290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отбор для чудовищ (СИ) » Текст книги (страница 1)
Отбор для чудовищ (СИ)
  • Текст добавлен: 16 сентября 2020, 06:30

Текст книги "Отбор для чудовищ (СИ)"


Автор книги: Полина Белова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Часть 1. Похищение.

Глава 1

Почему я должна в собственный выходной тащиться с коллективом на природу. Какой интерес? Мне за рабочую неделю общения со всеми более чем достаточно. Но у нашего начальника фишка: укреплять коллектив.

Еще и складывались все прилично на заказ автобуса и на провизию! Особенно мне «нравиться» сбрасываться на водку, я не пью, между прочим! Теперь целый день прийдется делать вид, как весело и приятно мы проводим время с коллегами. А я бы лучше дома, на кроватке, с кофе и с книжечкой…

Хорошо хоть Светка поехала, будет с кем поболтать. Она хотя бы моего возраста. В нашем отделе международных расчетов только мы с ней вдвоем младше тридцати и без семьи, остальные сотрудники намного старше.

Старенький автобус завез нас глубоко в лес и пристроился в тени, на обочине узкой лесной дороги. Водитель сразу слинял. Интересно, куда?

Коллектив стал энергично обустраиваться на ближайшей поляне. Нас со Светкой, как самых молодых, послали собирать сучья для будущего костра. А мы и рады смыться. Побрели неторопливо подальше от всех, не особо выбирая дорогу. Шли и с удовольствием обсуждали новенького симпатичного паренька, по нашим сведениям, неженатого, недавно устроившегося в производственный отдел компании.

Спохватились нескоро. Сообразили, что отошли далековато и уже было повернули, когда Светик заметила впереди странное сиреневатое свечение.

Любопытство не порок, а большое свинство. Наши любопытные рыльца двинулись на сиреневый свет. Поднялись на небольшой холм, который закрывал обзор, и внизу, на поляне, обнаружили блестящий серо-сиреневый цилиндр с конусообразным верхом.

Это сиреневое нечто было похоже на огромный патрон, в котором темнел открытый проем размером с дверь.

Мы со Светкой, по-прежнему стоя на холме, не сговариваясь, ближе не пошли. С интересом рассматривали обнаруженное чудо издали.

Вдруг, нас грубо схватили сзади, чуть приподняв за шиворот, и повели прямехонько к темнеющему проему цилиндра. Мы визжали, трепыхались, вырывались, но ногами вынужденно переступали в ведомом направлении.

Некто огромный впихнул нас в внутрь «патрона», что-то громко клацнуло и проем словно проглотил нас, закрываясь. Поначалу, подумала, что мы оказались в абсолютной темноте. И только сейчас я действительно испугалась. Наступил момент ужаса, от которого перехватило дыхание, и крик замер в горле. Появилось неясное ощущение движения вверх. Постепенно глаза привыкли и начали различать силуэты. Рядом темная кучка – явно Светка. А вот в шаге над нами стоял кто-то огромный – понятно, что это тот, который тащил.

– Здравствуйте! – тонко проблеяла я похитителю перепуганным голосом.

В ответ – тишина. Только Светка то ли хрюкнула, то всхлипнула и кучка поползла в мою сторону. Я предприняла еще одну попытку:

– Пожалуйста… Мы здесь с большим, очень-очень большим коллективом. Они уже ищут нас. Отпустите… Если Ваш сиреневый патрон тайна, мы никогда и никому… Можем расписку дать!

Громила молчит.

Светка, наконец, доползла до меня и крепко обхватила руками.

В полной тишине прошло еще несколько долгих минут. Я лихорадочно придумывала нужные слова, но ничего не приходило в голову, кроме «дяденька отпустите» и позорно хотелось плакать.

Тем временем, движение прекратилось и «патрон» внезапно резко открыл свою пасть. Едва я успела увидеть снаружи крошечное темное помещение, как сильные руки стоящего возле нас схватили и выбросили нас туда.

Дверь сразу захлопнулась. Мы со Светкой остались вдвоем и тут же со всех сторон повалил какой-то белый дым или пар. Мы бессмысленно заметались в тесном помещении, стуча по стенам, в надежде на выход. Светка нечленораздельно скулила, хватаясь за меня как утопающий. Я бы и сама за кого-нибудь ухватилась… Внезапно все прекратилось и открылся освещенный узкий проход. Нигде никого постороннего не было.

В этой комнате с паром было жутко и мы со Светкой поторопились выйти. Дверь в комнату громко защелкнулась за нашими спинами.

– Ксю-юша… Что происхо-о-одит? – противно заныла Светка, будто это я устроила.

– Может, мы случайно попали в зону каких-то военных экспериментов? Какую-нибудь сверхсекретную, закрытую. Вот нас сюда так неласково привели и заперли, чтобы не мешали, – неуверенно предположила я.

Постояв некоторое время в нерешительности, мы не придумали ничего лучше, чем двинуться вперед и осторожно обследовать помещение. В коридоре на гладких серых стенах были прямоугольные контуры, похожие на двери, но как они открывались, мы не знали. Трогали руками, шарили в поисках скрытых кнопок или нажимающихся панелей, и шли дальше.

Неожиданно, очередной такой контур действительно оказался дверью и она открылась при нажатии узкой панели сбоку, а за ней, внутри, были девочки!

Шестеро девушек сидели или лежали прямо на полу.

Мы кинулись к ним, а в это время дверь за нами стала медленно, мягко закрываться. Спохватившись, я было развернулась придержать ее, но услышала:

– Не стоит. Маринка в прошлый раз выскочила, когда новенькие пришли. Ходила по коридору, трогала все стены, а толку? Только сюда проход открывается. Она нам с той стороны открыла, мы тоже походили – походили, да и снова сюда вошли. Здесь вон туалет есть, хоть и странный. Там, за той маленькой дверкой. Мы уже давно тут сидим. Пить очень хочется. Маринка сюда первая, еще вчера попала. Это мы по ощущениям определили – раз один раз спали, значит одна ночь прошла. С тех пор – ни еды, ни воды.

Я огляделась. Нас было восемь. Подошла к девушке, которая все это рассказывала и опустилась возле нее на пол.

– Где мы?

Она пожала плечами, устало запрокинула голову, глядя в потолок, и зло сказала:

– А хрен его знает! Мы с Людкой – она кивнула на чернявую полненькую девушку – через лес в соседнее село шли, когда громила какой-то нас схватил за плечи и повел за собой. Я так вырывалась, что думала руку оторву и Людка с другой стороны дергалась. Только мужику этому все нипочем. Привел на поляну, втолкнул в жестянку какую-то, а дальше как у всех.

– Я тоже думала, что он мне руку из плеча выдернет, когда тащил, – печально вторила другая девушка, рыженькая.

– И, главное молча все, – присоединилась к разговору третья.

Рассказы всех, о том, как оказались в этой странной комнате, были копиями друг друга. Быстро поделившись сходными обстоятельствами мы затихли. Потянулись часы тяжелого ожидания неизвестно чего.

Мы уже дремали, когда вошли еще две перепуганные девушки. Все подняли к ним сонные лица, разглядывая и надеясь узнать хоть что-то.

Только не успели мы познакомиться и ответить на вопросы новеньких, как распахнулась дверь, зашло страшное создание, которое с натяжкой можно назвать мужчиной. Его огромная рука схватила ближайшую из десяти девушек и чудовище исчезло вместе с ней.

Мы потрясенно застыли в немом ужасе.

Глава 2

Теперь мы жались к противоположной от двери стене и ни на минуту не спускали с нее глаз.

Тихие предположения, одно страшнее другого, шепотом выдвигались подругами по несчастью. В комнате, казалось звенело от напряжения.

– Девочки, неужели этот урод нас съест?

– Нет, скорее всего на опыты похитил…

– А может насиловать будет? – гм…, мне показалось, или в голосе звучит надежда…

– А Вы видели какие глаза страшные, как сталь режут!

– Да! И равнодушные! Ничего человеческого!

– Да разве это человек?! Видели уши какие?

На этот раз ожидание было недолгим. Чудище появилось и утащило вторую жертву.

Ее оглушительный визг отрезало захлопнувшейся дверью.

– Господи! Не мог он так быстро Людку съесть!

– Может убил просто…

– Убить и в лесу можно было, зачем сюда тащить…

– Может у него холодильник тут…

– Дура!

– Сама такая!

Пришел за третьей. Мы как куры в курятнике носились от хватающих рук от стенки к стенке. Но мощная лапища выхватила одну из нас и неистово брыкающуюся девчонку унесли из комнаты.

А у нас передышка и новые предположения.

– Может, берут подписку о неразглашении и отпускают?

– Девочки, а может выбирают, кто на опыты подходит?

– Точно! Первые две не подошли, он за третьей пришел…

Меня схватили шестой.

Я неоригинально орала, плохо соображая от ужаса, пока чудовище волокло меня по коридору и заталкивало в какие-то двери. Там я, обмирая от страха, увидела еще двоих таких же крупных как бы мужиков и раскрытый, похожий на гроб, ящик с прозрачной крышкой у стены.

Громилы полностью раздели меня, не обращая внимания на отчаянные попытки сопротивления. Потом двое держали, а один какой-то штукой убрал, как бы сбрил или снял, точно и не объяснишь, с тела все волосы, и с головы тоже! Моя длинная коса! И все очень быстро!

Потом началось еще более невыносимое! Меня положили на какую-то кушетку и… сделали клизму, катетером вывели мочу.

Я уже охрипла от крика, и только сипела, вылупив глаза, когда меня уложили в похожий на гроб ящик, обложив чем-то мягким, крепко пристегнули широкими плотными лентами и накрыли стеклянной крышкой.

Я почувствовала как ящик горизонтально двигается, потом переворачивается и становиться вертикально.

Воздух медленно наполнился каким-то противным газом и я успела увидеть сквозь прозрачную крышку и зафиксировать в уплывающем сознании ровный ряд из пяти таких же ящиков вдоль стен с упакованными лысыми телами.

Пробуждение было неприятным. Мучительно болела голова, очень хотелось пить. Я осторожно открыла глаза. Белый потолок. Слегка повернула голову. Белые стены. Аккуратно повернулась на бок. Как жестко! Рядом, совсем близко, чье-то лицо. Да это Светка! Живая!

Приподнялась на локте и осмотрелась вокруг. Мы, девушки из комнаты, все десять, голые лежали прямо на гладком белом полу. Некоторые еще тихо спали, а некоторые стонали, держась за голову – просыпались.

Вошло чудовище. Ну как чудовище, скорее очень крупный необычный мужчина. На похожей на поднос штуковине в его руках стояло десять сосудов, этакие детские кружечки с крышками, чтобы не разливалось, и сосунком. Поднос он оставил на полу и ушел. Молча.

Маринка подобралась к кружкам первой и, не раздумывая, начала пить.

Мне тоже очень хотелось, но все же я попыталась сначала открыть крышку. Когда не получилось, перевернула, чтобы капнуть на ладонь – ничего. Влагу, похожую на воду, удалось только высосать.

Глава 3

Постепенно просыпаясь, несчастные девушки первым делом кидались пить. Мы, первые пришедшие в себя, я и Маринка, подавали им кружечки. Мне бы очень хотелось сделать еще хоть глоточек, но сосудов было всего десять.

Когда все очнулись и попили, все начали жалобно делиться впечатлениями о пережитом ужасе. Потом стали делать робкие предположения о том, что нас ждет дальше.

– Не может быть, чтобы нас убили!

– Конечно, столько возились, в коробки упаковывали!

– А волосы зачем сбрили?

– Ой, девочки! Нас точно инопланетяне на опыты похитили!

– А почему только девочек? Мальчики что, по лесу не ходили?

– А мы не ходили в лесу! Мы по трассе ехали, в туалет остановились. Мы с Наташкой подальше ото всех зашли.

– Да уж! Дальше некуда!

Я всю свою жизнь ходила с длинной косой и, почему-то, именно ее отсутствие сейчас, больше чем что-либо, говорило мне о бесповоротности случившегося, указывало на черту, которая разделила мою жизнь на «до» и «после».

Мы сидели на полу, сжавшись в комочки, пытаясь как-то прикрыться, голые, лысые, несчастные.

Неотвратимо открылась дверь и кошмар повторился. Нас снова вылавливали по одной.

Прошлый опыт ничему не научил, мы визжали и убегали и изворачивались до последнего, пожалуй, даже отчаяннее, чем в первый раз.

На этот раз я была самой шустрой. Наверное, потому что проснулась первой и лучше других пришла в себя.

Когда осталась одна в комнате, внезапно пожалела, что меня не поймали раньше. Было страшно самой ждать неминуемого неизвестного ужаса. Вошедший за мной громила особо не торопясь наступал, широко расставив руки, и я вдруг с визгом накинулась на него с кулаками.

Впрочем, все зря. Меня легко схватили и внесли в соседнюю комнату. Там, кроме троих прежних похитителей, был новый индивид. Крупный, широкоплечий, мощный. Поражали огромные глаза существа с поднятыми к верху уголками, в которых светился ум и обжигающее холодом равнодушие. У него были удивительно длинные пальцы на руках, которыми он нажимал какие-то кнопочки на непонятных приборах. Врач? Ученый?

Кто я для него? Бабочка, которую пришпилят для коллекции? Или набор органов? Пока я гадала, обмирая от страха, меня раскладывали на столе, разводя в стороны руки и ноги. Широкими лентами фиксировали мое вырывающееся из последних сил тело. Сейчас мучить будут? Хоть бы усыпили сначала!

Этот, с глазами, начал осматривать меня, трогая своими страшными длинными пальцами. Сначала щупал, очень долго, как гинеколог. Хотя, что там смотреть, я с мужчиной еще не была. Потом сильно надавил на живот в разных местах. Отстегнул ленты, поднял и прослушал сердце и легкие, посмотрел уши, зубы, груди. Перевернув на живот даже в задницу заглянул. Я словно отупела, уже не дергалась особо, наверное, в питье что-то было. Послушно терпела весь этот осмотр, словно и не я это, а кукла неживая. Только, когда со шприцом подходил, инстинктивно задергалась, но меня громилы придержали, а Глазастый, видимо, взял анализ крови. Потом меня снова пристегнули и, совсем ненадолго, накрыли каким-то гудящим прозрачным колпаком, по которому бегали искрящиеся разноцветные молнии. И, наконец, опять освободив и позволив сесть, налепили на мою лысую голову кучу присосок, от которых отходили толстые серые шланги. Я было потянула руки к голове, но один из похитителей мне сразу придержал их. Угрожающе положил сверху на мои руки широкую, похожую на резиновую ленту. Стало понятно, если буду пытаться трогать присоски, стянут этой самой лентой мои несчастные лапки. Я минуту подумала, все же свободные руки лучше. А станет больно, может успею сдернуть с головы эти противные штуки. Я устала сидеть и легла.

На некоторое время меня оставили в покое, но при этом я по-прежнему лежала на столе с кучей присосок на голове. Один из чудовищ стоял рядом придерживая, положив ручищу мне на живот.

Лежала и непроизвольно мелко дрожала всем телом. Скосив глаза, наблюдала, как мою кровь заправили в какой-то прибор и несколько секунд изучали.

Вдруг «глазастый», видимо закончив изучение, быстро подошел ко мне и довольно больно стукнул чем-то по лбу.

После чего тот, который прижимал живот сразу поднял меня, быстро снял с головы липучки и потащил в другую комнату.

Там уже жались поближе друг к другу, неловко прикрываясь руками, другие девушки. Я торопливо присоединилась к «коллективу». У всех на лбу были круглые печати разных цветов: красные, синие.

Я нервно хмыкнула: «а во лбу звезда горит», потом тихонько спросила у Светки, которая оказалась рядом:

– А какая у меня печать?

– Круглая, черная… – шепнула в ответ подруга, – а у меня?

– Красная.

Я украдкой посмотрела на лбы других девушек, посчитала: три синих, шесть красных. Только у меня черная? Что это значит? Хорошо? Плохо? Убьют первой?

Вскоре один из громил пришел с четырьмя мешками, которые оказались с прорезями для рук и головы, типа платьями. Протянул их по очереди «синим» и, последний, мне. Девушки сразу начали одеваться. Что ж, даже мешок лучше чем ничего.

Семь «красных», включая Светку, которым платьев-мешков не дали, смотрели нас, одетых, с нескрываемой завистью.

Похититель, который принес платья, открыл дверь и сделал выметающий знак рукой.

Я решительно двинулась первая. Платье, даже в виде мешка и едва прикрывающее зад, неплохо добавляет уверенности!

Мы оказались в огромном сверкающем круглом зале. Он был пуст. По окружности шли вверх несколько ступеней. Последняя была очень широкой, метра два. Не ступень даже, а, скорее, широкая площадка вдоль всей окружности зала. На круглой стене были двери. Много. Похититель открыл одну из них, там просматривалась комната с постелями. Я хотела было войти, но меня остановили. В эту комнату громила мягко подтолкнул всех шестерых девушек с красными печатями. Прислонив руку к панели сбоку, он, похоже, запер дверь снаружи. В следующую комнату впихнули упирающуюся Маринку с синей печатью на лбу, одну. Ритуал с прижатием руки к панели повторился и я уверилась, что это дверь таки так запирают, иначе Маринка тут же выскочила бы обратно. Еще одна комната была для Наташи. Она не упиралась, вошла обреченно, молча, опустив низко голову. Потом пришел черед Ленки занять помещение. И, наконец, мой.

Глава 4

В моей комнате было большое окно. Я немедленно кинулась к нему, не замечая больше ничего вокруг. Прилипла носом к стеклу, опершись обеими руками о широкий подоконник.

Смотрела, пытаясь понять и принять то, что там увидела. А там, за окном, было широкое… наверное, поле. А, может, болото? Пространство, густо поросшее странными невиданными раньше мною растениями: с пол метра высотой, крупные резные листья и цветы или плоды, похожие на склоненные драконьи морды размером с дыню. То тут, то там «морда» резко поднималась на толстом стебле, иногда хлопала «пастью», словно ловила что-то, иногда просто на некоторое время замирала и снова склонялась или пряталась в густой зелени своих листьев. А вдалеке, на горизонте закрывал собою небо высокий лес. Где же это мы?

Я заворожено наблюдала за цветочно-драконьим действом, пока не услышала тихий стук за спиной. Оглянулась. На стуле, у двери, кто-то поставил поднос, на нем – та же одинокая кружечка с носиком. Пить все еще очень хотелось и я жадно высосала из кружки все, что смогла.

Кушать так хочется! Интересно, коллектив поел шашлыков? Бабушка пирожки собиралась с картошкой печь, когда я ей звонила накануне выходных. Испекла ли? Сейчас бы хоть один малюсенький пирожок или один кусочек мяса с шашлыка. Как же есть хочется! Так живот к позвоночнику присохнет! Эй! Изверги! Дайте хоть корочку хлеба!

Но возмущаюсь и причитаю только мыслено. Смелости подать голос никакой и близко нет.

Внимательнее осмотрела комнату. Пустая, только кровать или ложе, или лежанка. Ничем не застелена, без подушки. Нечто прямоугольное и, потрогала, мягкое, немного похоже на вторую полку в поезде, когда ее еще не застелили ничем. Кроме спальной полки, из мебели – только стул и поднос с кружкой.

Вторая узкая дверь вела в туалет. Интересный, кстати. Форма большого горшка или круглого унитаза. Никакой воды и бачков. «Делаешь дело», а под тобой еле слышные всасывающие звуки. И все. Встала – чисто. Всасывает даже лишнее с тела.

Внезапно почувствовала сильную усталость, глаза стали слипаться. Легла на «полку», свернулась клубочком и мгновенно уснула.

Разбудил высокий противный звук. Я перепугано вскочила, не понимая, откуда он доноситься. Стоило мне встать, звук прекратился. Хотела сразу улечься снова, пока сон не ушел, но, едва коснулась попой полки, сразу возвратился мерзкий звук. Встала – пропал. Села – вернулся. Та-а-ак, завалиться спать снова не получиться, поняла я. Ну и будильничек здесь!

После туалета с надеждой посмотрела на дверь: «покормят?»

Не покормили…

Дверь открылась, и я увидела громилу и за его широкой спиной стайку сонных девочек. Понятно…

Пошла на выход. Может нас на завтрак поведут?

Не на завтрак.

Нас привели на нечто похожее на ипподром с огороженными беговыми дорожками для лошадей, такими, в каких их держат перед стартом. Только лошади были мы с девчонками: шестеро голых и четыре в мешках. На руки громила надел нам, похожие на наручные часы без циферблата, браслеты. Громила поставил каждую в начале отдельной огороженной дорожки и вдруг рядом, почти под ногами загорелся огонь и двинулся прямо на меня. Я побежала по дорожке изо всех сил, а огонь все быстрее несся за мной. Стоило чуть замедлиться и жар жег босые пятки. На соседних дорожках, вопя, удирали от огня девочки.

Мы бежали и бежали, и не было конца этому марафону. Когда уже думала, что сейчас упаду и сгорю, потому что больше не могу, запищал мой «часы – браслет» и огонь исчез, как и не было. Я же, все равно, тут же свалилась, но полежать мне не дали. Громила поднял своей огромной лапой, присоединил в пучок таких же, с языками набок, лысых красавиц и провел нас в большой зал. Здесь поджидали уже знакомые двое похитителей. И теперь они, уже втроем, устраивали нас на каких-то сооружениях, подозрительно похожих на обыкновенные тренажеры.

Как же я ошиблась в своих предположениях! Мне достался лежачий. Я еще, дура, обрадовалась. Лежу, в руках штанга, но не с кругами по бокам, а с плоским прямоугольным ящиком посередине.

Тяжелая немного и ящик прямо перед носом, неприятно. Вдруг прямоугольник открывается посередине и из него медленно высовывается ужасная зубастая морда и лезет прямо мне в лицо. Я в панике отжимаю от себя штангу, чтобы убрать зубы от лица. Щелчок. Морда исчезает. Снова щелчок. Штанга опускается под своим весом снова к моему лицу. И опять медленно высовывается морда… Когда я не в состоянии больше отжать штангу, второй щелчок не раздается и прямоугольник больше не движется, оставаясь вверху. Мне помогли подняться.

И снова нас куда-то ведут. Удивительно, что мои руки и ноги еще двигаются.

Ух ты! Неужели столовая?

Глава 5

На узком прямоугольном столе стояло десять блестящих круглых, довольно глубоких мисок, в каждой была пюреобразная масса, а рядом лежало по прибору – маленькие лопаты. Правда! Ну, один в один – лопата, только размером чуть больше чайной ложки.

Мы постанывая, но целеустремленно, потащились к столу. Натруженные мышцы сводило от полученных нагрузок, но кушать хотелось просто нечеловечески.

Вдруг, один из наших громил стал мягко, но уверенно направлять нас, рассаживая, в одному ему известном порядке, на круглых, похожих на барные, высоких стульях с небольшими спинками.

Когда, мы схватив «лопаты», стали жадно есть, я нечаянно заметила, что у всех девушек с красными печатями на лбу пища была желтого цвета. У синих печатей пюре было зеленым. И только моя масса была мерзкого коричневого цвета.

На вкус… Вспомнилось, как я малышкой была в деревне и с любопытством наблюдала ссору двух мужиков на улице. Не знаю, что уж они так сильно не поделили друг с другом, но эмоции между ними просто искрили, и из всего немалого количества громких слов, которые тогда орали, я, ребенок, поняла только: «ты у меня это дерьмо лопатой есть будешь». И сейчас в голове кружили неотвязные мысли: «что и кому я сделала, что ем это коричневое лопатой?», «за что?», «почему именно я оказалась в этом кошмаре?».

Еда, даже такая, закончилась слишком быстро. Мне все еще очень хотелось кушать, но, видимо больше ничего не предусматривалось.

Маринка сползла на пол и улеглась.

– Не могу, девочки! Это что же они с нами вытворяют! Я, когда от огня бежала, несколько раз с жизнью попрощалась. А тренажер этот дурацкий! Я не пойму, что это за опыты такие издевательские? А эти печати зачем? Я им что на мне печать ставить? Справка Маринка? И еды мало! Таким количеством и цыпленка не накормишь. И пить хочется, – безостановочно ныла Маринка, впрочем, выражая и наши мысли и настроение. Ныла за всех!

Я, недолго думая, улеглась рядом. Так явно легче.

– Конечно! Они в платьях! А голыми на полу холодно! – возмутилась Светка, укладываясь рядом.

Скоро мы все лежали плотным штабелем, тесно прижавшись друг к другу.

– Может они эти платья девственницам выдали? – предположила черненькая Люда, которая уже не была такой полной, как тогда когда мы увиделись впервые.

– Я не девственница. – спокойно сообщила Лена.

– Может не заметили? – настаивала на своей версии получения мешков Люда.

– Почему тогда мне не выдали? – с обидой спросила Светка.

Вот коза! А вела себя со мной как опытная старшая всезнайка. Я ей в рот заглядывала и совета спрашивала в любовных делах! А как часто она глубокомысленно со вздохом замечала: «это ты поймешь только когда станешь женщиной…».

Мы стали перебирать возможные варианты. Так сильно увлеклись, наверное, еще и потому, что хотелось отвлечься от пугающих предположений о нашем будущем…

Ничего не придумав, мы перешли на обсуждение наших похитителей.

– Молчат, как в рот воды набрали! Ужас! А руки какие огромные! Он одной рукой легко может мне шею сломать!

– Да, он тебе именно для этого клизму делал!

На этом неловком моменте все смущенно замолчали. Эту неприятность пережили все.

– А этот, который нас осматривал, я думаю, он у них главный! Правда, девочки? – робко предположила Люба.

Эта тоненькая, но крепкая девочка, чуть ли не впервые подала голос. Молодец, сменила тему.

– Да! Я тоже так думаю! – поддержала ее Светка.

На этом наше лежачее собрание закончилось. Пришли наши мучители. Не церемонясь, подняли нас и легкими толчками погнали в только им известном направлении. В комнате, куда нас привели были висящие с потолка сети. Трое «мужиков» очень быстро разместили нас в этих сетях в позах «дама на шпагате». Икры ног были в сетях и раздвинуты в разные стороны или вперед – назад настолько, насколько позволяли личные возможности каждой, а остальное тело висело в воздухе. Мы хватались за сетки, пытаясь облегчить эту зверскую растяжку и орали во весь голос, а наши мучители просто следили, чтобы мы не могли прекратить эту пытку. Когда нам позволили свалиться на пол рыдали все без исключения и никто из нас не смог встать на ноги. Похитители взяли троих, по одной каждый и ушли. Их не было довольно долго. Мы уже даже успокоились немного. Но едва громилы опять появились, мы с девчонками завыли с утроенной силой. Взяв еще троих сирен, они ушли. Оставшиеся четверо интуитивно, перебирая по полу руками, подтянулись друг к другу. Мы уже безразлично ждали, зная, что скоро придет и наш черед. В этот раз с тремя громилами пришел глазастый. Меня именно он поднял, легко перебросил через плечо и понес, немного придерживая одной рукой. Я висела, как поломанная кукла и чувствовала себя так же. Если бы только я могла предположить, что меня ждет! Я бы не висела так спокойно!

А ждал меня массаж. Не просто массаж, а МАССАЖ! Каждой, даже самой тоненькой ниточке моих мышц досталось внимание тонких, невероятно сильных пальцев. Я выла, орала, стонала, ныла, просила, ойкала, айкала, аяяйкала, умоляла и в конце, обессиленно молчала. После массажа меня засунули в бочку, из которой торчала только лысая голова. Вокруг шеи, там где голова выглядывала из бочки была плотная, как будто резиновая прокладка. Глазастый нажал какие-то кнопки и я почувствовала как внутри, вокруг тела, вихрятся какие-то непонятные потоки.

Уплывающим в сон сознанием отметила как из трех таких же бочек осторожно достают и уносят девушек, которых забирали перед нами. Им на смену засовывают троих, что были со мной последними.

Мне снилась еда. Я стояла в длинной очереди в столовой с пустым подносом и, когда подошла ближе к раздаче, набрала много-много всего и компот.

И тут звук! Мерзкий противный высокий звук месного будильника, я не успела ничего съесть, хотя бы во сне!

Я лежала на полке завернутая в мягкую ткань. Высокий невыносимый гудок заставил подняться на ноги. На удивление, все болело не так сильно, как я ожидала. Но все же, двигаться было неприятно.

Побрела в туалет, шаркая босыми ногами. Блин, даже руки негде мыть! Мягкую ткань обернула вокруг тела, как тогу.

Вернувшись, решила устроиться спать дальше на полу, но тут открылась дверь.

Нет! Я не пойду! Ни за что!

Глава 6

Этот фитнес-кошмар продолжался день за днем: бег от огня, тренажеры с ужастиками, ненавистные сетки и МАССАЖ. И только бочки мне нравились. Всем девочкам, кстати, тоже. А сетки мы вместе ненавидели, причем, люто. После поедания цветных пюрешек, мы с девочками дружно валились на пол и обсуждали нашу куцую непонятную жизнь и, обязательно, моего глазастого массажиста, который почему-то занимался исключительно мной.

А потом, наша компания, как тараканы, бодро расползалась от громил, которые ловили нас, чтобы отвести «на сетку», а мы уворачивались, всячески пытаясь хоть немного оттянуть этот момент.

Однажды все изменилось.

Как-то, вместо ежедневного «фитнеса», нас снова повели на осмотр к глазастому. Только на этот раз обошлось без гинекологии, слава Богу. Были колпак с молниями, прослушивание сердца, зачем то он смотрел уши и зубы, и снова брал кровь. И присоски на голове, конечно, тоже были. Правда, волосы отросли уже сантиметра на два, прилично, и липучки со шлангами потом отдирать оказалось довольно больно. После осмотра мы вернулись в свои комнаты.

Все, кроме Светки. Я не видела ее, когда нас вели с осмотра обратно в круглый зал.

Моей подруги не было, когда нас разводили по комнатам!

Светки по-прежнему не было, когда наутро нас вели на пробежку с огнем, не было, когда ели свою дозу цветного пюре.

А на следующий день мы остались и без Любы. Ее тоже не было ни на занятиях, ни на обеде. Девочки с красными печатями, которых осталось четверо, пугливо посматривали на похитителей, которые по-прежнему оставались немы. Полагаю, девочки, как и я, гадали, что кто-то из них будет следующей.

Но дни шли, похожие один на другой, мы жили как будто какие-то неживые механизмы, винтики в вечном двигателе. Я пыталась капельку бунтовать. Пару раз не выходила утром из комнаты! Но меня просто вытаскивали. От огня все бежали до последнего на инстинктах. Зверские тренажеры, тоже, для бунта – не вариант, а про сетки я вообще молчу. Мы, все восемь девушек, каждый день умоляли наших молчаливых палачей прекратить пытку почти без остановки, все время пока шла растяжка.

И вот, снова очередной осмотр у глазастого, после которого нас осталось шестеро. После тренировки, или как это назвать, продолжились, но для одетых, добавилась приятная деталь: нас стали кормить дважды! Кроме коричневого пюре днем, по утрам мне и всем «синим» давали зеленую гадость. Для завтрака мы заходили в «столовую» перед бегом. Девочки с красными печатями завистливо смотрели как мы бодро машем «лопатами» забрасывая в рот небольшие утренние порции. Я бы поделилась с ними, честно, но похитители рядом исключали такую возможность.

Тренировки тоже изменились. Огонь закончился до того, как я почувствовала, что сейчас упаду. Тренажеры внезапно прекратили пугать где-то на середине обычного времени тренировки. Зато, в освободившееся время нас неожиданно повели на сетки до обеда. Мы не ожидали такой подлянки и шли, как овечки, без сопротивления. Повизжав на этот раз все положенное время, на сетках не было поблажек, мы повалились на пол отдыхать и дружно на все лады ругать бессердечных гадов и безжалостных монстров!

На обед нас отнесли сразу всех. Каждый из громил взял по две девочки, перекинув по одной через каждое плечо. Мы висели вниз головой и продолжали, постанывая и охая, лениво переговариваться между собой всю дорогу до столовой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю