332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нина Новолодская » Мой новый твой мир (СИ) » Текст книги (страница 3)
Мой новый твой мир (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 13:00

Текст книги "Мой новый твой мир (СИ)"


Автор книги: Нина Новолодская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Глава 7

Иннель уже сидела за нашим столиком, что-то усердно переписывая из толстенной книги, явно утащенной из библиотеки.

– Нель! Это противозаконно! – в шутку возмутилась я, уронив свою сумку на пол рядом с её. – Это же книга! Ты что, вынесла ее из читательского зала?!

– Угу! – не глядя на меня, ответила девушка и схватила стручок зеленой фасоли, что тут же пропал, угодив в ее рот.

– Нель! Ты нарушила закон! Ты же знаешь!

– Закон гласит, – не отрывая взгляда от пожелтевшей от времени страницы, пробубнила девушка, – что запрещено выносить из читательского зала историческую учебную литературу.

– Ну!.. – поддакнула я, намекая на то, что именно это она и сделала.

– Но это не учебная литература, а художественная – это раз, и самое ужасное, что перекрывает все эти дурацкие законы, в читательский зал нельзя проносить еду – это два!

На последней фразе Иннель словно поставила последнюю точку в своих записях и наконец уделила внимание своей лучшей подруге, то есть мне.

– О! – Вторая рука девушки замерла над тарелкой с жареными ломтиками картофеля. – Чего это ты сияешь, как отполированный борт Гарпии, но при этом у тебя такое странное выражение лица?.. Неужели Рик Броуди предложил тебе руку и сердце, а ты вся в раздумьях?!

– Иннель! – возмущенно зашипела на подругу. – Может, хватит уже?!

– Может и хватит, а может и… нет, – загадочно ответила та. – Так что у тебя случилось?

– Вот! – сунула под нос девушки собственный коммуникатор, на экране которого отображался мой счет в Имперском Банке.

– Твою… Кхе-кхе… – Продолжить она не сумела, лишь ошарашенно воззрилась на меня, все еще откашливаясь.

– Родители узнали о каре и добавили.

– Да ладно! – она наконец сумела прочистить горло. – Ты что, серьезно?

– Да! – Я уже не могла просто улыбаться, мой рот растянулся в радостном оскале переполняющего меня энтузиазма. – Мы сегодня идем выбирать новый кар! А потом, дорогая моя Иннель Бард, будем зажигать!

– Да! Да! Да! – Она вскочила со своего места и пустилась в странный, полный неприличных движений пляс. Со всех сторон тут же раздались смешки и зазывный свист парней, оценивших ее победный танец.

Когда та наконец плюхнулась обратно, я уже успела прикончить оставшийся в ее тарелке жареный картофель, в чем тут же была уличена. Пришлось идти и клянчить на раздаче новую порцию. После обеденного перерыва, так ни разу и не вспомнив о причине утреннего расстройства, мы разошлись на занятия, договорившись встретиться на площади перед главным зданием Академии.

Оставшиеся лекции пролетели незаметно, и спустя десять минут после последнего звонка я уже стояла рядом с монументом «Героям Первой Волны». Подпирая плечом гранитный постамент, таращилась в голубое небо, витая где-то в облаках и представляя себя за рулем нового искрящегося хромированными боками кара. Рядом со мной, скорее уже по инерции, чем по желанию, в моей фантазии появился сам Рик Броуди. Он улыбался, а сложенная крыша кара позволяла его темным волосам трепетать на ветру. Конечно, лучше бы это была Гарпия, а не Вальтер. Но…

– Кира? – Я не сразу сообразила, что тихий и полный какого-то непонятного мне веселья голос – это не фантазия, а самый что ни на есть настоящий господин Броуди. – Кира, ты меня слышишь? Прием, Кира Марс, вас вызывает Имперский Флот!

Я захлопала глазами, отгоняя грезы, и воззрилась на молодого мужчину. Молча. Приоткрыв рот от удивления.

– Кира, ты меня понимаешь? – Он посмотрел на меня полными сожаления глазами и еле сдержал улыбку, что так и норовила наползти на его лицо. – Послушай, насчет распределения, Ксандр стоит выше в иерархии преподавательского состава Академии, и я не мог ему отказать. Тем более он так рьяно настаивал!

– Что? – тупо переспросила, не понимая, о чем речь, а тем более когда этот мерзкий тип «рьяно настаивал». Кажется, он чуть концы не отдал за тем столом…

– Ки-ира, – протянул Рик, упираясь одной рукой в мраморный постамент рядом с моим плечом и придвигаясь ближе, – Кира, я ему все объяснил, насчет утра и твоего опоздания.

– Что? – снова переспросила, продолжая глупо хлопать глазами. – Что… кто… об-бъяснил?

– Кира, ты все еще расстроена? – он нахмурился. – Из-за практики? Ну, послушай! Это же не навсегда! В следующем семестре она снова будет, и тогда я уже точно никому тебя не отдам! К тому же я хотел спросить, что это было за выступление на последней лекции? Неужели ты не понимаешь, как могут воспринять твои слова другие студенты? Подумай о репутации отца!

Я затаила дыхание и замотала головой из стороны в сторону, боясь, что мужчина может серьезно об этом задуматься, но вопреки моему страху, он только улыбнулся шире.

– Не волнуйся, я сам когда-то был столь же юным и любознательным и многое принимал за чистую монету, а чаще бунтовал, отрицая очевидные вещи. Ребята быстро забудут о твоих словах, но постарайся больше не намекать, что тени не просто приходящие в наш мир убийцы…

– Я…

– Кира, каждый из этих ребят потерял кого-то во время Второй Волны. Каждая семья в этом городе лишилась кого-то родного. Тебе повезло так, как повезло лишь единицам: у тебя есть и отец, и мать. Помни об этом.

Броуди улыбнулся, обнажая неровный ряд белоснежных зубов, тем не менее, нисколько не портящий его улыбку, а делающий ее еще более очаровательной. Я не смогла не улыбнуться в ответ.

– Ну вот! – Он чуть отстранился и снова изменил тему, возвращаясь к утреннему инциденту. – Раз уж мы решили этот вопрос, вернемся к другому – я перед тобой виноват и готов отработать свою ошибку!

Он хитро ухмыльнулся, искрой вышибая у меня ответную улыбку.

– Я был крайне невнимателен утром на дороге. И теперь готов понести наказание! Хочешь, буду подвозить тебя до дома, пока не обзаведешься новым каром? Или еще лучше, давай куплю тебе? Новый не обещаю, но будет не хуже других!

– Спас-сибо. – Наконец я смогла взять себя в руки и прекратить нервно вздрагивать и глупо улыбаться под взором его темных глаз. Все его поведение было для меня новым: этот изучающий, будто впервые увидевший меня взгляд, его рука, то и дело тянущаяся к моему лицу и будто норовящая убрать прядь рыжих волос, улыбка, полная какого-то порочного предвкушения. – Но страховка уже пришла и, – не смогла удержаться и не дернуть уголком рта, отвечая на его хитрую улыбку, – благодаря вашей невнимательности я и так вот-вот стану обладательницей нового кара.

– Ох! – он опустил плечи, выражая явное притворное расстройство. – Так нечестно! Я просто должен хоть как-то расплатиться за свой промах.

Я удивленно изогнула бровь, а мужчина тут же продолжил, придвинувшись еще немного и склонившись уже просто неприлично близко.

– Тогда я приглашаю тебя на обед или даже лучше – на ужин.

– Я не могу, – ответила ему торопливо, еще даже не успев обдумать эту мысль. Сердце зашлось, а воздуха стало катастрофически не хватать. – Мы с Нель собираемся отметить… покупку… к-кара…

– Кир… – Он чуть отстранился, а я услышала тихое жужжание. – Погоди. Черт. Похоже, в ближайшее время ужин точно отменяется.

Броуди вытащил из кармана брюк свой коммуникатор и недовольно взглянул на экран.

– Мда. – Мужчина опустил руку на мое плечо и чуть сжал, склонился, упираясь темным взглядом в мои широко распахнутые глаза. – Не сегодня, но пообещай мне, что ты поужинаешь или пообедаешь со мной. Иначе я буду постоянно чувствовать свою вину за произошедшее. Хорошо?

– Хорошо, – прошептала в ответ и сильно зажмурилась, так как мне показалось, что еще секунда, и он поцелует меня.

Однако.

– Отлично! – Он отстранился и чуть сильнее сжал пальцы на моем плече. – До встречи, Кира. Общие лекции можешь не посещать, ты же все сдала экстерном, но на лабораторных появляйся!

– А?.. – тупо промямлила уже в спину быстро удаляющемуся преподавателю. – Хорошо…

Усилием воли заставила себя оторваться от его спины и тут же столкнулась с ледяным взглядом Ксандра Роутека, стоящего у входа в главный корпус Академии. Меня словно молнией ударило, и я резко отвернулась, все еще физически ощущая его неприязнь.

Глава 8

– О-бал-деть! – выдала Нель, появившись рядом со мной с другой стороны постамента.

– Где ты была, черт подери?! – зашипела на подругу, кляня ее за опоздание, и в ту же секунду испытала странное чувство абсолютной невесомости. Казалось, что в животе возникла дыра, а в голове пустота, ноги стали словно ватные.

– Тут! Рядом! – ответила она мне таким же шепотом, бросая быстрые взгляды по сторонам. – Кира, что это было? Я лишь на пару секунд опоздала! Так и стояла за «Героями», просто не зная, куда деваться! Что с Броуди?! – Она остановилась, дернув меня за руку и тоже вынуждая замереть. – Нет, не так! Что. У вас. С Броуди?!

– Ничего! – зашипела в ответ, хватая ее за руку, и потянула вперед. – Ты-то лучше всех знаешь, что ничего! Я сама в шоке! Бац, и его словно подменили!

– Хотя… – она меня будто не слышала и продолжила свою мысль: – Он уже давно заглядывается на тебя. Неужели решился-таки? Точно!

– Прекрати, – попросила я, все еще таща ее за собой. – Не смешно.

– Да кто тут смеется?! Сама посуди! Он ведь и правда давно уже относится к тебе не так, как к остальным!

– Ты ошибаешься, – попыталась настоять я.

– Нет, это ты, Кира, ошибаешься! Сама посуди! О! Я поняла! – От моей рациональной подруги не осталось ни капли и передо мной появилась тайная поклонница любовных романов, коими был под завязку забит ее комм. – Он уже давно влюблен в тебя, моя рыжая фурия. А теперь, когда он тебя чуть не угробил, небось осознал в полной мере, что может потерять! Точно!

– Угу, – хмыкнула я в ответ, боясь хоть на секунду позволить его сладким речам и своим мечтам пробудить во мне надежду на правдивость ее слов. – А чего ждал-то так долго?

– Как чего?! Совершеннолетия! Оно же как раз через месяц…

– Два.

– Месяц, два… Какая разница? – Она вырвалась, развернулась и теперь, двигаясь спиной вперед, заглядывала своими горящими безумным блеском глазами в мои. – Кира!

– Не может быть! – отрезала я. – И вообще, ему просто стыдно!

– Ну! – Она снова поравнялась со мной. – Думай, что хочешь, а мне со стороны виднее! Уж как стал заглядываться на тебя! Разглядел наконец среди всех этих вертихвосток! Кстати, и той самой блондиночки я давно уже не видела, наверное, дал девице отворот поворот!

– Нель! – Я в очередной раз закатила глаза.

– Точно говорю!

Я лишь хмыкнула в ответ на ее слова, а мое плечо все еще ощущало жар его ладони. Инстинктивно коснулась этого места рукой, словно хотела удостовериться, что мне это не приснилось.

– А кстати, откуда у этого Роутека твоя зачетка?

– О! – Я замерла, схватившись за голову, так как только сейчас вспомнила об утреннем разговоре в кафетерии. – Вот дерьмо! Я совсем забыла!

– Да в чем дело?

– Погоди, а что она делает у тебя? – Я протянула руку и забрала у подруги тонкий планшет.

– Да сам старикан мне ее отдал, поймал на выходе из главного корпуса и попросил отдать владелице. Как раз перед тем, как вы с Роутеком миловаться начали…

– Мы не миловались, – пробурчала в ответ и с отчаянием простонала: – Черт, мне же завтра к нему на практику идти…

– Да что случилось-то? – Иннель с удивлением рассматривала меня, пока я прятала в сумку зачетку и нервным движением отряхивала учебную форму.

– Идем! – Я схватила ее за локоть и потянула за собой. – По дороге расскажу.

Через пять минут мы уже мчались в центр города на арендованном каре с водителем, а я в красках расписывала подруге свой разговор с Ксандром Роутеком. К тому моменту, как мы оказались перед широким стеклянным зданием салона по продаже каров, уже пару раз успели обмусолить тему противного преподавателя, затем обсудили не менее странное поведение Рика Броуди, потом снова господина Роутека. Кстати, хоть что-то выяснить об этом человеке Иннель так и не удалось, в ответ на это она получила мой скептический взгляд.

– Ты шутишь? – поинтересовалась у нее, уже входя в прохладный зал салона. – У тебя же связи среди законников!

– Неа… – протянула Нель, вставая рядом со мной. – Боги! Ты только посмотри на это!

Через секунду все наши мысли были окончательно и бесповоротно отданы самому прекрасному занятию на свете – выбору нового кара! Хромированные фары, яркие цвета кузовов, непередаваемый запах новых материалов, коими были отделаны внутренние детали салона…

Спустя почти три часа, когда на улице уже зажглись яркие огни осветительных фонарей, мы с Нель, совершенно обессиленные, но невероятно счастливые, вывалились на улицу. Работник салона проводил нас до выхода и, клятвенно пообещав, что завтра моя новая игрушка будет доставлена по названному ранее адресу, оставил нас.

– А теперь, – я скосила взгляд на экран коммуникатора, – надо обмыть!

– В клуб?!

– В клуб! – Я кивнула, понимая, что до танцпола мы с ней явно не доберемся, а вот посидеть в баре еще часик вполне можем.

Удивительным в этом мире было многое, и со многими вещами я так и не смогла ужиться и понять их логичность, но пить алкоголь не запрещалось вообще. Никому. То есть никто не ставил никаких запретов на употребление горячительных напитков детьми, просто тут и в голову бы не пришло пить вино или делать коктейли кому-то младше пятнадцати. С другой стороны, до совершеннолетия девушки не могли вступать в официальные отношения с противоположным полом. Этот момент меня также ставил в тупик, ведь выходило, что «перепих» на один раз был вполне нормальным, так же, как и любые отношения, даже официальные с представителями своих полов.

Другими словами, до достижения двадцати четырех лет мы не могли официально спать с одним и тем же мужчиной, что автоматически приравнивалось к нарушению закона, но могли напиться до поросячьего визга или закрутить открытый роман с подругой.

В любом случае все эти мысли меня посещали нечасто, но больше всего я сейчас хотела осуществить одну из них – напиться до поросячьего визга. А потому, поймав очередной кар с водителем, мы с Нель направились в ближайший бар, где решили провести еще пару часов, попивая коктейли и напропалую кокетничая с барменом.

Глава 9

Утро было беспощадным. С трудом оторвав голову от подушки, я со стоном поднялась на ноги. Болело все, даже то, о существовании чего в собственном организме я и не предполагала. Легкий вечер в компании лучшей подруги превратился в ночной угар, наполненный алкоголем и дикими танцами на барной стойке. С барменом я-таки флиртовала, выпила, потанцевала даже, а потом, кажется… нет, не может быть!..

– Воды!.. – проскулило лохматое существо хриплым баском с соседней койки. – Черт! Воды…

Тонкая ручка свесилась с матраца и слепо нашарила на полу бутылочку негазированной воды.

– О да! – прошептало оно, и емкость исчезла под одеялом.

Затем раздался щелчок открываемой крышки, несколько громких глотков, и уже своим родным голосом Нель принялась восхвалять мироздание за создание амброзии в виде чистой, прохладной воды.

– Боже! Хорошо-то как! – протянула она, вытаскивая руку из-под одеяла и наугад бросая бутылку в меня. – На, глотни.

– Черт, – буркнула я, чуть не получив по лбу, – как же мне плохо! Зачем мы так напились?!

– Мы отмечали что-то… – Нель откинула край одеяла и сползла на пол. – Я в душ первая. Фу, что за вонь?..

Похоже, передвигаться на своих двоих она еще не могла, а потому неритмично переставляя конечности, на четвереньках направилась в сторону ванной комнаты, что была одна на двоих.

Вообще у нас обычный ученический блок в межакадемическом ученическом городке: комната с огромным, почти во всю стену окном, две кровати, два стола и два стула, пара торшеров, шкаф, разделенный также на два отсека и ванная комната с унитазом, душевой кабиной и крохотной раковиной в углу.

Мама была категорически против того, чтобы я жила в общежитии, и хотела поселить меня в одной из принадлежавших Маркусу квартир, расположенных в центре города. А сам он поддержал мое стремление стать такой же как все, обычной. Правда, наши мотивы с отчимом разнились: я просто хотела больше находиться среди других людей, да и хоть какими-то друзьями или приятелями обзавестись, а он считал, что это поможет мне легче адаптироваться в этом мире. Лучше понять его и научиться ладить с обитателями.

– Кар! – Я резко подняла голову и вскрикнула, когда яркая картинка вчерашнего дня наконец озарила мое непутевое и страдающее от похмелья сознание.

– Кар! – взвизгнула Иннель. – Новый кар!

Мы одновременно с ней метнулись к окну и, припав лбами к прохладному стеклу, уставились на стоянку ученических каров, сверкающую в лучах утреннего солнца.

– Вон! Вон он! – завизжала Нель, а я тут же охнула, так как звонкий голос подруги, кажется, что-то взорвал в моей голове. – Прямо в самом центре! О боже, он такой! Та-а-акой!

Я с трудом разлепила один глаз и скосила его в сторону, куда указывал палец Нель, тут же выхватив взглядом яркий бок нового красного кара.

– Красавец, – не смогла я сдержать довольную улыбку, – мой собственный!

– Фу! – Иннель скривилась, косясь на меня. – Ну и выхлоп! Давай-ка собираться, чистить зубы и… Черт!

Она внезапно вскочила на ноги и стрелой метнулась в сторону ванной комнаты, а я проводила ее ошарашенным взглядом.

– Эй, ты чего?

В ответ она лишь хлопнула дверью, а я снова посмотрела на своего красавца, рядом с которым уже замерли двое парней.

– Прафтифа! – раздалось за спиной, и медленно обернувшись, я воззрилась на подругу.

В зубах она держала зубную щетку, белая пена от пасты пузырилась вокруг ее рта, а руки усердно намыливали гриву темных волос.

– Прафтифа! Тфу! – Она бросила намыливать волосы и, вытащив щетку изо рта, рявкнула, разбрызгивая вокруг снежную пену: – Практика, твою мать! Первый день! Лионери! Этот твой, как его, вот! Роутек!

– Ч-черт! – вспомнила наконец и я. И тут же вскочила с места, уже не обращая внимания ни на головную боль, ни на ломоту во всем теле.

Спустя полчаса мы с Иннель уже практически в приличном виде выскочили из здания общежития. Нам нужно было в разные стороны, так что мы торопливо распрощались с ней и разошлись. Ехать на машине мне показалось неправильным, да и хмель из головы еще не выветрился, потому поймала кар с водителем и назвала нужный адрес.

Вчера я даже не удосужилась проверить, где именно будет проходить моя практика, поэтому сегодня утром, с трудом отыскав распределительный бланк, ошарашенно уставилась на адрес… Академии. Единственное, номер корпуса был странным, но об этом я решила подумать чуть позже. Вначале проверила сумму, оставшуюся на личном счете, и застонала от досады – погуляли мы вчера неплохо. Хорошо хоть до стипендии денег должно хватить. Теперь я готова была перейти и ко второму вопросу – найти на территории Академии тот самый корпус. Пошарив в коммуникаторе добрых пять минут и перелопатив всю карту, я наконец нашла небольшой квадратик с нужным номером.

Несмотря на то, что я училась в Академии уже три с половиной года, часть территории учебного городка так и не исследовала. Да мне и не было это интересно. Главные корпуса я знала, сад был изучен мной досконально. Небольшие старенькие корпуса и лаборатории, где иногда проводились практические занятия, также были мне знакомы. Существовало лишь два места, где я, пожалуй, никогда не бывала – это преподавательский городок и дальняя часть дикого парка, заросшего плющом и колючими кустами ежевики.

Так вот адрес, указанный на бланке, указывал на небольшой домик на окраине преподавательского городка.

– Что за черт? – удивленно протянула, уже стоя перед небольшим двухэтажным коттеджем с увитыми диким виноградом кирпичными стенами и поросшей мхом черепичной крышей крыльца. Кажется, такой же слоем мха покрывал и всю крышу здания. От углов домика в разные стороны уходил высокий, не меньше двух метров, забор, так что дальнюю часть двора, выходившего как раз на дикий парк, видно не было.

– Это шутка? – промямлила я, переводя взгляд с бланка на адрес, указанный на табличке, закрепленной на стене здания. – Какого черта?..

Похоже, что нет. Сделав шаг вперед, поискала взглядом звонок или камеру, чтобы связаться с хозяевами, но дверь неожиданно распахнулась и на пороге возникла тень. Сейчас ее обладатель хоть и терялся в темноте помещения, но холодный блеск глаз тут же расставил все по местам. Я прибыла по адресу.

– Не думал, что найдете, – прогремел его голос. Мужчина сделал шаг вперед, осмотрел меня с ног до головы и тут же отступил обратно в тень. – И уж тем более, что придете вовремя.

Я постаралась расслабиться и не обращать внимания на его выпады, ведь по сути все они относились не ко мне, а лишь к его представлению обо мне, а значит, изначально были не верны. А еще мое внимание привлекло его постоянное желание находиться в тени, словно только там, в сумраке, ему было комфортно. Как хищнику какому-то. Точно так же он прятался в тени и вчера. Скрывался, наблюдая за учениками подобно дикому зверю, а потом…

– Вы собираетесь работать в этом? – снова его недовольный тон, полный сарказма, вырвал меня из дум.

– А что не так с моим костюмом? – Я нервно одернула юбку ученической формы, что, как мне казалось, идеально подходила для работы на кафедре.

– Вчера вы были в брюках. Сегодня вырядились в юбку… Думаете, сможете добиться чего-то, впечатлив меня видом своих стройных ног, и избежать практической нагрузки? Зря.

После этого он развернулся и исчез во мраке дома. Совершенно выбитая из колеи его в высшей степени странным выпадом, я ещё раз оглядела себя. Белая блуза, заправленная в ученическую юбку до колен. Телесного цвета чулки и черные, довольно простые ботиночки на низком каблуке. Стандартная и, если честно, видавшая виды форма ужасно мне не шла, а если учесть вчерашнюю гулянку и ее следы на моем лице… Кого я могла решиться впечатлить или даже соблазнить в таком виде? Просто смешно! А главное, было бы кого соблазнять! Противного старикашку?

Постояв на пороге ещё несколько секунд, я решительно шагнула вперёд и тут же оказалась в прохладном сумраке прихожей. Темный коридор уходил в глубину дома. Он оказался заставленным какими-то высокими шкафами, тут и там высились стопки коробок, на полу валялось какое-то барахло. И только из-под двери, расположенной в ее дальнем конце, лился еле заметный свет. Не теряя больше времени, я направилась в ту сторону и, стараясь не споткнуться о разбросанные вещи, наконец добралась до места.

– Господин Роутек? – позвала я преподавателя, но не получила ответа.

Приоткрыв дверь, заглянула внутрь и охнула – все помещение было завалено какими-то ящиками и коробками, горы бумаг, перевязанных истрепавшейся веревкой, высились вдоль стен.

– О мой бог! – только и смогла выдать, разглядывая весь этот ужас.

– Я рад, что вам нравится. Это архивы исследований Первой Волны, материалы по материям и теням иных.

За спиной возник Ксандр Роутек, и я от неожиданности вскрикнула. Прижав руку к груди, шарахнулась в сторону, налетев и повалив на пол груду бумаг. Попыталась подхватить часть и вернуть на место, но сделала только хуже.

– Черт! Какому идиоту в голову взбрело устраивать тут склад барахла?! – зашипела, потирая ушибленную ногу и одновременно с этим пытаясь отряхнуть перепачканные в пыли руки. – Неужели нельзя навести тут порядок?!

– Ну, раз вы, уважаемая госпожа Марс, так рьяно ратуете за чистоту, то флаг вам в руки! Считайте, это вашим первым заданием – разобрать тут все!

– Что? Но такие объемы невозможно разгрести в одиночку! На это уйдет не один месяц! Да и я вам не уборщица! Найдите или наймите специальных людей!

– Нет, – последовал лаконичный ответ. – Ваше задание – разобрать архивы, упорядочить все бумаги и расставить их по стеллажам.

– Но это невозможно! Такая работа даже не для исследователя или архивариуса, а для… ну, не знаю… – попыталась я возмутиться, только мой голос стих под его ледяным взглядом. Он будто даже не обратил внимания на мои слабые попытки возразить. Мне казалось, что он не слышит меня, настолько его взгляд был одновременно рассеянный и пустой. Он смотрел на меня, но совершенно точно не видел, и где именно сейчас пребывал господин Роутек, одному богу известно. Я тоже уставилась на него, только в отличие от мужчины, рассматривала его довольно внимательно, стараясь составить хоть какое-то мнение.

– А вы считаете, Кира Марс, что все исследователи лишь в белых блузках и коротких юбках ходят? – Совершенно неожиданно он подался вперед и склонился так, что его глаза оказались практически на одном уровне с моими. – Боятся замарать свои чистенькие ручки и очаровательные вздернутые носики? Я вас снова разочарую! Настоящий исследователь – это человек, стоящий по колено в грязи! Его руки перепачканы, лицо покрыто грязью, а сердце…

Роутек замер и уставился на меня, словно только увидел и никак не мог понять, откуда я взялась и что тут делаю. Он нахмурился и выпрямился, отступая.

– То, что вы описали, – наконец прервала повисшую паузу, – больше похоже на воина в разгар битвы, а не на ученика потока общих дисциплин.

– Мы и есть воины. Мы Щиты, а в некоторой степени и настоящие солдаты, единственные, кто может спасти других… и не важно, стоим мы в первых рядах с орденами на груди или находимся в тени и прикрываем… – тихо бросил мужчина и привалился плечом к дверному косяку.

На последних словах, произнесенных практически шепотом, я просто забыла как дышать. Нечто подобное я слышала из уст своего деда, но только сейчас оценила и, наверное, осознала в полной мере подобные слова. Вот уже десять лет как я забыла об этом. И сейчас в грязном, пыльном помещении слова, произнесенные Роутеком, выбили из меня весь воздух.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю