156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Брачная лихорадка (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Брачная лихорадка (ЛП)
  • Текст добавлен: 28 мая 2019, 00:00

Текст книги "Брачная лихорадка (ЛП)"


Автор книги: Мишель Ховард






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Мишель Ховард

БРАЧНАЯ ЛИХОРАДКА

серия «Любовь среди звезд» – 1


Перевод: Катя Ласпи

Редактура: Надежда Волобуева

Вычитка: Анжелика Макарова, DisCordia

Дизайн обложки: Milena Lots

Объем: в книге 13 глав и эпилог

Возрастное ограничение: 18+

Переведено специально для группы https://vk.com/unreal_books

Текст переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использования кроме ознакомительного чтения запрещено. Публикация на других ресурсах осуществляется строго с согласия Администрации группы. Выдавать тексты переводов или их фрагменты за сделанные вами запрещено. Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.



Глава 1

Аран вошел в бар. Взрывы смеха и громкие разговоры неприятно резали слух. Обычно ему нравились компании и непринужденная болтовня в развлекательных заведениях. В присутствии других в нем оживал дух товарищества. Но сегодня, из-за множества разгоряченных тел поблизости, он едва мог вынести женский визг, смесь запахов пота и алкоголя и одуряющую жару.

– Командир Т’Кар, проходите сюда.

В тусклом свете Аран скользил взглядом по незнакомым лицам, пока не увидел молодого члена экипажа, который звал его. В дальнем углу сидели трое из команды безопасности корабля, а с ними врач и командир. На них была серая с черным форма Объединенного Союза, которую нельзя было спутать ни с какой другой. Остальные завсегдатаи бара держались на расстоянии от группы, стараясь не привлекать внимания к своему потенциально криминальному поведению или действующим ордерам на арест.

Кто-то подошел слишком близко. Чтобы избежать прикосновения, Аран отпрыгнул в сторону и наткнулся на столик с тремя играющими хамелеонами. Как только мужчины-ящерицы увидели его лицо, цвет их кожи изменился, переливаясь разными оттенками зеленого, после чего они бросились врассыпную.

Аран выхватил бутылку воды у проходившего мимо официанта и заторопился к друзьям. Стаканов на столе было мало. Ясно, что они пришли сюда совсем недавно и не рассчитывают на серьезный вечер. Сегодня был последний день в порту – самое время задуматься о количестве потребляемого алкоголя.

– Приближается? – Его помощник, Дар, вопросительно поднял темные брови.

Аран подошел ближе к столу, сжал губы и кивнул. Чем ближе была его брачная лихорадка, тем чаще он чувствовал приливы жара во всем теле. Через двадцать четыре часа его окончательно накроет, и начнется брачный сезон. Дважды в год у Арана, как и у всех мужчин аргорцев, наступал период, когда лихорадка заставляла его размножаться.

На его родной планете все происходило гораздо проще, там всегда было много доступных женщин, готовых в любой момент помочь мужчине во время цикла. Они контролировали свою рождаемость и не заводили нежеланных детей. Для Арана ситуация была сложнее. Он был главой службы безопасности на борту «Заниан IX». Военный корабль проводил больше года в космосе, помогая контролировать границу, отделяющую нейтральные зоны от рейдерских. Дома они бывали очень редко.

Вот уже пять лет на службе он прибегал к единственному приемлемому решению. Аран был вынужден запрашивать себе сильное успокоительное и запираться в своих апартаментах на трое суток. Не самый лучший вариант, но он помогал не сходить с ума от борьбы с постоянно возникающей болью сексуального возбуждения и не думать о том, что он может накинуться и принудить к сексу какого-нибудь ни в чем не повинного члена экипажа. В его состоянии он не смог бы даже логически связно мыслить.

Брачная лихорадка заставляет мужчин вести себя нерационально. В этот момент мужчину волнует только секс и облегчение. Желание сводит с ума. Наконец, он поддается соблазну и начинает бесконечно дарить и получать удовольствие.

Черт возьми, даже если бы член команды согласился, аргорцы были слишком плодовитыми. Обычные средства для контроля рождаемости не работали в их случае, и он бы беспокоился о любой женщине, которая забеременеет от него, так как отцы-аргорцы должны присутствовать при родах, иначе жизнь матери подвергнется угрозе. Эта мысль вызывала у Арана панический страх.

Роды – еще одна причина не позволять лихорадке управляла собой во время службы. Независимо от расы матери, для того, чтобы ребенок и мать остались живы, всем аргорским детям необходимо присутствие отца во время родов, потому что свою вторую форму аргорцы принимают в утробе матери, и только связь с отцом помогает преодолеть панику плода, обеспечивая безопасное рождение.

Аран подошел к столу, за которым сидели Джосс и Мик, с чувством облегчения и без происшествий. Друзья пнули в его сторону единственный стоявший рядом свободный стул. Он так грузно плюхнулся на сидение рядом с командой службы безопасности, что все вздрогнули.

– Черт возьми, Аран, ты хреново выглядишь. – Командир Джакс Брум был совершенно прав. Аран улыбнулся в ответ на замечание, впервые за всю неделю с тех пор как появились первые симптомы горячки.

– Быстро на этот раз все началось.

Быстрее, чем обычно. И без предупреждения. Аран думал, что у него есть еще несколько недель в запасе до начала лихорадки. Он собирался поговорить с отцом во время следующего запланированного звонка и выяснить, стоит ли ему чего-нибудь опасаться. В истории Аргоры было несколько случаев, когда у мужчины без пары брачный цикл начинался быстрее и проходил чаще. В результате, мужчина быстро старел, заболевал и умирал. Это было нечто вроде божественной воли, контроль рождаемости. Аргорцы не созданы для одинокой жизни. Их животная половина жаждала ощутить чувство принадлежности и семейные связи. Аран не думал, что настолько стар, чтобы уже беспокоиться об этом. И все же лихорадка не должна была наступить так рано.

– Чем я могу тебе помочь? – спросил Джакс.

Аран оценил его мгновенную реакцию. Доверие – одна из главных причин того, что они до сих пор были в неплохих отношениях. Начальник службы безопасности и командир корабля должны полагаться друг на друга без тени смущения. Аран доверял Джаксу на все сто, и Джакс отвечал ему тем же.

– Как только мы вылетим, я запрусь у себя в каюте, – пот крупными каплями стекал со лба Арана, как будто подтверждая его план. Форма царапала тело. Ткань, всегда такая мягкая, растерла каждый дюйм кожи.

– Без проблем, – тут же согласился Джакс. – Все под контролем.

Джакс хлопнул его по плечу, и Арана обдало жаром. Он отдернул плечо и застонал одними губами. Джакс отступил, его серые глаза глядели сочувствующе.

– Извини.

Сидевшие отодвинулись от стола, напряжение возрастало. Он представил, как выглядил в их глазах. Кроме нестерпимо натиравшей формы и неадекватного поведения больше ничто не выдавало, что скрытое в нем животное уже почти вылезло на поверхность.

Аран тряхнул головой, не обращая внимания на то, как напрягся и запульсировал его член. Организм хотел спариваться.

– Физический контакт сейчас не слишком хорошая мысль.

– Уверен, что хочешь дождаться вылета? – Аран услышал голос Джосса. – Команда справится сама, если тебе нужно уйти раньше.

Аран снова отрицательно покачал головой и крепко обхватил руками бедра, чтобы скрыть дрожь.

– Я выдержу. – Он не будет перекладывать свои обязанности на других. Лишние 15 минут не убьют его.

Он на это надеялся.

***

Элли судорожно затаила дыхание. Прячась в уголке переполненного аэропорта, она внимательно следила, как охранники останавливали и расспрашивали о чем-то пассажиров. В ожидании вылета своих шаттлов пассажиры неторопливо бродили по магазинам, расположенным по обеим сторонам транспортной магистрали. Офицер в форме прошел совсем рядом с маленькой нишей, где сидела Элли, и она дернулась назад, затаив дыхание. Сердце бешено колотилось, на лбу выступили мелкие капельки пота.

Висевшие на стене над головой мониторы показывали ее фото: Эллиана Кейдж, приемная дочь чиновника правительственной службы, Пало Хиндера. По сообщениям СМИ, Пало уже пришел в себя после пережитой травмы, полученной в результате атаки приемной дочери, которой он пытался помочь во время «психического срыва».

Элли хотелось рассмеяться от газетной формулировки. У нее не было психических срывов. Два дня назад она нашла доказательства того, что Пало убил ее мать. Когда по наивности девушка высказала ему всё, что думала, он начал запугивать и угрожать расправой, а под конец и вовсе набросился на нее.

Пало ударил ее, но Элли успела дотянуться до травматического пистолета, по обыкновению висевшего у него на бедре. Они боролись за оружие, пока пистолет не оказался в ее трясущихся руках. Он прыгнул на нее, не веря, что она сможет выстрелить. Защищаясь, Элли направила дуло пистолета ему прямо в грудь и выстрелила.

Так как пистолет использовался только для оглушения, она никак не ожидала, что у Пало может случиться сердечный удар. Он побледнел и потерял сознание прямо там, в офисе. Она просто хотела, чтобы он оставил ее в покое. Сотрудники, услышав шум драки, вызвали врачей, и Пало немедленно отправили в лечебный центр.

Разрываясь от страха и ярости, она направлялась в службу безопасности, но услышала, как охранник сказал, что собирается арестовать ее за попытку убийства Пало Хиндера. Понятно, что отчим оказался умнее, чем она думала, и решил сам обвинить во всем Элли, сразу же предприняв соответствующие шаги. У нее не было выбора, и пришлось бежать. Ее беспокоило только одно: как бы избежать ссылки в колонию.

Теперь усиленный патруль охраны аэропорта ставил под угрозу ее план убраться с этой планеты. Это была демонстрация силы со стороны отчима, ведь он ясно представлял, что она захочет сбежать. Элли вжалась еще дальше в коробки с грузом. Она следила за охранниками. Они собрались в круг, и один из них, блондин в темной куртке с серебристыми полосками на рукавах, замотал головой из стороны в сторону.

Поговорив несколько минут, люди в форме покинули помещение. Наконец, она прерывисто выдохнула. Теперь нужно выбраться отсюда. Элли поднялась на ноги и разгладила края платья.

Простое оранжевое платьице было ее любимым. Девушка решила оставить этот яркий цвет, предполагая, что такой наряд ее преследователи вряд ли ожидают увидеть.

Элли искала любой корабль, отправляющийся в рейс немедленно. Она медленно переходила из угла в угол и быстро пробегала движущиеся дорожки, извиняясь перед целующимися парами, когда задевала их.

Готовый к взлету корабль уже стоял на третьей стартовой площадке. Бегущая строка сверху показывала, что до вылета оставалось двадцать минут. Подкравшись поближе, она прочла: «Заниан IX» – название корабля светилось на небольшой панели снаружи, рядом с числами и цифровыми кодами. Включенный монитор не показывал место, куда направляется корабль, но ей нужно было немедленно бежать с Растора, поэтому порт назначения был не важен. Элли рассчитывала улететь как можно дальше, когда Пало придет в себя настолько, чтобы напасть на ее след.

Глава 2

Аран, спотыкаясь, шел по коридору к своей комнате, отмахнувшись от предложенной помощи. В приступе ярости он разорвет на части любого, кто осмелится дотронуться до него. Но, конечно же, если этот кто-то не будет женщиной. Мужчина глубоко вдохнул, пытаясь различить запахи в проходе. Он бы не отказался от женской помощи, чтобы избавиться от напряжения в штанах.

Аран добрался до своей комнаты, хлопнул ладонью по экрану идентификатора и промазал. Чертыхаясь и тяжело дыша, он прицелился получше. На этот раз рука попала в светящийся черный квадрат, прикрепленный на входной двери. Через пять секунд сканирование закончилось, дверь привычно зашипела и открылась.

Оказавшись, наконец, в безопасности у себя в комнате, Аран с облегчением расслабил плечи. Попозже, когда руки перестанут трястись, он починит сенсор в замке. Его переполняло сильнейшее желание снять с себя одежду. Опираясь на стену, чтобы не упасть, он стащил ботинки. Торопливо снял форму: серую рубашку и черные брюки, и кинул куда-то, не глядя. Затем последовала очередь нижнего белья.

Аран подошел к межгалактическому коммуникатору, стоявшему на небольшом столике у кровати. Звонок отцу был жизненно необходим. Лихорадка никогда не протекала настолько тяжело, и впервые за 12 лет, с тех пор, как наступил период мужской зрелости, Аран волновался.

Пальцы застучали по кнопкам коммуникатора, набирая номер отца. Про себя он отметил, что совсем голый, но сама мысль об одежде сейчас была невыносима.

На экране появился Кай T'Кар с довольной улыбкой на лице. Он посмотрел на сына, и взгляд его потеплел, но затем голубые глаза сузились.

– Что случилось, Аран?

В горле пересохло и першило. Аран сглотнул.

– Лихорадка, отец.

– Ааа, – отец немного расслабился. – У тебя есть девушка, которая сможет помочь во время лихорадки, или примешь успокоительное?

– Приму успокоительное, когда поговорим. Пока не хочу рисковать и заводить ребенка. – Аран хотел пойти по стопам родителей – сначала любовь, а потом ребенок.

Опираясь руками о стол, Аран наклонился ближе к экрану.

– Мама с тобой? – Он не хотел, чтобы мать присутствовала при этом разговоре.

– Она отдыхает, но я могу ее позвать, если тебе нужно. Она беспокоится о своем старшем сыне, он же так далеко.

Это была чистая правда. Отец ухмыльнулся. Хотя дома жил младший брат, мать постоянно тревожилась об Аране. Что он ест, как себя чувствует и все ли у него хорошо?

– Не нужно. – Он откашлялся и заставил себя задать неловкий вопрос. – Менялась ли когда-нибудь твоя лихорадка до брака?

Отец откинул на плечи свои длинные темные волосы и открыл второй экран компьютера.

– Менялась как, Аран? Расскажи, что ты чувствуешь.

Кай и Лайза Т'кар были исследователями до глубины души. Они отказались от работы в лучшей аргорской медицинской лаборатории ради того, чтобы полностью посвятить себя изучению растительного мира в естественных условиях на Аргоре. Они искали способ ускорения роста растений в качестве жизнеспособных источников пищи. Своим ненасытным любопытством и интеллектом они напоминали аргорских кошек, на которых были так похожи.

– В этот раз лихорадка наступила раньше, чем обычно. Боль… невыносимо сильнее. Желание поохотиться на женщин вызывает у меня беспокойство. Сильные судороги.

– И такого никогда не случалось раньше? Ты уверен, Аран?

– Нет, отец. Никогда. – Он точно не забыл бы разрывающую боль в кишках или лихорадку, бурлящую в крови.

Кай прищурился.

– Ты подозреваешь что-то. Тантра?

Тантра. Аран не хотел принимать ее в расчет, но было слишком много симптомов.

– Да.

Тантра приводила взрослых мужчин к болезни и смерти, если они не находили себе партнершу к определенному моменту, но было известно всего несколько подтвержденных случаев в разном возрасте, когда возникали нарушения. Аран опасался, что он может быть одним из немногих, у кого тантра проходит в молодости.

На заднем плане послышался сигнал. Стало ясно, что отец включил второй экран и еще раз убедился, как мало информации об этой смертельной болезни.

– Твоя последняя лихорадка проходила как обычно?

– Да.

Аран изолировался от внешнего мира в своей комнате. Он ввел себе мощное успокоительное, что хранилось на «Заниан» для его цикла спаривания. Проснувшись через три дня, он уже контролировал свои сексуальные желания.

На этот раз он смог почувствовать разницу. Не просто сильная боль, а сексуальная потребность, прокатывающаяся по всему телу, была более интенсивной. Лихорадка была обычной, но желание атаковать всех и каждого – чрезмерное.

Отец чертыхнулся, повернулся и посмотрел на Арана, его голубые глаза потемнели.

– Тебе нужно попасть на Аргору. Наши врачи сделают обследование, и мы узнаем, есть ли отклонения в работе крови.

Аран рассмеялся и провел рукой по лицу.

– Мы улетаем минимум на две недели. Корабль должен остановиться на Урале, принять участие в обучающих маневрах, а затем направиться на Аргору для плановой проверки оборудования. Я не могу вылететь туда раньше.

Кай глухо зарычал, и этот звук привел Арана в бешенство. Агрессивное рычание разбудило в нем альфа-самца, и на пальцах правой руки показались когти.

– Через три дня, когда лихорадка пройдет, я хочу, чтобы ты сходил в медчасть, и пусть корабельный врач сделает полный анализ крови.

Это был единственный выход. До возвращения домой Аран будет молиться о том, чтобы это не был смертельный вирус.

– Да, отец.

– Тем временем, – продолжил Кай, – лучше мы будем все держать в секрете от матери, пока не узнаем дальнейших подробностей.

Уголки губ Арана приподнялись. От этих слов черты его лица разгладилась. Мать захватила бы корабль, только чтобы увидеть своего первенца.

– Договорились. Я пошлю сообщение о результатах, как только смогу.

Кай наклонился вперед и приложил руку к монитору.

– Удачи, сынок.

Аран сделал ответный жест, от него всегда становилось спокойней на сердце, когда он долго бывал в разлуке с семьей. Но сейчас состояние одиночества только усилилось.

– Счастливо, отец.

Экран стал черным, и трансляция завершилась. Нужно было сделать еще один звонок, чтобы официально сложить свои полномочия. Коммуникатор зазвенел, и на экране появилось озабоченное лицо Дара.

– Слушаю, Командир?

– Я передаю службу безопасности в ваше распоряжение, – Аран произнес фразу с трудом.

– Мы уже сошли с орбиты, сэр. Вы свободны, Командир.

В ответ Аран смог только кивнуть. Нарушая протокол, Дар упомянул об их многолетней дружбе.

– Увидимся через три дня, Аран. Не нужно беспокоиться, я со всем разберусь.

Его заместитель был лучшим, потому что Аран сам учил его быть лучшим. Это была не первая лихорадка, которую они пережили вместе, поэтому он не сомневался, что молодому человеку можно доверять.

– Спасибо, Дар.

Он ударил кулаком по кнопке, чтобы закончить трансляцию. Сладкий запах пота от влажной кожи раздражал обостренное восприятие.

Перед инъекцией Аран решил в первую очередь принять душ. Вначале он должен был просто проверить и убедиться, что нужная доза готова. Лекарство вызывало кратковременный тяжелый сон, от которого трудно было проснуться, но экипаж будет в безопасности, даже если Аран потеряет контроль и выйдет из каюты в поисках женщины. Он потянулся под стол, за которым работал. На столе стоял коммуникатор, а на полках внизу хранились личные вещи.

Поднимая тяжелый серебристый кейс, он щелкнул замками и выпустил когти. Проделав этот трюк почти безболезненно, он открыл коробку, вынимая очень длинный инжектор. Пока Аран рассматривал его на свету, убеждаясь, что доза была полной, голубоватая жидкость внутри помутнела.

От резкого приступа жара в чреслах он упал на колени. Инжектор выпал из рук и покатился по полу. Острая боль волнами проходила через все тело, спина по-кошачьи выгибалась, а клыки впивались в десны.

Пытаясь уменьшить боль, Аран раскачивался взад и вперед. Глухое рычание вырывалось из груди, когти на руках появлялись и вновь исчезали, на кончиках пальцев показалась кровь.

Внезапно боль прекратилась. Аран глубоко вдохнул и повалился вперед, слишком ослабев, чтобы встать, лицом он ударился об пол. Его эрегированная плоть пульсировала, требуя освобождения. Ежеминутные движения посылали волну желания через все тело.

Ему срочно нужно было в душ. Как только он смоет с кожи запахи корабля и освежит разгоряченную плоть, он сделает себе укол. Было бы противно очнуться от собственного отвратительного запаха неудовлетворенного мужчины после трех дней одиночества.

Аран поднялся на ноги и, покачиваясь, пошел в гигиенический блок в углу комнаты. Не так уж далеко. Ему нужно было продержаться еще всего несколько минут, и можно будет поддаться благословенному сну и облегчению.

***

Элли не позволяла себе расслабиться, пока кралась по узкому коридору. Красный ковер заглушал шаги и помогал ей оставаться незамеченной. Проходя один коридор за другим, она не встретила на этом уровне корабля ни одного члена команды. К блестящим серебристым стенам были прикручены серебряные с голубым таблички, обозначающие отсеки корабля. Если указатели в лифте показывали верно, на этом уровне находились спальни членов команды.

В животе мутило при мысли о провале. Она надеялась найти свободный отсек или складское помещение и спрятаться там, пока корабль не достигнет пункта назначения. В этот момент она сойдет с корабля и направится на ближайшую нейтральную планету, чтобы подумать о дальнейших действиях.

На нейтральной планете никто не сможет отдать ее охране Пало. Элли будет в безопасности, пока не разработает план, как вывести на чистую воду ее приемного отца и добиться правосудия в отношении смерти матери.

Но пока удача не на ее стороне. Элли в задумчивости закусила губу у четвертой запертой двери. Кулаком она тщетно стучала по стене. Ей всего-то нужно было передохнуть. Не так уж много требовалось – всего одна незапертая дверь.

Из коридора на верхнем этаже послышались голоса. Сердце сильно застучало. Если ее обнаружит кто-то из экипажа, то немедленно сдаст властям. Вне себя от страха, она быстро нажала на панели двух следующих дверей. Голоса приближались. Вот-вот они будут в прямой видимости и заметят, что она стоит здесь как ребенок, пойманный у банки с вареньем.

Далее она перебегала от двери к двери. Ее взгляд привлекла дверь со светящейся зеленым дверной панелью. Зеленая? Остальные двери, которые она пыталась открыть, были красными. Помолившись о том, чтобы не подвергнуть опасности свою жизнь и не попасть в тюрьму, Элли прислонила ладонь к квадрату на двери, и та с шипением отворилась. Она почувствовала, как комок в горле увеличился, и одновременно испытала облегчение, когда, спотыкаясь, вошла в комнату. Дверь за спиной закрылась. Элли коснулась небольшого переключателя внутри и услышала, как щелкнул замок.

Она ударилась спиной о стену с глухим стуком, прислушиваясь, пока в холле звучали громкие голоса. Приглушенный разговор сопровождался смехом, затем все стихло, и опасность разоблачения миновала. Когда Элли выпрямилась, едва слышный смех исчез.

Ее облегчение было недолгим. Шум воды в душевой прекратился. Элли не успела спрятаться, когда из-за двери показался красивый мужчина с длинными спадавшими на плечи волосами. Он был полностью обнажен. Вода сбегала вниз по блестящей золотистой коже на пол, покрытый коврами, собираясь в небольшую лужицу. Мускулистые руки напряглись под ее взглядом.

Элли облизала губы, и ее взгляд скользнул еще ниже по подтянутому мускулистому животу и остановился на очевидно возбужденном члене.

Низкое рычание заставило ее перевести взгляд на его лицо. Блестящие зеленые глаза вспыхнули и потом сузились.

– Что ты здесь делаешь?

От звука низкого раскатистого голоса появилось ощущение бабочек в животе.

Она пыталась придумать вескую причину для своего присутствия здесь, но, видимо, размышляла слишком долго, потому что он схватил упавшее полотенце и обернул его вокруг талии.

– Уходи.

Раскатистый звук шел из глубины его груди. Взглянув пристальнее, она поняла то, что должна была заметить сразу, если бы не отвлекалась на великолепное тело, представшее перед ней. Он не был человеком. Гуманоид – да, человек – нет. Было трудно не заметить отличия. Широкие зеленые глаза с золотистыми зрачками пристально смотрели на нее. Густые бронзовые ресницы коснулись полуприкрытых век.

– Тебе нужно уйти, – продолжил он совершенно измученным голосом.

– Я… я…

Он отрицательно покачал головой и провел по волосам рукой с когтями на пальцах.

– Ты. Должна. Уйти.

Элли вздрогнула, рука потянулась назад к дверной панели. Хлопнув дважды по стене, она промазала по замку. Когда, наконец, ладонь попала в нужное место, послышался жужжащий сигнал, и металлический голос произнес:

– Изображение не опознано.

– Черт!

Незнакомец резко повернул голову и бросился в ее направлении. Через четыре огромных шага он уже стоял перед ней, плотно сжимая губы. Элли вся дрожала внутри, вжавшись спиной в стену. Он наклонился к ней, уперев руки в стену над ее головой. Крепко зажмурив глаза в страхе от его близкого присутствия, Элли ждала звука открывающейся двери.

Тишина.

Во рту пересохло. Элли приоткрыла глаза и увидела, что он рассматривает ее. Его ноздри двигались.

– Ты невероятно пахнешь, – пробормотал он и зарылся лицом в ее шею.

Элли и вправду чувствовала, как он обнюхивает ее. Он глубоко вдыхал и тихонько выдыхал. У поверхности кожи чувствовался теплый воздух от его дыхания.

Мужчина еще сильнее придавил ее своим весом. Он касался Элли всей поверхностью кожи. Против своей воли, ее руки потянулись вперед, начиная гладить красивую мужскую грудь. Когда ее пальцы прикоснулись к соскам, он задержал дыхание.

– Да… – прошептал он. – Потрогай меня.

Он легонько прикусил и придержал зубами ее шею.

Она почувствовала жар в животе. Руки Элли поднимались вверх по его груди и добрались до густых прядей волос. Мысли о Пало и побеге испарились, когда она вдохнула сочный аромат его влажной кожи. Что за мыло дает такой приятный цитрусовый запах?

Он скользнул носом вдоль ее шеи и уткнулся в ухо. Она согласно склонила голову в сторону и почувствовала, как он покусывает мочку ее уха. Элли подпрыгнула, и он рассмеялся. От его теплого смеха она почувствовала прилив крови к затылку.

– Это было так давно, – прошептал он, губами проводя вниз к ямке на ее плече. – Мне нужно. Мне больно.

Он произнес эти слова с жаром, так близко от поверхности ее кожи, что желание охватило девушку изнутри. Ей захотелось прижаться к нему всем телом. Вырываясь из тумана чувственного восторга, окутывавшего ее при каждом его прикосновении, Элли отпустила его волосы и уклонилась от мягких губ, прикасающихся к ее шее.

– Послушай… ты ошибся. Я не думаю, что я та, которую ты ждал.

Ей хотелось быть «той».

– Ммм, – застонал он и прижался к ней. – Я никого не жду. Просто хочу тебя.

Элли вздохнула. Ей было приятно слушать мужчину, произносящего эти слова, но это не те обстоятельства, о которых она мечтала. Она все еще ждала своего единственного, который появится в ее жизни и будет хотеть ее. Любить ее. Элли мечтала связать свою жизнь с человеком, похожим не ее отца, и наполнить дом радостью и счастьем.

Но Пало не позволял ей ни с кем встречаться. Он запирал ее дома, как заключенную, из страха, что кто-то еще будет претендовать на наследство, оставшееся от ее матери. Один миллион кредитов. Сумма была ошеломляющей. Пало продолжал приставать к Элли с просьбами разрешить ему управлять ее капиталом, но ее горе после смерти матери было слишком сильным, чтобы думать об этом. Через несколько недель его безуспешных попыток убедить ее подписать бумаги на управление капиталом, Элли, наконец, вытащила себя из депрессии и попыталась разобраться во всех вопросах.

Вместо этого она узнала о вине Пало в гибели матери и его дальнейшие планы в отношении Элли, когда он понял, что не сможет уговорить приемную дочь передать ему контроль.

Мужчина прислонился к ней всем телом и замурлыкал. Элли взглянула вниз и осознала, что руки сами вернулись назад и ласкают его голые плечи, играя с кончиками волос. Твердая выпуклость под полотенцем на талии упиралась ей в живот.

– Очень приятно. Не останавливайся. – Шепот коснулся ее уха, и он снова замурлыкал.

Торчащие уши выглядывали из-под темных прядей волос настолько близко, что с каждым поглаживанием ее пальцы касались мочек ушей. Острые клыки впивались в нижнюю губу. Ее щеки обожгло жаром. Ей было нужно закончить это их общение и найти другое место, где можно спрятаться на этом большом корабле.

Элли опустила руки, но в ее распоряжении было недостаточно места, чтобы сдвинуться с места. Каждый дюйм его тела опалял ее жаром.

– Слушай, мне жаль, если доставляю тебе какие-то неудобства. – Элли надеялась, что следующая ее ложь отпугнет его. – Я думала, это комната моего клиента.

Дымка в его золотистых глазах рассеялась. Частично.

– Клиент?

Он перестал мурлыкать. Элли тут же заскучала по этому теплому звуку.

– Да… я уверена. – Она произнесла это низким голосом и приняла позу, в которой казалась себе сексуальной, пытаясь выглядеть соблазнительной девушкой по вызову. – Я встречаюсь с клиентами, чтобы приятно проводить время. Время – деньги.

Элли задержала дыхание, хлопая ресницами, сердце ее колотилось.

Его ноздри двигались. Мужчина опустил лицо прямо напротив ее, их лбы соприкоснулись.

– Ты здесь для другого?

Не совсем так. Она не знала никого на корабле.

Не ожидая ее ответа, он отодвинулся. Не меньше фута теперь отделяло их друг от друга.

Затуманенный страстью взгляд его прояснился, и плечи напряглись.

– Кто ты, черт возьми?

Глава 3

Девушка замерла и скрестила руки на груди.

– Неважно, как меня зовут. Я, должно быть, перепутала комнаты.

Но взгляд ее симпатичных голубых глаз сказал Арану, что она лжет. Кожа горела от желания физической близости. Кот внутри него тоже недовольно урчал о потере. Он пережил сильнейший приступ лихорадки, пока принимал душ. Появление незнакомой женщины в комнате привело его в полнейшее замешательство.

Ее запах вызвал в нем очередной приступ брачной лихорадки. Он пытался предупредить ее, чтобы держалась подальше, но у нее явно не было доступа к замкам безопасности. Аран оттолкнул сладкую крошку в сторону. Потребность и желание накатывали на него до тех пор, пока он не отгородился от нее дверью. Смесь запахов ее возбуждения и крема, что он почувствовал, прикоснувшись к девушке, была настоящей.

Сейчас она утверждает, что появилась на корабле для встречи с кем-то еще. Как командир службы безопасности, Аран знал каждого посетителя, которому разрешили или запретили посещать один из главных линейных крейсеров флота. Никто из команды не обращался за разрешением для девушки по вызову, а, если она и говорила правду, то разрешение ей было нужно.

Другой вопрос, как она вошла в его комнату. Никто, кроме командира корабля и Дара, не мог разблокировать замки. Если только… Аран задумался, а мог бы Джакс прислать к нему девушку?

Он тут же отказался от этой мысли. Джакс действует не так. Он понял, что Аран хочет принять успокоительное, а не проводить период лихорадки с женщиной. Аран глубоко вздохнул.

– Черт! – и определенно она фертильна. – Как тебя зовут? – спросил он обычным тоном.

– Элли. – Расслабившись, она улыбнулась и отодвинулась от стены.

– Кто твой клиент? Ты попала не в ту комнату, и я мог бы вызвать его через коммуникатор. – Аран не сомневался, что нужно вызвать Дара и выдворить ее.

Ее улыбка погрустнела. Пока он наклонялся за брошенной на пол формой, пришлось сдерживаться, чтобы не усмехнуться в ответ.

– Э-это личная информация. То есть секретная.

Розовые следы на щеках только подчеркивали ее женскую красоту. Не аргорка, а человек, но ему казалась не менее привлекательной. Аран восхищался любыми женщинами. Возможно, она и не была опасной преступницей, но при этом абсолютно точно была «зайкой-безбилетницей».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю