332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Милена Завойчинская » Невест так много, он один (СИ) » Текст книги (страница 1)
Невест так много, он один (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июля 2020, 20:30

Текст книги "Невест так много, он один (СИ)"


Автор книги: Милена Завойчинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Завойчинская Милена Невест так много, он один

Глава 1




  Притаившись под кустом и старательно сливаясь с местностью, я наблюдала за происходящим. Да уж, вовремя я приехала, ничего не скажешь. Одна из го́стий начала визгливо отчитывать прислугу, что ее багаж недостаточно быстро выгружают. Я поморщилась, поскольку голос у дамы оказался на редкость неприятный.

  И всё же, что делать-то? Я не рассчитывала, что тут окажется столько народу. Думала, приеду потихоньку, не афишируя, кто я и зачем, отдам то, что должна, договорюсь об остальном. Всё же, как ни крути, а я обещала. И что теперь? Кто все эти разряженные курицы? Да еще в таком количестве? И как мне теперь незаметно попасть внутрь?

  Соседний куст зашевелился, из небольшого углубления за ним оттопырился чей-то тощий костлявый зад, обтянутый не очень чистыми светло-бежевыми штанами. Так, а это еще кто тут у нас так неумело ползет по-пластунски и рискует выдать нас обоих?

  – Пс-с-сть! – позвала я соседа по засаде. – Пс-с-сть!

  Зад дернулся, вжался в землю, пытаясь слиться с травой. Затих, словно нежить, караулящая ужин, которая, кажется, даже не дышит.

  Я закатила глаза, мысленно обратилась к небесам, которые были ко мне столь неблагосклонны в последний месяц, и снова позвала:

  – Пс-с-сть! – и шепотом: – Эй ты, ползи сюда, а то привлечешь внимание.

  Я-то, в отличие от этого мелкого наблюдателя, заняла наиболее выгодную позицию. И куст бузины́ выбрала пышный, и одета, не в пример некоторым, в немаркую темную одежду, которую издали не так-то просто заметить.

  Зад в светлых штанах завозился, приподнялась светло-русая голова его обладателя, и на меня уставился на редкость смазливый пацан лет тринадцати-четырнадцати на вид. Я бы даже подумала, что девчонка, если бы не короткая стрижка и выступающий кадык.

  – Ну, что смотришь?! – прошипела я рассерженной гадюкой. – А ну сюда, ко мне!

  У моего визави округлились глаза, но он шустро пополз, а я прикрыла лицо рукой, чтобы не обругать его нецензурно.

  – Да кто ж так ползает?! – зашептала я, как только он приблизился и пристроился рядом. – Ты бы себе на задницу еще штандарт





1 прикрепил, мол, смотрите, вот он я! Тебя кто учил так неуклюже сидеть в засаде и подкрадываться?

  – Никто не учил, – сердито запыхтел он. – Что ты тут делаешь?

  – Подглядываю. Непонятно, что ли? – фыркнула я. – Так же, как и ты, между прочим. Только делаю это успешнее и грамотнее.

  – Ну простите! Не обучен ползать! – сверкнул он огромными глазищами и подергал ворот белой перепачканной рубашки из тонкого батиста. Вот так-так, а парнишка-то у нас из благородных.

  – Ладно уж, не оправдывайся. Научу, так и быть, – покровительственно похлопала я его по плечу. И не давая опомниться, спросила: – Что это за курятник прибыл к маркизу? Хотя вон та упитанная особа в оборочках, скорей уж, гусыня. Слышал, какой голос противный?

  – Слышал, – прыснул от смеха мальчишка, но тут же опомнился и прикрыл рот грязной ладонью. – Это графиня Гармони́я ди Люстре́, привезла среднюю и младшую дочерей.

  – Отчего не старшую? – поинтересовалась я.

  – А старшую она уже привозила в прошлый раз.

  – И? – начиная получать удовольствие от этого перешептывания, поторопила я.

  – Маркиз сказал, еще хоть раз эта истеричка и паникерша покажется ему на глаза, и он за себя не отвечает.

  – П-ф-ф, – фыркнула я в рукав. – А почему «паникерша»?

  – Поскольку впечатлительная юная леди при шалостях фамильного привидения визжала и бегала по всему дому с криками, что ее насилуют и убивают, – явно кому-то подражая, попытался серьезно ответить пацан, но не выдержал и зафыркал от смеха.

  Я уставилась на него во все глаза.

  – И что? Правда есть привидение? Фамильное? Ух ты! Вот бы познакомиться!

  – Тоже хочешь покричать и побегать?

  – А то! – захихикала я. – Так что, надолго этот курятник прибыл? Или на званый вечер и завтра отбудут?

  – Если бы, – с невыразимой тоской в голосе отозвался пацан. – Их теперь неделю, а то и две не выгонишь. Маркиз, наверняка, опять изволит отбыть по очень важным делам, а эти останутся и будут всех доводить.

  – Неделя или две? – посмурнела я. – Плохо. Я столько ждать не могу.

  – А ты кто? – опомнился мальчишка и впился в меня цепким взглядом. – Для кого шпионишь?

  – Для себя, – вздохнула я, повозилась, перенося вес на левый бок, поскольку мы все так же лежали в засаде за кустом, и протянула руку: – Э́рика. Почти невеста маркиза.

  – Лекс, – сначала ответил он на рукопожатие, потом осознал и замер: – Невеста?! Почти? Это как?

  – Не кричи! Вот так, – сморщила я нос. – Деваться некуда, вот и невеста.

  – То есть ты не хочешь замуж за маркиза? – поползли на лоб глаза пацана.

  – Я похожа на ненормальную? За маркиза? Замуж хотеть? Он же старый! И про́клятый!

  – Про последнее – брехня! – почему-то принялся защищать его Лекс.

  – Ну не знаю, не знаю. Просто так болтать люди не станут, – цокнула я языком. – Но вот видишь, про то, что он старый, ты не споришь. А мне, между прочим, всего девятнадцать.

  Я снова легла, опираясь на локти, и принялась сквозь кусты разглядывать завершающуюся разгрузку пышно наряженных дам всех мастей. До чего они некстати! А ведь я всё так хорошо продумала...

  – Что продумала? – демонстративно пыхтя, Лекс подполз ближе и пихнул меня локтем в бок.

  Я покосилась на него, пожала плечами. Не рассказывать же первому встречному о своих планах. И так больше чем нужно поведала. Потому что союзник мне не помешает, а Лекс явно из обитателей виллы дель Соле́йль.

  – Ты с маркизом знаком? – деловито поинтересовалась я. – Пойду сдаваться, смысла нет и дальше сидеть в засаде. Но, учитывая мой плачевный вид... Представишь меня ему?

  – Представлю, – подумав, серьезно отозвался он. Но потом ухмыльнулся своим мыслям. – Эрика... дальше как?

  – Думаю, весь список моих имен мы опустим. Ты всё равно не запомнишь. Представляй коротко: Эрика ди Элдре́.

  – Ди Элдре... – прошептал Лекс, словно вспоминая что-то. – Ты из тех самых ди Элдре?!

  – Тихо! – шикнула я. – Да, считай, из тех самых. Как нам лучше пройти внутрь, минуя этот понаехавший цветник?

  – «Курятник» мне нравится больше. Идем, – поднявшись на четвереньки, пацан шустро рванул в сторону, противоположную подъезду к парадному крыльцу обиталища маркиза Рикка́рдо ди Касса́но.

  На ходу он обернулся и запоздало спросил:

  – А где твой багаж? Помочь с ним?

  – Всё свое ношу с собой, – буркнула я. Успею еще рассказать и про багаж, и про свое бедственное положение.



  Вилла дель Солейль была безупречно прекрасна только издалека. Я уже успела побродить по округе, рассмотреть ее со всех точек, представить примерную планировку и оценить, что хозяева явно не уделяли жилищу ни сил, ни внимания, ни средств. Белые некогда стены потемнели от времени и непогоды, крыльцо с колоннами, никогда не знавшее осады, требовало внимания рабочих. Да и окна...

  – Лекс, а прислуги много?

  – Нет, конечно, – пропыхтел он, продолжая уверенно ползти на четвереньках вперед. – Зачем?

  – Действительно...

  Странно, но разберусь по ходу.

  Наконец, мой сопровождающий вывел нас к угловой башенке виллы, обильно заросшей вьюнком. Тут, невидимые с парадного входа, мы встали, отряхнулись, заговорщицки переглянулись и степенным шагом направились туда, где всё еще не смолкали женские голоса.

  Не обращая внимания на разной степени привлекательности девиц и их мамушек, нянюшек, служанок, Лекс провел меня к распахнутой двустворчатой двери и в холл. Здесь царила благословенная прохлада. Я, если честно, изрядно измучилась от жары, с самого рассвета сначала блуждая вокруг виллы, а после лежа в наблюдательном пункте.



  Пользуясь возможностью, быстро осмотрелась. Немного озадачилась, так как явственно чувствовалось, что за виллой особо не следят не только снаружи, но и внутри. Ощущалось, несмотря на богатую обстановку, дорогую отделку, позолоту и мрамор, некое запустение, свойственное жилищам, в которых подолгу не живут.

  Как же так? Мне ведь сказали, что последний год маркиз обитает именно тут и предпочитает выезжать в столицу верхом, благо до города не очень далеко. Обманули? Или сами толком не знали? Может, зря я поехала сюда, а не в городской его особняк?

  Посторонившись с пути запыхавшейся раскрасневшейся от жары дамы в возрасте, вероятно, чей-то матушки или компаньонки





2 , я шагнула к картине, изображавшей красивого властного брюнета в бордовом кафта́не





3 и шляпе. Судя по количеству драгоценностей, это явно один из предков нынешнего маркиза. Я с интересом рассматривала породистое лицо одного из прошлых ди Кассано. И вдруг он мне подмигнул.

  У меня округлились глаза, и я пристальнее уставилась на оживший вдруг портрет. И мужчина на нем не обманул мои ожидания. Снова подмигнул, залихватски усмехнулся, подвигал бровями и вдруг склонился в изящном поклоне.

  Даже так?! Ну что ж, я девица воспитанная, и пусть сделать ревера́нс4 не могу, поскольку одета в брюки, но уж поприветствовать галантного кавалера в моих силах. Посему я кокетливо стрельнула глазками, изобразила смущенную улыбку и легко склонила голову.

  Предок маркиза обрадованно вскинулся, поняв, что я его вижу. И не только вижу, но еще и не падаю в обморок, не верещу истошно, а вполне адекватно реагирую и отвечаю на приветствие. Весь портрет подернулся легкой, почти незаметной рябью, и аристократ снова отвесил галантный поклон и поднял ладонь.

  А я что? Разве стоит отказываться от потенциального союзника? Поэтому, пользуясь тем, что Лекс отвлекся и отошел, потихоньку, не привлекая внимания, попятилась к нужной стене, встала так, чтобы мои действия никто не видел, и протянула руку для поцелуя.

  Ее тут же обдало прохладой, закололо невидимыми иголочками, и один из прошлых ди Кассано коснулся кончиков моих пальцев губами.

  Вот и познакомились. Почти.

  – Ты что делаешь? – нарушил наше безмолвное общение вернувшийся Лекс. – Зачем щупаешь портрет?

  – Щупаю? – не сразу поняла я, о чем речь. Но когда снова перевела взор на портрет, обнаружила, что изображение застыло, а моя ладонь лежит на холсте. – Да так, проверила, насколько старинное изображение.

  – А, – тут же потерял интерес мальчишка. – Это один из предков маркиза, Кассе́ль ди Кассано. Именно он приказал выстроить тут виллу и назвал ее в честь зари. Говорят, он любил встречать рассветы и закаты на балконах, опоясывающих второй этаж. Пойдем, я сейчас...



  Договорить он не успел.

  В холл стремительно вошел, разрывая гомон никак не успокаивающихся гостий, крайне недовольный высокий брюнет в запылившейся одежде. Судя по виду, он приехал верхом. В руках зажаты перчатки и хлыст, жилет расстегнут, ворот пропотевшей рубашки тоже, шляпа зажата под мышкой, а губы кривятся от плохо сдерживаемого раздражения.

  – Ма́рио! – рявкнул он, и тут же откуда-то выскочил сухонький пожилой господин в ливрее дворецкого.

  – Слушаю, ваше сиятельство, – поклонился тот.

  – Почему?.. – скрипнув зубами, маркиз зыркнул на замерших дам, которые не набросились на него только потому, что он их опередил и вызвал дворецкого.

  – Гостьи виллы дель Солейль прибыли с высочайшего соизволения их величеств, – невозмутимо ответил Марио. – Я уже занялся расселением леди и их сопровождающих.

  – Опять?!

  – Желаете прочесть письмо их величеств сейчас? Или принести в ваш кабинет?

  – Желаю! – чуть не раскрошила зубы от злости жертва матримониа́льных5 планов целой толпы потенциальных невест.

  И тут я еще.

  Но нет, лучше-ка я подожду окончания сцены.

  В протянутую руку маркиза опустился свиток с королевской печатью. Сломав ее, он развернул послание, быстро прочитал, свернул и, улыбнувшись так, что всем сразу стало понятно, как сильно им не рады, процедил:

  – Добро пожаловать на виллу дель Солейль. Ее величество была столь заботлива и внимательна... – Скрип зубов был слышен на весь холл. – Что оказала мне честь и от моего имени пригласила вас всех в гости. К моему величайшему огорчению, я не смогу развлекать вас всю эту неделю, на которую мой дом открыт для гостей. Дела, заботы, обязанности перед страной и их величествами. Вы должны понять. Но к вашим услугам вилла и окрестности. Ах да, не советую спускаться в подвалы и подниматься на чердак. Эти территории любит посещать фамильный призрак рода ди Кассано.

  Леди и их сопровождающие зароптали, заволновались, но стоило черным глазам маркиза остановиться на них, как недовольство замерзало у них прямо в горле.

  Уважаю! Мне так никогда не суметь! Всё же есть что-то пронзительное и жуткое в темно-карих, почти угольных глазах. Когда зрачок практически сливается с радужкой – выглядит впечатляюще и проникновенно. С зелеными глазами такого эффекта никогда не достичь, как бы я ни старалась.

  – Марио! Я к себе, приготовь всё необходимое. Дамы, – раздраженно поклонился владелец виллы гостьям, которые отчего-то хранили молчание.

  Ан нет, не все такие робкие. Та самая «гусыня» выступила вперед, выпятила необъятный бюст, шумно захлопнула веер, которым только что обмахивалась, стараясь отдышаться, и не терпящим возражений тоном обратилась к маркизу:

  – Ваше сиятельство, это недопустимо! Ваш слуга плохо выдрессирован и груб! Он посмел предложить мне и моим девочкам одну комнату на троих! Представляете?! И как мы должны размещаться? А ведь мы...

  – Да-да! – вмешалась еще одна леди преклонного возраста, хватая за руку юное эфемерное создание в кружевах и бантиках и вытаскивая его вперед. – Нам с Офе́лией тоже выделили общую спальню. Я уже сходила и всё проверила. Там всего одна кровать! Но это возмутительно! Мы с моей подопечной не можем спать в одной постели!

  Остальные дамы, их дочери и служанки загомонили.

  И тут меня подергал за рукав подобравшийся вплотную Лекс:

  – Ой, что сейчас буде-е-ет! Давай-ка скроемся.

  – Марио!!! – от рыка маркиза ди Кассано я аж присела. Вот это глотка-а-а! Всё, я сражена и покорена! – Немедленно приготовь мои вещи, я уезжаю!

  – Как уезжаете?

  – Куда уезжаете?

  – Но, позвольте?!

  – Ее величество сказала...

  – Повеселимся? – шепнул мне кто-то в ухо, а щеку обдало прохладой.



  Я повернула голову, не забывая при этом потихонечку красться вдоль стены к коридору, в который меня тащил Лекс, и увидела призрака. Полупрозрачный Кассель ди Кассано, не видимый никем, кроме меня, направился к жертвам. Потыкал одну из них пальцем в высоко взбитую прическу. Пощекотал вторую под подбородком. Дунул в глубокое декольте третьей... И так далее. Они ёжились, начинали испуганно осматриваться.

  – Бу! – прошептал призрак в ухо графине Гармонии ди Люстре.

  И я оглохла от ее визга.

  – Призрак!

  – Привидение!

  – Убивают!

  – Я умираю!

  Ополоумевшие курицы бросились врассыпную. Хотя нет, я слишком плохо о них думала. Не врассыпную. Часть ринулась наверх, в отведенные им комнаты, а некоторые, особо «впечатлительные», попадали в обморок прямо к ногам маркиза. Причем аккуратно, чтобы не помять наряды, не испортить прическу и выставить декольте в наиболее выигрышном свете.

  – Убрать! – скомандовал его сиятельство дворецкому и перешагнул одну из юных прелестниц, которая опустилась на пол так, что чуть ли не придавила юбками мыски его пропылившихся сапог для верховой езды.

  – Слушаюсь! – позволил себе едва заметную ухмылку дворецкий.

  А маркиз заметил нас.

  – Лекс? – холодно обронил он и нахмурился.

  – Прости... те, ваше сиятельство, – смешался парень и неловко попытался отряхнуться.

  – Кто с тобой? – не обратил на это внимания лорд.

  – Отец, позволь тебя поздравить! – Так, а это что за ехидные нотки в голосе? – Прибыла твоя невеста, леди Эрика ди Элдре.

  – Отец?! – возмущенно уставилась я на юного прохиндея. Не знала, что у маркиза есть сын.

  – Невеста?! – взвизгнула лежащая «без чувств» блондинка и села, гневно уставившись на меня.

  – Ди Элдре? – скривился так, словно хлебнул лимонного сока, Риккардо ди Кассано.

  Мои глаза уставились в его черные. Я даже почувствовала легкое ментальное давление, но он зря надеется, что я обманываю или разыгрываю. Да, сейчас я его невеста. Так получилось.





Глава 2




  Маркиз едва заметно дернул щекой, его взгляд быстро пробежался по моему слегка потрепанному за долгое путешествие облику. Затем оценил мой головной убор.

  Я в свою очередь рассматривала маркиза Риккардо ди Кассано. Придется ведь как-то договариваться.

  – Мы можем поговорить наедине, ваше сиятельство? – любезно улыбнулась я.

  – За мной! – отрывисто скомандовал он, развернулся на каблуках и решительно рванул к правой лестнице, ведущей наверх. – Лекс, ты тоже!

  Я бросила задумчивый взгляд на пацана. Он дернул плечом, задрал подбородок и нехотя последовал за отцом.

  – Леди Эрика, вас проводить? – проявил сознательность дворецкий, который, судя по его виду, мечтал сбежать хоть на время от оставшихся на его попечении гостий. Интересно, сколько их всего?

  Я уже хотела согласиться, как увидела весело скалящегося от предвкушения развлечения и галантно приглашающего меня жестом призрака. И виден он, кажется, только мне. Поскольку никто не реагирует и не пугается.

  – Благодарю, Марио. Я найду дорогу. – Вежливость – наше всё. А с дворецким нам предстоит плотно общаться, если всё удастся, как я задумала.



  Кассель ди Кассано при жизни, говорят, был жутким дамским угодником. Из тех, кто не мог пропустить ни одной смазливой мордашки, и неважно, принадлежала ли она булочнице, молоденькой служаночке или замужней герцогине. По всё тем же слухам и историческим сплетням, количество любовниц лорда Касселя невозможно было и счесть. И что самое поразительное, он умудрялся сохранить со всеми покинутыми им девушками и женщинами хорошие отношения. Ума не приложу, как такое возможно. А как же ревность, обида?

  Впрочем, не стоило соблазнять королеву. Ей-то, наверное, всё понравилось, а вот супруг-рогоносец осерчал и... всё. Кончилась на этом карьера маркиза при королевском дворе, хорошо хоть в дальние приграничные земли не сослали. Наверняка, благодаря всё тому же заступничеству ее величества или же иных высокопоставленных защитниц.

  Происходило это около двухсот лет назад. Так что для своих лет маркиз, точнее его призрак, неплохо сохранился. Уж я-то знаю, о чем говорю.

  – А это правда, что вы умерли в постели прямо в объятиях роскошной блондинки? – шепотом спросила я у давно почившего аристократичного бабника.

  Он растерялся буквально на долю мгновения, чуть заколыхался, будто вот-вот исчезнет, но тут же беззвучно рассмеялся и взглянул на меня с интересом. А потом заговорщицки подплыл вплотную, склонился и интимно признался:

  – Она была брюнеткой. Ах, какая женщина! Какой темперамент! М-м-м...

  Я всё же не выдержала и покраснела от тех интонаций, что звучали в его голосе.

  – Не скучно вам тут? – спросила едва слышно.

  Нынешний владелец виллы и его отпрыск уже ушли далеко вперед, а я неторопливо брела в нужном направлении и, пользуясь случаем, пыталась наладить дружеские связи.

  – Временами, – пожал плечами полупрозрачный аристократ, облетел меня по кругу, поцокал, оценив вид сзади, и снова пристроился справа от меня. – Но моего потомка так старательно пытаются женить, что в последнее время случается и веселье. А вы что же, действительно невеста? Из тех самых ди Элдре?

  – Пожалуй что. Но вы же сами заключили тот договор. Не так ли? – бросила я на него взгляд.

  – Да, припоминаю. Но прошло два столетия, сменились поколения, история забылась... Я полагал, это уже неактуально.

  – Просто прежде у ди Элдре не случалось девиц на выданье, – вздохнула я.

  – С кем вы там разговариваете? – резко окликнувший меня голос заставил споткнуться от неожиданности.

  Лорд Риккардо стоял в дверях своего кабинета, полагаю, коли уж мы в него шли, и смотрел на меня с недоумением, недовольно кривя губы.

  Пренеприятный тип! И вот как с ним договариваться? Права была Мари́ка, ох, права. Придется трудно.

  Не ответив, я вроде как невзначай глянула на своего призрачного собеседника. Он развел руками, пожал плечами, утрированно тяжело вздохнул и, уже не шепчась, сообщил:

  – Меня никто не видит.

  Я позволила себе в это не поверить. Всё же не случайный неупокоенный дух из тех, что не успели при жизни завершить какое-то важное дело, а фамильное привидение. Но вслух ничего говорить не стала. Молча прошла мимо маркиза ди Кассано в его кабинет и села в кресло, стоящее напротив письменного стола. Во втором сидел смурно́й Лекс. При моем появлении он фыркнул и отвернулся. А этот-то чем недоволен? Вроде только что нормально общались, пока сидели в засаде и ползали.

  Украдкой покосилась на свои брюки с зелеными коленками и другими следами долгой дороги верхом и ползком, полюбовалась аналогичными чумазыми штанами юного соседа. Устыдилась, осмотрела свои ладошки и спрятала их под себя. Руки у меня тоже грязные, а под ногтями чернота.



  – Значит, Эрика ди Элдре, – мрачно возвестил его сиятельство и уселся на свое место за письменным столом.

  Я сразу же привычно почувствовала себя нашкодившим ребенком, которого сейчас будут отчитывать за проказы, а потом лишат обеда и отправят в угол. Или всыплют розгами, что более вероятно.

  – И почему же моя уважаемая «невеста», – буквально сочился ядом голос жениха, – явилась в столь неприглядном виде, одна, без подобающего сопровождения и багажа? И никто не потрудился меня известить об этом заранее?

  – Я тоже рада вас видеть, маркиз, – невозмутимо улыбнулась я. – Правда, не ожидала, что когда прибуду, то окажусь одной из множества невест. Но видите ли, договор, заключенный вашим достопочтенным предком, маркизом Касселем ди Кассано... Полагаю, вы в курсе его содержания.

  – И вы хотите сказать, что это мне так повезло? – откинулся на спинку кресла лорд. – Заключить брак с девицей из обнищавшего, всеми забытого рода только потому, что когда-то мой блудливый предок договорился со своей не менее блудливой замужней любовницей, что однажды их потомки поженятся?

  – Ну... как сказать? Скорее, ваше сиятельство, нам с вами обоим крупно не повезло. Поверьте, я тоже не в восторге от того, что мне пришлось ехать через всё королевство к мужчине, который годится мне в отцы. И поверьте, еще месяц назад я знать не знала ни о вас, ни о древнем договоре, ни о том, что мне придется тут очутиться.

  – Сколько вам лет, леди Эрика? – побарабанил пальцами по столу и сморщился, как от зубной боли, маркиз.

  – Девятнадцать, – после некоторой заминки назвала я этот возраст.

  – Хм, мне показалось, вы более юная. Но с чего вы взяли, что я гожусь вам в отцы? Я настолько старо выгляжу?

  – У вас уже есть сын, – качнула я подбородком в сторону притихшего Лекса. – И насколько вижу, ненамного младше меня. Может, вы лучше станете моим опекуном, а? А там уж пусть дальше наши потомки расхлебывают? – мило улыбнувшись, похлопала я ресницами.

  – Бездна вас задери! – прошипел ди Кассано и потер лицо руками. А я вдруг поняла, что он ужасно уставший, и глаза у него красные не от ярости, а от недосыпания. – Как же вы невовремя! Теперь от меня не отвяжутся ни ее величество, ни матушка.

  – Вас заставляют жениться? – спросила я, а сама уставилась на болтающегося у стены призрака, ожидая пояснений.

  – Мой дорогой потомок так успешно избегает брачных уз последние четырнадцать лет, после рождения Лекса, что ее величество и маркиза Эстебана... – тут лорд хохотнул, – уж и не знают, как бы дотащить его до алтаря.

  Лекс, находящийся по эту же руку от меня, воспринял мой вопрос на свой счет, зыркнул сердито и тихо ответил:

  – Я баста́рд6, хоть и признанный. Отца последние лет десять пытаются заставить заключить брак с приличной породистой леди, потому что нужен законнорожденный наследник.

  У меня вытянулось лицо. Нет-нет-нет! На такое я не подписывалась! Никаких законнорожденных наследников! Мне бы с годик продержаться, а там... Я же всё продумала! И я совершенно точно не подхожу под определение «породистая». Вернее, с родом-то всё в порядке, если не считать того, что он обеднел и вымер.

  Хозяин кабинета затих, уткнувшись лицом в ладони, и я едва слышно спросила у парнишки:

  – А твоя мать?

  Он презрительно дернул плечом, поджал губы и отвернулся, будто не услышал. Ответил призрачный лорд Кассель.

  – Эльфийка. Любительница поразвлечься. Погостила на вилле три дня, поскольку зарядили дожди, а ей не хотелось мокнуть. Соблазнила ради забавы одного юного олуха, – кивнул он на Риккардо, который не слышал наш разговор с привидением. – И спокойно поехала дальше в свои леса. Мы даже имени ее не знаем, просто одна из многих перворожденных. А спустя некоторый срок явился посыльный, вручил пятнадцатилетнему подростку пищащий сверток, заявил, что появившийся на свет в результате досадного недоразумения полукровка матери не нужен, и она знать не желает ничего о нем. Пусть отец сам воспитывает, если ему надо. Или отдаст в приют, если бастард и ему некстати. Судьба этого младенца ее не интересует.

  Онемев от такой циничности, я выпрямилась и сидела, будто кол проглотила. Нет, я знала, что аристократы не слишком-то щепетильны в данном вопросе. Бастарды от служанок или кухарок, признанные отцами и нет, подкидыши, нагулянные втайне от мужа, – всё это реальность. Но чтобы представители дивного народа? Я считала их удивительными, прекрасными и светлыми. А оказалось, всё как у других рас.

  Лекс, значит, наполовину эльф. Теперь понятно, отчего он такой смазливый и субтильный. Эльфы взрослеют и развиваются ощутимо позднее остальных народов, но и живут намного дольше. Странно, что уши у него не заостренные. Они точно должны быть удлиненными, если мать чистокровная. Я, стараясь не заработать косоглазие, осторожно посмотрела на эту часть тела мальчишки.

  Он мое внимание почувствовал, ожег яростным взглядом, но пояснение я услышала всё от того же Касселя. Больше тут со мной никто не горел желанием общаться.

  – Иллюзия. Обновлять каждый год приходится. Ну или резать и придавать человеческую форму.

  Я вздрогнула и поежилась.

  У всех свои беды. Но что-то затих лорд Риккардо. Он не забыл про меня? Я кашлянула, пытаясь привлечь к себе внимание.

  И мне это удалось. Маркиз дернулся, едва не упал лицом в стол и заполошно уставился перед собой. Что?! Он заснул?! М-да-а-а.

  – Лорд Риккардо, – обратилась я к осоловевшему мужчине. – И вы, и я очень устали с дороги. Может, перенесем беседу на другое время? Нам всё равно некуда деваться друг от друга, – тут вздохнула, давая понять, что тоже не в восторге от происходящего. – Я ваша невеста, как бы нам обоим это ни не нравилось. Но, учитывая нетерпение и давление на вас королевы и вашей матери, возможно, мы могли бы... – сделала я паузу, чтобы заинтересовать.

  – Могли бы что́? – хрипло спросил лорд. – Договаривайте уже. Я трое суток не спал, не рад вам, не рад всем этим... искательницам. Поэтому просто сообщите быстрее и идите уже... куда-нибудь.

  – Я предлагаю заключить соглашение. Не между родами, как это сделали предки ди Кассано и ди Элдре. Только вы и я, как невольные жертвы договоренности этих самых предков. Я всё еще в некотором роде ваша невеста, вы вроде как мой жених. Но! Мы не станем торопиться с обрядом. Давайте на ближайший год вы предоставите мне работу? Не морщитесь, я узнавала, это вполне допустимо и оградит нас обоих от сплетен. Помимо обладательницы статуса невесты, – о котором мы никому не обязаны сообщать, – я еще буду вашей личной помощницей, секретарем, могу вести ваш дом и дела. Если это закрепить магическим договором, да еще указать в нем, что в течение этого срока я не имею права выйти замуж, поскольку это не даст мне выполнять свои обязанности...

  – Погодите, леди Эрика, – потер глаза маркиз и сжал челюсти, с трудом удержавшись от зевка. После чего собрался, взглянул на меня цепко и внимательно.

  – То есть вы предлагаете мне нанять вас на год. И по договору вы не сможете выйти замуж в течение срока контракта. По этому же контракту вы будете жить в моем доме, но...

  – Если бы я жила здесь только как невеста, это породило бы сплетни и заставило бы нас торопиться идти к алтарю. Всё же я леди, пусть и из угасшего обнищавшего рода. Нас, так или иначе, принудили бы вне зависимости от нашего с вами желания. Ни вы, ни я к этому не готовы. Я правильно понимаю? Магический контракт найма позволит обойти всё это.

  – Вы хорошо всё продумали, не так ли? – поднял брови лорд. – И всё же, где ваше сопровождение и багаж?

  – Нет их. Нам не повезло наткнуться на разбойничью шайку неделю назад. Багажа у меня больше нет, сопровождающих... тоже нет. Но они задержали грабителей и сумели дать мне возможность сбежать. То, что я должна вам отдать, лежало в моей наплечной сумке, это я сберегла.

  Опустив лицо, чтобы не выдать выражение глаз, я покопалась в своей котомке. Вытащила плотный конверт с магически заверенной копией того самого договора, оригинал которого за давностью времён сгинул неизвестно в чьих архивах. То ли ди Кассано были небрежны с бумагами, то ли ди Элдре утратили его вместе с за́мком.

  Сидящий рядом Лекс притаился словно мышка, стараясь даже не дышать, чтобы его не выгнали. Призрак чуть колыхался от едва ощутимого сквозняка и тоже с интересом наблюдал за мной.

  Помедлив, я всё же встала, сделала два шага до стола и вложила в протянутую руку владельца виллы бумаги.

  – Мне нечего вам предложить, маркиз. Приданого у меня нет, родственников и опекунов, которые могли бы отвести к алтарю и представлять мое имя, тоже нет. Род ди Элдре не просто обнищал. Он вымер, от его родового гнезда остались развалины, всё, что можно было продать, – давно продано. А то, что удалось сохранить, перешло к разбойникам. Связями при дворе, как понимаете, я тоже не обладаю. Никто из моего рода там не появлялся очень-очень давно. Ни-че-го! Есть только я и эти бумаги. Но, к сожалению для меня и вас, наши предки заключили магический договор на крови. А посему... – Я развела руками и бросила укоризненный взгляд на того самого предка, который и был виновником всей этой истории.

  – Отец, а можно?.. – робко начал Лекс, но был перебит.

  – Я сейчас слишком устал, чтобы подписывать с вами договор, леди Эрика, – обреченно, но уже без злости ответил лорд и вытащил сложенный лист плотной гербовой бумаги. – Я вас услышал и, в целом, не против. Мы вернемся к разговору, когда оба отдохнем. И возможно, я проконсультируюсь с законником. – Быстро пробежав глазами по тексту, он встал и озвучил свое решение: – Вы моя невеста. Это так, мы с вами крупно влипли. Но к счастью, от нас не требуется немедленно назвать дату свадьбы, и мы можем назначить ее позднее. Скажем, через год. Или два. Или три... До тех пор мой дом в вашем распоряжении. И я беру вас на обеспечение, поскольку недопустимо, чтобы... Почему вы в таком виде, к слову? Мужская одежда? И для чего волосы так спрятаны под шарфом? Разве владения ди Элдре находились в шахстве?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю