девушке разрушать свою репутацию. И все же куда она могла пойти? И когда она собирается вернуться?

И почему она оставила Китти в таком тяжелом положении? Битти была полностью поглощена собой, это правда, но она, несомненно, знала, что Китти не сможет хранить этот секрет вечно? Какой был смысл устраивать этот свадебный фарс, если Битти никогда не планировала вести себя так, как это положено настоящей жене?

Китти в одной сорочке и чулках принялась ходить по комнате. Она должна привести в порядок свои мысли, вот что сказала бы тетя Клара. Тетя Клара была сейчас леди Этеридж, женой советника Премьер-министра. Она к тому же была знаменитым политическим карикатуристом, и не боялась никого и ничего.

Китти желала, чтобы тетя Клара была сейчас здесь, но леди Этеридж отпросилась со свадебного завтрака, признавшись, что этим утром у нее нет аппетита.

Китти взяла серебряную расческу и начала распутывать торопливый узел, которым она свернула свои волосы, чтобы спрятать их под вуалью. Резкий смешок вырвался у нее при виде кучки шпилек на туалетном столике.

Перед тем, как исчезнуть, Битти нашла время, чтобы расплести сложную конструкцию из кос и лент, которую Китти несколько часов сооружала из ее волос. Это вовсе не было ее обязанностью, но Битти настояла на том, чтобы сестра осталась с ней и пренебрегла помощью горничной.

В то время Китти была польщена и готова угодить сестре, но сейчас мрачная мысль промелькнула в ее сознании. Неужели Битти запланировала этот возмутительный побег? Неужели она сама была преднамеренными манипуляциями водворена на место своей сестры у алтаря, словно какая-то древняя жертва?

Нет, конечно же, даже Битти не способна на такой недостойный поступок. Паника этим утром была искренней, Китти готова была поклясться в этом. Битти просто взвинтила себя еще больше и сбежала из-за своих собственных преувеличенных страхов.

Несомненно, это так.

Битти вернется, Китти даже не смела сомневаться в этом. Ее сестра вернется, как только она успокоится, и обмен все же сможет состояться. Пока нет необходимости тревожить маму и папу. Мистеру Найту тоже не нужно знать ничего иного в данный момент.

Она сможет продолжать эту игру до тех пор, пока Битти не вернется, вероятно, это будет вечером или возможно, завтра. Даже Битти не станет переступать границы приличия, оставаясь где-то так долго сама по себе. Одну ночь можно как-то скрыть, с двумя будет труднее это сделать, и для любого количества ночей больше этого потребуется помощь всей семьи и прислуги – что означает, что слухи так или иначе выйдут наружу. Нет, Битти будет дома самое позднее через два дня.

Конечно, все это совершенно не проясняло, что Китти должна делать сегодня ночью.

В брачную ночь.


Глава 2

Когда Китти обнимала свою мать на прощание, Беатрис Трапп наклонилась и несколько секунд пристально смотрела на нее. Китти опустила голову, делая вид, что поправляет вышитую отделку на своем спенсере. Шляпка спрятала ее волосы, которые были лишь чуть светлее, чем волосы Битти, но ее лицо теперь не скрывала вуаль. Конечно, нет ничего невозможного в том, чтобы даже сейчас обмануть мамочку, но она была из тех, кого обмануть труднее всего.

– Китти останется в доме своей подруги на несколько дней, мама.

Беатрис кивнула.

– Дорогая, ты уверена, что чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы ехать прямо сейчас? У тебя был такой трудный день. Я уверена, мистера Найта можно убедить подождать до завтра. – Беатрис повернулась к мужчине, который стоял рядом с Китти. – Что вы скажете, мистер Найт? Вы позволите мне удержать мою дочь еще на один день? – слова были произнесены легко, почти кокетливо, тоном которым мамочка обычно говорила с высокопоставленными джентльменами. Но мистер Найт не был так сговорчив.

– Так как Битти теперь не только ваша дочь, миссис Трапп, но и моя жена, я полагаю, что забота о ее самочувствии ложится с этого дня на меня, – его низкий голос звучал утомленно и чуточку нетерпеливо. Китти не смотрела на него, но чувствовала, что он подошел на шаг ближе.

Этот мужчина считает себя ее мужем. И он не позволит усомниться в своей воле – это очевидно. Китти подняла глаза вверх и послала матери беглую деликатную улыбку, типичную для Битти, стараясь не показывать зубы в обычной для Китти усмешке, которую мамочка так не любила.

– Со мной все будет в порядке, мама, – сказала она, с мягкой интонацией характерной Битти. – Мистер Найт хорошо позаботится обо мне, я уверена. – Ни в чем подобном она не была уверена, но у нее имелся нож, подаренный тетей Кларой, который она спрятала в лифе платья и гораздо более глубокие познания об уязвимых местах мужского тела, чем положено иметь респектабельной молодой девушке. Спасибо, она сама отлично сможет о себе позаботиться.

Экипаж мистера Найта ждал возле дома, и лакей, одетый в черную с серебром ливрею Найтов помог ей забраться внутрь. Мистер Найт последовал за ней и уселся на противоположное сиденье спиной к кучеру, как это сделал бы любой джентльмен.

Он выглядел как благовоспитанный мужчина, хотя и несколько высокомерный. Китти проклинала свою гордость, помешавшую ей получше расспросить Битти о женихе. Если бы только она не увлеклась так своими переживаниями!

Но даже если ее семейство и хотело посвятить ее в их планы на будущее, то родители никак не намекнули на это. Мамочка иногда почти что выгоняла Китти из комнаты во время таких обсуждений.

А когда она попросила папочку поделить наследство Битти, доставшееся ей от бабушки Мелроуз, папочка весело погладил ее по голове и попросил не забивать себе голову вещами ее не касающимися.

И правда, наследство Битти, строго говоря, не было делом, имеющим к ней отношение, потому что бабушка, которая умерла как раз перед рождением близнецов, со всей ясностью подчеркнула – состояние должно достаться старшей дочери.

Старшей не более чем на полчаса. Несправедливость этого решения болью отзывалось в сердце Китти с тех самых пор, как девочки подслушали разговор родителей, обсуждающих наследство. Начиная с этого дня, Битти никогда не позволяла Китти забыть это. Каждый спор, каждая ссора обязательно заканчивались тем, что Битти выпрямлялась во весь рост и величественно заявляла:

– Да, но наследницая.

Не то чтобы у Битти не бывало совсем никаких проблем, в частности, с одним охотником за приданым, который пытался принудить ее к браку. Но кроме Джона Таттла и его дружка Уэсли Меррика ведь были еще и другие мужчины ухаживающие за Битти: очаровательные, невозмутимые и респектабельные. Был даже один обедневший баронет.

И все же Битти выбрала мистера Найта, который – насколько Китти знала – ни разу не пресмыкался перед ее сестрой. Он просто появился в один прекрасный день с предложением, недолго поговорил с Битти наедине, а затем, получив ее согласие, отправился в кабинет папочки, где они быстро уладили это дело.

Слегка приподняв поля шляпки, чтобы они не закрывали обзор, Китти изучала сидящего напротив нее мужчину. Его профиль отчетливо вырисовывался на фоне небольшого окошка, куда он уставился с очевидной скукой на лице. Его карие глаза казались сейчас почти черными, и Китти была вынуждена признать, что чеканная линия его подбородка соответствовала ее мужскому идеалу.

Как будто почувствовав, что она смотрит на него, он повернул голову и устремил на нее взгляд, вопросительно приподняв бровь. Как это раздражает. Разве не может он выдавить из себя хоть слово и спросить собственную жену, о чем та думает? Неужели ей нужно просто реагировать на его жесты, словно хорошо обученная собака?

С раздражением глядя ему в лицо, она ответила ему его же жестом. Он заморгал, затем еще некоторое время спокойно смотрел на нее. Потом, словно это его вовсе и не беспокоило, отвернулся обратно к окну.

Она раздражала его. Китти напомнила себе, что ей положено изображать Битти. Несмотря на вздорный характер Битти, проявлявшийся в баталиях с сестрой, рядом с любым посторонним человеком она была безмолвна от застенчивости. Особенно рядом с ненормальными типами. В частности, рядом с грубыми, неулыбающимися мужчинами, как тот, что сидел напротив нее.

Господи, Битти, о чем ты только думала?

Китти попробовала еще раз начать разговор. Она сложила губы в характерную для Битти улыбку и добавила немного хрипотцы в свой голос. Подобное Битти использовала с очевидным преимуществом.

– Мистер Найт? – Ответа не последовало. Предполагается, что они теперь женаты. Возможно, стоит попробовать менее формальное обращение? Альфред Теодиус Найт, так викарий обратился к нему во время церемонии. – Альф…

Он прервал ее таким мрачным взглядом, что она отпрянула, прижавшись к подушкам кареты.

– Мне не доставляет удовольствия, когда ко мне обращаются по имени, Беттина. И я также не приветствую никаких сокращений от него. Как ранее уже сообщал тебе, я не потерплю ни Альфреда, ни Альфа, ни Альфи, ни Теодиуса, ни Тео, и особенно – никакого Тедди. Мои близкие называют меня Найт. Как моя жена, ты можешь обращаться ко мне «мистер Найт». – Он рывком одернул свои манжеты. – Я надеюсь, что мы больше не вернемся к этому разговору.

Разговору? Разве ей позволили сказать больше полслова? Что за ужасный человек!

– На самом деле, он Альфред Одиозный,[1]1
  Игра слов: второе имя Найта – «Theodious» – рифмуется с «Оdious», что переводится с англ. языка как одиозный, то есть противный, неприятный, вызывающий к себе крайне отрицательное отношение (Здесь и далее прим. пер.).


[Закрыть]
– пробормотала себе под нос Китти.

– Прошу прощения, Беттина?

Она сладко улыбнулась в ответ.

– Просто принимаю во внимание ваши пожелания, мистер Найт.

И снова приняв скучающую позу, он бросил на нее еще один подозрительный взгляд.

– Очень хорошо. Надеюсь, что ты это сделаешь.

Откинувшись на подушки, Китти отвернулась к окну и вновь спряталась за полями своей шляпки. О господи, если такой и будет жизнь Битти, то она клянется никогда больше не завидовать своей бедной сестре.


* * *

На этот раз Найт сам помог жене выйти из экипажа. Он ощущал небольшой укол совести, что ранее говорил с ней излишне резким тоном. Но ведь она проигнорировала его вполне определенные наставления, касавшиеся обращения к нему. Если кроткая внешность скрывает под собой непокорный характер, то впереди их ожидает очень трудный путь.

Своевольная и разумная женщина может быть интересной. Своевольную и глупую невозможно будет выносить.

На ступенях его дома выстроились в линию слуги, чтобы поприветствовать новую хозяйку. У него работало не слишком много прислуги, ему не хотелось подрывать все свое домашнее хозяйство, но при этом Найт не считал, что на него трудно работать. Все, чего он требовал – это чтобы его желания выполнялись немедленно и полностью. В ответ он хорошо платил и обеспечивал всем слугам защиту.

Все очень просто и понятно. Найт превыше всего желал, чтобы его жизнь текла по определенному распорядку. И если он сумеет хорошо управлять женой, его женитьба не должна слишком сильно помешать этому распорядку.


* * *

Настала ночь и в просторной «комнате Мадам», куда Китти привела молодая, но расторопная горничная, ярко засияли свечи. Последние несколько часов она провела, сочиняя отчаянно веселые записки всем знакомым Битти: некоторых благодарила за то, что они появились на свадьбе, других прощала за отсутствие. Подписав записки «миссис Найт», она постскриптум к каждой добавила:

«Если вам случиться встретиться с моей сестрой, пожалуйста, передайте ей, я сожалею, что не увидела ее во время свадебного завтрака и что я надеюсь, она скоро оправится от своего недомогания».

Не слишком умно, но это лучшее, что она могла сейчас сделать. Некоторые подруги из круга Битти были не столько друзьями, сколько конкурентками. Китти не знала их всех достаточно хорошо, чтобы выбрать тех, кому Битти могла доверять.

После того, как она отослала слугу отправить письма, Китти вдруг осознала, который час. Было так поздно, что она уже пропустила ужин, рассеянно отказавшись от него, когда сосредоточенно писала послания. Настала ее брачная ночь. И наверняка «супруг» рассчитывает на невесту, которая с готовностью ляжет с ним в постель.

В неожиданном приступе паники, Китти кинулась к чемодану Битти и извлекла из него самую старую и самую теплую фланелевую ночную рубашку. Она спрячет все ее тело, кроме шеи и кистей рук. Новая горничная Битти искоса посмотрела на ночную рубашку выбранную Китти.

– Сдается мне, хозяин приготовил что-то другое для вас, мадам. – Девушка подошла к сундуку и достала оттуда нечто прозрачное, трепетавшее в воздухе, пока она шла назад к Китти. – Вот что он купил. – Горничная подняла одеяние за бретельки, сделанные из узких полосок ленты, и позволила всей длине просвечивающего шелка скользнуть до самого пола.

Китти изумленно уставилась на нее. Он выбрал такую скандальную ночную рубашку? Да это же всего лишь паутинка с клочком кружева, пришитым к подолу! А вырез на груди? Господи, да ее груди вывалятся из него как бушель французских дынь из перегруженной корзины! Китти отступилась от ужасной одежды, хотя не могла не восхититься красотой и элегантностью фасона в греческом стиле.

Если бы я была настоящей невестой, ожидающей свою истинную любовь в нашей спальне, где мы проводим медовый месяц…

Ну, хватит фантазировать. Ее задача состоит в том, чтобы держать мистера Найта на расстоянии как можно дольше. Но одеть такое! Тут даже пожилой полуслепой викарий вряд ли бы удержался, не то что нормальный мужчина. Китти вздернула подбородок.

– Я одену то, что уже выбрала.

Горничная с сомнением посмотрела на нее.

– Хозяин сказал…

– Хозяин может одеть это на себя, если она ему так нравится, – твердо ответила Китти, начиная переодеваться. Честное слово, этот мужчина настоящий тиран. Будет лучше, если он с самого начала поймет, что не стоит запугивать никого из семьи Трапп. – Я же одену то, что нравится мне.

– Хозяину это придется не по нраву.

И действительно, хозяину это не ничуть не понравилось. Китти могла видеть это по выражению его лица, в тот момент, когда он несколькими минутами позже вошел в комнату. Горничная бросила взгляд на его сердитое лицо и тут же исчезла.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю