290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Обманувший смерть (СИ) » Текст книги (страница 6)
Обманувший смерть (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 14:30

Текст книги "Обманувший смерть (СИ)"


Автор книги: Роман Романович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 20 страниц)

– Что ты тут делаешь?

От вопроса я вздрогнул. Так увлекся, монотонно отсчитывая удары, что не заметил, как на крышу зашел Волчонок.

– Стену бью, – ответил я очевидное.

– Чем она тебе не угодила?

– Да вот, решил проверить, кто из нас крепче.

– И кто победил? – хмыкнул мальчик.

– Ну… – осмотрел я свои кулаки, по которым текла кровь, – Пока ничья, но я не сдаюсь!

– Кано, а ты можешь меня научить чему-нибудь? – последовал внезапный вопрос.

– Эм… Чему? – удивился я.

– Ты же умеешь драться. Не говори, что нет. Я видел!

– Допустим, немного умею, и?

– Можешь научить? – глаза мальчика горели и, кажется, он так просто не отстанет.

– Умеешь отжиматься?

– Это как?

Мда… Плохо дело. Я показал, как именно отжимаются. Сделал десять раз, после чего встал и махнул Волчонку рукой.

– Повтори максимум раз, который сможешь.

– Зачем?

– Ты хочешь, чтобы я тебя чему-то научил?

– Хочу! – уверенно заявил он.

– Тогда правило первое. Если я что-то говорю, сначала делаешь. Вопросы все потом. Если согласен, то вперед. Если нет… Стена заждалась меня.

– Хм…

Мальчик напрягся. Понимаю его. Если он привык быть главным в их маленькой стаи, то подчиняться другому ему неприятно. Одно дело слушаться Тётушку, которая взрослая и кормит их, а другое дело слушаться такого же пацана, как и он, который, к тому же, здесь чуть больше недели. Я поэтому и поставил вопрос жестко, чтобы он сразу определился. Готов слушаться или нет? Если да, то это будет ещё одни маленьким шагом по его вербовке.

Зачем вербовать, спрашивается, какого-то беспризорника? Как говорил дед, – всегда используй те ресурсы, что тебе доступны.

Волчонок гордыню смог унять и молча упал, после чего отжался тридцать шесть раз.

– Неплохо, – прокомментировал я, – А теперь давай приседания.

– Зачем?

Вздернутая бровь вместо ответа и мальчик повторяет за мной приседания. Сорок пять раз.

– Что чувствуешь? – спрашиваю его.

– Руки и ноги горят, дыхание сбилось.

– Да, это нормально. Давай повтори. Твоё первое задание – когда станет тяжело, продолжить. Когда захочется бросить всё – продолжить. И продолжать до тех пор, пока не свалишься.

Проверка номер два. Насколько хватит его решимости? В нашем роду уделялось особое внимание развитию волевого аспекта. Мозг штука хитрая, часто кажется, что нет сил задолго до того, как силы по-настоящему кончились. Как проверить? Легко. Когда отжимаешься и силы действительно кончаются, то падаешь лицом об пол. Ударился? Значит, возможно, подошел к пределу. Мягко опустился? Значит, у тебя ещё оставались силы, чтобы поберечь себя.

Дед, да и остальные тренера рода, знали много способов, где можно превзойти свой предел. Отжимания – самое простое. Бег с препятствиями, круговые бои, когда ты один против пары десятков противников, что бьются с тобой по очереди, без перерыва… Причем драться они будут вне зависимости от того, устал ты или нет. Единственное, что остановит круг – ты отключишься. Жестко? Да. Зато потом осознаешь, насколько больше ты можешь.

Цель у этого не только физическое развитие, но и психологическое. Когда принимаешь энергию, тот объем, что можешь усвоить, во многом зависит от мышления. Сомневаешься? Кажется, что не сможешь? Думаешь, что энергии слишком много? Тогда ты труп. Дома на спарринге это простительно, а в бою?

Схему легко понять умом, но, повторюсь, мозг штука не только ленивая, но и упрямая. А инерция сознания – так вообще, ужас. Можно тысячу раз сказать, что ты способен остановить собственным телом пулю, но человек внутри не поверит. А вот если его перед этим сотню раз избить, когда ему, чтобы выжить и избежать боли, хочешь не хочешь, придется выходить за грань возможного… Вот здесь границы сознания и расширяются.

Почему тогда воины моего рода не становились неуязвимыми воинами? Жизнь – это не сказка. Есть ещё и физические ограничения. Мышление – основа. А вот навыки и развитость энергосистемы – техническое обеспечение этой основы. Проще говоря, без многих лет тренировок, веря в себя безгранично, ты не сможешь остановить пулю. Но и если будешь тренироваться годами, при этом не веря – тоже не сможешь. Вот такой парадокс.

Я прогнал Волчонка через семь подходов. В итоге он и правда свалился. Последний раз пришлось его заставлять, он попытался огрызнуться, но… Я был готов, а он запыхался, как ишак, так что получил болезненный тычок в ребра и продолжил тренировку.

– Ты молодец. Я смогу тебя чему-то научить, если ты и правда, готов заниматься. Теперь можешь задавать вопросы.

– Зачем? – выдавил он из себя одно слово, тяжело дыша.

– Хороший вопрос. Что же… Слушай.

Следующие полчаса я читал ему лекцию. Про развитие мышц, про волю, про свои ограничения, про важность регулярности. Волчонок слушал очень внимательно. Будь иначе, я бы не вдавался в подробные объясняя. Одним из принципов моего рода было – если ученик задает вопрос, ему нужно дать исчерпывающий ответ, да ещё и нагрузить заданием, чтобы он сам поискал информацию.

Поэтому каждый раз, когда я спрашивал что-то у деда или отца, то мог получить лекцию от пяти минут до пары часов. А потом ещё и недельное задание на чтение десятка книг, с последующей сдачей экзамена. Стоит ли говорить, что при таком подходе ты сто раз подумаешь, перед тем, как что-то спросить и сначала сам поищешь ответы?

– А драться когда будем учиться? – спросил Волчонок в итоге.

– У тебя остались силы?

– Немного… – мне показалось или его голос дрогнул? Знал бы ты парень, к кому попал. Я был одним из тренеров у себя в роду и парочку учеников подготовил… Хех… Так что и тебя загоняю, если не сбежишь.

– Тогда поднимайся. Покажу базовые стойки.

– А зачем? Всё-всё, молчу, – пошел он резко на попятную, когда я нахмурился.

Так мы и занимались ещё с час. Показал ему, в чем важность стойки, объяснил про устойчивость и дал задание. Под конец Волчонок был выжат, как лимон и вопросов больше не задал. На этом я закончил, мы помылись, и спустились вниз.

Посмотрим, придет ли снова с желанием продолжать, юный ученик. Или сбежит?

***

Мой род был более чем обеспеченным. Но по типу деятельности я бывал в разных частях мира, в том числе в разных его экономических прослойках. Начиная от дворцов и особняков аристократии, продолжая последними трущобами.

Рынки бывают разные. На них я тоже насмотрелся в своё время. Есть современные, где всё чисто и уютно. Есть житейские, где хоть и не так красиво, зато можно найти самые вкусные овощи или мясо в городе. Есть бедные, где тусуется всякий сброд, продаются подделки, проворачиваются темные делишки и люди борются за выживание доступными способами. Поэтому было интересно взглянуть, какой рынок окажется здесь. По нему можно будет многое сказать о том месте, куда я попал.

Идти собирались все мальчики и Тётушка. Девочек оставили в доме.

– Ты с нами? – спросила женщина меня, на что я активно закивал.

– Плохо. Не боишься, что тебя узнают?

– Хм… Варианты?

– Остаться дома тебя не устраивает?

– Нет.

– Тогда нужно тебя изменить. Для начала спрятать волосы, а то они слишком шикарные, словно ты девица.

Это была правда. Грива у меня имелась что надо и отсутствие шампуня на ней пока не сказалось. Я нашел в доме зеркало и смог себя рассмотреть в подробностях. До этого видел мальчика, бывшего владельца оккупированного тела, через наведенные образы, но это было не то. Зеркало искал, чтобы изучить себя нового. Не того парня, а именно себя в новом теле. Кажется, что ерунда… Но я всё ещё воспринимал себя диссоциировано от тела, считал его чужим, а не своим. Это могло привести к проблемам в будущем, вплоть до потери связи с реальностью. Сойду с ума и что тогда?

Внимательно рассмотрел себя в зеркало, ощупал и постарался привыкнуть, что отныне буду видеть совсем иное отражение. Права была Тётушка. Я слишком выделялся на фоне мальчишек. Более чистый, кожа гладкая, черты лица правильные. Волосы те же… Если мальчишки поголовно носили короткие стрижки, то у меня нашлась копна густых, и черных, как уголь, волос. К этому ещё добавлялись глаза, тоже близкие к черному цвету… Что выглядело инородно и слегка жутковато. Стоит ли говорить, что такая внешность, да на фоне мальчишек – крайне приметна. Если меня кто-то ищет, то…

– Есть бандана или чем волосы закрыть? – спросил я Тётушки.

– Найдется. Мия, принеси ему, наверху есть. – обратилась она к девушке, а потом снова ко мне повернулась, – Если что, то ты новенький в моей команде. Будут задавать вопросы – лучше молчи или переводи стрелки на меня.

– Хорошо.

Вместо банданы нашелся платок, хорошо, что серого цвета. Его я и повязал, скрыв волосы. Выгляжу, как сбежавший из цирка пират, но куда деваться. Я бы и лицо закрыл, но это привлечет внимания ещё больше.

Вышли из дома. Тётушка впереди, по случаю выхода из дома принарядилась. Вместо хламиды вещей, юбка, кофта, сверху куртка. Отметил, что так она лет на десять моложе выглядит. Раньше бы дал ей пятьдесят, а сейчас сорок. Следом за ней Волчонок шел, потом меня поставили. Остальные за нами гуськом.

Пока шли, я обратился во внимание. Удалялись мы строго в противоположную сторону от Пасти. Сначала шли привычные и уже виденные дома. Но в следующем районе обстановка изменилась. Дома чуть красивее, да покрепче. Попадались высотки. Первые пять этажей – окон нет, гладкая стена. А вот выше – пожалуйста. От какой бы напасти здесь не скрываются, высоко забираться она не умеет.

Что можно сказать о местных районах? Бедность. Вот самое подходящее слово. Но с каждым пройденным километром дышать словно легче становилось. Попадалось всё больше автомобилей, пусть и дешевые, явно развалюхи, но они были. Я видел десятки людей, какие-то магазинчики, парикмахерскую даже заметил! Детские площадки полуразваленные, алкаши, что собирались на них и пили прямо днем… Я бы сказал, что это типичный район из разряда неблагополучных, что находится на окраинах и куда стекаются все те, у кого с деньгами плохо по жизни.

До рынка было топать с час. И если не знать, что он здесь, то никогда бы не нашел. Располагался местный финансовый центр прямиком в доме-крепости. Здоровенное здание по здешним меркам, в десять этажей, что шло кругом. Внутри площадь достаточная, чтобы скрыть несколько сотен людей, часть из которых продавала товар, а часть покупала.

Туда мы и направились. Арок не было, зато открыт один из подъездов, через который и проскочили. Тяжелые двери, которыми можно и от танкового обстрела защищаться воспринял философски. Видимо, здесь это норма.

Сразу за подъездом, с другой стороны, нас встретил гвалт и шум. Кто был на рынке, знает, что это за шум. На удивление здесь нашлось много народу, гораздо больше, чем я видел за последние две недели.

Пока Тётушка целенаправленно обходила один прилавок за другим, я тщательно запоминал, что здесь имеется. Первым делом направились к продуктовой части, где закупили нормально так жратвы. Овощи, немного фруктов, настоящее мясо! Да это праздник какой-то намечается. Сладостей Тётушка тоже взяла и я сделал вывод, что мы и правда хорошую добычу взяли, раз такая щедрость. Или она просто хотела порадовать детей, которые рискуют собой? А может разнообразить их рацион, ведь никто не отменял потребность детских организмов в питательных вещах. Речь не про сладости, а в целом про разнообразие покупок.

В итоге набрали пять больших пакетов, которые и распредели между мальчиками. Мне же не досталось.

– А ты следи, чтобы никто не украл и детей не обидел, раз такой шустрый, – сказала мне Тётушка.

Следующее место – женщина зашла в пару каких-то лавок, где набрала неизвестно что. Отправилась она туда одна и вышла с небольшим кульком. Потом взяли пару теплых одеял, две теплые куртки, десяток комплектов нижнего белья мужского и на этом всё. Покупки были закончены.

Из интересного лично для себя я здесь особо ничего не увидел. Типичный рынок. Еда, одежда, всякая хрень. Исключение – книжный прилавок, где нашлось чтиво развлекательного характера. А как иначе воспринимать обложку, где дама прижимается к мужику брутального вида? Если бы там лежали учебники, я бы заинтересовался, а так – ерунда.

Вроде узнал что-то новое, понял, в какую дыру попал, но как заработать денег и устроиться по жизни ответов не получил. Возвращался обратно в задумчивом и грустном состояние.

***

– Мия, на тебе готовка. Сладкое есть только после ужина! – в голосе Тётушки звучала нешуточная строгость, – Волчонок, бери соль и пройдись, ты знаешь, что делать.

Как пришли, началась привычная суета. Девочки разобрали пакеты, попрятали куда-то упаковки с крупами и остальным, да принялись готовить. Волчонок же взял внушительный мешок с солью и отправился наружу. Я увязался за ним, потому что было интересно, что он собирается делать.

– Помощь нужна? – спросил его.

– Не особо… Но держи мешок, а я рассыпать буду.

– Хорошо. А зачем соль нужна?

– Как зачем? Чтобы отпугнуть.

– Тех, кто приходит ночью? – предположил я.

– Ага, – кивнул мальчишка. На его лицо набежала тень.

– А ты их когда-то видел?

– Нет, конечно, ты что, – возмутился он, – Те, кто их видят – быстро умирают.

– От чего?

– Кано, ты какой-то совсем дикий, прав Болтля. Приходящие их того, сжирают.

– Прям берут и сжирают?

– Сам процесс я не видел, но да. Говорят, что после такого остаются лужи крови, да часть костей. Косточки они тоже любят, большинство съедают, – попытался мальчишка сделать пугающее лицо.

– И часто они приходят?

– Когда как. У нас – пару раз в месяц. Бывает и пять раз. Бывает ни одного. Бывает, что их сразу несколько придет, плохо тогда. Жертв много будет. Но чаще один бродит.

– А их можно победить?

– Конечно. Иногда полноценные маги, владельцы этих земель, идут к Пасти и устраивают охоту. Особенно, если Приходящий задерживается.

– Задерживается?

– Слушай, ты что, маленький? Никогда не поверю, что ты ничего не знаешь о Приходящих. О них же все знают.

– Мне рассказывали, но я никогда не верил.

– Пфф… Не верил он. Ничего, сегодня поверишь. Посмотрим, как ты один у себя в комнатке будешь лежать и дрожать от страха. – захихикал мальчишка.

Пока болтали, он вышел из дома и насыпал полоску соли вокруг двери. Потом отправился к той стене, за которой скрывалась квартира и вдоль неё тоже сыпанул. Следом – отправился на крышу, где посыпал перед спуском вниз. Ну и напоследок рядом с нашей дверью. Там больше всего насыпал, целую горку.

– И что, соль помогает?

– Не знаю, – пожал он плечами, – Если Приходящий тебя почуял, то соль его не остановит.

– А зачем тогда?

– Знаешь, с Приходящими все способы хороши. Дел на пять минут, а жизнь может спасти. Так чего бы не расстараться?

Трудно не согласиться с логикой парня.

Ужин вышел от души. Мясо… Как много смысла в этом слове. Особенно, если у тебя молодое тело, что подвергается физическим нагрузкам. Да ещё и овощи. В этот момент, пока уплетал за обе щеки, был готов боготворить Тётушку за пир.

Дети шутили, смеялись, играли. Потом были сладости, пир продолжился. Но в какой-то момент всё изменилось. Настроение резко упала. На лице каждого я видел тревогу.

– Расходимся. Постарайтесь уснуть, – сказала Тётушка и ушла к себе наверх.

Через пять минут все разошлись. Я тоже оказался у себя в комнате, не понимая, чего ждать и откуда такая паника.

Первый час ворочался, а потом успокоился. Как-то же здесь живут люди? Выживают. Я в укрепленном месте, а значит можно расслабиться. Что и сделал, уснув.

А потом резко проснулся. Это было сродни выныриванию из воды. Бессознательное вопило об опасности. Сработали инстинкты. Что-то происходило.

Я замер и обратился вслух. Прощупывал пространство вокруг себя на всех уровнях.

И нашел того, кто был ответственным за жгучее чувство тревоги. Это… Существо находилось прямо за стеной. Нас с ним разделяло несколько десятков сантиметров кирпичной кладки.

Ранее я говорил, что дыхание Пасти было концентратом грязи? Я ошибался. Нечто, что стояло на улице – было воплощением чужеродности. Я невольно сжался, сердце бешено стучало, а внутри билась только одна мысль – нужно бежать отсюда.

Глава 7. Экономика на пальцах

Меня сотрясала крупная дрожь. Готов поклясться, что слышал, как тварь скребет кирпич. В прошлой жизни видал разное дерьмо. Кровь, кишки, сотни смертей, но это… Что-то за гранью. Чужеродное, противоестественное миру, грязное…

Одновременно было жутко и тошнило. Словно искупался в самых злющих нечистотах.

Паника длилась секунд десять, а потом я приказал себе успокоиться. Сердце замедлило ритм, дыхание выровнялось, а я обратился вслух. Раз уж представилась возможность, то нужно изучать опасность.

Но существо, будто ему надоело, взяло и исчезло. Я ещё долго лежал, приложив руку к стене, пытаясь ощутить хоть что-то, но… Тварь ушла и больше не возвращалась.

На утро каждый из жильцов радовался и искрился. Понятно, почему они вчера ходили напряженные, а сегодня сверкают, как начищенный сервиз. Я тоже испытывал нешуточное облегчение, пережив этот ужас. Но вот что это было? Кто бы объяснил?

По случаю празднования нового дня, Тётушка напекла блинов. Я удивился этому блюду, ещё больше поразила вытащенная откуда-то из закромов банка меда, литров на пять. Дети смеялись, шутили, дурачились, женщина улыбалась. Но это тот смех, что следствие выходящего напряжения. Ещё одна темная ночь позади, смерть прошла мимо. Права Тётушка, она тут часто бывает.

Любой праздник кончается, закончился и этот. Выпустили нас на улицу, когда солнце забралось высоко. Ещё один нюанс, что можно заметить, если быть внимательным. Дыхание и Те, кто приходят ночью не любят свет. Вопрос в том, насколько сильна эта нелюбовь. Смертельна или на уровне легкой досады?

– Когда мы теперь пойдем за добычей? – уточнил я у Волчонка.

– Завтра. Сегодня опасно.

После ночной встречи походы за плодами выглядели иначе. Зловещие и опасные, с риском нарваться на неизвестное чудовище, как у мальчишек хватает смелости? Это я и спросил.

– А вы не боитесь там встретить Тех, кто приходит ночью?

– Боимся, – серьезно ответил мальчик.

– А были случаи?

– Были.

– И…?

– Удалось сбежать, заметили существо издалека.

– Как оно выглядит?

– Лучше тебе не знать, – Волчонок выглядел необычайно внушительно и я решил оставить его в покое. Но тот остановил меня и спросил.

– Как насчет тренировки?

– А ты нормально себя чувствуешь?

– Болит всё, – признался он.

– Тогда лучше отдохнуть.

– Я выдержу.

– Как знаешь… Покажу тебе кое-что новое.

Поднялись на крышу, тщательно размялись, чтобы разогреть мышцы, и, когда Волчонок перестал кряхтеть от боли, перешли к растяжкам. Через десять минут парень сто раз пожалел, что попросился на тренировку. Матерился, ругался, но вопросы не задавал. А когда закончили, прочитал ему ещё одну лекцию на тему гибкости и её развития.

Он ушел отдыхать, а я устроил полноценную тренировку для себя. После темной ночи хотелось ещё быстрее наработать форму. А то, как спать-то спокойно?

***

Пара дней прошла тихо. На следующее утро отправились за добычей и собрали богатый урожай плодов, тридцать штук, рекорд. Ещё и на крабов успели поохотиться. Стычек избежали, увидели соперников заранее и свалили раньше, чем те добрались до нас. Выходили часов в шесть, возвращались к девяти, прямо к завтраку. После Тётушка занималась с детьми, я тоже слушал и до вечера каждый был предоставлен сам себе.

В этот день Волчонок не пришел заниматься, я видел, как он весь день ходил, словно деревянный, так что отнесся с пониманием. Предоставленное свободное время я, вот неожиданность, потратил на тренировки.

Следующий день – копия предыдущего. Единственное, мне надоело сидеть на крыше, и я решился на риск. Если забрести туда, где полно энергии, то можно ускорить процесс развития. Говорить никому не стал. Меня бы одного не пустили. Я спрашивал, почему дети ходят рано утром. Днем нарваться риск гораздо больше. Причем не только на чужих детей, но и на взрослых. Что те там делают – никто не объяснил.

Сам я встреч не особо боялся. Далеко мне заходить не надо, достаточно спрятаться в ближайших кустах и сидеть медитировать. Заодно потренирую чувствительность. Часа два вполне хватит. Если встречу кого, то просто убегу или в засаде отсижусь. Может и лишний риск, но и сидеть здесь пару лет, пока наработаю силушку – как-то не хочется. А так смогу в несколько раз ускориться. Когда с мальчишками бегаешь – это одно. Какие там медитации, делом заниматься надо. Если один буду… То другое. Получится развить свои специфические умения.

Обдумав за и против, я проскочил незамеченным со двора, что легко сделать, если чувствуешь, кто и где находится. После чего рванул в сторону Пасти. Добрался легко, никого не встретил. Протестировал, как изменилась энергия и содержание грязи. Вчера энергия была совсем чистая, сегодня на каплю грязнее, так что можно предположить, что грязь копится, а потом… Что? Мало данных. Может ночные кошмары выходят, может дыхание набирает силу.

За пару часов переделал свои дела, никого так и обнаружив. Если кто-то тут и ходил, то вдалеке от меня. Решил, что раз уж пришел, то надо поработать над сокращением долга Тётушке и отправился искать плоды. Заодно тренировку на чувствительность продолжил. Дистанция выросла ещё на пару метров, но этого мало, хочу больше.

С собой по счастливой случайности нашелся пакет. Ну как случайности… Я заранее планировал что-нибудь собрать, поэтому озаботился. Проблем, куда складывать добычу не возникло. Когда добыл семнадцатый плод, для чего пришлось углубиться значительно дальше, чем заходили с ребятами, то наконец увидел здесь людей.

Всё это время я двигался максимально аккуратно, на открытые участки старался не выходить и отрабатывал то, чему меня так долго учили в роду. Даже без своих прежних способностей я хорошо знаю, что такое скрытность. Мужчину в темном балахоне, что шел вдоль одного здания – заметил заранее. А вот заметил он меня – ставлю на то, что нет.

Выждал минут пять, убедился, что другие люди здесь отсутствуют, и двинулся в противоположную от незнакомца сторону.

Обед, к сожалению, я пропустил, зато добыл сорок плодов. Это четырех дневная норма. Есть чем гордиться. Когда стучался в дверь, думал, что Тётушка обрадуется, но реальность разбила мои надежды. Не то, чтобы мне нужна её похвала, скорее хорошее отношение для реализации следующего этапа плана. Были задумки, что делать, но сначала нужно закрепиться в этом месте. Для чего я и собирал добычу. Плоды – это бонусные деньги, плюс налаживание отношений с Тётушкой. Но женщина вместо радости встретила меня хмуро. И когда я ей показал добычу и её количество, от чего стоящие за её спиной мальчики вздохнули и вытаращили глаза, вместо одобрения, она строгим голосом предложила пройти к ней в кабинет.

Блин, я взрослый мужик, а чувствую себя ребенком. Ладно, вру. Изображаю из себя испуганного ребенка, а так внутри то плевать. Не этой женщине меня пугать.

***


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю