290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мы с тобой одной крови...(СИ) » Текст книги (страница 4)
Мы с тобой одной крови...(СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Мы с тобой одной крови...(СИ)"


Автор книги: Нина Черемина




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 4 страниц)

Дин, не отвечая на мой вопрос, раскрыл журнал посередине. Там была напечатана статья какого-то медицинского маггловского светилы, профессора ортопедии. В ней описывалась проведенная им операция и протезирование левой верхней конечности Томасу Фелтону. В восторженных тонах с медицинскими, совершенно мне непонятными терминами, профессор рассказывал, что после недели подключения протеза к телу этого молодого человека тот стал функционировать, как живая рука. А ещё через некоторое время он стал совсем настоящей, родной рукой молодого мужчины. Клиника, в которой работает профессор и где проводилась операция, находится в Израиле, в городе Тель-Авив.

– И что? – прочитав наскоро статью, спросил я Дина.

– Переверни страницу.

На всю страницу был напечатан снимок молодого светловолосого мужчины, улыбающегося на камеру. Но его в серых глазах была затаённая печаль. Они не улыбались, а грустно смотрели на меня со снимка. Похожие глаза я вижу уже три с половиной года, но они всегда весёлые, с лёгкой слизеринской лукавинкой и счастливые, в отличие от тех, в которые я сейчас пытался вглядеться, чтобы понять, что же скрывается за этим печальным взглядом.

– Я созвонился с коллегами из этой клиники, – как бы между прочим сообщил мне друг. – Он будет там ещё неделю. Перед Рождеством его выпишут.

– Тогда надо отправляться прямо сейчас, – уверенно произнёс я и выписал адрес клиники. – Я в отдел трансгрессии. Дин, сделай несколько копий фотографии и отошли ребятам, на всякий случай. И… ты со мной? А то я ведь понятия не имею, как вести себя с медиками и о чём их спрашивать, – заискивающе глядя на друга, попросил я.

– Хорошо, Гарри. Я сегодня свободен, – кивнув, согласился Дин.

Я почти бегом рванул вниз на пятый этаж, в подземелье, где находится отдел трансгрессии. В большом кабинете сидело около двадцати волшебников и ведьм. Это самый большой отдел в министерстве, после Тайного.

– Мне срочно нужен портключ вот по этому адресу, – сунул я бумажку под нос пожилому магу в зелёной мантии, до того непринуждённо сидевшему и пившему из большой кружки чай.

– Хорошо, мистер Поттер, – неохотно ответил тот, читая адрес, – пишите заявку. Через два дня будет готово.

– Вы меня не слышите? Мне. Нужен. Срочно. Портключ, – раздражаясь на неповоротливого работника, гневно произнёс я. – Максимум через час, возражения не принимаются. По прошествии этого времени портключ на два лица должен лежать у меня на столе. – Припугнув его немного своей магией, я развернулся и вышел из помещения.

Через час мы с Дином, переодевшиеся в маггловскую одежду, подходили к воротам ортопедической клиники в городе Тель-Авив. Набросив на себя отвлекающие чары, мы прошли мимо охранника, который лениво посмотрел мимо нас и снова уставился в монитор компьютера. Вокруг трёхэтажного строения из белого камня и стекла располагалось множество одноэтажных коттеджей-бунгало. Везде росли вечнозелёные деревья, покрытые снежной шапкой. Дин повёл меня в здание клиники. У стойки регистрации он стал на незнакомом мне языке о чём-то разговаривать с молодой девушкой, которую слегка портил большой крючковатый нос; глядя на неё, я неожиданно вспомнил покойного профессора Снейпа. Такие же чёрные, жгучие, как жуки, глаза, тонкие губы, даже чёрные волосы и причёска были похожи. Если бы я лично не присутствовал на похоронах профессора, я бы решил, что это он, только в женском обличии. Поговорив с девушкой, Дин кивнул мне, показывая на выход.

– Пошли, – сказал он, когда мы вышли из здания, – он живёт в седьмом бунгало.

– Дин, ты откуда знаешь иврит?

– У меня мама еврейка, – коротко ответил он, – а отец южноамериканец. Они повстречались на войне в Афганистане, мама была там хирургом, а отец… Отец – наёмником-снайпером. Мама спасла его от смерти, когда он был ранен. Но через год он погиб там, я его ни разу не видел. У мамы нет даже его фотографии. Я родился, когда отца уже не было полгода. Мама говорит, что он был магом.

– Дин, а тебе не показалась знакомой эта женщина, что в регистратуре?

– Ты тоже заметил сходство со Снейпом?

– Ага, только она кажется более доброжелательной, чем был профессор.

– Ну, я бы не сказал, она мне такой допрос устроила. Куда там Снейпу. Слушай, может, это послесмертное перевоплощение профессора? Знаешь, как её зовут? Сильвия Саммерс.

Мы оба зябко передёрнули плечами. Ведь всё может быть.

До бунгало под номером семь мы шли молча. Я волновался: как нас там встретят?

Постучав в дверь, мы прислушались. Из-за неё раздался недовольный мужской, но такой знакомый и даже, можно сказать, родной голос:

– Сильвия, ты же знаешь, у меня нет друзей, – произнёс он.

Не дожидаясь, когда нам откроют, я толкнул дверь. В комнате, держа около уха мобильный телефон, стоял Драко Малфой собственной персоной и испуганно смотрел на меня.

– Поттер! – опуская руку с телефоном, затравленно прошептал он. – Поттер! Ты всё-таки нашёл меня.

Вдруг он кинулся ко мне и обнял за плечи. Уткнувшись в мою шею, он шептал, не обращая внимания на Дина:

– Поттер, если бы ты знал, как я соскучился по тебе. Ни по кому так сильно не скучал. Только по тебе…

========== Часть 9 ==========

Сказать, что я опешил от такого внезапного порыва Малфоя, это ничего не сказать. Я растерянно замер на месте и не знал, что делать дальше. Потом положил руки ему на спину и слегка похлопывая, произнёс:

– Ну, ну, Малфой, ты чего это?

Он испуганно отстранился от меня и отошёл к окну.

– Прости, – тихо сказал Драко. Он стоял спиной к нам, вцепившись руками в подоконник. Плечи его мелко тряслись, как будто он пытался сдержать слёзы.

– По Поттеру значит соскучился? – насмешливо протянул Дин, поднимая с пола телефон, и усаживаясь на единственный стул в комнате, – А по сыну? По своему ребёнку не скучал?

Малфой дёрнулся как от резкого удара и ещё ниже опустил голову.

– Я его почти не знаю. Не успел привыкнуть, – глухо ответил он. – Вы прибыли за мной, чтобы отправить в Азкабан? – спросил он чуть погодя.

– В Азкабан? – удивлённо переспросил я, – А есть за что?

– Не знаю, – равнодушно пожал плечами слизеринец, – наверное, есть за что, раз вы здесь.

– Малфой, рассказывай, что такое могло произойти с тобой, что ты добровольно отправился к Сивому? Самому мерзкому, после Волан-де-Морта, существу на всем белом свете…

– Добровольно? – резко перебил меня блондин. Он повернулся к нам лицом и посмотрел на меня затравленными, больными глазами. Где тот надменный и презрительный взгляд, уверенного в себе аристократа? Где брезгливая улыбка, некрасиво кривящая губы? Где напыщенная осанка? Снисходительная речь? Перед нами стоял измученный, усталый, разбитый, жестоко потрёпанный жизнью молодой мужчина. – Что ты об этом знаешь, Поттер? – хрипло прошептал он.

– Вот я и хочу, чтобы ты сам всё рассказал, – отводя от него сочувствующий взгляд, проговорил я.

– Это долгая и ужасно некрасивая история, – нерешительно произнёс Малфой.

– Ничего, время у нас есть. Говори, Драко. – я сел на кровать и сложил руки на груди, уставившись на него холодным и жёстким непроницаемым взглядом.

Малфой опустился на пол, там где и стоял, обхватив ноги руками, он уткнулся головой в колени. Какое-то время в комнате стояла тишина. Мы с Дином замерли в ожидании. Драко поднял голову и заговорил. Он говорил медленно, с трудом подбирая слова. Он не смотрел на нас, как будто стараясь убедить себя, что в комнате никого, кроме него нет.

– Когда Люциус и другие Пожиратели провалили задание в министерстве, – глухо начал он, – и мало того, что они не смогли справиться с малолетками, а и вынудили показаться самому. – Драко судорожно сглотнул, боясь произнести имя вслух, он вскинул на меня затравленный взгляд, – Я тогда знал о планах ЭТОГО, вытащить тебя из Хогвартса, и всеми силами пытался помешать тебе рвануть в министерство, заложив тебя Амбридж. Надеялся, что она задержит тебя. Но ты и твои друзья, смогли улизнуть от нас… Я больше ничего не мог сделать. – устало проговорил он, и извиняющимся взглядом посмотрел на меня.

Мы с Дином переглянулись, вспоминая, что происходило на нашем пятом курсе, когда в школе во всю властвовала (зверствовала) Амбридж. Прикрываясь министром, она изводила нас пытками. У меня до сих пор, на тыльной стороне ладони левой руки, видны шрамы, которые я получил от её кровавого пера: – «Я не должен лгать». Я непроизвольно сжал кулак и кивнул Малфою, чтобы продолжал.

Немного помолчав, как будто собираясь с мыслями, он опять отвёл от меня взгляд и безэмоционально продолжил:

– За провал Люциуса, ЭТОТ решил наказать нас с Нарциссой, – Драко упорно называл родителей по имени, – Её он взял в заложники, предварительно пытая её на моих глазах Круциатусом, чтобы я не брыкался. А мне…поставил свою метку, завязав на ней заклятие боли, если вдруг я начну уклоняться от поставленной мне задачи. Я должен был придумать, как незаметно провести Пожирателей в замок и…убить Дамблдора. И должен это сделать сам, без чьей-либо помощи. Ну, результат вы знаете. – Малфой протёр лицо дрожащими руками. – Задание я провалил, почти провалил. ЭТОТ был недоволен, что долго тянул. Поэтому я после всего спрятался. Я боялся возвращаться домой. Мне помог Снейп. Но ближе к осени, меня вызвал Люциус через Родовую магию. Я не мог ни откликнуться на вызов главы Рода. ЭТОТ был в бешенстве. Все его планы постоянно проваливались, ОН искал среди своих приверженцев предателя. ОН не понимал, как мракоборцы узнают о его схемах и целях нападений. Велел мне вклиниться к тебе в доверие и узнать, кто шпионит на тебя. Я отказался. Объяснив это тем, что после того, что я сделал, никаким образом не смогу получить доверие от тебя. Ему это всё было по-барабану. Получив несколько самых извращённых круциатусов, и лишённый собственным отцом защиты от родовой магии, я согласился. Но тебя в школе в этот год не было. А его планы продолжали срываться. Потом в менор притащили Полумну и старика Олливандера и заперли их в подземелье менора. Допускали к ним только Петтигрю. Да я до самого Рождества даже не знал об этом. Перед Новым годом, егеря приволокли, …вон —Томаса, – Драко вскинул взгляд на Дина, – и гоблина. ЭТОГО в меноре тогда не было. Где он, никто не знал. Я, по силе возможности, пытался как-то облегчить жизнь узникам. Я не понимал, зачем они ему нужны. Зачем нужна Полумна? Томас? И гоблин? Про Олливандера я догадывался. ЭТОТ как-то сказал, что у вас с ним одинаковые сердцевины в палочках, поэтому он и не может убить тебя, я думал, что он заставлял Олливандера сделать ему новую палочку, а тот почему-то отказывался.

Когда Струпьяр со своими егерями притащили в менор вас, мне велели опознать тебя. Я, конечно же, узнал, но не мог этого сказать. Потому что верил в тебя, верил, что только ты сможешь нас всех спасти. Потому что иначе дальнейшая жизнь просто не имеет смысла. Вам удалось сбежать, но Белла уже успела вызвать ЭТОГО. Он не успел чуть-чуть. Буквально на минуту. Конечно же всем досталось от него. И ещё вдобавок пропал Петтигрю. Его нашли Люциус и Белла. Вот тогда они поняли, откуда в подземелье тёплые одеяла и недоеденная еда. Такого гнева я ещё не испытывал. Но ЭТОМУ показалось этого мало. Меня в бессознательном состояние отдали Грейбеку, завязав на метке заклятие полного подчинения этой мрази. До полнолуния оставалось пару дней. Меня за это время привели в сознание, и даже немного подлечили. Снейп готовил для меня зелья. – Малфой замолчал, встал на ноги и налил себе из графина полный стакан воды. Выпив его, он сел на подоконник, и стал смотреть в окно. – Люциус сам держал мою руку, когда ЭТОТ завязывал заклятие на своей метке… Я им был больше не нужен. Мы с Блейзом Забини, под обороткой, в образе каких-то пуффендуйцев с младших курсов, иногда посещали ваши занятия, когда вы учились анимагии. А потом сами продолжали заниматься этим. К концу учебного года, я уже мог перекинуться в волка. В белого волка. А Блейз стал чёрной пантерой. Об этом никто не знал ни в школе, ни дома. Когда в полнолуние Грейбек укусил меня, чтобы обратить в оборотня, его яд не сработал. Причины я не знаю. Может из-за того, что моя анимагическая форма была – волк. Не знаю. Но я остался человеком. …А потом была битва, Адский огонь в Выручай-комнате, ты, рискуя собой, спас меня тогда. …Когда Хагрид принёс тебя на руках к Хогвартсу, а ЭТОТ заорал, что ты мёртв, во мне что-то умерло. Умерла надежда, во мне умер человек. …А дальше я ничего не помню. Только смутно припоминаю, как в меноре появился Сивый, и Люциус отдал меня ему.

– Люциус рассказывал мне по-другому, – дав возможность Драко передохнуть, я поведал о том, что говорил мне Люциус Малфой.

– Не знаю, хотя догадываюсь, почему он так рассказал. Прикрывал свою задницу. В меноре до того, как там появился Грейбек, мы жили почти месяц, я это помню. Плохо, но помню.

– Что было дальше?

– Дальше? А дальше был кошмар. Сивый пользовался мной, но не давал никому и близко приближаться ко мне. Я стал его шлюхой. Нет, он не насиловал меня, я отдавался, можно сказать, добровольно. Ведь я находился под заклятием.

– Погоди, если заклятие было вложено в метку Волан-де-Морта, то после его уничтожения оно должно было прекратить действовать. – спросил Дин.

– Он перенастроил свою волю на волю Сивого, – неопределённо пожал плечами Драко, – об этом я догадался уже тогда, когда смог избавиться от неё окончательно. Однажды, в своей анимагической форме, я гулял по лесу, в котором мы жили, я не знал, что это был за лес, и угодил лапой в медвежий капкан. Почти трое суток я отгрызал лапу, так как знал, что искать меня никто не будет. Я часто уходил из логова Сивого, но всегда возвращался обратно, меня что-то не отпускало оттуда. Когда мне удалось отгрызть лапу, меня накрыло… Я вспомнил всё. Почти всё. И ужаснулся. На трёх лапах я постарался уйти как можно дальше в лес и наткнулся на заброшенную хижину. Я прожил в ней всю зиму и половину весны, питаясь тем, что находил в лесу, и поймал на охоте. Когда лапа зажила, я смог снова становиться человеком и перекидываться в волка.Моя магия была со мной, но у меня не было палочки и я стал учиться беспалочковой магии. У меня неплохо получалось. По крайней мере, бытовые чары удавались легко. Потом я решил выбираться из леса. Поближе к людям. Однажды мы с Люциусом были в одном, не очень приличном маггловском заведение в Лондоне. Я помнил координаты для аппарации. Я переместился к этому заведению, предварительно наложив на себя косметические чары. Уж в этом я был дока ещё в школе, – горько усмехнулся Драко, – Не буду расписывать как мне удалось, будучи с одной рукой, устроиться туда. Много есть извращенцев, которым трахнуть инвалида в радость. Я немного обжился, пришёл в себя. Иногда даже мотался в магическую Англию. В основном из-за информации. Мне надо было знать, что делается в волшебном мире. Я таскал газеты из мусорных ящиков. Из них я узнал, что вы победили, что ЭТОГО больше нет. Но тех, кто служил ему посадили в Азкабан. Из этих же газет я узнавал всё про тебя. – Драко, уже успокоившимся взглядом посмотрел на меня. – Я был счастлив, что ты жив и что ты победил. Но возвращаться я опасался и из-за Сивого, и из-за страха быть арестованным. Однажды меня снял какой-то толстый американец. Он оказался волшебником из Канады. Не знаю, как так могло произойти, но через четыре месяца, я понял, что жду ребёнка. Вот тогда я испугался ещё сильнее. Представьте себе, я в маггловском мире, беременный. Для магглов это невозможно. И я рванул в Румынию, в небольшой магический посёлок, где меня никто не знает. Благо меня хорошо ещё в детстве учили волшебной географии. Деньги у меня уже были, и я взял в аренду небольшой домик, вот как этот, на краю этой деревушке. Сам смог родить малыша, а что дальше делать с ним, я понятия не имел. Сам на птичьих правах, деньги все уходили за аренду дома. Бывали дни, что я ни ел по трое суток, но малыша кормил. И тогда я решил… Да, Поттер, только тебе я мог доверить своего ребёнка.

– И всё же я не понимаю, – выслушав исповедь Драко, произнёс я, – ведь для чистокровных волшебников их дети – величайшая ценность, какая только есть в мире. Как твои родители решились отказаться от тебя?

– Я для них умер, когда ЭТОТ, отдал меня оборотню, – спокойно ответил Драко, равнодушно пожав плечами. – Меня лишили родовой магии, имени, дома. Что я мог дать ребёнку? Ничего.

– Я знаю, что подобная операция стоит немалых денег, можно сказать, целое состояние. – произнёс Дин, – Как ты смог накопить столько, за такое короткое время? Или работал без передышки?

– Да нет, откуда у меня деньги. Когда я перенёс малыша к дому Поттера, я отправился в Израиль. Просто хотел побывать на земле, по которой ходил наш главный маг – Иисус. Я прочитал в местной газете, что в ортопедическую клинику требуются инвалиды, потерявшие конечности, для экспериментов одного профессора-ортопеда. Проживание и питание гарантировано. Вот я и отправился сюда. Почти три года профессору не удавалось приживить мне руку, чтобы она функционировала, как настоящая. А потом удалось, а может быть моя магия помогла. Теперь рука у меня своя. Без метки. …Я не думал, что вы меня найдёте. Хотел сам появится, когда полностью буду готов.

– И когда ты будешь готов?

– Я хотел на это Рождество. – тихо произнёс Драко.

– Собирайся, Драко, – сказал я поднимаясь с кровати.– Пойдём домой…

ЭПИЛОГ

Через два года мы с Драко поженились. А ещё через год у нас родилась девочка Лилиан Полумна Поттер.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю