290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Обманувший смерть (СИ) » Текст книги (страница 8)
Обманувший смерть (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:30

Текст книги "Обманувший смерть (СИ)"


Автор книги: Роман Романович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 20 страниц)

Подхожу, беру его на удушающий, зажимаю рот и тащу обратно. Парень задергался, но ему лет десять, я крупнее буду, да и под энергией сильнее. Трепыхайся рыбонька, никуда ты не денешься.

Отошел метров на двести, нашел дыхание и выпустил пацана. Тот рухнул на землю, попытался вскочить и броситься на меня, но… Разбитый нос был ему ответом. Следующая реакция – попытка закричать. Удар по горлу и пацан захлебывается криком, слезами и соплями. Подсечка, и тело падает на землю.

– Жить хочешь? – беру его за грудки.

Жестоко избивать детей? Да. Но какие они дети после взятия заложника? Сострадания у меня к ним не осталось. На вопрос мальчишка закивал, видимо понял, что дела его плохи.

– Видишь дыхание? Если не ответишь на вопрос, засуну сначала твою руку. Ещё раз не ответишь – ногу. А если третий раз не ответишь…

– Я всё скажу!

– Какого хрена Болтлю в заложники взяли?

– Чтобы тебя выманить. Ты от нас постоянно убегал, поймать не удавалось, – сквозь злые слезы отвечал мальчишка, поглядывая на дыхание, что стелилось по земле в трех метрах.

– Ну и бегали бы дальше, в чем проблема?

– Так вы всю добычу забираете! Нам не остается!

– Искать лучше надо, – возразил я.

– Мы ищем! – с негодованием взорвался мальчик. – Но вы раньше приходите, и всё собираете. Видели ещё, как ты днем ходишь, добычу пакетами таскаешь.

– Так в чем проблема то? Сами утром ходите.

– Нас Олег избил. Сказал, чтобы проблему решили. Вот Кирюха и взбеленился. Ему больше всех досталось, – так звали главного мальчика из добытчиков Олега.

– А ребята Сизого чего приперлись?

– Так у них тоже проблемы начались. Вы всё под себя гребете, нам работать не даёте.

– Надо же, работать не даю. А как раньше пацанов обирали, норм было? Ладно, я выяснил, что хотел. Пока.

– Стой!

Что там стой, дослушивать не стал. Удар в голову и мальчик отправляется в нокаут. Оттащил его подальше от дыхания, в дом занес. Убивать этого придурка, как-то слишком. Пока слишком…

Права была Тётушка. Своим появлением и действиями я всколыхнул устоявшиеся порядки. Животный мир хищников во всей красе. Каждый борется за выживание.

Было ли мне обидно? Возмущался ли я несправедливостью? Что я, маленький что ли. Давно не питаю лишней наивности. Ну почти… Вот детей недооценил. Думал, что и дальше играть в догонялки будем… Но те решили поговорить по-взрослому.

Что же… Будем им… Взрослый разговор.

Глава 9. Драка

Когда подошел к Дыханию, то ко мне навстречу вышел один из мальчиков. В руках он нес нечто белое и светящееся, что и разогнало поток грязной энергии на его пути. Ровно настолько, чтобы я прошел и оказался в капкане.

Десять противников. Болтля лежит в ногах, признаков жизни не подает… Успокоиться… Дыши… Придержи злость… Но я видел, что мальчик в крови и… В лучшем случае его сильно избили. Уроды.

Вперед вышел тот, которого звали Кириллом. Предводитель стаи шакалов Олега. Он выше остальных, да и старше, лет шестнадцати. Волосы тёмные, взгляд злой, а в руке… Палка с гвоздями. Плохо… Одно удара хватит, чтобы убить.

– Вот мы и встретились, уродец, – сказал Кирилл, подходя ближе.

– Что, неудачник, у самого силенок поймать не хватило, получил нагоняй и на мелком отыграться решил? Ну ты и чмошник.

– Да ты охренел!

Если до этого на меня смотрели со злостью и решимостью, то теперь с ненавистью.

– А ты другого отношения ждал, неудачник? Крыса ты, вот кто. Только и можешь, что мелко пакостить. А слабо в честной схватке победить? Ты же старше меня, крупнее, или что? Очко сжалось от страха, поэтому друзей позвал?

Не только Кирюха пришел со «смертельным» оружием. Настрой остальных легко читался. Хотят наброситься толпой и забить. Оно мне надо? Разделяй и властвуй.

– Кир, мочи этого урода! – крикнул один из мальчишек.

– А ну заткнулись! – рассвирепел вожачок. Зря он это. – Я сам с ним разберусь!

– О, надо же, а я думал ты где-то потерял свои яички. Начнем?!

Последняя фраза добила Кира. Он размахнулся своей дубиной и бросился на меня. Слишком злой, инерция и эмоции сыграли против него. Я увернулся, пропустил мимо и отвесил пинка. От чего доморощенный вожак банды полетел вперед, споткнулся и упал, чуть не напоровшись на свою же палку с гвоздями.

Отхожу в сторону, так, чтобы за спиной была пустота, а не враждебные дети. Мозг же лихорадочно просчитывает ситуацию. Как поступить? Вырубить? Сломать что-то? Убить?

Пока определялся, Кир ждать не стал, поднялся и снова бросился вперед. Но ошибку учел, вон как подобрался.

Дубинка пролетает мимо лица, но успеваю ударить ногой в живот, когда этого увальня занесло. Тот согнулся, но в себя пришел быстро. Снова бросается, ещё аккуратнее и мне становится чуть сложнее. Всё же тело не до конца восстановилось.

Как пришел сюда, то успел рассмотреть, что большая часть команды и правда избита. У Кира так вообще, лицо сплошной синяк. Значит и правда ему Олег люлей надавал, за то, что плохо справляется со своими обязанностями?

Впрочем, здесь и сейчас это не важно. Ускоряюсь, и пробиваю кулаков в грудак парню. Тот зашатался, и упал. Думаю, этого хватит.

Смотрю на остальных мальчишек, жду, что они предпримут. Но те замерли. Кто спокойно глядит, кто-то зло, но не рыпаются.

Я на секунду отвлекся от Кира, думая, что с ним всё. Поэтому пропустил момент, когда он откуда-то достал флакон. Стянул зубами пробку и выпил содержимое.

Ощущаю вспышку энергии, парень чуть сильнее светиться начал. Что происходит?

А тот внезапно вскакивает и обрушивает на меня серию ударов. Я только и успел, что отпрыгнуть, едва от атаки ушел. Скорость раза в два больше, выросла точность движений. Олег делает боевые зелья, проносится в голове слова Болтли.

Кир словно с ума сошел. Глаза навыкат, весь красный, слюной брызжет, хрипит и на меня наседает. Ухожу перекатом, сзади опасно близко дыхание оказалось. Едва не угодил в него.

То, что творил парень, оказалось за гранью. Не успел я вскочить, как он рядом возник. Дубинка летела мне прямо в голову и единственное, что я успел, это выпустить энергию в ладонь и поймать её.

Гвозди вошли в плоть, потекла кровь, но не пробили насквозь. Удержал.

Злость Кира на секунду сменилась удивлением. Удерживая дубинку, я поднялся и врезал свободной рукой ему в рожу.

Но тому хоть бы что. Хекнул, выдернул дубинку и снова атаковал. Рука отдавала болью, но я отбросил чувства. Сейчас не до этого.

Кир замахивается особо сильно, и бью ему в горло. Повторяю трюк. А следом серию ударов в голову, коленом в живот и финальный – бросок через бедро. Оказываюсь сверху, дубинка отброшена в сторону, но этот уродец ловит мои руки.

Да откуда у него столько силы?!

Не заметил, как в голову прилетел удар кувалдой в виде кулака. Едва успел часть урона принять, да и то, остатков хватило, чтобы я с мальца слетел, и сам на земле оказался.

А тот и рад. Напрыгнул сверху и как дикий зверь колотить начал. Орет, а кулаки с уверенностью отбойной машины врезаются в меня. Выставил руки перед собой, урон поглощаю, но этот гад пробивает технику. Не готов я пока к такому.

Умудряюсь не вырубиться, выплеснуть энергию и скинуть берсерка с себя. Вскакиваю и когда он поднимается, успеваю ему пробить с ноги в голову. Получай штрафной пенальти, урод.

Теперь сверху наброситься и бить, бить, бить… Кир пытается сопротивляться, сил в нём ещё хватает, но больше не даю такой возможности. Забиваю эту тварь. Пока не вырубится, хрен я слезу.

Но тут меня подхватывают за руки, хватают за волосы и стаскивают. Остальные дети решили вмешаться.

Понимаю, что сейчас тупо забьют, как животное.

Пока меня держат, Кир вскочил и набрасывается. Пропускаю удары в живот, в лицо, нос ломают, в глазах темнее.

Опереться на тех, кто держит, оттолкнуть ногам урода напротив. Энергию в мышцы, скидываю первого мальчишку, второго притягиваю и пробиваю ему лбом в лицо. Страшный удар. Тот складывается и падает, как подкошенный.

Следом вмазать ещё одному. Драка окончательно превращается в побоище.

Проклятые шакалы… На меня сыпется град ударов, нож чиркает по ребрам, дубинкой прилетает по спине…

Я как дикий зверь рвусь из капкана. Кир бежит за мной, ловлю его, захват… Раздается смачный хруст, парень визжит от боли. Ещё бы, у него теперь рука сломана, вон как кость торчит.

Но я уже слабо понимаю, что происходит. Слишком много ударов пропустил. Поплыл, как говорится.

Тело переходит на режим инстинктов, и, кажется, теряет любые тормоза. Смутно помню, что делаю.

Ко мне подскакивает первый пацан. Вопит, лицо перекорежено, в руках дубинка, что летит в голову. Шаг назад и та врезается в морду Кира, от чего он затыкается.

Выбросить обмякшее тело, поймать следующего, хруст… Отдыхай, падаль.

В меня врезаются с боку, валят на землю, пинают ногами. Ловлю чью-то конечность, за это получаю ботинком по лицу, но успеваю дернуть. Мальчишка падает на меня и встречаю его локтем. Тот напарывается неудачно, горлом.

Скинуть тело, подняться под градом ударов и продолжить… Удар, блок, захват, рывок, удар, блок, захват…

Не знаю, в какой момент всё заканчивается. Очнулся от того, что кто-то меня звал.

– Кано! Кано! Очнись, твою мать!

Кое-как продрал заплывший глаз, сфокусировал и увидел Волчонка. Что он здесь делает?

– Какого хрена ты нас не позвал? Идиот! Держись главное! Мы тебя дотащим до Тётушки!

В этот момент организм решил окончательно отключиться. Занавес.

Интерлюдия. Волчонок

Волчонок понимал, что его жизнь – полная дрянь. Лучше, чем могла бы быть, но… Раньше, когда родители были живы, он ходил в школу, у него была отдельная комната. Да, не самого лучшего качества был тот дом, где они обитали, но гораздо лучше, чем сейчас.

Родители, самые обычные рабочие, пахали, как могли, чтобы дать сыну будущее. Но что-то там у них на заводе случилось. Несчастный случай, как сказали ему. Но почему-то за этим чувствовалась чья-то злая воля, которая и Волчонка потом выкинула на улицу. Раньше его звали иначе, но это было давно… Целую жизнь назад.

Сначала Волчонок побирался по улицам, не знал, куда идти. Ушел в менее благополучные районы, несколько раз дрался с другими сиротами, что точно так же были никому не нужны и жили на улице.

А потом его подобрала Тётушка. Волчонок не знал, чем приглянулся женщине, но хлебнув жизни на дне, был рад предложению и что у него теперь появится хоть какой-то уют. Спальное место и стабильная еда, разве это не повод для радости и благодарности?

Так прошло три года. Волчонок помогал Тётушке, как мог, но постепенно осознавал, что перспективы его – нулевые. Что он может? Отправиться на завод? На самую страшную работу, отпахать лет двадцать и умереть? Видел он, какие клиенты к Тётушка захаживают. Суровые мужики, истерзанные тяжким трудом, харкающие кровью и умирающие в нищете.

Волчонок подумывал вступить в банду. Но туда брали с шестнадцати лет. Ещё три года пройдет, когда он сможет попытать шанс. Но Тётушка была категорически против и не раз читала лекции, что это ложный путь. Волчонок кивал, соглашался, но понимал, что альтернативы хуже. Но может только они ему и останутся, потому что место в банде нужно ещё заслужить.

А потом он увидел на берегу речки труп. Сначала подумал, что это очередной утопленник, к этому берегу часто выносило разный мусор, в том числе и тела. Ходили они туда, потому что было можно найти что-то интересное. Нашли. Труп оказался живым мальчиком.

Когда он дернулся, Волчонок испугался, но никому в этом никогда не признается. Сначала подумывал, может упокоить несчастного, но решил всё же позвать для начала Тётушку. А та возьми и прикажи тащить незнакомца в дом, словно им легко живется и они могут взять ещё один рот.

Но потащил, куда деваться. Тётушка и за уши могла оттаскать, если её ослушаться.

Мальчик был странным. Похож на этих, из богатых, а может и член рода какого-то, но Волчонок в это не верил. Будь так, его бы давно забрали. А раз не забирают… Волчонок не знал. Наверное, что-то случилось, но его это мало волновало.

Потом они вместе пошли на дело и тут новенький удивил. Сначала валялся неделю, казался больным и слабым, но показал, что может постоять за себя. Плоды собирает, дерётся хорошо, отряду помог знатно. В тот день Волчонок был готов, что у них опять всё отберут, тихо злился на своё бессилие, но благодаря Кано… Они впервые победили, что грело душу Волчонка. Чужие мальчишки успели его изрядно достать.

А потом и вовсе, Кано показал чудеса, приносил добычи столько, сколько они и за неделю собрать не могли. У Тётушки появились деньги, она накупила еды, теплых вещей, да и на зиму запас отложили. Волчонок помнил, как в прошлый раз они промерзли.

Всё было хорошо до того момента, пока в дом не ввалился раненный Бегунок. Его сил хватило, чтобы дойти до двери и пару раз стукнуть. Пока Волчонок открывал, тот успел сползти на пол и отключиться. То, что происходит нечто плохое, мальчик понял сразу. Первая мысль – где Кано? Но тот отсутствовал, что добавляло тревоги. Да и Болтля куда-то пропал.

Позвал Тётушку, Бегунка затащили в дом, девчонки, как обычно, заохали и заахали. Пока несли лекарство, пока приводили Бегунка в чувство, время утекало. Волчонку хотелось куда-то бежать, что-то делать, но он не знал что.

Наконец, Бегунок очнулся и рассказал, что произошло. Тётушка резко нахмурилась ещё больше, хотя казалось, куда больше то. Волчонок попытался разговорить раненного, куда убежал Кано и где забита стрелка, но тот, как заговоренный, твердил, что обещал молчать.

Насели на него все вместе и в итоге удалось узнать информацию, только вот… Время. Собрав команду и не слушая Тётушку, Волчонок побежал спасать Кано. А то, что того нужно спасать – он был уверен. Две команды против его одного – это слишком для любого.

Когда мальчишки подбегали к нужному месту, то увидели драку издалека. Там творилось нечто страшное. Кано отбивался один против всех и чудо, как он держался.

Пока Волчонок несся через улицы и кусты на помощь, там всё кончилось. Какого же было его удивление, когда один из мальчишек Сизого, держа в руках нечто белое и светящееся, рванул с места драки, разгоняя дыхание. Артефакт! – понял Волчонок, что именно видит.

Противник один, явно бежит с поля боя, такую возможность маленький вожак упустить не мог. Втроем с братьями они поймали мальчишку, который, казалось, не видит ничего вокруг и бежит сломя голову. Избили его, не щадя, отобрали артефакт и побежали дальше.

То, что Волчонок увидел, надолго врежется ему в память. Побоище. Груда пацанов, каждый валяет кто где, разносятся стоны и крики боли. А в центре этого всего лежит Кано.

– Хватаем Кано и Болтлю, да валим отсюда.

Когда Волчонок только бежал к Кано, то видел, что одного из мальчишек успело заразить дыханием. Тот совсем плох, скорее всего умрет. Видимо, когда пойманный мальчик убегал с артефактом, то дыхание сдвинулось, так и задело пацана. Ну да собаке собачья смерть, – зло подумал Волчонок.

Он боялся, что Кано умер, но тот, в очередной раз обманывая смерть, открыл глаз. Теперь главное его дотащить домой и всё будет хорошо.

***

Очнулся я резко. Вынырнул из глубины темноты, дернулся, но сразу же чьи-то руки уложили обратно. Это оказалась Мия, что сидела рядом.

– Спокойно, Кано! Ты в безопасности! – успокаивающе шептала она.

– Что с Болтлей?

– Живой. Его избили сильно, но тебя сильнее. Главное, что оба живые.

Тут я заметил, что глаза у девушки красные, заплаканные. Перенервничала?

– Что случилось? Как я тут оказался?

– Ты лежи лучше, потом тебе всё расскажем, не переживай.

Неожиданно её слова обратили моё внимание на то, как плохо я себя чувствую. Тело болело. Казалось, что полностью, но в некоторых местах особенно сильно. Навалилась усталость и я отключился.

***

В следующий раз проснулся спокойно. Без резких скачков. У себя в комнате. Рядом нашлась Мия, что спала в кресле, которое притащили из общего зала. И чего девчонку гоняют? Лучше бы она у себя отоспалась нормально.

Скользнул во внутренний мир и оценил повреждения. Мда уж… И как я только жив. Действительно, Кано, точное имя мне подобрала Тётушка. Упрямец. Как иначе выжил, на что списывать это, кроме как упрямства – я не видел альтернативы.

На боку длинный шрам. Спина – сплошная отбивная. На затылке мощная шишка. В руке – десяток дырок. Энергетика – перекорежена и обожжена. Дерьмо.

Как говорил Дед, дерьмо случается и если оно свалилось на тебя, то засучивай рукава и разгребай. Что я и сделал. Погрузился в медитацию и стал убирать последствия драки.

Первым делом очистил всю грязь. Я пропустил через себя много энергии, находясь рядом с Пастью, да ещё за неделю до того, как намечался выдох и ночь, когда все прячутся. Это значит, что грязи я в себя вобрал больше, чем можно позволить. Поэтому организм и чувствует себя в высшей степени паршиво, не хочет заживать.

Спустя пару часов дело пошло на поправку. Грязь убрал, физическое проявление очистки отразилось в обильном поту, минут через пятнадцать ещё в туалет захочу. Ну а что, организм чистится, как может.

Теперь нужно взяться за повреждения… Если неофит боевых техник перенапрягся, то на энерго-каналах появляется нечто отдаленно напоминающее копоть. Или налет, ржавчина, каждый ощущает этот процесс по-разному. По степени налета можно определить степень повреждений. Если его становится слишком много, то канал выгорает. Что приводит к повреждению физического тела и последующего долгого восстановления. Знаем, проходили.

Но мне повезло, копоти собралось немного. Пара часов работы и всё будет ок. Проснулся я ночью, как понимаю, судя по тишине в доме, так что время заняться собой есть. А выспаться успел. Драка то днем была. Получается, я провалялся в отключке часов десять, а сейчас мудрый организм разбудил меня, чтобы я порядок навел.

Аккуратно поднялся и, не разбудив Мию, вышел в туалет, после чего вернулся и закончил начатое. К утру было готово. Осталось дать организму отдых и время, чтобы он сам выздоровел.

Пока занимался восстановлением, то обдумал произошедшее. Странностей хватало… Ладно, другие пацаны, плевать на них, но вот мои реакции… Два момента. Эмоции и готовность убивать. С эмоциями, гневом и злостью я давно разобрался. Давно – в прошлой жизни. А тут… Вспылил, бросился в драку, потерял контроль, начал мочить всех подряд… Я ведь реально там штук пять рук сломал. Да и конец помню смутно… Тело действовало само, работало на рефлексах… Прошлых моих рефлексах, то есть отрабатывало с максимальной эффективностью, абсолютно не делая поправку на то, что передо мной дети.

Это я стал злее? Или это влияние нового тела? Может ли темперамент прошлого владельца передаться и мне? Не знаю. Мелькнула идея обратиться к психологу, но лишь посмеялся над этой мыслью. Где я его найду, как попаду и как оплачу услуги? Смешно. Извините, меня тут из другого мира забросили и я детишек покалечил, поможете? Ага. Помогут. Поймают и отправят лечиться в добровольно-принудительном порядке.

Прогнал ещё раз цепочку событий. Проанализировал чувства и сделал неутешительный вывод. Может и тело оказывает влияние, но по большей части злость всё же была моя. В какой-то момент из меня вырвалось накопившееся бессилие, боль, ненависть за то, что мой род и всех близких уничтожили. Я ведь два месяца варился в собственном соку, протухал в бессилии, а потом череда резких событий, сегодняшний стресс и… Вырвалось из меня. Что-то нехорошее.

Придется учиться себя заново контролировать. Терзали ли меня муки совести? Самую малость. Но стоило вспомнить, что так называемые детишки, шли убивать и взяли заложника, то совесть утихала.

От размышлений отвлекла Мия. Она заворочалась в кресле, проснулась и поднялась. Подошла к кровати и видимо в темноте не увидела, что я смотрю на неё.

– Ты чего не у себя спала то? – спросил я, на что девочка взвизгнула и подскочила.

– Дурак! – через секунду наехала она на меня, – Напугал!

– Прости, я не хотел.

– Ты как? – внезапно она спохватилась, что я вообще-то больной.

– Да вроде в порядке. Жить буду.

– Конечно, будешь. Тётушка тебя вчера так обработала, что и мертвого бы с того света подняла.

– Спасибо ей. И тебе, что сидела со мной. Скажи, что с Болтлей? Да и остальными?

– В порядке они. Отлеживаются. Тебя Волчонок притащил. Скажи, а ты правда один всех мальчишек чужих избил?

– Не помню, – соврал я.

– Да? А то Волчонок такое понарассказывал, жуть. Не страшно было идти к ним?

– Страшно, – вздохнул я.

– А чего пошел тогда?

– Разве можно было иначе?

– Не знаю.

Дверь приоткрылась и а нам заглянула голова Волчонка. А вслед за ней и оставшаяся часть.

– Ты живой? Как себя чувствуешь? – спросил он.

– Да нормально вроде, жить буду. Мия, а можешь воды принести? А то в горле пересохло, – попросил я девочку.

– Конечно, – убежала та.

– Ну ты даёшь, Кано. Никогда себе такого представить не мог. На сходке полная жесть творилась.

– Как ты там оказался и чем всё закончилось?

– Да прибежал, думал помощь нужна будет, а оно вон как оказалась. Зато и правда помог. Ну и тяжелый же ты.

– Уж какой есть. – хмыкнул я.

– В общем, бежим мы с братьями, а там через дыхание пацан несется. Да с артефактом! Прикинь?!

– Что за артефакт?

– Да какой-то белый камень, он дыхание отгоняет. Я его раздвигателем назвал. Крутое название?

– Сойдет. Что дальше было?

– Пацана избили, артефакт забрали, побежали дальше, а там ты валяешься, а вокруг эти мрази. То же валяются. Кто в отключке, кто стонет, да криком заходится. Жестко ты их. Но правильно. Пусть боятся.

– Как бы чего хуже теперь не вышло.

– А куда хуже? Так бы они Болтлю замочили, да и тебя в расход пустить собирались. Поэтому либо ты их, либо они тебя.

Тут вернулась Мия, которая задержалась за дверью и слушала наш разговор. Передала мне воды и я жадно напился, хорошо.

– Я пошла завтрак готовить, так что подходите, нечего тут сидеть.

– А Кано можно двигаться? – уточнил Волчонок.

– Можно, – ответил я за девочку.

Та кивнула и вышла. Что же, посмотрим, что сегодняшний день принесет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю