332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Розали Стэнтон » Первые (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Первые (ЛП)
  • Текст добавлен: 7 ноября 2017, 15:30

Текст книги "Первые (ЛП)"


Автор книги: Розали Стэнтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

ВНИМАНИЕ!


Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды.

Розали Стэнтон

«Первые»

Оригинальное название: Rosalie Stanton – Firsts

Автор перевода: Олена Д.

Редакторы: Александра О., Татьяна Б.

Вычитка: Настя З., Алёна Д.

Сверка: Екатерина З.

Оформление: Евгения А.

Обложка: Ира Б.

Перевод группы: https://vk.com/lovelit


Аннотация

Последний год для Саванны был сущим адом. Не только из-за того, что парень оставил ее на обочине – буквально – но и ее лучший друг Уэс решил закончить школу раньше. Человек, которым он стал в колледже, еще больше сбивает с толку, и не важно, что она говорит себе, Саванна не может свыкнуться с мыслью о другой девушке, получившей часть его, которой у нее никогда не было.

Уэс был влюблен в Саванну с детства. Правда, она никогда не видела в нем больше чем друга, и он так и не набрался смелости, чтобы расширить эти границы. Колледж для него – прекрасная возможность двигаться дальше. Тем не менее, продолжение близких отношений сделает движение вперед трудным, особенно учитывая то, что Савана и понятия не имеет, что разбила ему сердце.

С приближением собственного выпускного, Саванна решает, что не хочет пойти в колледж девственницей. Обратиться к Уэсу с просьбой решить эту проблему представляется правильным решением. Все же, она доверяет ему больше чем кому-либо. Только она не готова к последствиям, к которым приведёт её просьба: ни с её, ни с его стороны.


Глава 1

Уэсли Тайлер мог точно вспомнить тот момент, когда принял решение. Он стоял в коридоре «Плейнвью Хай» (прим.ред.: – общественная средняя школа, расположенная в городе  и классифицированная как школа 5А UIL (Университетская межшкольная лига – организация, которая создает правила и управляет почти всеми атлетическими, музыкальными и академическими конкурсами для государственных начальных и средних школ в американском  . Это крупнейшая организация такого типа в мире)) и смотрел вниз на ряд шкафчиков, пытаясь разглядеть Саванну Эванс, прижатую к стене ухмыляющимся Дэниелом О'Малли. Решение пришло позже. Уэсли увидел, как девушка хихикнула, когда огромный качок уткнулся ей в шею; она обняла парня руками, и прогнулась нижней частью своего тела также, как изгибалась в фантазиях Тайлера.

Знание того, что Саванна, такая замечательная, милая и сладкая, и всё прочее, что делало её девушкой мечты Уэса, никогда не посмотрит на него так, как он смотрел на неё, стало точкой невозврата. Помимо того, что она была его постоянной соседкой, Сав так же оставалась и лучшим другом. Все эти годы.

Всё это время он хотел большего. А она хотела Дэниела.

Момент наступил на втором курсе «Плейнвью», когда Уэсли понял, что ему противна даже мысль о том, чтобы стоять в коридоре дольше, чем необходимо, пока Саванна строит глазки засранцу. И он будет делать всё, чтобы окончить школу раньше и свалить из этого кошмара, каким была старшая школа и подростковые гормоны. Если повезёт, то в следующем году, в это же время, Тайлер будет выбирать шапочку и мантию.

Теперь, придя в себя, и выбираясь из слишком светлого коридора, парень качал головой и шагал прочь. Классный руководитель и директор школы ждали Уэсли, чтобы вручить диплом, а точнее его бумажную версию, которая будет действительна, пока настоящий документ не пришлют по почте. Школа померкла во вчерашнем дне, и сейчас он стоял в актовом зале, заполненном ликующими родителями, бабушками, дедушками, братьями, сёстрами, друзьями и счастливыми ублюдками, которые получили возможность отделаться от «Плейнвью Хай»; и, возможно, сам «Плейнвью» смотрел в завтрашний день.

Саванна была в этой толпе. Скорее всего, она прижалась к своему милому – и уже год как постоянному парню, Дэниелу – который был там не ради Уэсли. Отношения между двумя парнями базировались на взаимной ненависти, хоть и по разным причинам. Этот козёл пришёл за тем, чтобы поддержать тупых спортсменов в уходящем выпускном году – который он утверждал, что пропустит.

Уэсли не мог найти Саванну в толпе, пока нервно осматривал помещение. Тем не менее, он увидел своего отца, сидевшего возле мамы девушки; родители перешёптывались и заговорщицки ухмылялись. Руперт Тайлер и Анжела Эванс хорошо общались с тех пор, как его отец переехал в Штаты, и ещё с детства Уэса были убеждены, что их дети в один прекрасный день поженятся.

Было несколько самонадеянно возлагать так много надежд на результат, и первое, на что надеялся Уэс – лечь спать, и второе – уехать из города поступать в университет. Самый лучший способ выбросить Саванну Эванс из мыслей – оставить между ними как можно большее расстояние. Конечно, они были лучшими друзьями и будут на связи как все разбросанные по миру друзья в наше время. «Фейсбук», почта, текстовые сообщения и тому подобное. Но он не собирался сидеть, сложа руки, пока она оставалась собственностью Дэниела – «будущего повара линии раздачи».

Не смотря на то, что рациональный ум Уэса уверял, что роман не переживёт школу, наблюдать за ней вместе с Дэниелом или, реально, с кем-нибудь другим, но особенно с этим уродом, было больно, чёрт возьми.

Уэсли натянул на лицо улыбку и зашагал через огромный зал; его колени дрожали, а пальцы покалывало. Как и в большинстве своих фантазий, надуманных в секунды ревности, он не думал, что сможет пережить выпускной. Это было одно из случайных озарений, не отличающееся от тех, которые были раньше или ещё будут. Возможно, единственное различие заключалось в том, что это казалось правдоподобным, даже лёгким. Он всегда был отличником и выбирал более сложные курсы, большая нагрузка не смущала его. Время, сосредоточенное на учёбе, не предназначалось для душевных терзаний из-за того, что Саванна и Дэниел делали в данный момент. Где были руки козла, его губы, что он говорил ей делать, что она уже сделала с ним...

Всё, что Уэс надеялся когда-то сделать с Саванной вместе. Барьеры, которые они преодолевали, открытые ими горизонты. До старшей школы, до Дэниела О'Малли, они были друг у друга, готовые к новым опытам. Не было ничего, чем Уэс не хотел бы поделиться с Саванной, и это продолжалось так долго, сколько он помнил. От фильмов с рейтингом «R» до украденной пачки сигарет, выкуренной в одну субботнюю ночь на территории кампуса маленькой начальной школы. Знание Уэса о её первом и единственно набеге на никотин, о том насколько больной она чувствовала себя потом. Он не знал, как она умудрилась курить столько, чувствуя себя так плохо, как утверждала, но Сав хотела идти с ним в ногу, и не отставала.

Не так давно Саванна спрашивала его, курил ли он после того случая.

– Нет, – ответил он. – Не беспокойся.

Это была правда.

– Хорошо, – она сморщила нос. – Я бы отреклась от тебя тогда.

– И потом смотрела бы, как рак портит здоровье?

– Да. Думаю, они должны начинать его показывать ещё в детском садике. Если чёрные лёгкие и старики без челюстей не убедят детей в том, что что-то делать нельзя...

– Ты бы ещё попыталась, – ответил он, ухмыляясь. Уэс знал Саванну. Никакая предупредительная этикетка не останавливала, если у неё появлялась идея. И она хотела попробовать те сигареты. Это было то, что делали взрослые, и с тех пор как её отец ушёл из дома, Сав, казалось, каждой частичкой маленькой девочки пыталась вписаться во взрослый мир.

Некоторыми взрослыми вещами Уэс хотел поделиться с ней с тех пор, как мог вспомнить, думая, что его ощущения всегда были очень взрослыми. Если призадуматься, то он готов был побиться об заклад, что с каждым в детстве приключилась какая-нибудь трагедия. Как у их соседки. Кто-то, похожий на Саванну в жизни. Что-то они обожали в рамках разумного, но никогда не получали разделения близкого и личного. И Уэс думал, что большинство людей преодолели эти ощущения. Большинство предположило бы, что парень страдал недугом щенячьей любви или нашло бы способ покровительственно сказать:

– Это не настоящее. Ты справишься.

Уэс пожал руку классному руководителю, щёки горели, губы растянулись в вынужденной улыбке. Он слышал, как кто-то говорил, что его очередь фотографироваться, и сделал это, движения казались механическими. Уэсли действительно уходил. Это финал. Саванна начнёт свой выпускной год в «Плейнвью» без него, но она не останется без компании. У неё будет Дэниел, а на случай, если тот по какой-либо причине не подойдёт для общения, у неё так же оставалась Элли, другая лучшая подруга.

Она не нуждалась в Уэсли так, как он нуждался в ней.

Уэс сглотнул и моргнул при вспышке камеры. Парень услышал крики из толпы гордых родителей и друзей, но было названо другое имя, и он понял, что нужно вернуться в ряд тех, кто уже получил диплом, только выпустившихся учеников в раскладных креслах, разбросанных по баскетбольному полю. Ему удалось быстро передвинуться и спуститься по лестнице, пока не он оказался в месте, казавшимся ему знакомым.

Но если честно, ничего не было знакомым. Ни сиденье, ни убранство, ни скрученный в трубку импровизированный диплом, в данный момент, сдавленный в его ладони. Кожа горела, и пот собрался на затылке. Ноги, не переставали дрожать. Уэс понял, опустившись в своё кресло, что не продумал следующий шаг, после своего раннего окончания школы. Колледж казался данностью, но тот, который он выбрал, был далеко отсюда. В действительности, на другом конце света. Связи матери без проблем помогли с поступлением в Оксфорд, да и оценки не подкачали. То, чего ему не хватало в необязательном, он восполнил практическими занятиями в классе. Учителя и местный профессор, которому Уэс помогал сортировать бумаги, написали блестящие рекомендации. Больше нечего хотеть, потому что с оксфордским дипломом его будущее блестящее.

И он не увидит маму так долго. Не имея сильного материнского инстинкта, она не сильно сопротивлялась. Во время развода Уэс быстро узнал, что женщинам, которые не хотели своих детей, всё равно нет до них дела. Его мать не была плохой женщиной – она была трудоголиком и никогда не ставила детей на первое место. Это не означало, что мама не любила его или не скучала по нему, но означало, что она знала, что Штаты стали его первым домом. Мама видела его достаточно, чтобы он мог сохранять акцент, который та оценивала как крупный успех. Британский акцент в некоторых уголках Америки создавал выгодные стереотипы.

Действительно, пока Уэс планировал переезд в Англию на учёбу, он никогда не видел себя оставшимся там. Америка – его дом. Его отец и это место.

Саванна.

Он был бы так далеко от неё, так ужасно далеко. На первый взгляд «Фейсбук», электронная почта и текстовые сообщения казались дурацким способом поддерживать такую дружбу, как у них. Даже не смотря на её статус встречающейся девушки, Саванна всегда поддерживала его в первую очередь. Если ему нужно было что-то, она спешила к нему, не говоря ни слова. Иногда бывало, он узнавал, что она меня планы из-за него. Саванна никогда не возражала, никогда не извинялась. Когда Уэс хотел увидеться – они встречались.

Она не смогла бы заскочить в самолёт на Англию, если бы его желание увидеть девушку стало непреодолимым, и он попросил бы её, хотя что-то подсказывало, что она бы попробовала. Несмотря на всё, Сав, скорее всего, вылезла бы из кожи.

Возможно, поэтому ему нужно уйти. Причиной, по которой он не мог остаться в Штатах, было то, что она всегда будет близкой и в тоже время такой далёкой.

Он должен отпустить её, не смотря на то, как мучительно всё будет.

Остальная часть церемонии прошла как в тумане. Уэсли откинулся на сиденье, его слегка влажная рука держала диплом. Он подождал, пока процессия выпускников исчезнет, пока не останутся только классный руководитель и школьный директор. Общие оптимистические слова были сказаны, звучащие для Уэса как стандартная речь отличницы года и президента класса. Эти же клише он слышал годом ранее, когда они с Саванной потащились смотреть, как её кузен получал собственный освобождающий из тюрьмы сертификат.

Упомянутый кузен, Натан, ушёл в армию после этого. Уэс поймал себя на мысли, слышала ли она что-то от него прямо в то время, когда класс пригласили встать и подбросить церемониальные академические шапочки в честь своего перехода во взрослую жизнь. Помещение наполнилось аплодисментами и возбуждёнными криками, звук грохотал вокруг головы Уэса и немилосердно бил по барабанным перегородкам.

Это конец. Всё кончено.

Уэс вышел вместе с группой своих одноклассников, большинство из них смеялись и поздравляли друг друга, некоторые толкались, стараясь избежать толпы. Он следовал за ними, пока приятный весенний воздух проносился по его вспотевшему лицу и свет огней стадиона погас окончательно.

Шумная толпа, собравшаяся у входа в актовый зал, вдоль тротуаров и парковки, состояла из представителей семьи и друзей, жаждавших обнять своих выпускников. Его отец, вероятно, где-то поблизости, но у Уэса только одно было на уме.

Ему нужно найти Саванну. Нужно сказать ей сейчас, прямо сейчас, раньше он слишком много об этом думал или говорил себе, что уезжает в колледж. И не просто далеко – на другой конец света.

Если он не скажет сейчас, то найдёт кучу причин, почему не должен уезжать и, в конечном итоге, будет мучить себя из-за неё.

Саванну не трудно было обнаружить. Когда её весёлый взгляд нашёл его, он знал, что она разыскивала его. Иисусе, девушка выглядела потрясающе. Щёки пылали, золотистые локоны собраны в хвост. Саванна надела потёртые джинсы и бордовый камзол. Вокруг её запястья обвивался браслет, который он подарил ей на день рожденья; на шее медальон, который получила от него на Рождество. Она также носила кольцо Дэниела на безымянном пальце левой руки, будто они помолвлены, но он решил не позволять этому расстраивать его.

Это не на Дэниела она смотрела улыбающимися глазами.

– Уэс! – крикнула Саванна, переходя на бег. Она, не задумываясь, упала в его объятья и обняла юношу за шею. Тепло её тела коснулось Уэсли, преодолев неудобный выпускной костюм между ними.

Это рефлекс – обнимать Саванну. Уэс заключил девушку в объятия и притянул ближе. Ощущать её просто превосходно. Всегда так.

– Я горжусь тобой, – прошептала она, придвигаясь ближе. – Я кричала тебе, когда они назвали твоё имя. Ты слышал?

Уэсли тряхнул головой, но не перестал улыбаться. Он не готов её отпустить.

– Прости. Слишком много людей.

– Это нормально. – Саванна прижалась к нему ещё раз, прежде чем отступила.

Заняло всего несколько секунд приказать мозгу отпустить её, но Уэсли воспользовался возможностью и скользнул по девушке руками. Быстрый взгляд через плечо, и стало понятно, что Дэниел даже не смотрел в их сторону. Не то, чтобы огромной заднице было о чём переживать... или, что его это волновало, судя по всему. Он общался с грудастой брюнеткой из выпускного класса, одной из девушек из команды поддержки.

Это не имело значения. Никакого значения. Саванна улыбалась ему.

– Уэс? Уэс!

Он вздрогнул и тряхнул головой.

– Что? Прости.

Саванны прищурила глаза.

– Что с тобой? Ты ведёшь себя так весь вечер…

– Откуда ты знаешь, что я так веду себя весь вечер?

– Потому что я следила за тобой. Думаю, что знаю тебя достаточно хорошо, чтобы увидеть, что твои мысли не здесь, – она тяжело вздохнула и скрестила руки на груди. – Так что? Ты выглядишь так, будто только вернулся с похорон.

И на этом всё закончилось. Он не мог молчать. Сейчас или никогда.

– Я уезжаю.

Выражение лица Саванны изменилось.

– Что?

– Из школы. Я ухожу.

– Не понимаю. Я думала... ты пойдёшь в «Труман», – с широко раскрытыми глазами воскликнула девушка, и первые оттенки паники проявились на её лице. – Это был план. Разве нет? Ты имеешь в виду, что уезжаешь…

– Я поступаю в Оксфорд, – сказал Уэс, игнорируя дискомфорт в груди. Как чертовски кружилась голова. Ему нужно убраться отсюда. Саванна выглядела более обеспокоенной, обиженной, и он просто не мог смотреть на неё, не сказав всего, тем более, что она думала будто всё знала.

Девушка не могла знать, что всю церемонию он провёл в подвешенном состоянии из-за статуса их отношений. Что сидел, вспоминая каждую секунду их дружбы, пока каждый выступающий бубнил о вещах, о которых никто не заботился. Думал о пути, который прошёл от идеи до её выполнения, и как понял, что оставаться здесь невозможно, так как он не мог перестать думать о ней. Дьявол. Она не знала, что причиной его раннего окончания было убраться от неё подальше.

Вернее, двигаться по жизни дальше. Мысли о Саванне не принесли ему ничего хорошего, и он отказался ждать того, что никогда не произойдёт.

– Оксфорд, – сказала Саванна снова, выражение её убитого горем лица становилось более сокрушительным. Проклятие, она выглядела так, будто сейчас заплачет. Сердце Уэса разрывалось. Он сжал кулаки и отвернулся так быстро, что кисточка на шапочке ударила его по лицу.

– Да.

– Ты возвращаешься в Англию.

Он сделал глубокий вдох и обернулся к ней.

– Да.

Саванна облизала губы, затем растянула их в настолько фальшивой улыбке, что он удивился, как она смогла так сделать.

– Это... это великолепно, Уэс. Не знала, что ты хотел или пытался поступить туда. Там ты будешь жить с мамой?

– Недолго, – пока он делает всё так, чтобы двигаться вперёд, он мог так же пойти ва-банк. Аннабель Тайлер даже понятия не имела, что её сын примет предложение. – Это хорошая возможность.

– Да, – более лживая улыбка. Саванна шмыгнула носом и вытерла глаза, делая шаг назад – шаг, ощущающийся им как удар в живот или что-то похожее. —Уэс, это… это великолепно.

– Правда? – он приподнял бровь. – Твой энтузиазм «зашкаливает».

– Ну, ты вроде как ошарашил меня, – ответила она, наверное, более резко, чем намеревалась, но огонь в её взгляде был настоящим. – Я не... ты только выпустился.

– Да, и сейчас я думаю о будущем.

– И я думала, что «Труман».

Он фыркнул.

– Правильно. «Труман» против клятого Оксфорда. Большой мыслитель. Знаешь, у скольких людей был такой шанс, Сав? Я не идиот, чтобы упустить его.

Саванна смотрела на него минутой дольше, будто не могла узнать. Затем, медленно, огонь в её глазах начал гаснуть в сторону более мягкого, более расслабленного понимания. В следующей её улыбке не было ничего притворного или напряжённого. Может, это не была та сияющая улыбка, с которой девушка встретила его среди бывших одноклассников, зато была искренней.

– Да, поздравляю, – Саванна сделала вдох и тряхнула головой. – К сожалению, это застало меня врасплох. Я... Я действительно ещё не успела привыкнуть к мысли о том, что ты не будешь со мной, когда мы вернёмся к учебе, но я сказала себе, что это не так уж плохо. Ты просто пройдёшь через кучу классов передо мной и сможешь мне помочь преодолеть чувство беспокойства, вызванное колледжем, – она остановилась, затем покачала головой, будто ругала себя. – Не знаю, почему я ожидала, что ты останешься в Миссури.

Уэс мог. Она ожидала, что он останется потому, что никогда не говорил про отъезд. Они планировали поступать в «Труман» вместе. Одна высшая школа, один колледж, возможно, даже соседние апартаменты на одном этаже. Чтобы их разделяла стена, и он слушал, как она раскачивала кровать с Дэниелом или другим парнем. Они были бы лучшими друзьями вечно, и он бы цеплялся за неё как идиот, ожидая, что девушка поймёт, как сильно он обожает её.

Тот же колледж, та же квартира, всё тоже самое, до конца жизни.

Нет, он не мог этого сделать. Не тогда, когда был так глупо влюблён в неё, и Саванна никогда этого не увидит.

Но это не было её проблемой. Только его. Это всегда было его проблемой.

– Боже, – сказала она, а затем поморщилась. – Ты останешься до конца лета?

– Конечно, – сказал Уэс, инстинктивно беря её за плечи и притягивая к себе. – Чёрт, прости, Саванна. Я не бросаю тебя сейчас. Просто... Мне нужно было сказать. Я просто хотел, чтобы ты знала, прежде чем потащишь меня к тому, что запланировала на этот вечер.

– Нет, это хорошо, – она обняла его, затем сделала шаг назад. И хотя девушка вытирала глаза, всё ещё улыбалась. – Я так горжусь тобой. И ревную. Не в таком порядке.

Он ухмыльнулся.

– Ревнуешь?

– Ммм, Оксфорд! И больше не торчать в старшей школе? – она наклонила голову. – Ты должен был подтолкнуть меня закончить школу раньше, с тобой.

– Что? – он снова глянул через её плечо в направлении Дэниела. – И оставить супер качка беззащитным в окружении этих злобных болельщиц?

Саванна разозлилась.

– Оставь Дэниела.

– Просто скажи, что ты не потащишь этого отстойного типа на мой выпускной.

– Серьёзно, ты должен сказать мне, что имеешь против него.

– Лето слишком чертовски короткое для этого, – ответил Уэс. – И нам с тобой нужно многое сделать прежде, чем я углублюсь в учебу.

– Угу.

– И не думай, что я не заметил, что ты не ответила на мой вопрос.

– Тьфу, – Саванна закатила глаза. – Не будет Дэниела, Ваше Величество. Он собирается с парнями, так или иначе. Просто ты, я, Элли и Брендан.

– Превосходно.

– Да, – ответила она. – Всегда, пожалуйста.


Глава 2

– Саванна!

Она вздрогнула и развернулась в автокресле, её глаза округлились.

– Прости, – сказала она. – Тебе что-то нужно?

В темноте проступило лицо Дэниела. Его брови сошлись на переносице, а ноздри гневно раздувались.

– Я звал тебя последние две минуты. Что с тобой сегодня?

Саванна вздохнула и села обратно, проведя рукой по волосам.

– Прости, – сказала девушка, хотя слово звучало слабо сквозь туман, который пронизывал её ум. Независимо от того, сколько Саванна пыталась сосредоточиться на свидании, она постоянно возвращалась обратно к тем неприятным моментам, последовавшим за выпускной церемонией Уэса. Прошло три дня, но девушка не смогла оправиться от его шокирующего откровения.

Саванна готовилась возвращаться в «Плейнвью» без Уэса. Она не загадывала наперёд, и даже не позволяла себе думать, что школа без её лучшего друга стала другой. С колыбели он всегда был рядом. Обменивался шутками, секретами, держал за руку, когда ей было нужно. Помогал в неловких фазах, которые преодолевают все девушки в процессе перехода из девичества в зрелость. Домашние задания, вечеринки, задушевные беседы, длящиеся по несколько часов. Если ей нужно что-то, он был рядом.

Вскоре друг будет на другом конце мира.

И сейчас мысли об Уэсе занимали время, отведённое для Дэниела. Дэниела, её парня. Парня, в которого она давно влюбилась. В школе он был единственным, кто владел сердцем каждой девчонки в их классе. Со средней школы Саванна желала Дэниела, и перед ним прошла вереница девушек, прежде чем он обратил внимание на неё. Парень говорил, что Саванна была той, которую он ждал, и что они были вместе дольше, чем он встречался с любой из девушек, что были до неё.

Она любила его так же сильно, как и любая девушка могла любить своего школьного бойфренда, а он был так терпелив с ней. После прошедшей пары дней выпускных, она и Дэниел хотели провести какое-то время вместе. Они ходили в её любимый ресторан, и сейчас держали путь на озеро, чтобы в романтической обстановке полюбоваться на звёзды.

Это звучало слегка по-дурацки, но Саванна была тронута тем, что Дэниел преодолел столько хлопот. И теперь она тратила бесценное время со своим парнем, обдумывая то, что не могла изменить. Независимо от того, как бы ей не нравилась идея поступления в Оксфорд, но это было удивительной возможностью. Уэсу абсолютно необходимо ухватиться за неё. И не смотря ни на что, она знала, что не потеряет друга. Их дружба была построена на более крепком фундаменте, чем у большинства. Дистанция не изменит этого.

И всё же это изменило всё.

– Прости, – повторила Саванна, тряхнув головой. – Я просто... Уэс поступает в Оксфорд.

– Да, – ответил Дэниел резким голосом. – Ты упоминала об этом восемь или девять сотен раз.

– Просто... Я не могу выкинуть это из головы.

Дэниел хмыкнул и переключил своё внимание на дорогу.

– Я действительно не хочу тратить время сегодня на грёбаного Уэса.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты ноешь о нём с выпускного.

Саванна поморщилась. Она знала, что была слишком занята, но не хотела пренебрегать Дэниелом. Были некоторые вещи, которым она не могла не сделать, и среди них было недоумение по поводу недавних откровений Уэса.

– Ну, он мой друг, – мягко сказала она.

Дэниел фыркнул.

– Да. Твой друг.

Она нахмурилась.

– Что это значит?

– Ничего, – небрежно ответил он. – Только то, что он хочет переспать с тобой.

Саванна побледнело, сердце подпрыгнуло в груди.

– Ты в своём уме? Уэс мой лучший друг с детства. Он не думает обо мне в таком ключе.

– Ты обманываешь себя.

– Ты сбрендил.

Дэниел закатил глаза.

– Он парень, Сав. И ты единственная девушка, которой он желает касаться.

Она фыркнула и сложила руки на груди. Девушка ненавидела, когда парень говорил так.

– Это неправда.

– Хорошо, либо он не слишком горяч для тебя, либо ему нравятся парни.

– Можешь прекратить?

– Нет, – повысил голос Дэниел, раздражение плескалось в его глазах цвета мокко. Обычно Саванна любила эти глаза. Но сейчас она хотела их вырвать. – Последние три дня ты была маниакально-депрессивной девушкой. Ты хоть знаешь, сколько проблем я преодолел сегодня? – он остановился. – Я хотел, чтобы сегодняшний вечер стал особенным.

Саванна застыла, её живот сжался, когда всё стало на свои места. Небо уже опустилось за горизонт, по крайней мере, час назад, и озеро, излюбленный семейный курорт, был также важным местом для подростков. Хороший стереотип, или что-то из ситкома пятидесятых годов, но в этом захолустном городишке жизнь местных подростков не была насыщенной.

Дэниел подталкивал её приехать сюда, но с финалом и предстоящим выпуском Уэса, Саванна просила парня подождать. Не только это, часть её была уверена, что он хотел с ней там делать то, в чём она не была уверена. Секс был огромным шагом. Шагом, который большинство девушек, с которыми Дэниел встречался до неё, принимали как должное, но Саванна удерживалась от него по причинам, которые не могла внятно объяснить. Её оправдания варьировались, и она просила парня о времени, которое тот любезно давал. И каким-то образом, он умудрился пригласить её на свидание сегодня вечером и довёз уже до полпути к излюбленному месту отдыха подростков, прежде чем Саванна осознала последствия. Прежде чем поняла, что именно Дэниел планировал на ночь.

Саванна сглотнула.

– Особенным?

Он бросил на неё ещё один взгляд, жёсткие линии вокруг его лица слегка разгладились.

– Да, – сказал он. – Особенным.

– Каким особенным?

На этот раз, когда парень смотрел на неё, во взгляде светилось вожделение.

– Таким особенным, когда ты потеряешь свои трусики.

По крайней мере, он не стал ходить вокруг да около. Саванна вздохнула и снова потянулась рукой к волосам.

– Я думала, мы поговорили об этом.

– Да. Ты говорила, что тебе нужно время. Оно прошло, – его внимание снова сосредоточилось на дороге. – Я хочу поднять наши отношения на новый уровень и начать лето правильно.

Саванна сглотнула, обычная ледяная паника прошла по её позвоночнику. Она часто думала, что будет делать, если попадёт в такую ситуацию, мама и консультант говорили, что ни один парень не может принудить её к сексу. Если парень не мог принять «нет» в качестве ответа – это неправильный парень, и так далее и тому подобное.

Но как бы сильно она не хотела идти вперёд, вполне реальная часть её знала, что это было чем-то вроде последнего шанса. Дэниел не был известен своим терпением и не приучен к слову «нет». Он был таким милым сначала. Когда, наконец, заметил её, после того, как этап брекетов и прыщей миновал, парень понял, что она новичок в мире знакомств и всё шло очень медленно. Каждый раз, толкая её к очередному порогу, он просил разрешения. Ему не всегда нравился ответ, и иногда удавалось уговорить её, но он спрашивал.

Дэниел касался её груди через одежду и сводил их вместе под её рубашкой, но она не позволяла пока видеть себя или касаться кожи. Он брал руку Саванны и прижимал к своей промежности раз или два, но всегда отшучивался на возмущение девушки, заявляя, что она слишком остро реагирует и не понимает шуток.

Саванна не любила эту его сторону, но понимала что это часть жизни подростка. Были парни, жаждущие секса, и некоторые девушки, в большей степени готовые отказаться от него, чем другие. И других девушек, таких как она, называли ханжами из-за того, что они не хотели раздвигать ноги.

Но, проклятье, Саванна не хотела потерять девственность прямо сейчас. Она не готова. И не хотела, чтобы всё случилось именно так. Девушка хотела, чтобы это было особенным, а не так, что она отдастся парню, а он оставит её далеко позади.

И всё же... Саванна знала, что случится, если она откажет. Знала – это конец.

Она просто надеялась, что ошибается.

Саванна сделала глубокий вдох, выдох и затем медленно начала:

– Дэниел…

Он ударил по тормозам так резко, что она могла бы вылететь через лобовое стекло, если бы была не пристёгнута. Сердце Саванны билось у неё в горле, и она инстинктивно схватилась за дверь, чтобы не упасть.

– Что за чёрт! – заорала она.

– Знаешь что? – Дэниел схватился за руль, его челюсти сжались, лицо напряглось. – Я задолбался.

Девушка сглотнула.

– Что?

– Я завязал с этим. Это бред Я сделал это. Это фигня.

– Ты сделал... потому что, что? Я не буду спать с тобой?

Он немного помолчал, но на лице оставалось жёсткое выражение.

– Это похоже на правду.

– Ты не шутишь.

– Нет. Прошло полтора года, и, чёрт возьми, Сав, я думаю, что был терпелив, – Дэниел посмотрел на неё, потом отвернулся и покачал головой. – Я устал быть терпеливым. Или мы делаем это, или расходимся.

– Ты хоть представляешь, как ты звучишь прямо сейчас?

– Ты думаешь, мне не насрать?

Саванна сжала и разжала руки.

– Не хочу быть принуждённой к этому. Хочу, чтобы это было тем, чего я хочу.

– Так ты не хочешь меня?

– Я не это сказала.

– Тогда в чём проблема?

Горячая волна гнева пробежала по её спине, дыхание вырывалось из сжатых зубов.

– Почему должен быть секс с тобой? Почему мы не можем быть просто вместе?

–Я был вместе без секса. Может, однажды, позволишь сорвать свою драгоценную вишенку и тогда ты поймёшь, почему это так важно.

– Иди и возьми это у кого-то другого.

Дэниел бросил на неё понимающий взгляд.

– И с чего ты взяла, что нет?

Что-то внутри скрутило её, шок, смешанный в равных пропорциях с ужасом и принятием. Саванна ненавидела тот момент, что это так мало удивило её. Она ненавидела, что это сказано о ней, что она могла думать такие вещи о нем, не зная ответа, и не найти в себе мужества признать правду об их отношениях.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю