290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Обманувший смерть (СИ) » Текст книги (страница 7)
Обманувший смерть (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:30

Текст книги "Обманувший смерть (СИ)"


Автор книги: Роман Романович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 20 страниц)

– Как ты это сделал? – спросила она первым делом, когда уселась к себе в кресло.

– Трудолюбие и удача?

– Смешно, – маска лица осталась серьезной. – Ты маг?

– Эм… Нет.

– Понятно. Значит, супер.

– Что супер? Я, конечно, хорош, не спорю, но…

– Супер, в смысле ущербный, обделенный, изгой, сверх, называй, как хочешь.

Так супер это не в смысле классный, а что-то другое? Блин… Вот это я встрял. Кто такие суперы?!

– Ты и правда дикий, – хмурится Тётушка, – Неужели никогда не слышал про суперов? И при этом сам не маг? Те да, суперов не любят, иначе как ущербными не называют. Складывается впечатление, что ты не знаешь элементарных вещей и это странно.

Будь не ладна обрывочная память, что досталась от тела. Я каждую ночь видел красочные сны из прошлой жизни мальчика, но хоть бы один факт и конкретное знание оттуда выдернуть. Хрен там.

– Чего молчишь? Так мы с тобой не договоримся. Или думаешь, что молодец, раз груду плодов притащил? Не, молодец, конечно. Будет чем детей накормить, но и проблем это изрядно прибавит. Так что говори. Если хочешь здесь оставаться, то придется открыться. Не бойся, я никому не скажу. Хотя ты так действуешь, что скоро о твоих способностях каждая собака знать будет.

Пока Тётушка говорила, я несколько раз отругал себя, за то, что решил выпендриться. Плодов принесу, отношения налажу, молодец, блин. Подставился, идиот. Кто такие супер? Почему их не любят маги? Вспомнилось, что Болтля Тётушку тоже супером называл. Теперь его слова заиграли совсем в ином свете.

– А ты тоже супер? – спросил я прямо, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию.

– Так да, из этого тайны нет.

– Что у вас за способность?

– Хочешь откровенность на откровенность? Я могу воздействовать на жидкость. Усиливать отдельные свойства. Способность небольшая, но позволяет копеечку зарабатывать.

Охренеть. Усиливать свойство жидкости? Это что за магия такая?

– Я чувствую энергию, – признался я, потому что дальше тянуть с молчанием было нельзя. Конкретно в этой ситуации прямо сейчас риска не вижу. Наоборот, смогу протестировать реакцию на такое умение. Насколько сильно оно удивит? А вот дальше… Тётушка может кому-то и рассказать другому, а может нет.

– Хм… И как это связано с плодами? – удивления я не увидел, скорее желание разобраться.

– В них тоже энергия есть. Так и замечаю.

– Интересно… А ну, скажи, есть ли что-то в этих комнатах, что можешь почувствовать?

– Есть, – указал я на левую дверь.

– Угадал, там моя лаборатория.

– Это не гадание. Как бы я нашел столько плодов?

– Мало ли… Ладно, способность полезная, но… Тебе надо понимать, как тут всё устроено. Ты ведь в курсе, что мои мальчишки не единственные? Знаешь про другие группы?

– Их две. Банда Сизого и Олега. С последним у нас конфликт.

– Банда… Хах, малолетние придурки, что любят подраться. Но речь не об этом. Ты знаком с таким понятием, как ограниченный ресурс?

Я-то знаком был, поэтому кивнул. А вот женщина, то, что она выражается именно такими формулировками, добавила ещё один кирпичик в пользу теории, что дама не так проста, как кажется. Наверняка у неё есть хорошее образование. Либо она очень талантливая самоучка.

– Как думаешь, плодов вокруг Пасти много? – последовал второй вопрос.

– Не знаю. Я пока не очень представляю размеры Пасти и территории, где растут плоды.

– Не представляешь… Оно и видно. Так вот, территория, конечно, не самая маленькая, но плоды встречаются не так часто. Ты сходил сегодня удачно, в прошлые разы тоже. Представь, что так будет каждый день. А ещё представь, что остальным, как ты сказал, бандам, – выплюнула она это слово, – тоже нужно что-то собрать. Очень нужно. Что будет?

– Быстро наступит дефицит.

– Именно. Вас будут видеть с богатой добычей. Остальные мальчишки будут оставаться ни с чем. К тому же, вы их два раза избили. К чему это приведет?

– К нарастанию конфликта.

– И снова ты прав.

– Что предлагаешь? Быть скромнее и не мешать другим зарабатывать?

– Хороший вопрос… Жадность и осторожность, чему отдать предпочтение, как думаешь?

– Думаю, что мальчишки ходят в дрянной одежде, питаются убого, да и перспективы будущего у них так себе.

– Много ты понимаешь, – зло сощурила глаза Тётушка.

– В чем я не прав?

– В том, что их альтернативы гораздо хуже. Думаешь, им есть куда идти?

– Не думаю. Но и назвать их условия райскими трудно.

– А ты многим детям в своей жизни помог? Заботился хоть о ком-то?

Как много мне ей тогда хотелось сказать. Она не убивала и не умирала ради своих. Видимо, что-то в моих глазах отразилось. Напряжение наэлектризовало воздух между нами, а потоки энергии внутри меня ускорили свой бег. Тётушка же откинулась на спинку стула и задумчиво уставилась на меня.

– Странный. Очень странный ты. Умный, драться умеешь, голова на плечах. Точно аристо. Но что же здесь делает золотой мальчик? Ладно, захочешь, расскажешь. Но вернемся к вопросу. Твои предложения?

– Нет у меня предложений. Я слишком мало знаю об окружающем мире, чтобы принимать решения. У меня есть способность. Её можно использовать, чтобы заработать. Может ещё есть какие-то варианты заработка. Придумаю – скажу. Но и сидеть без дела, пока жизнь проходит мимо – это проигрышная стратегия.

– Как говоришь складно, любо дорого смотреть. Насчет заработать – есть у меня идея. Пойдем.

Передо мной открылась святая святых – лаборатория. Просторная комната, есть два окна-бойницы. Туда и маленький ребенок не пролезет, но над каждым висели мощные металлически жалюзи. Да и сама дверь сюда была как танковая. К вопросу безопасности местные относились серьезно, это я уже понял.

Ожидал я увидеть нечто среднее между хай-тек лабораторией и домиком ведьмы, с котлами и сушеными хвостами девственниц. Но сегодня был день облома ожиданий. У стены широкий стол, на нем десяток другой колб, с краю конфорка, какие-то инструменты, листы бумаги и… Всё.

– Держи. – протянула она мне две колбы, – Что скажешь?

– В этой концентрация энергии больше, а вот здесь меньше, но она чище.

– Так, а вот про вот эти расскажи.

Следующий час Тётушка показывала всё, что у неё нашлось в запасах. Потом добрались и до принесенных плодов. Каждый их них она попросила отсортировать по объёму и чистоте энергии, что я и сделал. После чего было показано таинство зельеварение. Процесс меня не впечатлил.

– По твоим глазам складывается ощущение, что я тут должна отплясывать и взывать к богам. – хмыкнула она, наблюдая за мной.

– Ну… Я ожидал чего-то большего.

– Я же Супер. Нужно подготовить жидкость, здесь помогают базовые знания химии и опыт работы с добычей, что растет рядом с Пастью. А потом… Смотри, интересно, что заметишь.

Я заметил. Сначала женщина брала плод и выдавливала из него все соки. После разбавляла водой, где-то два к одному. Взбалтывала и… Плод, как я говорил, содержал в себе энергию. Её же сила, чем бы она не была, структурировала эту энергию, придавала ей форму. Что я и описал Тётушке.

– Очень интересно, очень. Может и придумаю, как это использовать, – задумчиво пробормотала она. – На сегодня можешь быть свободен. Завтра пообщаемся с тобой.

– Как скажешь. Но что насчет плодов? Собирать или быть скромнее?

– Надо подумать. Завтра вы отдыхаете, я как раз за день обдумаю ситуацию.

– Хорошо. У меня вопрос. А можно взять книги почитать?

– Хм…

Задумчиво она простояла минут пять. Вот реально, я даже мысленно отсчитывал секунды, с любопытством наблюдая, когда же она отвиснет. Наконец, этот чудный момент настал и Тётушка, явно скрипя сердце, ответила:

– Бери. Только аккуратно! А то до конца дней не расплатишься! Может, хоть твой пример сподвигнет оболтусов полюбить чтение.

Последние слова она пробормотала себе под нос, уже отвернувшись, но я расслышал. После чего вышел из лаборатории, прикрыл за собой дверь и побежал грабить сокровищницу. Потому что, что может быть ценнее знаний, если у тебя жесткий информационный дефицит?

***

В дверь раздался стук. Вежливый.

– Чего тебе?

Я точно знал, что это Волчонок. А ещё видел, что остальные мальчишки стоят в коридоре. Чего-то хотят. Определить, кто есть кто – элементарно. Постоянно тренируя чувствительность, я научился различать энергетики жильцов квартиры.

– Э, Кано… Как насчет тренировки? – спросил Волчонок, робко заглядывая в комнату.

– Ты уверен?

– Да. Только тут одно дело… Можешь и других ребят потренировать?

– Хм… А ты уверен?

– Я – да. Они вроде как тоже.

– А уверен, что они справятся?

– Не знаю.

– Чего тогда просишь за них?

– А… – замялся мальчик, – Как иначе?

– Легко. Это ведь ты просишь, значит, это твоя репутация, так? Если они облажаются, а ты за них просил, то, как это будет выглядеть?

– Не очень. – нахмурился мальчик.

– Именно. Поэтому я ещё раз спрашиваю, ты уверен?

– Да, – твердо ответил маленький вожак маленькой стаи.

Если честно, то думал, что он сначала убежит разбираться с мальчишками. Но нет. Верит в них. Уважаю. Надеюсь, они услышали наш разговор, дверь то открыта и сделают выводы.

– Тогда пойдем. Но тренировать сам их будешь. Покажешь, что мы делали в первый раз и прогонишь их через это.

– А я справлюсь?

– Так я рядом буду. Знаешь, как проще всего самому обучиться и разобраться в вопросе?

– Как?

– Попробовать объяснить это кому-то. Заодно я посмотрю, как ты тему усвоил.

– Эх, – обреченно вздохнул мальчик и задумчивый вышел из комнаты.

Я же отложил книгу и отправился следом. Книги… Библиотеку Тётушки я обшарил вдоль и поперек, в тот момент стеснение оставило меня. Главное, что здесь нашлось – учебники, тадам, для начальной и старшей школы. Первое, что взял, это учебник по истории для седьмого класса. Надо же было с чего-то начинать. Следующим шла на очереди книжка по географии, руки так и чесались её пролистать, но удержался, чтобы вкусить сей труд медленно и основательно. Ещё нашлись книги по химии, биологии, математике, складывалось ощущение, что попал к школьному учителю. Если точные науки меня не интересовало, то вот социальные – ещё как.

Из библиотеки я вышел часа через три и столкнулся с проблемой света. Он здесь был, но… В урезанном виде. Большую часть времени сидели в полумраке, зажигая огни только во время общих трапез. Удалось выпросить у ребят светильник, работающий на батарейках обычных, им и пользовался. Можно и на улицу было выйти, но там зарядил дождь и разрушил планы. Видимо кончился, раз мальчики позвали на тренировку.

Так и оказалось. Поднялся следом за ними и обнаружил лужи. Но ничего, легкая сырость и прохладный ветерок настоящему воину не помеха.

– Ну что, парни, хотите стать сильными? Тогда повторяйте за Волчонком, он уже знает, что делать, – бодро обратился я к компашке, что встретила меня любопытными глазами.

Так началась первая совместная тренировка.

Глава 8. Окружающий мир и новые конфликты

– Кано, ты отсортировал зелья?

– Да, Тётушка.

– Молодец, тогда переходим ко второму этапу, – сказала та, подходя к первой из сотни мензурок.

С момента нашего с ней разговора прошло две недели. Относительно спокойные, но насыщенные в плане продвижения в понимание окружающего мира.

Сейчас я стоял рядом с женщиной и наблюдал, как та запускает повторную трансформацию зелья. С гордостью могу сказать, что это была моя идея. Ну ладно, наша совместная. Моя часть – анализ рынка сбыта, её – способности и ответы на десятки вопросов, что я задавал. А началось всё с того, что Тётушка на следующий день позвала меня к себе и попросила оценить качество зелий, которые наготовила за остаток дня и утро.

– Я не могу сказать, какое из них качественнее. Но могу описать, какое чище и лучше структурировано. Это разные параметры, если что.

– Это и будет отвечать за качество. – уверенно сказала она.

Лично я к этому отнесся скептически, понимая, что надо проводить анализы и испытания. Вздернутую бровь заметили, последовал вопрос, чем я недоволен, возражение было озвучено и… Меня подвергли жестоким истязаниям. Шучу. Тётушка сделала отдельную партию из десятка зелий, задача которых была заживлять раны. Буквально целебная вода. После чего на моих руках сделала надрезы и смазала две одинаковые ранки. Левую – тем зельем, которое было предположительно менее качественным. Правую – наилучшим образцом. Слова Тётушка подтвердились. Ранка на правой руке зажила в три раза быстрее.

– Теперь доволен?

– Ага. А что хочешь с этим делать? Продавать по разным ценам в зависимости от качестве?

– Почему бы и нет? Если ты обнаружишь особо удачные составы, то можно цены и в два раза повысить.

– А что делать с теми, у кого состав так себе? Отдавать в пол цены? Или их можно пустить в повторную обработку?

– В повторную нет. Обычно какая-то муть выходит. Не всегда, но слишком часто, чтобы продукт переводить.

– От чего это зависит? – не сдавался я, понимая, что если решить эту проблему, то можно значительно сократить издержки.

– Не знаю, – ответила женщина.

– Хм… Как насчет провести серию экспериментов? Для начала можно сравнить, что будет, если смешать два зелья? С разным или одинаковым качеством.

– А это идея, – загорелись её глаза.

После этого каждый день, по паре часов в среднем, занимались тем, что составляли новые комбинации зелий. Точнее, составляла Тётушка, а я всего лишь сортировал. Идея, на удивление, выгорела с первого раза. Если отобрать зелья максимального качества и чистоты, то они охотно сочетались. А это что? А это решало главную проблему.

Ремесло Тётушки было до безобразия простым. Есть умение супера, которое может неизвестным способом преобразовать жидкость и наделить её одним свойством. Так думала сама женщина. Пока я не изучил этот процесс воочию и не заметил, что преобразуется не сама жидкость, а энергия из плодов. Или, если быть совсем точным, то именно энергия выступала катализатором. Без плодов, просто воду Тётушка могла тоже изменить, но эффект был столь мал, что терял смысл.

Вопрос же, что я ей задал, после того, как обнаружил сей момент: что будет, если энергии окажется больше? Тут же открылось, что если налить больше сока плодов, которые и выступали концентратом энергии, то хватало на то, чтобы либо создать более ярко выраженный эффект, либо создать два более слабых эффекта. Пошли дальше и обнаружили, что можно совмещать. Одно зелье с одним эффектом смешивается с зельем со вторым эффектом и получается составное лекарство. При условии, что чистота высокая.

Это открыло простор для того, чтобы делать более крутые и полезные лекарства. А вот дальше начиналась работа Тётушки. У неё нашелся десяток книг по медицине, в которые я не лазил, в них она и зарылась, в поисках ответов на вопросы, какие именно наборы эффектов нужны, чтобы лечить те или иные болезни. Понаблюдав некоторое время за тем, как она штудирует учебники, подкинул ей идею, что лучше ответы искать не в книгах в первую очередь, а у людей. Смотреть, чем больше всего болеют её клиенты, а уже под это подбирать средства.

– А ты умен, – только и сказала она.

Я же на это тихо усмехнулся про себя. Мой род был обеспечен более чем хорошо. Основой всегда являлось боевое направление, но прошли те времена, когда можно было позволить себе жизнь тупого воина, которого интересуют лишь сражения. Поэтому частью моего обучения, перед тем, как допустили к семейным компаниям, первым шагом было получение соответствующего бизнес образования, а вторым – создание своего бизнеса, достаточного по масштабу, чтобы доказать – могу, умею и не разорю семейные компании.

Так что я более чем разбирался в вопросе продвижения продукта, формирования услуг, спросе и предложение. Как сейчас помню, чему учили: можно сделать свой продукт и продвигать его, а можно посмотреть, что нужно людям и сделать продукт под это. Оба способа рабочие, но имеют свою специфику. Тётушка пыталась идти первым путем, но это требует больше сил на продвижение и нужно быть очень уверенным в том, что продукт классный. Но ёмаё, эта женщина жила на окраине, а её сотрудники – беспризорные дети, которых она подобрала на улице. Ей не нужны были высокие материи. Поэтому акцент нужно делать на самых простых вещах, что будут понятны народу. Как говорится, сделай то, что облегчит человеческую боль и люди к тебе потянутся.

Мысль здравая, поэтому я и сам попытался найти ответ на вопрос, что такого можно придумать. Подсказка нашлась, когда во второй раз отправились на рынок. На обратном пути я увидел автобус с большой надписью на боку:

«ОрловСтрой»

– Что это? – спросил я у рядом идущего Болтли.

– Да рабочих с завода везут, – ответил он коротко и больше ничего не сказал.

Пришлось с вопросом идти к Тётушке, и она дала пояснений чуть больше, но недостаточно.

– Да, это работников с завода привезли. Что за завод? Со строительством связанный. Не знаю подробностей. У нас тут многие там работают, но я как-то не интересовалась. Принадлежит он роду Орловых, поэтому и ОрловСтрой.

– А это один завод или у вас их тут много?

– Так хватает. Всё же у нас город крупный.

За эти две недели я проштудировал те учебники, что нашлись у Тётушки. Вопросов только прибавилось. Во-первых, учебник по географии оказался… Общая карта там была, я узнал, что материки по большей части совпадают очертаниями с моим миром, что отдельный интригующий вопрос, намекающий не на разные миры, а на разные отражения одного и того же мира. Но вот остальное… Карта стран здесь принципиально иная, не как в моем мире.

Первое, что бросилось в глаза – это земли, обозначенные чьей-то фамилией. Я таких штук пятьдесят насчитал по всей карте. Причем территории у владельцев фамилий имелись как внушительные, куда и пара городов могла войти, так и скромные, но всё равно отмеченные на карте. Но самое интересное, что на каждой такой территории отмечена Пасть. Да не простая, а именная. Золотая, черная, тысячи костей – как их только не называли. Получается, Пасти в этом мире дело обыденное и некоторые из них особенно известны. Наша Пасть отмечена на карте не была, получается, она обычная? Понять бы ещё, в чем эта обычность выражается. Обычные страны тоже имелись. Но не все знакомые названия я нашел, некоторые отсутствовали. А те, что присутствовали – в большинстве своём имели совсем другую территорию.

Во-вторых, в учебниках по истории в основном шли описания, как одни рода бодались с другими родами, как они объединялись в кланы и так далее. Краткий рассказ, кто и в какие годы каким образом и против кого развлекался. Пока читал, складывалось ощущение, что учебник прошел жесткую цензуру, потому что какие-то рода выставлялись чуть ли не всемирным злом, а другие наоборот, выглядели как доблестные рыцари света.

В книгах я ответы на вопросы не нашел, зато узнал кое-что ценное, когда обратился к Тётушке с вопросом, а есть ли ещё учебники почитать. Вопрос глупый и опасный, но не удержался. Женщина посмотрела на меня странно, а потом выдала:

– Так это же учебники. Их сложно достать.

– Сложно?

– Ты и это не знаешь? Складывается ощущение, что тебя держали в золотой клетке, но это не похоже на твой характер. – проговорила она задумчиво, – Пожалуй, развею твою наивность. В школах учатся дети исключительно тех, кто работает на род, корпорацию или государство, и кто сам подписался служить им оставшуюся жизнь. Книги, как понимаешь, тоже только им достаются. Остальным достать их крайне сложно. У меня они есть, потому что я сама работала учительницей, пока… Пока не оказалась здесь.

Вот так поворот. Образование для избранных? Всё так плохо? Я и так вызвал новую серию подозрений в свою сторону, по, пожалуй, следующий вопрос будет в рамках образа золотого мальчика, который мало знает о мире.

– И что, другие в школы не ходят?

– Другие – это те, кто не принадлежит кому-то? Либо роду, либо корпорации, либо государству. Остальные – нет. Причем ты не можешь попасть куда-то с улицы. Поэтому я и занимаюсь ребятней, чтобы дать им хоть какие-то шансы. Нет, не на образование, а на то, чтобы найти приличную работу, вместо того, чтобы сгинуть в банде или на панели.

– Какие у них есть варианты, чтобы устроиться?

– Немного. Обслуживающий персонал в основном. Ну или на завод, где будешь делать самую черновую работу. Зато у их детей будет шанс получить образование, а следовательно пробиться в жизни.

– И что, много людей не подписывают контракт?

– Достаточно. Не всех берут ещё, – горько хмыкнула Тётушка

Тот разговор заставил задуматься, в какой мир я попал. Как-то мой мне нравится больше. Логика то у местных есть. Любому серьезному образованию требуются люди. Проблема может решаться за счет свободного рынка кадров. Когда человек потенциально может устроиться в любую компанию. Потенциально – это если заинтересует. Для чего надо получать образование, развивать навыки и повышать свою профессиональную ценность. В мире, где есть свобода выбора, тебе дают бесплатное базовое образование, а дальше ты можешь выбрать вуз, да и дополнительно обучиться почти любым навыкам, благо в мире интернета, я имею в виду сейчас свой прошлый мир, и засилья обучающих программ, это сделать не сложно. Если есть выбор, то достаточно приложить усилия, чтобы построить любую судьбу на выбор. Да, ограничений хватает, как внутренних, типа мозгов, воли, упорства и прочих личных качеств, так и условно внешних, типа денег, то есть покупательной способности. Но как здесь с этим дела обстоят? Если хочешь устроиться в жизни, то, что дальше? Родители засовывают тебя в школу, ты подписываешь контракт, а дальше как? Всю жизнь обязан работать на… Хозяина? А если компания разорится, тебя уволят или работы не будет, то, как быть? Или здесь все настолько круты, что планируют и, что самое важное, воплощают планы сразу на сто лет вперед?

Вопиющее невежество в понимании социальных реалий не помешало наводящими вопросами узнать, что за контингент обитает в ближайших домах и районах. Выяснилось, что как раз самые обычные работники, пашущие на тяжелой работе. Что закономерно приводило к типичным «профессиональным болячкам». Таким как боли в спине или проблемы с легкими. Под это я и предложил Тётушке делать лекарства, раз уж здесь хватает соответствующей целевой аудитории.

Была ещё мысль лечить народ от последствий алкоголизма, потому что к гадалке не ходи, в здешних кругах должны любить выпивать. Что я не раз видел, как те или иные лица распивают спиртные напитки. Но как-то решил эту идею отложить. А то вдруг ещё больше пить начнут.

Результаты от нашей взаимной работы с Тётушкой появились через неделю. Внезапно увеличился спрос, наработанные запасы были распроданы и… Это привело к тому, что теперь я сам ходил к Пасти, чтобы набрать припасов.

– А как же экономика и конфликт с другими группами? – спросил я женщину, после того, как она дала разрешение на увеличение добычи.

– Сейчас осень начинается. Нужно собрать денег, чтобы оплачивать тепло, да и купить много чего надо. Так что… Старайся быть аккуратным, а там посмотрим, что будет.

Про тепло я тоже узнал. Внутри дома оказался общий котел, который надо было чем-то топить. Центральное отопление присутствовало, но стоило гораздо дороже. Если хочешь жить нормально, то изволь работать на какой-то род. Будешь полезным сотрудником, поселят в хорошее жилье. Хорошее – это безопасное и удаленное от Пасти, где будет и отопление, и прочие достижения цивилизации. А вот здесь, для одиночек, которые выживают, как могут – приходилось выкручиваться, так что мотив Тётушки был понятен.

Но это было через неделю. Которую я провел максимально продуктивно. Тренировки, ещё раз тренировки и по новой традиции – сидение на территории Пасти. Не скажу, что достиг больших высот, мне бы ещё месяца два-три, чтобы чувствовать себя уверенно, но и сейчас уже кое-что могу.

Уж не знаю, что за родословная у прошлого хозяина тела и как именно его готовили, но мнение о слабых физических кондициях я изменил. Парня явно как-то тренировали. Допускаю, что не только физически, но и как-то магически, потому что энергетика развивалась подозрительно быстро. Особенно, если подпитывать её. Что я и делал регулярно.

К концу первой недели я добился того, что смог с помощью техник ускорять восстановление и заживление. Ран, шишек, ушибов, отбитых костяшек, всего того, что сопутствует фанатичным тренировкам. Следующий шаг – укрепление тела, но на него уйдет минимум месяц. Ещё месяц, чтобы освоить самые простые ударные техники, такие как выпускание энергии. Я это и сейчас могу, но самый минимум. Мальчишек других бить да, можно, им и этого хватает, а вот что-то серьезное – убьюсь. Взорву себе руку или просто выжгу все каналы в ней. Так что месяца два в текущем темпе и это минимум.

Волчонок проявил характер и занимался со мной. Смотрел насколько я неистов и пытался соответствовать. Давалось ему это с трудом, но в нем проснулся фанатик, уж не знаю, с чем это связано. Так что честь ему и хватала.

Да и остальные… Нет, они ожидаемо попытались откосить, когда поняли, чего попросили, но Волчонок нашел аргументы. Не зря я ему внушение делал про репутацию и ответственность. К тренировкам на крыше добавились пробежки. Что вывели противостояние с вражескими мальчишками на новый уровень. Дело в том, что за первую неделю они нас так и не смогли поймать. Подросшая выносливость ребятни, улучшившееся питание, кое-какие секреты по скрытному перемещению. Раз уж я взялся учиться, то делал это на совесть, превращая тренировки в игру. Правда, один раз вызвал гнев Тётушки, когда привел в её дом перемазанную в грязи детвору. Это мы так маскировку изучали. Диверсанты юные, хех… Когда я один ходил, то чужие мальчишки и вовсе пропускали меня, даже если в десяти шагах от них сидел.

Если бы они остыли и отстали, если бы… Но нет. Как-то прознали, что я бегаю днем по кварталу и попробовали устроить засаду. Которую я почувствовал за шестьдесят метров, что было моим новым уровнем предельной дистанции. Почувствовал, ну и ломанулся от них. Устроил тест, кто окажется выносливее. Мальчишки проиграли. Правда, я немного сжульничал, забежав на территорию Пасти и набрав энергии, но кто об этом знает? На войне все средства хороши.

За две недели меня попытались словить шесть раз. Упорные ребята. Это превратилось почти в игру. Они бежали, кричали разные нехорошие слова, я им отвечал взаимностью, комментируя, что они слабаки. Но не скажу, что ребята были тупые. Пытались устраивать ловушки, загонять, кидать в меня камни и палки, но каждый раз удавалось вырваться.

То, что это не игра, мне донесли жестко и доходчиво.

После очередной тренировки, я спустился вниз и столкнулся нос к носу с Бегунком. У того под глазом наливался синяк, нос шел кровью и парень выглядел изрядно потрепанным.

– Кано! – крикнул он мне, хромая к дому.

– Что случилось? – напрягся я.

– Болтля! Его поймали?

– Кто? – напряжение достигло предела, а внутри поселилось чувство тревоги.

– Банда Олега и Сизого. Они вместе объединились и когда мы с Болтлей шли, то напали. Меня избили, а его забрали и сказали, что если ты не придешь к Пасти, то убьют его.

– Где именно они ждать будут?

– За ближайшим домом, как мы ходим.

Сознание переключилось в боевой режим, просчитывая ситуацию. Как поймали ребят? Да легко. Они ведь не сидят безвылазно дома, а куда-то ходят. Идиот. Моя ошибка. Думал, что вызываю агрессию на себя, что это всего лишь дети и дальше потасовок не дойдет. Смеялся над ними. Точно идиот.

– Они все в сборе?

– Да. И ещё… Их кто-то избил.

– Избил?

– Да, их главный весь в синяках, они очень злые были.

– А есть идеи, кто это мог быть?

– Только если Олег. Он жестокий человек.

– Хорошо, иди в дом. Пусть тебе помогут. За мной не ходите. Я решу вопрос.

– Ты уверен? Надо Волчонка позвать, чтобы ты один не ходил.

– Нет. Иди домой и остальных не пускай. Обещаешь?

– Ну…

– Обещай! – надавил я на пацана, – Без обид, но вы только помешаете.

– Хорошо, – выдавил он.

Больше я ждать не стал и сорвался с места. Надеюсь, наработанного авторитета хватит, чтобы остальные не кинулись за мной.

Свернул с привычного маршрута и забрал в сторону. Соваться в лоб – не настолько я дурак. Сначала нужно разведать обстановку, а там решим, что и как. Вот же шпана, заложника решили взять.

Мой род, в силу специфики умений, привлекали для разных операций. Я участвовал и в обезвреживание террористов. В таких делах способность поглощать урон как никогда хороша. Прорваться невредимым, да под ускорением, владения необходимыми навыками… Бывало, что и заложников освобождал. Чего я только не видел и это наложило отпечаток на мою душу. Женщины, дети… Когда один человек берет другого в плен, чтобы воплотить свои цели, это… В общем, не любил я террористов. Видел, сколько боли и страданий они могут принести.

Так что ребятки зря взяли в плен Болтлю. Этим они меня только разозлили.

Двадцать минут и я сижу в кустах, отслеживая, наблюдает ли кто-то за этой стороной. Готов спорить, что наблюдатели будут. Обязаны быть. Девять мальчишек Олега, шесть мальчишек Сизого. Итого пятнадцать.

Как бы я не злился, но голову не терял, понимал, что в случае неудачи и случайности они могут забить меня толпой. Достаточно повалить и… Не так я крут. Гораздо сильнее, чем две недели назад, но стоит вспомнить, что тогда я был ослабленным после ранения, чужой магии и инициации, то становится понятно, что это гораздо – очень относительно.

Поэтому скрыть эмоции, для них настанет свой час. А сейчас… Чувства обострились и я ползком двинулся через кусты, направляясь в предполагаемое место сходки.

Забрался в один из домов, дальше на крышу, а оттуда увидел компанию мелких уголовников. И то, что увидел – выбивалось из привычной картины мира.

Вместо пятнадцати человек – всего лишь десять. Пригляделся и сделал вывод, что остались самые крупные. У каждого в руке какое-то оружие, начиная от дубинок и продолжая ножами. Где мелкотня? Я всех по лицам давно успел запомнить. Если их нет с остальными, значит сидят где-то в засаде. Но не ловушку же устраивать хотят? Значит, их цель предупредить.

Но это была меньшая странность. Ключевая проблема – вокруг пацанов клубилось дыхание. Обходя их строго по кругу. Как? Почему? Просто так к ним не пробиться. Получается, нужно будет подойти, и они… А что они? Пропустят? Или как это будет? Не похоже, что случайно застряли, да и ровный круг, по которому движется туман, выглядит подозрительно искусственным.

За последующие десять минут, вычислил сидящих в засаде. Это не сложно, когда ты сверху, наблюдаешь с крыши и хорошо знаешь все укрытия в округе. Тем более, мальчишки любезно высовывались. Прикинул, к кому удобнее будет направиться, просчитал маршрут и отправился в путь.

Ещё пятнадцать минут и я зависаю за спиной мальчишки, который аккуратно выглядывает из-за угла дома. Меня высматривает. То же мне, шпион доморощенный.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю