332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталия Богатенко » Приручить Шерхана (СИ) » Текст книги (страница 7)
Приручить Шерхана (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 07:30

Текст книги "Приручить Шерхана (СИ)"


Автор книги: Наталия Богатенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 13 страниц)

Глава 13

Артём приложил палец к губам, безмолвно, но властно приказав Яне молчать. Пазл, наконец, сдвинулся с места, начал складываться в картинку, и мужчина был удовлетворён. Пока только морально, физически же до сих пор испытывал напряжение, и давать задний ход не собирался. Чуть позже позвонит Павлуше, отдаст распоряжение найти эту Зинаиду, которая прячет предполагаемую воровку.

Прессануть малолетку для его пацанов – раз плюнуть. Оставалось надеяться, что бабки уже завтра будут найдены. Потратить много эта дурёха не могла. А Яне он сейчас преподаст ещё один урок, чтобы в следующий раз думала, прежде чем нарываться.

– Иди сюда. – позвал он девчонку, застывшую столбом на месте.

Она дёрнула плечиком, подняла глаза, на лице её отразилась гамма эмоций. Злится, понятное дело. Поздновато, конечно, сама к нему пришла, о чём Артём и напомнил ей. Яна прищурилась, но не ответила. Так и не дождавшись с её стороны действий, сам шагнул к ней, потянул на себя, погладил по спине, чуть сжав ягодицы. Она задрожала, рвано дыша ему в грудь.

– Несколько минут назад в ванне… – произнёс он хрипло, поймав её настороженный взгляд, и улыбнулся хищно, – всё могло закончиться стандартно, крошка. Я бы отымел тебя в зад, не окажись ты такой трусихой.

Она покраснела от его правдивых слов, протяжно вдохнула воздух.

– Я… Не люблю такой секс. – выдавила сипло, пряча глаза.

Но вести беседы Артёму не хотелось. Уже чувствовал, что больше не может ждать, в паху ныло, требовало разрядки, и его неистовый, грубый поцелуй Яна неожиданно приняла, не оттолкнула, несмело повторяя то же, что делал и он. Что-то всё же было не так, заставляло его звереть от дикого возбуждения, но подавить порыв трахнуть девчонку прямо тут, на полу, без всякой прелюдии, Шерхан сумел.

Сердце её гулко стучало, он слышал это, да у него и самого горело всё тело, а ладони вспотели, когда он скользнул ими по изгибам девичьих бёдер. Наклонившись, Артём резко сбросил с неё халат, затем и свой отправил куда-то на пол. Блуждая руками по её попе, жадно приник губами к покрытой мурашками коже, прокладывая тропинку поцелуев по груди и плечу.

Она покорно стояла, и это, вопреки всякой логике, подстёгивало. Какого чёрта? Ему нравились зрелые бабы, умеющие доводить до безумия, а не безучастные куклы. Но анализировать странность происходящего было лень. Хрипя от невыносимой муки болезненной похоти, Артём подхватил Яну за талию, увлекая за собой на ковёр, улёгся, удерживая её между колен, и она вдруг встрепенулась, пробежалась пальчиками по его животу, чувственно задела сосками его грудь.

Выгнувшись, как ленивая кошка, устроилась на нём сверху, осторожно вобрала твёрдый стержень в липкое тёплое лоно, и задвигалась, сначала скованно, а потом всё более страстно. Накрыла его руки на своих бёдрах, с нажимом принуждая сжимать сильнее, закусив губу, ускорила ритм, и он закрыл глаза, чувствуя, что долго не продержится.

Давно не трахал женщину. Яна – первая после его освобождения, возможно, потому и желание такое дикое. Неподалёку от лагеря в поселении жила симпатичная тётка – доктор, иногда Артём кувыркался с ней в её крохотном кабинетике, но торопливо, без намёка на прелюдию. Сейчас было по-другому, хоть и тоже быстро, словно в любой момент кто-то мог их застукать, но ощущения нахлынули ярче, чем при сексе с той врачихой.

С его губ слетел приглушённый стон, с Яниных – тихий долгий вздох. Он подался вперёд, обнимая её за поясницу, осыпал лёгкими поцелуями шею и лицо, завладел соском, трогая вершинку языком, и Яна запрокинула голову, двигаясь размеренно, но насаживаясь на член глубже. Уловив, что уже приближаются первые отголоски оргазма, Артём стиснул девчонку за ягодицы, прохрипев с натугой:

– Подожди… Не так резво, малая…

Она не вняла непонятному предупреждению, запечатала ему рот жаркими губами, а он, не успев приподнять её, чтобы отстраниться, упустил момент. Его накрыло на пару секунд раньше неё, голова закружилась, тело обмякло, и острые токи удовольствия прокатились по паху, вызывая дрожь по коже.

Яна тяжело дышала, оглушённая осознанием того, что произошло. Нервно убрала волосы с лица, упала рядом с Артёмом, и неуверенно прошептала:

– Глупо вышло… Забыли про предохранение.

Бля… Не то слово!

Он скрипнул зубами, прикрыл лицо ладонью, и чуть слышно выругался. К чему спрашивать, когда у неё месячные, что сделано, того не вернуть. По её растерянному тону ясно, что никаких таблеток не пьёт, и риск залететь от него всё-таки был. Впрочем, девчонка-то, поди, не идиотка, хватит ума избавиться от нежеланного мальца. Не хватало Артёму влипнуть ещё и в историю с алиментами.

Резко сев, Шерхан дотянулся до журнального столика, схватил пачку сигарет, и жадно закурил. Одолевала злость на Яну за её враньё, да и на самого себя он злился, ибо она оказалась права. Так лохануться с бабой, чёрт побери!

– Ладно, крошка, выше клюв. И хвост по ветру держи, всё будет айс. Одевайся. – велел он ей сухо, натянул халат, и затушил окурок двумя пальцами, бросив в пепельницу. – отвезу домой.

Яна вздрогнула, быстро стрельнула на него взглядом. Ну, понятно ж, домой боится появляться, рыльце в пушку. Пашка туда своих быков уже посылал. Но предлагать ей оставаться здесь Артём не захотел. Пташка должна привести его к украденным деньгам. А может, не решилась напомнить про обещанную им плату за секс?

Мужчина пытливо смотрел на неё, но она так и не произнесла ни слова. Молча встала, не глядя в его сторону, украдкой взглянула на настенные часы. Торопится к своей Зине, понятное дело. Вот она, возможность решить напряг уже сегодня. Пусть валит в свою Тьмутаракань, и приведёт их к концу запутанного клубочка.

***

Яна попросила высадить её на въезде во двор, где жил Эдик, приготовилась сражаться, если Артём вдруг вздумает пойти с ней, но он не стал настаивать на этом. Вообще не проронил ни слова, молча разблокировал дверцу, и уехал сразу же, едва она вышла из джипа. Её такой расклад почему-то не устраивал, но в чём причина недовольства, Янка не знала. Казалось бы, вот она, долгожданная свобода, больше не нужно жертвовать своим телом, можно расслабиться, и поскорее забыть о случившемся.

Не получалось. Ни расслабиться, ни забыть. Грызло невнятное чувство, словно она что-то упустила, и дело даже не в том, что обещанные деньги Артём так и не дал ей. План провалился. Шерханов не взял ни её номера телефона, ни каким-то иным способом не дал понять, что хочет новой встречи.

По всему выходило, что она зря переспала с ним, натерпевшись страха, и мучаясь совестью. Наташка будет «в восторге»…

Задумавшись, девушка шла к подъезду, и не заметила ни начавшего накрапывать мелкого дождя, ни чёрной машины, притормозившей за сеточным ограждением. Машинально приложила брелок к глазку распознавания на входной двери, взбежала на второй этаж, и открыла квартиру Эдуарда ключом, который он ей выдал.

Добрый парень, в наше время редкость встретить таких, как он. Не побоялся пустить в дом чужую девчонку, у которой проблем выше головы, искренне захотел помочь. Наверное, она Эдику всё же нравилась, и своим рыцарством он пытался её завоевать, подумала Янка, бросив сумку на пол в прихожей. Откуда ж ему знать, в какое дерьмо она умудрилась влипнуть.

На часах было почти девять вечера. Если у Эда смена, он вернётся совсем скоро. У неё не было ни настроения, ни желания что-либо объяснять, а значит, лучше быстро принять ванну, и притвориться спящей. Благо, комнату отдельную хозяин квартиры ей выделил.

Стоя под обжигающими струями воды, Яна яростно отдраивала кожу мочалкой. Раз за разом намыливалась, тёрла до покраснения, и всё равно чувствовала себя грязной. В общем-то, ничего особенного не произошло, обычный бурный секс. Да, точно, только с абсолютно чужим мужчиной, бандитом, да плюс, этот зверь кончил в неё, и теперь у Яны появилась новая проблема.

Как бы не залететь. Аборт, конечно, оптимальный выход, но где гарантия, что это не станет потом причиной её бесплодия? К тому же, с её вечными, пусть незначительными, но болячками операция по избавлению от плода может негативно отразиться на здоровье.

Впрочем, об этом пока рано, возможно, Бог помилует.

Выйдя из ванной, девушка обернулась полотенцем, и схватила мобильный. Нужно позвонить маме, успокоить её, выяснить, как она там. Про Альку, естественно, ни звука. Зинаида что-то молчит, неужели сестра до сих пор не объявилась?!

Елена долго выговаривала дочери за то, что пропала со связи, жаловалась, мол, они с Валюшкой её в гроб загонят, но ни словом не обмолвилась о том, из-за чего у неё случился сердечный приступ. Сколько Яна не выспрашивала, мать оставалась непреклонной – перенервничала, потому что Яночка не перезванивала, а потом вдруг попросила позвать Альку.

Яна похолодела. Как выкрутиться на этот раз? Соврать, что Алька спит? Или вышла в магазин? Все эти отговорки уже были использованы, Елена могла заподозрить неладное. Сославшись на помехи и пообещав позвонить завтра, Янка отбила вызов, бессильно прислонилась лбом к стене. Решено, она едет в Калугу, сегодня же, если электрички ещё ходят из Москвы.

Переодеваться не во что, но это ерунда. Стирать вещи тоже некогда, придётся одолжить у сестрёнки Эдика ещё одни джинсы и майку. Деньги, взятые ею на такси днём ранее, Яна честно положила назад, надеясь, что он не обнаружил пропажи. Немного подумав, черкнула ему записку, что уехала к родственникам, оставила на видном месте, на обеденном столе, и, сменив одежду на свежую, торопливо выскочила из квартиры.

***

Неприметную белую «мазду» Артём засёк практически сразу. Тачка была ему незнакома, по его наблюдениям, сидели в ней трое, а когда она двинулась к вокзалу следом за такси, сомнения рассеялись – следили за Яной. Если бы Пашка послал своих пацанов, Шерхан бы знал об этом, да и ездили те на «лексусе». Но, во-первых, Музыкант пока был не в курсе, что Яна была у Артёма, а во-вторых, он не мог действовать сам, не предупредив босса.

Стало быть, «залётные» какие-то молодчики. Возможно, работают на того, кто вломился к нему в хату и грохнул Жеку…

Дождавшись, когда девчонка расплатится с водителем, мужчина прибавил скорость, и обогнал её, затормозил резко наперерез, распахнул дверцу со стороны пассажирского места.

– Живо в тачку! Залезай, говорю, все вопросы после! – скомандовал, поглядывая в зеркальце заднего вида.

Яна растерянно нахмурилась, огляделась, но, к своему счастью, не стала препираться, юркнула в салон «лендровера», и Артём вдавил педаль акселератора до упора. Исчезнуть в потоке плотно текущего по привокзальным дорогам транспорта было несложно. Удостоверившись, что преследователи отстали, свернув в ложном направлении, Артём развернул джип, и взглянул на Яну.

– Знаешь, чё за типы за тобой ехали?

Она напряглась, испуганно посмотрела через плечо.

– Нет. А ты что, следил за мной?

Прозвучало вызывающе, настолько неуместно в сложившейся ситуации, что Шерхан усмехнулся. Эта крошка не теряла спесивость, даже в опасном положении, это ему снова понравилось. Смелая девочка, не в пример многим её сверстницам.

– Это такое спасибо, что ли?

Она фыркнула, крепко вцепившись побелевшими пальчиками в сумку. Довольно, кстати, туго набитую чем-то. Не шмотками точно, пусть Артём и не выяснил, к кому она бегала в ту многоэтажку, но сто процентов не домой. Однако, уместить в женской сумочке пятьсот тысяч баксов было нереально, и он решил, что внутри нечто другое.

– Я ещё и благодарить тебя должна? – холодно отрезала она, уставившись в окно. – ты вышвырнул меня вон, а перед тем обошёлся со мной, как со шлюхой!

Снова глянув в зеркальце, Артём убедился, что погони нет. Хоть это радовало.

– Погоди-ка, у нас чё, был секс не с обоюдного согласия? Или я чё-т путаю? Я ж не трахнул тебя в задницу, хотя бы за это могу рассчитывать на признательность?

Яна смущённо прикусила губу. Сидела, съёжившись, беззащитная, растерянная, и на миг, Артём испытал острое чувство раскаяния. Слишком грубо он с ней говорил, ни к чему это вроде. Ну, стащила одна глупая девчонка у него бабки, другая её прикрывала, это ещё не повод обходиться с Яной как с шалавой. Чёрт, она права.

И потом, ни хрена она не потаскуха. Несмотря на то, что отдалась ему, наплела что-то про сладкую жизнь, Артёма чутьё не подводило, здесь какая-то загадка. Смотреть на Яну ему тоже нравилось. Красивая она, хоть и колючая, как ёж.

– Ладно, извини. – нехотя произнёс он, слегка пихнув её коленом. – не обижайся.

– Извинить за хамство или за то, что воспользовался мной? – сердилась она, упрямо сверля взглядом окно.

– За всё. – подвёл он черту под спором. – так чё ты делала у меня в ванной? Чё искала?

Девчонка покосилась в его сторону.

– Серёжку потеряла. Как раз пыталась отыскать, когда ты меня застукал в «соблазнительной позе»!

Дождь усиливался, барабанил по машине монотонным гулом, дворники размеренно очищали лобовое стекло. Странно, но непогода всегда успокаивала Артёма, действовала умиротворяюще. А он с детства любил грозу, мог неотрывно торчать на веранде, наблюдая за вспышками молнии, и тётя Марина орала на него, чтобы не смел в такие минуты высовываться на улицу.

Характер Яны напоминал такой же шквал эмоций – то тихая и покорная, то взрывная и язвительная.

– Дорогие? – поинтересовался Шерхан, не спрашивая, куда ехать, и будучи почти уверенным, что Яна намыливалась в Тарусу.

Трасса пустела, встречные автомобили проносились мимо всё реже, многие водители предпочитали переждать надвигающуюся грозу на автозаправках или в придорожных кафе. Артёму вдруг показалось, что стена ливня отрезала их джип от прочего мира, и они будут бесконечно ехать в этой серой водной завесе.

Девчонка непонимающе стрельнула на него глазами.

– Серьги, говорю, дорогие?

А глаза-то у неё чудные, зелёные, как весенняя трава. Он ещё при знакомстве заметил, какие они манящие, большие, чуть влажные, с длиннющими ресницами.

– Дело не в стоимости. – тихо, с грустью, вздохнула она, потеребив ремешок сумки. – подарок это. От мамы… У второй замочек слабый, всё руки не доходят отнести в мастерскую.

И, порывшись в боковом кармашке, извлекла украшение, показала на ладони Артёму.

– Не парься, найдём твою серёжку. Никуда она не денется, закатилась, наверное, под ванну.

Она неуверенно улыбнулась. Улыбка эта, открытая, предназначенная только ему, почему-то вызвала в душе Артёма смятение. Незнакомое чувство, совершенно ненужное и… Приятное. Словно после снегопада внезапно проклюнулось в рваных тучах ласковое солнышко, мягко окутав всё вокруг сверкающим теплом.

– Куда мы едем? – забеспокоилась Яна, с тревогой припав к окну.

Долгий взгляд Шерхана она всё же выдержала.

– В Тарусу, крошка. – невозмутимо сказал он, ожидая её реакции на то, что ему известно, откуда Яна родом. – Маму твою навестим, ей же плохо. Ты чё, не к ней собиралась уехать?

– Нет! – отчаянно воскликнула Яна, неожиданно схватившись за руль, – Артём, тормози! Слышишь?! Мне не надо в Тарусу! Остановись ты, кому говорю!

Джип вильнул, его чуть занесло вправо, и избежать столкновения со столбом удалось каким-то чудом. Сквозь зубы выругавшись, Артём выровнял машину, отпихнул девчонку, и рявкнул так, чтобы она прочувствовала:

– Сиди на месте, бля! Куда полезла, идиотка?! Жить осточертело?!

Заглушив двигатель на обочине, он откинулся на спинку, выудил из бардачка полупустую пачку «Кэмел», и закурил. Молчание тяжёлым комом повисло в салоне, лишь шумное дыхание мужчины и сопение девчонки нарушало его. Яна, ни слова не произнеся, вытащила сигарету, но не за тем, чтобы последовать примеру Шерхана, а нервно сломала напополам, и ещё на половину. Швырнула в пепельницу.

– Слушай, Артём, я понимаю, что ты мне не доверяешь, но… Я больше не могу врать!

– М-м… – подытожил мужчина, яростно затягиваясь горьким дымом. – ну, давай, скажи правду. Если уверена, что я тебе поверю – валяй.

Она уронила голову на руки, потёрла лицо, и повернулась к Артёму. Взгляды их схлестнулись.

– Мне нужна твоя помощь. – решительно выдала Яна, накрыв его плечо рукой.

Глава 14

Это было чистой воды безумие – довериться бандиту. Но если выхода всё не находилось, а судьба подбрасывала новые испытания, куда, к кому могла пойти Яна. Артём, конечно, не рыцарь, как Эдик, но на то и расчёт. Он крутился в криминальном мире, а значит, имел большие связи и, главное, реально мог что-то сделать для неё. Зина всё не звонила, и теперь к беспокойству за Альку прибавилось чувство обречённости, смутная тревога за крёстную.

Это как бег по кругу, ни начала, ни конца…

Что, если те головорезы уже разузнали, где прячется Валя, и времени на вес золота! Рискованно, да, но выбор невелик – в одиночку сражаться с опасными молодчиками или попросить покровительства такого же, как они. Естественно, второй вариант Янке нравился гораздо больше.

– Моя сестра пропала. Ей всего семнадцать, она глупенькая девчонка. Натворить может чего-нибудь. Ей угрожают, Артём. Она ни в чём не виновата, но об этом знаю только я. Помоги мне, пожалуйста. Мне не к кому обратиться, кроме тебя.

На его лице не дрогнул ни один мускул.

– Чё она наделала?

Яна нервно посмотрела в окно.

– Правду говори. – добавил Шерханов, сев к ней в пол оборота.

– Сестра приехала в Москву на летние каникулы. Я устроила её уборщицей в клуб. В тот, где мы с тобой столкнулись…

– Столкнулись? – скептически вскинул он бровь.

– Не суть важно! – отрезала она сердито, но всё же зарделась.

Ну, зачем напоминать ей опять о том, какой она была дурой!

– Дальше. – бесстрастно произнёс мужчина, постукивая костяшками пальцев по рулю.

– Всё было отлично, Алька каждый вечер ходила туда, убирала помещения и возвращалась домой. А потом ей предъявили огромный долг, кто-то украл баснословную сумму прямо из кабинета начальницы. Сама Виктория тоже исчезла, я хотела дозвониться ей и объяснить, что Алька не воровка, но выяснилось, что у той телефон отключён.

– Занятно… – хмыкнул Артём. – рассказывай, я весь внимание.

Яна погладила сумочку.

– Мы очень испугались. Было понятно, что те люди не шутят, Альке дали неделю срок, чтобы вернуть деньги, а где нам было их взять? Я отправила её к крёстной в Калугу. Надеялась, что бандиты не найдут её там. В тот же день к нам в квартиру вломились двое отморозков, они меня запугивали, но мне удалось от них сбежать. Наташка… Моя подруга…

Янка покосилась на Артёма.

– Да-да, баба моего брата. – кивнул он.

– Да… Ну, вот, Наташка предложила мне самой достать деньги, так я оказалась в клубе на твоём дне рождения.

Его рука легла на спинку её кресла, и Яна напряглась. Невозможно было прочесть, о чём думал Шерханов, но отступать уже поздно. Она призналась в том, что надеялась скрыть, оставалось ждать его вердикта. В общем-то, эти проблемы ему на фиг не нужны, и он мог сейчас запросто послать Яну по известному всем адресу.

Или же проявить сочувствие, и тогда у неё будет реальный шанс выпутаться из паршивой истории, спасти себя и сестру.

Она вздрогнула, ощутив лёгкое прикосновение его пальцев к волосам, но не шелохнулась. Артём скользил глазами по лицу Янки, продолжая ласково поглаживать её шею, и ею овладевала сладкая дрожь. Он подался к ней, дыша в щёку, прочертил причудливый узор от ушка до плеча, чуть сдвинув майку, легонько надавил на ямочку у ключицы.

Откинул волосы на спину, и, склонившись, лизнул в раковинке уха, всё так же лаская шею пальцами. Армия мурашек атаковала её кожу, заставляя неловко заёрзать, ибо между бёдер вдруг стал нарастать горячий, влажный ком возбуждения.

– Тихо. Не дёргайся. – приказал Артём, другой рукой принудив её развести ноги шире.

Она протестующе сверкнула глазами. Господи, что он делает?!

– Печальная история, крошка. Но не безнадёжная. Я так понял, ты нанимаешь меня к себе в защитники? Ну, и чё я буду с этого иметь?

Резануло слово «наём» – платить ему за услуги было нечем. Что для Шерханова жалкие гроши, которые Янка сняла с карты? Да и вряд ли он говорил о такой плате. Собравшись с духом, она выпалила то, что вообще не хотела даже ставить на кон:

– Меня.

Краска жарким приливом крови залила щёки. Звучало так, словно Яна продавала себя, но сказанного назад не возьмёшь. Артём прекрасно всё расслышал. Вот теперь она в его глазах самая настоящая шлюха.

Он хрипло рассмеялся, а она сидела, боясь поднять взгляд. Между тем, нагло расстегнув молнию на её джинсах (вернее, на одолженных у сестры Эдика), Артём подобрался к трусикам, заставляя Янку сгорать от стыда. Она смежила веки, уговаривая себя не сопротивляться, ведь сама буквально дала ему красный свет.

Было невыносимо жарко, у неё сбилось дыхание, пылало лицо, а ладошки покрылись испариной. А ещё липко и мокро там, в промежности.

– Тебя… – тихо шепнул в ухо ей Артём, нежно, но коварно массируя бугорок клитора большим пальцем, а губами прижимаясь к шее в чувственном поцелуе – засосе. – тебе не кажется, что мы вернулись к истоку нашего… Хм, нашего знакомства. Однажды ты уже предложила мне себя, крошка, уговор был на пятьсот тысяч зелени. Так чё, ты поменяла планы?

– С Алькой что-то случилось… – выдохнула Янка, страстно желая, чтобы он перестал её мучить, и вопреки всякой логике, наслаждаясь его откровенными ласками – пытками. – они могли… покалечить её… или похитить, запугивать… Артём…

– Кто – они?

Она тихонько вскрикнула, когда его мокрый от её нектара палец проник в лоно, волна и предвкушения удовольствия пробежала по бёдрам.

– Бандиты… – просипела девушка, из последних сил борясь с желанием забыться, отдаться во власть нахлынувших сладостных ощущений.

С ума сойти… Она вела себя, как потаскуха, сидя с раздвинутыми ногами в машине, и позволяя ещё одному бандиту вытворять с ней эти бесстыдные вещи! Но разум отключался, уступая место наслаждению, тело стремилось получить свою порцию обещанного рая, и Яна не могла совладать с собой.

Лишь плыла куда-то, рвано дыша ртом, ибо рука Артёма грубо стиснула её горло, а между ног всё сладко ныло, тянуло и требовало кульминации. Вот сейчас, ещё секунда, ещё одно движение пальца внутри неё… Да-да, вот так, сильнее…

А потом, не дав взобраться на желанную вершину, её окунули в ледяной омут:

– Бандиты, говоришь… – резко отстранился Артём, невозмутимо вытер пальцы о собственные штаны, и хищно усмехнулся, поймав полный негодования, разочарования и обиды взгляд девушки. – так какого хрена тогда ты просишь помощи у одного из них?

Чего ей стоило приводить себя в порядок, когда Шерханов сканировал её холодными глазами! Дрожащими руками, кое-как поправив джинсы, Яна плотно свела ноги, отвернулась, чтобы скрыть смятение. Следующие его слова заставили её подпрыгнуть на сиденье:

– Так кто из вас стащил бабки, крошка?

***

Мать назвала бы поступок Вали безрассудным, а Янка – эгоистичным. Возможно, так оно и было, ей плевать. Какой смысл торчать в Калуге, якобы прятаться от бандитов, когда можно действовать, и своим вмешательством ускорить ход событий!

Доехать до Москвы Алька сумела запросто, сначала на такси до вокзала, а оттуда на электричке. Соблюдала все меры предосторожности, конечно, мало ли, вдруг столичные отморозки всё-таки вычислили, куда она смылась. Но слежки не заметила, никто не пытался её остановить, и девчонка успокоилась.

Первым делом, заскочив на дедушкину квартиру, забрала остатки вещей, благо, Янки дома не оказалось. Небось, сняла хату подальше отсюда, и там отсиживается. Алька усмехнулась – всегда разумная, её старшая сестра почему-то с лёгкостью поверила в рассказанную байку, мол, Валера администратор дал ей неделю на возврат денег. Да этот козёл уже, сто процентов – свалил заграницу, получив от Андрея свою долю.

Камеры-то вышли из строя его стараниями…

Не теряя времени, Валя выскочила во двор, не соизволив написать Яне даже записку. Обойдётся, достала командовать! Вечно Яночка самая умная, красавица, любимица мамочки, а Альке – обноски после неё, тумаки и ругань. Надоело. Скоро ей восемнадцать, фиг она вернётся в Тарусу. В этой дыре со скуки сдохнешь, ни парней нормальных, ни квартиры, не до пенсии же жить в двушке с мамашей.

Где жил Андрей, Алька знала. Сидя в маршрутке, представляла реакцию Наташки, когда та поймёт, что ей пора уйти с дороги, уступить место более молодой, а главное, любимой Андреем! Эта противная выдра, его жена, Янкина лучшая подруга, просто бесила Альку. Заявится, бывало, к ним (Яна тогда ещё в Москву не уехала), вся такая расфуфыренная, и давай хвастать, ой, Андрюша ей колечко подарил, на Канары свозил отдохнуть, квартиру купил пятикомнатную, и – бла, бла, бла…

Стерва глупая. Дальше своего носа не видит.

Наврав охраннику, что она к Наталье, мол, подруга из Тарусы, Алька мило улыбнулась здоровенному детине с плечами, как два шкафа. Машины Андрея у ворот и во дворе не было, он, скорее всего, ещё на работе. Оно и к лучшему, поговорят с этой дурой по-женски.

Амбал проводил её в холл, громко окликнул хозяйку. Наташка, подметая подолом пеньюара пол, лениво спустилась по лестнице, при виде неожиданной гостьи лицо её стало растерянным. Но и Алька, сама не зная, отчего, тоже смутилась. И потому выдала совсем не то, что собиралась:

– Наташ, привет! Только Янке не звони, пожа-алуйста! Я с ней поругалась. Можно мне…

Валя мысленно себя обозвала идиоткой. Ну, вот что она тут мямлит, когда нужно было сразу сказать, что они с Андреем любят друг друга, а законной жёнушке пора паковать вещички. Ладно, раз уж всё испортила… Дождётся приезда Шерханова, вместе и скажут Наталье, чтобы выметалась вон.

– Можно я поживу у вас пару деньков? – заискивающий тон дался с трудом, но Валя справилась с ролью несчастной дурочки.

– Ты что, сбрендила?! – накинулась на неё Наташа, встряхнув, как куклу. – тебе же было велено уехать к крёстной и там сидеть, тише мыши! Мало Янке проблем с тобой, теперь ещё и с ума сходить от беспокойства, куда ты подевалась?! Сейчас же звони ей!

Алька яростно высвободилась, злорадно улыбаясь.

– Значит, не пустишь?

– Нет! И не думай даже! – Наталья метнулась к висевшей на ручке гардероба сумке, выудила мобильный, и принялась набирать номер подруги.

Надо было срочно спасать ситуацию. Яна не должна знать, где Алька, потому что тогда разразится скандал, и её отправят к матери. Как ни крути, а Вале только семнадцать, и она обязана подчиняться Елене. Девчонка бросилась к Наташе, выхватила у той телефон, и прошипела:

– Я никуда не уйду, ясно тебе?! Вот приедет Андрей, посмотрим, кто из нас двоих отсюда уберётся!

Наталья нахмурилась, явно не понимая, при чём здесь её супруг. Алька победно усмехнулась, нагло прошла к бару, и вытащила из его недр бутылку пива. Ловко вскрыла, сделала глоток, наблюдая за сменой эмоций на красивом лице хозяйки дома. Наташка сцепила пальцы в замок, и медленно повернулась к незваной гостье.

– Так это ты… – произнесла осипшим голосом, бледнея у Вали на глазах. – хочешь сказать, что ты его любовница?

Девчонка фыркнула.

– Дошло, наконец… Да, мы с ним вместе. А ты нам мешаешь!

Алька, естественно, блефовала, но ведь не во всём же. Ну, допустим, до постели у неё с Андреем пока не дошло, он всё твердит, что до её совершеннолетия не прикоснётся к ней, но Наташке-то, откуда об этом знать. И потом, он не раз признавался, что любит Валю. И что хочет быть с ней, только надо сначала всё устроить…

И она торжествующе улыбнулась, наслаждаясь подавленным видом соперницы. Вот так ей и надо, нечего было нос задирать! Пора спуститься с небес на землю. Дура набитая, неужели думала, что самая неотразимая, и Андрей будет всю жизнь по ней сохнуть? Он говорил, что никогда не любил Наташу, а женился, потому что так надо для репутации.

Что-то вроде: «красивая жена такой же необходимый атрибут успешного мужчины, как дорогой автомобиль и хорошие манеры».

Вот так-то, Наташка – просто вынужденное дополнение к его успеху.

– А ну-ка… Вон пошла! – внезапно тихо, но с нотками угрозы сказала Наталья, указав Альке на дверь.

Девчонка закатила глаза, но пререкаться не стала. Выскочила из дома, однако, уходить не спешила, уселась на крыльце, намереваясь дождаться возвращения Андрея. Она была уверена, что он укажет Наташке истинное место, вышвырнет из своей жизни, а её, Альку, возьмёт под крылышко, и все беды от неё отступят…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю