332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Самат Сейтимбетов » Арка 14 (СИ) » Текст книги (страница 1)
Арка 14 (СИ)
  • Текст добавлен: 22 сентября 2017, 00:30

Текст книги "Арка 14 (СИ)"


Автор книги: Самат Сейтимбетов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Annotation

Арка 14. 1 глава. 20.08.2017

Сейтимбетов Самат Айдосович

Сейтимбетов Самат Айдосович

Арка 14





Тамэшивари (Разбивание твердых предметов)



Тамэшивари 14.1

Ночь 22 июля, окрестности Нью-Дели, международный аэропорт им. Индиры Ганди

За окном только-только начинало светать, и силуэты полусотни кораблей Дракон казались нагромождением глыб, причудливыми скалами, выросшими на краю огромной долины аэропорта. Джирайя отвернулся, перевел взгляд на огромный экран, занимавший всю стену корабля. Сие творение Дракон не отличалось особой прочностью, не несло на себе вооружения, лишь массу оборудования, экранов, помещений, приспособленных для Умников, которые будут работать с информацией.

Также, помимо данного штабного корабля, было еще два корабля-ретранслятора, обеспечивающих работу телепортационного маяка, и оснащенных огромными, невероятно мощными антеннами. Также ретрансляторы обеспечивали прием и передачу информации, необходимой для бесперебойной работы штабного корабля, координации масок и всего остального.

– Сейсмические колебания нарастают, – сказала Дракон, и карта на экране, повинуясь ее жесту, увеличила масштаб.

Джирайя, признаться, был изрядно удивлен там, в горах Швейцарии, когда из корабля вышла Дракон, что называется, в плоти. Ему казалось, что в роли распределенного разума ей будет лучше в бою с Губителем, но Дракон тут же развеяла его сомнения, заявив, что так она сможет эффективнее управлять флотилией кораблей, основной ударной мощью Гильдии в этом бою. Формы киборга Дракон не слишком отвечали представлениям Джирайи о "должном вдохновении", но тело ее являлось эффективным инструментом с массой возможностей, этого нельзя было отрицать.

– Как вы видите, Бегемот движется неравномерным зигзагом, постепенно приближаясь к поверхности, – продолжала Дракон, делая еще жест.

Карта на экране дополнилась жирной ломаной красной линией, предполагаемым маршрутом Бегемота. Затем линия пошла пунктиром, и в конце ее засветился крестик, накрывающий собой всю городскую агломерацию Дели.

– С вероятностью в 90% – его цель где-то здесь, – продолжала Дракон, – исходя из паттерна прошлых атак, не только Бегемота, но и остальных Губителей. Агломерация так называемого Старого Дели, одна из крупнейших в Индии, по численности населения. Здесь же находится Нью-Дели, столица, и все вместе – это крупнейший транспортный и экономический центр.

– Да, это они любят, бить по центрам, – кивнула Александрия, не отрывая взгляда от карты. – Сан-Паулу, Нью-Йорк, Москва, и ведь тогда еще даже не было Левиафана!

Эйдолон, сидевший в углу, пожал плечами. Легенда отсутствовал, занятый делами Протектората, переброской, организацией и – самое главное – взаимодействием с командами из других стран. Благодаря системе прогнозирования и предварительному оповещению, благодаря переговорам, которые вели СКП и Гильдия, предполагалось, что в битве примет участие больше масок, чем обычно.

– Эвакуация продолжается, – сказала Дракон, – с привлечением войск и индийских масок. Выход Бегемота на поверхность – предположительно через час...

– И полностью эвакуировать агломерацию не успеют, – подхватила Александрия уверенно. – Это нормально, никто никогда еще не успевал, а чаще всего Губитель просто появлялся, и эвакуацию приходилось проводить прямо в ходе битвы. Не говоря уже о том, что нам, маскам, приходилось вступать в битву сразу после телепортации. Так что, кто успел заранее – тот успел, после выхода Бегемота на поверхность, можно будет начать действовать адресно, благо у нас хватает команд спасения, поиска и поддержки.

Джирайя дернул щекой. Только те, кто мог вступать в противостояние с Бегемотом, не боясь быть зажаренными, числились в командах атаки, все остальные переходили в команды спасения, поиска и поддержки.

– Что с прибывающими масками? – спросила Александрия.

– Прибыли практически все, кто заявлял об участии, – ответила Дракон спокойно, глядя на нее поблескивающими глазами. – Раздача браслетов и инструктаж идут полным ходом.

– И у нас есть еще почти час! – качнула головой Александрия, в голосе ее слышалось легкое восхищение. – Гильдия проделала огромную работу! Если мы так сможем готовиться к каждой битве, то дела и вправду могут пойти на лад!

– Не стоит торопиться, – мрачно заметил Эйдолон, вставая. – Бегемот не зря носит свое прозвище.

– Но и впадать в пессимизм раньше времени не стоит, – заметила Александрия. – Все получили предупреждения, что битва будет жестокой, и все же вот они, маски, пришли.

Она сделала жест за пределы корабля туда, где на окраине аэродрома и на одной из взлетно-посадочных полос располагались прибывающие команды, получали браслеты, реорганизовывались, готовились, еще и еще раз проверяли свое снаряжение, общались со знакомыми, обсуждали будущую битву, рассматривая карты и экраны смартфонов и планшетов в свете прожекторов и фонарей.

– О Александрия-сенсей! Ваши слова воспламенили юность в моем сердце! – выкрикнула Черепаха.

– Да ты и так не стара, – чуть помедлив, ответила Александрия, меряя Лизу взглядом.

– Но теперь я пылаю! Мудрость и Пламя Юности! Сила Черепах! Я добуду вам сведения о Бегемоте вдвое быстрее или облечу вокруг здания Гильдии сто раз! – с каждым возгласом Лиза вскидывала руку, и чуть подлетала вверх.

Шершень, скромно стоявшая в сторонке, давилась смехом на пару с Нарвал. Джирайя и сам ностальгически усмехнулся, до того все это напоминало Майто Гая и его выкрики о Юности. Дракон мягко улыбалась, Оружейник даже не обращал внимания на разговор, манипулируя какими-то цифрами на экране терминала, стоявшего перед ним, что-то сосредоточенно изучая.

– Это похвальный энтузиазм, – Александрия отступила на шаг, взлетела, – но, пожалуй, не стоит давать обещаний, которые не сможешь сдержать.

– Пари? – в голосе Лизы слышалось самодовольство, она подлетела ближе, словно преследуя Александрию.

Александрия остановилась, еще раз смерила Черепаху взглядом, словно не веря тому, что услышала.

– Мне не помешает еще один Умник в команде, – сказала она.

– А мне не помешает вечная соперница, соревнуясь с которой я смогу расти и брать новые вершины! – голос Черепахи прямо-таки гремел энтузиазмом.

– Я занятой человек, – усмехнулась Александрия, – но пусть будет так. Только не сейчас, а после битвы.

Взгляд ее остановился на мгновение на Джирайе, словно говоря, что она видит его хитрости насквозь, и саннин внутренне поежился. Лиза, как всегда, затеяла что-то свое и не вовремя, некстати, угрожая сорвать будущее сотрудничество во имя каких-то крох информации в настоящем. В то же время такой рискованный заход вполне отвечал образу Черепахи, стилю шиноби и мог принести пользу в будущем, если удастся избежать конфликта с Триумвиратом. Если. Александрия тоже была Умником, и вполне могла видеть все эти ухищрения насквозь.

Но сейчас было не время и не место ругать Черепаху.

– Конечно же, после битвы, – кивнул Джирайя, – ведь сейчас нам потребуются все наши силы.

– К слову о силах, – улыбнулась Дракон. – Только что прибыли команды из Имперского союза Китая и из России, своим ходом. Маски Австралии прислали сообщение, что не могут принять участие.

– Это как раз понятно, – проворчала Нарвал, – после прорыва карантина у них и так полно хлопот, не мешало бы им помочь.

– Индийские маски и войска продолжают стягиваться, изменений в поведении Бегемота не зарегистрировано, расчетное время прибытия, и район не изменились, – сообщила Дракон.

Джирайя еще раз посмотрел на карту, и подавил зевок. Да, он был не в идеальной форме, как и его команда, но что поделать? Если бы можно было заманить Губителя в заранее приготовленное место, организовать засаду... то Триумвират и остальные уже давно бы так и сделали. За годы противостояния Триумвират испробовал многое, особенно на Бегемоте, который был первым, у которого был самый большой счет атак.

– Прибудут еще маски или нет, основной упор в битве мы делаем на взаимодействие наших команд, Триумвирата и Гильдии, – сказала Александрия, складывая руки на груди.

Джирайя невольно залюбовался ей, получил тычок в бок от Нарвал, и подумал, что надо было все же надеть броню. Штаны, безрукавка, сандалии – все это ничто перед молниями и огнем Бегемота, его силой и мощью, и броня могла бы смягчить удар, но теперь было уже поздно.

– Все равно найдутся горячие головы, которые полезут вперед, чтобы сложить эти самые головы, – проворчал Эйдолон.

Александрия, впрочем, не стала комментировать такое поведение, лишь покачала головой и сказала.

– Поэтому надо напомнить всем еще раз план сражения, благо он простой и понятный, и сказать несколько подбадривающих слов, и думаю, что лучше всего, если это сделаете вы, Жаба.

– Разве не Легенда говорит речь перед битвой?

– Мы все делали это много раз, – печально усмехнулась Александрия, – и думаете это легко, пытаться подбодрить людей, зная, что многие из них вскоре умрут?

Джирайя лишь пожал плечами, не видя в такой ситуации ничего экстраординарного.

– Это ваш план, Жаба, – кивнула Александрия, – вам и произносить речь.

И нести ответственность, мысленно закончил за нее саннин. Он не собирался, разумеется, ничего произносить, как говорится, где Жаба, а где Триумвират? Но тут его посетило еще одно соображение, что если он скажет речь, то потом, в бою, это может облегчить командование другими масками, в каких-то экстремальных ситуациях. Ну, мало ли? А Триумвират и вправду все знают.

– Конечно, – кивнул Джирайя.

– Жаба, я контролирую все вокруг на двенадцать километров, – зазвучал в ухе голос Тейлор. – Помогать местным с эвакуацией?

– Придержи пока насекомых, Муравей, – отозвался Джирайя. – Пока Губителя нет, местные и сами справятся, не стоит добавлять паники. Что с огромными насекомыми?

– Бабочка сделала две дюжины и отдыхает сейчас, а я тренируюсь управлять ими и проводить захваты.

– И ты еще хочешь помогать местным? – хмыкнул Джирайя.

– Мультизадачность – это...

– Стоп, – оборвал ее Джирайя. – Тренируйся управлять жуками, Бабочка пусть отдыхает, от кораблей далеко не отходите. Когда Бегемот появится, будет решено, где размещать полевой госпиталь, и перебазируетесь туда же, заодно штаб с Черепахой прикроете.

– А когда он появится? – в голосе Тейлор слышалось странное нетерпение.

– Уже скоро, – мрачно буркнул Джирайя, – не волнуйся, всем нам хватит.

Да, волны мрачных предчувствий накатывали на него, словно он заразился пессимизмом Эйдолона. В чем-то его можно было понять, больше масок – больше трупов, особенно с Бегемотом, прозванным Убийцей Героев. Не говоря уже о том, что они собираются намеренно разозлить Губителя, но другого пути прощупать все до дна, заставить Губителя явить свою полную мощь Джирайя не придумал. Обсуждения с Триумвиратом тоже не принесли идей, все сводилось к тому, что надо сражаться и действовать по обстановке, ничего заранее предусмотреть и запланировать было нельзя.

Тейлор сидела на ступеньке откидного трапа и грызла «питательный брикет» из рациона. Хотя уже начинало светлеть, но солнце еще не взошло, и глубокий коричневый цвет брикета не слишком бросался в глаза. Чтобы отстраниться от гадостного вкуса, Тейлор сильнее сосредотачивалась на жуках, парящих в воздухе гудящей эскадрильей, и на Эми, сидевшей рядом, устало привалившись к поручню.

– Может тебе лечь? – спросила Тейлор.

– Нет, со мной все в порядке, – вздохнула Эми.

Она приподняла маску, благо рядом никого не было, потерла лицо.

– Это не физическая усталость, – объяснила Эми, – не умственная, а душевная, если можно так сказать.

– Конечно, можно, – кивнула Тейлор.

Она ощущала команду из Броктон Бей и думала, сказать о том Эми, или та и сама в курсе? Лазер-Шоу, Мегаватт, Слава – все они были среди прибывших, и Тейлор невольно задумалась на секунду, каково это было бы, если бы у ее отца оказались суперсилы? Если бы ей пришлось вместе с ним выходить против Губителя?

– Сейчас тишина, и Жаба сказал тебе и мне отдыхать, но едва начнется битва, как бесконечным потоком хлынут раненые. Сожженные, пробитые, переломанные, с превращенными в хорошо прожаренную котлету внутренностями, – тихо сказала Эми. – Так выглядят для меня битвы с Губителями – непрерывный поток умирающих людей, и я не в силах спасти их всех!

– Ты..., – Тейлор протянула руку, хотела подбодрить Эми, но тут в маске заквакало.

– Внимание всем, говорит Жаба, – Джирайя говорил медленно, отчетливо. – Маски! Я знаю, что в вас пылает Воля Огня, и поэтому вы собрались сегодня здесь, чтобы защищать свой дом от ужасного врага. Да-да, вы не ослышались, свой дом, своих родных и близких – потому что мы сражаемся за Землю и человечество! Поэтому я не буду говорить лишних и ненужных слов, лишь напомню вам, что в битве будут поочередно меняться две фазы, о которых вам будут сообщать полученные вами браслеты и камеры с наушниками. В фазе один атакуют Триумвират и Гильдия, и Стрелки, и атакуют, не сдерживаясь, в полную мощь. Любой, кто считает себя в состоянии выдержать подобное, может присоединяться к атаке. В фазе два, Бегемота могут атаковать все, кто захочет, и я верю, что все вы, как один, будете сражаться изо всех сил, и покажете Губителю, что зря он выполз из-под земли! Я верю, что ваша Воля Огня сегодня будет пылать ярко, как...

В это мгновение Тейлор ощутила нечто, на пределе дальности, и сразу поняла, что происходит.

– Дракон! – закричала она внутри маски, активировав связь. – Бегемот в пятидесяти метрах под землей, на юго-юго-запад, в двенадцати километрах от меня!

– Принято, Муравей, – донесся спокойный голос Дракон. – Передаю информацию остальным.

Первый луч солнца отразился от верхушки стоящего рядом корабля Дракон, бросив солнечного зайчика прямо в лицо Тейлор.

Тамэшивари 14.2

Утро 22 июля, парк Лейжер Вэлли, Гургаон, город-спутник Нью-Дели

Земля вздыбилась, затем лопнула, и в провал обвалилось несколько деревьев, часть дороги. Картинка была столь четкой, что, казалось, словно Лили сама там находится, парит над провалом. Она не замечала, что под ее руками сменяются наконечники огромных дротиков, заряжала машинально, привычно, словно на тренировке. Трещина еще разошлась, туда улетела забытая кем-то или брошенная машина, огромное дерево покосилось, замерло... и тоже рухнуло.

Огромный коготь врезался в землю, там, где стояло дерево, вспорол асфальт дорожки. Следом за когтем показалась могучая лапа, потом голова Бегемота, увенчанная огромными обсидиановыми рогами. Единственный глаз пылал, как будто на поверхность рвался Саурон из фильма с Земли Алеф. Казалось, что он смотрит прямо на Лили, видит ее сквозь оболочку корабля Дракон, мчащегося к месту выхода Губителя на поверхность.

– Фаза один! – донесся механический голос из браслета на руке Лили.

Бегемот приподнялся еще, и тут же с рук Эйдолона сорвался сгусток, комок серой каши, врезавшийся в Губителя. Бегемот даже не пошатнулся, он уже по пояс высунулся из земли, сиял и переливался, словно секунду назад купался в раскаленной лаве ядра Земли. Он приподнял коготь, видно было, как там зарождается молния, и Лили ощутила, что проглоченная тремя минутами ранее антирадиационная таблетка встала поперек горла.

Мелькнул плащ Александрии, Бегемота отшвырнуло назад, и молния ушла вверх, ударила в небеса беззвучным, сияющим столбом. Лили облизала пересохшие губы, посмотрела на ленту дротиков, уходящую в заряжающий автомат, и еще раз облизала губы. Бегемот не упал в трещину, зацепился, но неподалеку уже появилась Алхимик, хлопнула в ладоши и приложила их к земле. Моментально все ушло вниз, раздалось в стороны, и Бегемот оказался посреди огромного котлована, уходящего вглубь на величину его роста, на пятнадцать метров. Стены котлована топорщились шипами, ноги Бегемота тонули в трясине.

Алхимик исчезла моментально после техники, и молния Губителя прошла мимо.

– Шершень, давай! – донеслась команда Жабы.

Лили, не удержавшись, фыркнула, и вцепилась руками в гашетки дротикомета. Казалось бы, ну чего тут целиться? Как можно промахнуться в огромную фигуру, высотой под пятнадцать метров, да еще и стоящую неподвижно? Почти неподвижно – с когтя Бегемота сорвалась молния, помчалась прямо в корабль Лили, словно Губитель знал, что она собирается сделать. Вспышка! Транспортный корабль подставил себя под удар, зачадил, уходя в сторону, освобождая Лили пространство для удара. Конечно, заряженные ей дротики пробьют что угодно, но к чему зазря расходовать их заряд на свой же корабль?

– Получай! – неожиданно для самой себя заорала Лили, открывая стрельбу.

Устройство Дракон начал выплевывать дротики, а точнее говоря огромные трехметровые стальные копья, слегка подергиваясь при каждом выстреле. За каждым из дротиков летела цепь, тоже стальная, прочная и надежная, сделанная тем же Технарем, что когда-то сделал Лили устройство с бесконечной цепью для ее Арбалета.

Дротики воткнулись в плоть Бегемота, вошли в ноги, руки, плечи, бока, и Дракон отстрелила цепи, которые резко пошли вниз, увлекаемые специальными мини-ракетами. Им предстояло вонзиться в землю, в глину, в воды реки, протекавшей через парк и теперь низвергавшейся водопадом в котлован, уйти глубоко вниз, заякорить Бегемота и связать его. Лили уже предвкушала этот момент, тянула пальцы к новому дротику, чтобы начать заряжать следующую серию, когда Бегемот начал двигаться.

Огонь и пламя ударили от его ног, прожаривая болото в твердую глину, а рука поднялась, сгребла цепи, словно пучок травы. Бегемот выдернул из себя дротики, и сделал движение кистью, швыряя мешанину цепей, копий и ракет прямо в корабль Лили, словно олимпийский метатель ядра. С когтей его сорвались еще молнии, прочертили воздух. Корабль метнулся выше, уходя от удара, и все равно Лили ощутила, что у нее волосы встают дыбом по всему телу, казалось, каждый сантиметр воздуха в корабле оказался наэлектризован, и оставалось только удивляться, как корабль еще не вышел из строя!

Легенда промчался, обрушивая град лазеров на голову Бегемота, прямо в его пылающий красным огромный глаз. Бегемот вскинул руку, прикрываясь от атаки рукой. Видно было, как лучи впиваются в серую кожу, обсидиановые когти, и Лили, словно очнувшись, торопливо пихнула дротик в заряжающий автомат, выстрелила. Копье промчалось и скрылось в сиянии в глубине провала рта, неприятно напомнившего Лили о Богохульницах. Бегемот сжал обсидиановые зубы, откусывая цепь, и снова повернулся к Лили. Кулак Александрии обрушился в основание его правого рога, заставив Бегемота пошатнуться, опять сбив атаку. Лили торопливо ухватила новый дротик, радуясь тому, что ей не надо пилотировать, и уворачиваться, что за нее это делает Дракон.

Эйдолон вытянул руки, и возле ног Бегемота заклубился сиреневый туман, пополз выше, свиваясь спиралью, Легенда, умчавшийся было от атаки, зашел опять со спины, обрушил новую атаку. Бегемот шагнул вперед, прямо в туман, неожиданно начавший распадаться.

– Опасность! Опасность! Увеличение радиационного фона, – забубнил автомат в корабле.

Лили торопливо вытряхнула еще таблетку, и тут же корабль содрогнулся. Ее швырнуло в сторону, таблетка вылетела из руки, где-то вдалеке протестующе взвыли сирены, корабль швыряло, словно он попал в шторм, что-то бубнила сверху Дракон. Лили краем глаза поймала картинку на экране – три десятка кораблей Дракон вышли на дистанцию удара и дружным залпом атаковали Бегемота.

Броня хрустела, что-то впилось в коленку, ударило в ухо, и тут же все закончилось, корабль выровнялся. Бегемот пошатывался, видно было, как из ран, оставленных дротиками, течет ихор, дымится на воздухе. Его правая рука словно попала под удар огромной терки, содравшей серую кожу, обнажившую кровавые прожилки внутренностей. Это не было мясом, кровью и костями, какой-то уродливой их имитацией из псевдоплоти, как и сам Бегемот был уродливой имитацией человека.

Но все же план Жабы работал, работал! Они удерживали Бегемота на месте!

Пускай дезинтеграционные ракеты и стесывали всего лишь псевдоплоть, имитацию, оболочку, которая тут же начинала нарастать по новой, но если продолжать уничтожать быстрее, чем они прибывают, то рано или поздно победа будет за масками!

Бегемот в два широких шага оказался у края котлована, рука его взметнулась, прикрываясь от залпа ракет и одновременно с этим сбивая часть их на землю. Мгновенно там образовалось подобие пандуса, грубое, рыхлое, но Бегемоту хватило. Новая волна тепла и молний ударила из него, снося три корабля, а рукой он ухватил мчавшуюся в атаку Александрию, и тут же отшвырнул прочь, прямо в корабль Лили. Дракон дернулась было, уходя в сторону, но не успела, Александрия пробила своим телом двигательный отсек, и умчалась прочь, разбрасывая запчасти и куски обшивки.

Бегемот приземлился с топотом, гулом и треском, и все на земле вокруг, деревья, фонари, пара домиков и стендов, все сложилось, как карточный домик. Это было последнее, что успела увидеть Лили на погасшем экране, и тут же она ощутила, что ее отрывает от пола.

– Шершень, прочь с корабля! – раздался в ухе голос Дракон.

Лили прыгнула, стелясь над полом, выхватывая клинок. Врезалась в переборку, испытав мгновение ужаса, что сейчас ее ударит, рука уйдет в сторону, и она взрежет сама себя, но тренировки сделали свое дело. Взмах, удар, и она казалась снаружи, моментально активировала ранец и ушла выше. Влажный, горячий, душный и плотный, несмотря на раннее утро, воздух окатил Лили, и она порадовалась, что на лице ее маска. Испарина перехода из кондиционированной прохлады, и тут же холодок ужаса, от пяток до самой макушки, когда она увидела Бегемота вживую.

Дракон ударила ракетами по падающему кораблю, в котором только что находилась Лили, и стаккато взрывов дробно простучало по ушам, а корабль отлетел в сторону, прямо в Бегемота. Тот вскинул руку, насаживая корабль на коготь, и тут же закрылся им от нового залпа дезинтегрирующих ракет. Корабль снесло, и прямо через обломки вылетели две молнии, толщиной с руку Бегемота, а рука у него было толщиной с доброе дерево, и все это молча, механически, играючи, и это больше всего напугало Лили.

– В сторону, Шершень! – заорала у нее в ухе Лиза. – Не торчи там!

Лили молчаливо нырнула вниз, Бегемот ударил, но на пути его молнии встал корабль Дракон, и вспыхнули силовые поля. Бегемот шагнул вперед, и дорога под Лили зазмеилась трещинами, ударили фонтаны воды, донеслись крики. Люди разбегались, пытались выбраться, Лили резко спикировала, подхватила падающего в трещину подростка, и рывком выбросила его на поверхность.

– Спасибо, – раздался немного виноватый голос Тейлор, – мои жуки еще не долетели!

– Какие жуки! – закричала Лили. – Тут весь район эвакуировать надо!

Пылающий корабль Дракон, словно библейский огонь с небес, рухнул слева от Лили, снес три здания и взорвался, обдав Лили волной воздуха, несущей в себе ароматы горелого, жженного и чего-то вонючего. Она торопливо активировала фильтры, снова взмыла в воздух, оценивая обстановку. Бегемот уже дошел до края парка, и ступил на дорогу, змеящуюся трещинами. Дома вокруг складывались, как карточные, воздух вокруг Бегемота пылал, переливался, как будто мало было собственной жары летнего дня в Индии. В этом перегретом воздухе, подобно мухам, вились корабли Дракон, сверкали лучи Легенды, причудливо преломляясь, и из рук Эйдолона лился сиреневый туман, подбирался к Бегемоту.

– Проклятье! – вырвалось из горла Лили.

Легенда и Александрия атаковали сзади, но Бегемот неожиданно развернулся, и сбил Александрию из воздуха, как сама Лили сбивала бы муху. И более того, Бегемот перехватил, перенаправил град лазеров Легенды, и желтый дождь вспорол дома по обе стороны от улицы. По самой улице, вспарывая телом асфальт, снося машины и людей, размазывая их, стремительным снарядом летела Александрия, кувыркалась, подпрыгивала, и, словно догоняя ее, желтые лучи вспарывали дома справа и слева от нее, рушили, взрывали, протыкали насквозь. Александрия пришла в себя, извернулась, взмыла в воздух, и бестрепетно приняла на грудь новый заряд молнии, скрылась в нем.

– Задержите его! – выкрик Жабы.

Лили засопела. Легко сказать – задержите! А как его задерживать, когда даже Триумвират пасует? В домах разгорались пожары, пылал лес в парке, и фигуру Бегемота затягивало дымом, скрывало от посторонних глаз. Появилось еще полдюжины Стрелков, они обрушили на Бегемота град лучей, норовя попасть по правой руке, сверкающей багровыми "внутренностями", и Бегемот тут же отразил атаки в самих Стрелков. Сверкнуло, Легенда принял на себя удар, и его отбросило вниз, впечатало куда-то вдалеке сверкающим метеором.

Стрелки метнулись во все стороны, как стая вспугнутых рыбок, и скрылись.

Бегемот, продолжа широко шагать, доламывая улицу и дома вокруг на несколько кварталов, с каждым своим шагом, снова обратил внимание на корабли Дракон. Еще залпы молний и огня полетели в их сторону, Дракон ловко маневрировала, уклонялась, била в ответ дезинтегрирующими ракетами.

– Шершень, выше! – крикнула Лиза, и Лили выполнила бездумно.

Волна тепла ударила вдоль улицы, несколько деревьев вспыхнули, как свечки, волна жара ударила в ноги Лили, словно подбрасывая выше. Что-то сверкнуло, ее дернуло и утащило в сторону, притащило к Жабе, который обнаружился на крыше неподалеку. Полдома было срезано, как ножом, виднелись квартиры, откуда-то текла кровь, словно там зарезали слона, валялись вещи. Откуда-то сбоку тянуло дымом, вдалеке завывали сирены, и доносился грохот, словно там работал кувалдой двойник Бегемота.

– Все нормально, не паникуй! – заверил ее Жаба. – Эвакуацией и спасением уже занимаются, нам нужно лишь удержать Бегемота немного, пока Алхимик и ее отряд строят первую линию обороны!

– Говорите, что делать! – воодушевилась Лили.

– Взлетай и дуй в тыл, – усмехнулся Жаба, отворачиваясь и собираясь спрыгнуть.

– Что?!!

– Это приказ! – добродушие из голоса Жабы снесло, словно молнией Бегемота.

– Но я могу попасть на один из кораблей, заряжать, сражаться! – вспыхнула Лили.

Еще два корабля Дракон рухнули, земля содрогалась и корчилась, и здание, на котором они стояли, начало разрушаться. Жаба подхватил Лили, перепрыгнул – перелетел на соседнее здание. Порыв ветра неожиданно отбросил столбы дыма, явил Бегемота, который находился ближе, гораздо ближе. Жаба что-то пробормотал, резко сменил траекторию, но Бегемот и не думал бить их молниями. На Губителя наскочили три маски в красочных нарядах, один попытался ударить в глаз, словно подражая Александрии, двое других ударили под колени.

Бегемот разорвал двух, атаковавших снизу, стряхнул под ногами лепешками мяса, и тут же сверху шлепнулся третий, дымящийся, обугленный. Лили сглотнула нервно, ощущая холодок в животе.

– Вот – вот, – проворчал Жаба, приземляясь и швыряя ее в воздух. – Прочь! Эта фаза практически завершена, готовься к следующему удару!

– Что? – Лили зависла на секунду. – Мы проиграли?

Но Жаба не ответил, нырнул вниз, прямо под ноги Бегемоту, и тут же там провалилась земля, ввысь ударил столб пара, тут же сменившийся огнем. Развалины ближайших домов словно склеились, ударили огромными копьями из камня, бетона и асфальта в ноги Бегемоту, слегка надорвали кожу. Лили обратила внимание, что раны на груди и плечах уже зажили, хотя руки Губителя оставались ободранными.

– Шершень, держи курс на северо-восток, мы там устроились возле больницы Нилкант, на краю огромного парка, – зазвучал голос Тейлор. – Все в порядке, эвакуация района почти завершена!

За спиной Лили в небо взлетел исполинский столб пламени, ее швырнуло, закувыркало, мимо пролетела молния.

– Фаза два, – сообщил механический голос, и Лили ускорилась, помчалась прочь.

Тамэшивари 14.3

22 июля 2011 года, Нью-Дели

Вдалеке грохотало и сверкало, и видно было, как все маски, трудящиеся вокруг, то и дело бросают туда взгляды. Браслет, толстый и объемный, надежно охватывающий мякоть руки возле локтя, пока что молчал, и это вселяло некоторую надежду, что Триумвират и Гильдия удержат Бегемота на месте, не дадут пройти дальше, вглубь города.

Привычные печати вспыхивали в голове, пригодился опыт Броктон Бей, и Изуми переделывала, меняла огромные здания какого-то жилого комплекса, каких-то очередных башен, судя по обрывку названия, еще не пущенному под нож алхимических изменений. Рядом сосредоточенно трудился "ее отряд", сотня Эпицентров, все, кто мог в той или иной степени менять ландшафты, что-то возводить, переделывать, крепить и преобразовывать.

Бегемот двигался параллельно трассе Гургаон – Дели, и на пути его Алхимик и ее отряд возводили первую линию обороны, безжалостно снося здания и перекапывая почву. Рвы укрытий, ловушки, провалы в земле, замаскированные Технарские устройства, которые будут бить в упор по Бегемоту. Укрепленные здания и столбы, как укрытие для летающих масок, способ перевести дух, спрятаться от молний Губителя, и рядом же молниеотводы, огромные металлические стрелы, возносящиеся к небесам.

Изуми сейчас трудилась над комплексом таких отводов, целой короной, по просьбе четырех масок откуда-то из Европы. Смуглые, с роскошными усами, в широких шляпах и полумасках, они трудились слаженным квартетом, собирали какое-то устройство, больше всего напоминавшее огромный телевизор. Один из четверки с грехом пополам болтал по-английски, и дополнял свои слова жестами, показывая, что нужно сделать металлические шипы в основании металлических шпилей.

Изуми чуть изменила форму, выдвинула шипы, и четверка тут же начала наматывать на них толстую серебристую проволоку, которая, казалось, меняла форму, сама садилась плотнее на шип. Чуть поодаль три маски, из Сиэтла и Ванкувера, рыли ров, пропахивали огромную борозду, которая тут же заполнялась водой, превращавшейся в лед. На переднем крае трудилась команда из Чикаго, вместе с двумя масками из команды Франции, переводчиком им служил кто-то из канадских масок, затем слева вылетел худощавый парнишка в безликой маске. Он чуть поморщился, прикрыл было лицо от бьющего в глаза солнца, и тут же начал двигать руками, словно измолачивал невидимого противника. Стена на переднем крае начала стремительно покрываться фиолетовым льдом, толстым и гладким.

– Это Алхимик, – нажала Изуми кнопку на браслете, – мне нужно подняться в воздух ненадолго.

Десять секунд спустя рядом зависла Слава, подхватила Изуми и легко понесла вверх. Изуми развернулась спиной к солнцу, посмотрела вдаль. Аэропорт опустел, корабли Дракон улетели, самолеты спешно убирали, на взлетных полосах стояло несколько танков, нацеливаясь в сторону Бегемота. Справа от Изуми кипела эвакуация, все маски, кто не участвовал в битве, кто не шел в атакующих командах, занимались помощью, сновали в воздухе, расчищали дороги, переносили, подгоняли, помогали индийским военным. Те занимали позиции вдоль трассы Гургаон – Дели, разбегались мелкими фигурками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю