332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Роберт Лоуренс Стайн » Маска одержимости » Текст книги (страница 1)
Маска одержимости
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 16:27

Текст книги "Маска одержимости"


Автор книги: Роберт Лоуренс Стайн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Роберт Лоуренс Стайн
Маска одержимости

1

– Кем ты будешь на Хэллоуин? – спросила Сабрина Мейсон, водя вилкой по ярко-желтым макаронам.

Карли Бет Калдуэл вздохнула и покачала головой. От света ламп под потолком школьной столовой ее каштановые волосы блестели.

– Не знаю. Может, ведьмой.

У Сабрины от удивления даже рот приоткрылся:

– Ведьмой? Кто? Ты?

– А почему бы нет? – бросила Карли Бет, пристально посмотрев на подругу.

– Да мне казалось, ты ведьм как огня боишься. – Подняв вилку с макаронами, Сабрина начала жевать. – По-моему, эти макароны делают из резины, – жалобно протянула она, старательно жуя. – Пора самой готовить ленч.

– Вовсе я не боюсь ведьм! – сердито ответила Карли Бет, сверкнув глазами. – Ты считаешь меня пугливой овцой, так что ли?

Сабрина усмехнулась.

Резким движением головы она покрутила пучок своих черных волос, стянутых на затылке в конский хвостик:

– Эй, Карли Бет, не вздумай есть эти макароны. Это же гадость. – Она протянула руку к вилке с макаронами, которые Карли Бет собиралась отправить в рот.

– Но я хочу есть! – возмутилась Карли Бет. В столовой было людно и шумно. За соседним столиком мальчишки-пятиклассники катали недопитый пакет с молоком. А Чак Грин сделал шар из красного фруктового желе и отправил всю эту липкую кашу целиком и рог.

– Фу! – произнесла Карли Бет, гадливо сморщив носик. Потом снова повернулась к Сабрине: – Вовсе я не овца, которая боится собственной тени. Просто все уматываются надо мной и…

– Карли Бет, а как насчет прошлой недели? У меня? – Сабрина надорвала пакетик чипсов и протянула его своей подруге.

– Ты говоришьоб этой истории с призраком? спросила, нахмурясь, Карли Бет. – Это было так глупо.

– Но ты поверила, – промычала Сабрина с набитым ртом. – Ты же поверила, что у меня на чердаке живет привидение. Посмотрела бы на себя, когда потолок заскрипел, и мы услышали, что там кто-то ходит.

– Это подло, – с негодованием вскрикнула Карли Бет, закатив глаза.

– А когда ты услышала, как кто-то спускается по лестнице, ты стала белее мела и завизжала как резаная, – продолжала Сабрина. – А это были Чак и Стив.

– Но ты же знаешь, что я боюсь привидений, – вспыхнув до корней волос, возмутилась Карли Бет.

– А также змей, насекомых, громких звуков, темноты и… ведьм! – выложила Сабрина.

– Ты-то что смеешься, – надулась Карли Бет, оттолкнув свой поднос. – Не могу понять, почему каждый, кому ни лень, считает своим долгом потешаться надо мной? Даже ты, моя лучшая подруга.

– Прости меня, Карли Бет, – искренне извинилась Сабрина. Перегнувшись через стол, она положила ладонь на руку Карли Бет. – Просто тебя так легко напугать. Это такой соблазн. Ладно. Хочешь еще чипсов? – И она протянула пакет.

– Как бы я тебя не напугала в один прекрасный день, – пригрозила ей Карли Бет.

Сабрина рассмеялась:

– Дудки!

Карли Бет продолжала дуться. Ей было одиннадцать лет, но круглое личико и маленький нос картошкой (который она просто ненавидела) делали ее еще более юной на вид.

Сабрина же, напротив, выглядела старше своего возраста. Высокая, смуглая, с большими черными глазами. Прямые, черные, как смоль, волосы она завязывала на затылке хвостиком. Все, кто видел их вдвоем, думали, что Сабрине лет двенадцать-тринадцать.

На самом деле Карли Бет была на месяц старше сноси подруги.

– А может, я и не буду ведьмой, – задумчиво проговорила Карли Бет, положив подбородок на ладони. – Вот возьму и сделаюсь отвратительным монстром с вылезшими из орбит глазами и зеленой слизью, текущей по лицу и…

От внезапного грохота она вскрикнула.

Она даже не сразу сообразила, что это всего лишь звон упавшего подноса.

Обернувшись, она увидела красного как рак Гейба Мозера, собирающего с пола свой ленч. В столовой засвистели, заулюлюкали и зааплодировали.

Карли Бет сжалась на своем стуле. Ей было стыдно, что вскрикнула.

Она немного пришла в себя, и в это время чьи-то крепкие руки схватили ее сзади за плечи.

Крик Карли Бет еще долго висел в воздухе под потолком столовой.


2

За соседним столом раздался возглас:

– Привет, Стив!

Она оглянулась. У нее за спиной стоял ее приятель Стив Босуэл. С коварной ухмылкой на лице.

– А вот и мы! – Он легонько хлопнул ее по плечу.

Потом отодвинул стул рядом с Карли Бет и сел. Его закадычный дружок Чак Грин бросил на стол свой рюкзак и плюхнулся на стул рядом с Сабриной.

Стив и Чак были до того похожи, что их можно было принять за братьев. Оба высокие и худые, с карими глазами и лукавыми ухмылками. Прямые каштановые волосы обычно спрятаны под бейсбольными шапочками. И одеты всегда одинаково: в выцветшие голубые джинсы и темные тенниски с длинными рукавами.

И оба любили пугать Карли Бет. Вечно вынашивали коварные планы, как напугать и что бы такое придумать, чтобы та подпрыгнула до потолка и завопила не своим голосом. Хлебом не корми, а дай застать врасплох. Такое вытворяют!

Сколько раз она давала себе зарок, что больше никогда-никогда не попадется на их дурацкие штучки.

И каждый раз все снова повторялось.

Карли Бет всегда грозилась отплатить им той же монетой. Но придумать что-нибудь путное не удавалось.

А вообще-то они были друзьями… Чак потянулся за остатками чипсов в пакете Сабрины. Она без злости хлопнула его по руке:

– Не суй лапу, куда не след!

Стив протянул Карли Бет что-то завернутое в фольгу:

– Хочешь сандвич? Я сыт.

Карли Бет подозрительно оглядела протянутый сандвич:

– С чем? Просто умираю от голода.

– С индейкой. Хочешь? Только она слишком сухая. Про майонез мама забыла.

– Конечно, буду. Спасибо! – воскликнула Карли Бет. Взяв сандвич, она развернула его и откусила большой кусок.

Она начала жевать.

Гм. Что-то странное на вкус. Жесткое и кисловатое.

И тут она заметила, что Стив и Чак уж больно подозрительно смотрят на нее. И опять эти вечные улыбочки.

Карли Бет перестала жевать.

Чак со Стивом покатывались со смеху. Сабрина смотрела, не понимая, в чем дело.

Карли Бет замычала и выплюнула на салфетку непрожеванный кусок.

Сковырнув верхний кусок хлеба, она обнаружила на куске индейки… большого коричневого червя.

– Ой! – воскликнула она, закрыв лицо руками.

Вся столовая грохнула. Все уматывались.

– Я… я съела червяка. Меня сейчас вывернет! – простонала Карли Бет. Она вскочила из-за стола и гневно посмотрела на Стива. – Как ты мог? Это… это уже не смешно. Это… это…

– Да это не настоящий червяк, – с трудом, давясь от смеха, проговорил Стив.

– Не настоящий? – Карли Бет с недоумением смотрела на то, что она только что жевала. Еще немного и ей станет плохо.

– Да, не настоящий. Резиновый. Погляди сама, – сказал Стив.

Карли Бет заколебалась. Со всех столов пересмеивались, показывая на нее пальцем.

– Да давай же. Он не настоящий. Возьми его, не бойся, – подбивал ее Стив.

Карли Бет осторожно двумя пальчиками с отвращением подняла с сандвича коричневого червя. Он был теплый и скользкий.

– Попробуешь еще? – смеясь бросил Стив.

Настоящий! Живой червяк!

С пронзительным воплем Карли Бет швырнула червяка в Стива, который чуть со стула не упал от смеха, с грохотом отбросила стул и, зажав рот рукой, выбежала вон из столонов.

Я съела червяка, стучало у нее в голове. Я чувствую его вкус! У меня во рту вкус этой гадости! Ну, подождите, твердила на бегу Карли Бет, я вам отомщу.

Вы еще пожалеете. Я вам за все отплачу! Вылетев из двустворчатых дверей, она ринулась в туалет, подгоняемая дружным смехом.


3

Когда кончился последний урок, Карли Бет вышла из класса в коридор, не желая ни с кем разговаривать. За спиной она слышала перешептывание.

Она знала, что вся школа смеется над ней.

Карли Бет съела на обед живого червяка.

Карли Бет – отъявленная трусиха.

Карли Бет собственной тени боится.

Карли Бет напугает всякий, кому ни лень.

Чак и Стив выкопали настоящего дождевого червяка и сунули его в сандвич. А Карли Бет возьми да откуси сандвич.

Что за дура!

Карли Бет, не останавливаясь, бежала до самого дома. Все три квартала. И с каждым шагом в ней росло возмущение.

Как они посмели так поступить? И это мои друзья?

Почему они вбили себе в голову, что надо мной можно потешаться и вечно запугивать? Тяжело дыша, она вбежала в дом:

– Есть кто дома? – Она остановилась в передней и, держась за перила, пыталась перевести дыхание.

– Эй, Карли Бет, что-нибудь случилось? – тут же раздался голос миссис Калдуэл из кухни.

– Я бежала всю дорогу, мама, – проговорила она, снимая синюю куртку.

– Да в чем дело? – спросила миссис Калдуэл.

– Просто так захотелось, – с надутым видом бросила Карли Бет.

Мама взяла у нее куртку и повесила в стенной шкаф в передней, потом подошла к дочери и ласково погладила ее по мягким каштановым волосам.

– И откуда у тебя такие прямые волосы? – Она всегда так говорила.

Мы совсем не похожи на мать и дочь, подумала Карли Бет. Мама высокая, крепко сложенная, с копной курчавых медно-рыжих волос и живыми серо-зелеными глазами. Очень энергичная, подвижная как ртуть, никогда не стоит на месте, говорит скороговоркой, под стать своим быстрым движениям.

Сегодня на ней запачканный краской серый свитер и черные колготки из лайкры.

– Чем ты расстроена? – спросила миссис Калдуэл. – Хочешь, поговорим?

Карли Бет отрицательно покачала головой:

– Нет, ничего.

Ей вовсе не хотелось рассказывать матери, что она стала посмешищем всей средней школы Уолнат-авеню.

– Подойди, я хочу кое-что показать тебе, – сказала миссис Калдуэл и повела Карли Бет в гостиную.

– Я… у меня не то настроение, мама, – неохотно следовала за ней Карли Бет. – Я просто… Но мама настаивала.

Карли Бет никогда не перечила матери. Да и как ей перечить? Та, как ураган, сметающий все на своем пути и увлекающий за собой.

Посмотри! – Миссис Калдуэл с улыбкой показывала на каминную доску.

Карли Бет проследила за взглядом матери и вскрикнула от изумления:

– Это… это голова!

– И не какая-нибудь голова… Да подойди и взгляни поближе!

Карли Бет сделала несколько шагов, не отрывая взгляда от каминной полки:

Она не сразу узнала эти прямые каштановые волосы, карие глаза, маленький носик лепешкой, круглые щеки.

– Это же я!

– Именно! Один к одному! – с торжеством проговорила миссис Калдуэл. – Я только из мастерской в музее. Сегодня закончила ее. Как тебе?

Карли Бет взяла в руки голову с камина и стала внимательно ее разглядывать.

– Это вылитая я, мама. Правда. Из чего она?

– Из гипса. Ты с ней осторожней. Она очень хрупкая. Она ведь внутри полая, понимаешь?

Голова была перед самыми глазами Карли Бет, и она рассматривала сама себя.

– Странно как-то, – пробормотала она.

– Ты хочешь сказать, что я славно поработала? – спросила миссис Калдуэл тоном, не требующим возражения.

– Просто какое-то странное чувство, – ответила Карли Бет. Она заставила себя отвести глаза от своего двойника и краем глаза заметила, как улыбка исчезла с губ матери.

Миссис Калдуэл явно расстроилась:

– Тебе не понравилось?

– Да что ты, мама. Конечно, понравилось. Замечательная работа, – быстро проговорила Карли Бет. – Только… зачем ты ее сделала?

– Потому что я люблю тебя, – коротко ответила миссис Калдуэл. – Почему же еще? Честно говоря, Карли Бет, я не ожидала такой реакции. Я так много над этой скульптурой работала и полагала…

– Прости, мама. Мне она очень нравится. Правда, – горячо проговорила Карли Бет. – Просто, это так неожиданно. И сходство невероятное. Просто… просто у меня сегодня трудный день, вот и все.

Карли Бет еще раз задумчиво посмотрела на мамино произведение. На нее смотрели карие глаза – ее, Карли Бет, карие глаза. И каштановые волосы блестели в льющемся из окна потоке света. Как настоящие.

Она улыбнулась мне, подумала Карли Бет. У нее даже рот открылся.

Я видела! Я видела улыбку!

Нет. Это просто игра света.

Это же гипсовая голова и только, напомнила она себе.

Ты снова испугалась, Карли Бет? Мало тебе сегодняшней истории?

– Спасибо, мама, – смущенно сказала она, отводя глаза от скульптуры. – Две головы лучше, чем одна, правда ведь? – добавила она, пытаясь улыбнуться.

– Верно, – радостно согласилась миссис Калдуэл. – Да кстати, Карли Бет, твой костюм утки готов. Я положила его на твою кровать.

– Костюм утки?

– Ты что, забыла. Весь из перьев. Такой, какой мы видели в торговом центре, – напомнила миссис Калдуэл, осторожно ставя скульптурную голову на каминную полку. – Ты еще сказала, что это забавный наряд на X)ллоуин. Вот я и сделала…

«Неужели мне и в самом деле хотелось вырядиться глупой уткой на Хэллоуин?» – пыталась вспомнить Карли Бет. Но чтобы не обидеть мать, сказала:

– Ах да! Пойду наверх, посмотрю. Спасибо, мама.

Этот утиный костюм совсем выскочил из головы Карли Бет. Нет уж, в этот Хэллоуин мне не хочется быть миленькой простушкой, подумала она, поднимаясь по лестнице в свою комнату.

На днях в витрине магазинчика, открывшегося в нескольких кварталах от школы, она видела жутковатые маски и всякую всячину для вечеринок и праздников. Еще подумалось: «Пожалуй, одна из масок мне подошла бы».

А теперь придется вырядиться в пух и перо. Это нечестно. Зачем мама слушает все, что она ей ни брякнет.

Подумаешь, ей понравился костюм утки в магазине! Разве это значит, что на Хэллоуин ей непременно надо быть в нем? И чтобы каждый встречный ей крякал вслед и потешался! Дудки!

Карли Бет остановилась перед дверью в свою комнату. Дверь была плотно закрыта. Хотя Карли Бет никогда ее не закрывала.

Она прислушалась.

Ей показалось, что по ту сторону двери кто-то дышит.

Кто-то или что-то. Дыхание стало явственнее. Карли Бет прижалась ухом к двери. Что там такое у нее в комнате? Был только один способ узнать это. Карли Бет распахнула дверь. И завопила пронзительным голосом.


4

– КВАААААК!

С диким криком на Карли Бет напала огромная белая утка. Утка сбила ее с ног и повалила на пол. Глаза у нее так и горели.

Карли Бет от изумления отскочила назад.

– КВААААААК! КВАААААААК! Первое, что пронеслось у нее в голове и от чего она внутренне содрогнулась, было: «Костюм ожил!»

Но тут она поняла, что к чему. Пытаясь сбросить с себя огромную утку, она крикнула:

– Ноа, отвали!

Белые перья щекотали нос.

– Эй, щекотно! Она чихнула.

– КВАААААК!

– Ноа, кому говорят? – крикнула она еще раз своему восьмилетнему брату. – Кто разрешил тебе надевать мой костюм? Он – мой!

– Да я только примерил, – ответил Ноа, глядя на нее сквозь утиную маску из белых и желтых перьев своими пронзительно голубыми глазами. – Напугал?

– Ни капельки! – соврала Карли Бет. – А теперь вставай! Ты тяжелый.

Но тот не пошевелился.

– С какой стати ты вечно напяливаешь на себя все мое? – сердито спросила он. – И почему ты возомнил, что можешь пугать меня?

– А как тут удержаться, если ты орешь как резаная, стоит мне сказать «Бууу!»

– Вставай. Да вставай же!

Он еще пару раз крякнул, изображая утку, и поднялся на ноги.

– А можно мне этот костюм? Классная штука.

Карл и Бет нахмурилась и покачала головой:

– Ты меня засыпал перьями. Слишком ты горяч.

– Горяч? Это в каком смысле?

Он снял маску. Его светлые волосы прилипли к разгоряченному лбу.

– А в том, что ты будешь лысой уткой! – объяснила Карл и Бет.

– Подумаешь… Дай поносить, – стал просить ее брат, рассматривая маску. – Мне это идет, правда?

– Ну, не знаю, – ответила Карли Бет – Я подумаю.

– В комнате зазвенел звонок.

– Исчезни! Ясно? Лети на юг на зимовку. Давай! – бросила Карли Бет брату и поспешила к телефону.

Подбегая к столу, она заметила, что вся кровать засыпана утиными перьями. Этот костюм не доживет до Хэллоуина, мелькнуло у нее в голове.

Она подняла трубку:

– Алло? А привет, Сабрина. Да. Все в порядке.

Сабрина звонила, чтобы напомнить Карли Бет о завтрашней школьной научной ярмарке. Им надо было закончить проект – модель Солнечной Системы из шариков пинг-понга.

– Заходи после обеда, – сказала Карли Бет. – Уже почти все готово. Надо только раскрасить. Мама обещала помочь нам отнести ее завтра утром в школу.

Они еще немного поболтали. Потом Карли Бет призналась Сабрине:

– Я вела себя как последняя идиотка. Сегодня во время ленча. Но с какой стати Стив и Чак вбили себе в голову, что могут позволить себе так издеваться надо мной?

– Наверно, потому что ты такая пугливая, Карли Бет.

– Пугливая?

– Ты готова кричать по каждому поводу, – сказала Сабрина. – Все пугаются. Но умеют сдерживаться. Ты же знаешь Чака и Стива. Они делают это не со злости. Просто им кажется это забавным.

– А я не думаю, что это забавно, – с горечью проговорила Карли Бет. – Больше не хочу быть пугливой вороной, которая куста боится. Вот увидишь. Больше меня не напугаешь и не заставишь кричать.

Все научные проекты выставили на сцене в актовом зале. Миссис Армбрустер, директор школы, И мистер Смит, преподаватель естествознания и науки, ходили от стенда к стенду и от объекта к объекту, рассматривая выставленное ребятами и записывая что-то в свои записные книжки.

Модель Солнечной Системы, сконструированная Карли Бет и Сабриной, довольно сносно пережила доставку в школу Немножко помялся Плутон, и девочки тщетно пытались выпрямить вмятину. Да не повезло Земле. Она соскочила с лески и, подпрыгивая, поскакала по полу. Но в целом, решили подруги, модель выглядит ничего.

Может, она не такая потрясающая, как проект Мартина Гудмана. Мартин собственноручно собрал компьютер из деталей. Но Мартин же гений. А, по мнению Карли Бет, судьи не ожидают, что здесь собрались только гении.

Карли Бет осмотрела всю выставку и нашла немало интересных проектов. Мэри Сью Чонг построила что-то вроде руки-робота; та могла поднимать чашку и махать зрителям. А Бриан Болдуин выставил несколько стеклянных бутылок, наполненных какой-то коричневатой жидкостью, и объявил это токсическими отходами.

Кто-то выставил результаты химического анализа городской водопроводной воды. А еще кто-то из учеников соорудил вулкан, который начал действовать, когда к нему приблизилось жюри.

– Наш проект скучноватый, – нервно прошептала Сабрина Карли Бет, не спуская глаз с двух экспертов, директора и учителя естествознания, ахающих и охающих перед самодельным компьютером Мартина Гудмана. – Подумаешь, раскрашенные шарики пинг-понга, эка невидаль.

– А мне нравится наш проект, – не сдавалась Карли Бет. – И мы серьезно поработали над ним, Сабрина.

– Это правда, – с досадой отмахнулась от нее Сабрина. – Но все равно, он не бог весть что.

Вулкан начал действовать, извергая какую-то красноватую массу. Судьям явно понравилось. Несколько учеников одобрительно зашумело.

– Вон, идут, – прошептала Карли Бет, сунув руки в карманы джинсов. Миссис Армбрустер и мистер Смит с приклеенными улыбками, подходили к ним.

Они остановились у своей модели, чтобы лучше разглядеть систему переключения лампочек и кристаллов.

И вдруг Карли Бет услышала за спиной возбужденный крик:

– Мой тарантул! Ой! Мой тарантул сбежал! Она узнала голос Стива.

– Где мой тарантул? – кричал он. Раздались испуганные возгласы. Кто-то засмеялся.

Меня не напугаешь, твердила про себя Карли Бет, чувствуя, как все оборвалось внутри.

Больше всего на свете она боялась тарантулов. Но сейчас она решила, что ни за что на свете не поддастся панике.

– Мой тарантул! Он убежал! – кричал Стив, и все в ужасе закричали.

Я не испугаюсь. Я не испугаюсь, твердила Карли Бет.

Но тут что-то ущипнуло ее за ногу и впилось в кожу.

И Карли Бет издала такой пронзительный вопль, что весь актовый зал содрогнулся.


5

Карли Бет закричала и стукнулась о «Солнечную Систему».

Она резко дернула ногой, пытаясь сбросить с нее тарантула. Пинг-понговые шарики заскакали по полу.

Она снова закричала.

– Снимите его с меня! Снимите!

– Карли Бет, остановись! – взмолилась Сабрина. – Ничего не случилось. Все в порядке!

Карли Бет не сразу сообразила, что все вокруг смеются. Сердце у нее бешено колотилось. Она резко обернулась и увидела, что на полу у ее ног на четвереньках стоит Стив.

Он сделал пальцами движение, будто что-то хватает.

– Обманули дурака на четыре кулака, – пропел он, ухмыляясь больше обычного.

– Ах, ты! – вскрикнула Карли Бет. Только теперь до нее дошло, что никакого тарантула не было. Это Стив ущипнул ее за ногу.

Подняв голову и посмотрев вокруг, она поняла, что все покатываются со смеха. Даже миссис Армбрустер и мистер Смит не удержались.

с возмущенным криком Карли Бет хотела пнуть Стива ногой. Но он увернулся. И она промахнулась.

– Помоги мне собрать планеты, – услышала она голос Сабрины.

Но сама Сабрина была где-то далеко-далеко. Единственное, что отчетливо слышала Карли Бет, это биение ее сердца и смех школьников со всех сторон. Стив поднялся с колен. Они с Чаком радостно смеялись и хлопали друг друга в ладоши.

– Карли Бет, да помоги мне, – с трудом доходил до нее жалобный голос Сабрины.

Но Карли Бет круто повернулась, спрыгнула со сцены и понеслась по темному проходу между стульев.

Я отплачу Стиву и Чаку, сердито думала она, стуча кроссовками по гулкому бетонному полу. Уж я их напугаю, так напугаю. Так напугаю, что будут долго помнить!

Но как?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю