332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Брикер » Босиком по снегу » Текст книги (страница 3)
Босиком по снегу
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 21:26

Текст книги "Босиком по снегу"


Автор книги: Мария Брикер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 3
Вечная любовь и конопушки

Сашенька разлепила глаза, облизала пересохшие губы, с трудом оторвала от подушки голову и, заметив рядом с собой лохматую шевелюру незнакомого субъекта мужского пола, резко села на кровати. Предметы интерьера комнаты запрыгали перед глазами, к горлу подступила тошнота. «Где это я?» – усиленно потирая виски, ужаснулась Сашенька, еще раз с опаской посмотрела на незнакомца и попыталась восстановить в памяти события вчерашнего дня. Спустя минуту Сашенька, к своему ужасу, поняла, что рядом с ней мирно посапывает Лешка Свистун и на его лице играет загадочная улыбка! В душе ее мгновенно возникло страшное подозрение, что прошлой ночью они…

– Ах ты, скотина! – закричала Сашенька и со всей силы лягнула Лешку ногой.

Лешка от неожиданности свалился на пол, полусонный, вскочил на ноги и занял боевую стойку, ошарашенно оглядываясь по сторонам. Наблюдая за Свистуном, Сашенька отметила, что на Лешке надеты «семейные» трусы и носки. Она засунула руку под одеяло и погладила себя по бедру – ее трусики, скрытые под длинной футболкой, тоже были на ней, это обнадеживало. Однако выяснить истину было необходимо.

– А ну колись, гоблин: было у нас что или нет? – пытливо глядя в его одуревшие глаза, спросила Сашенька и демонстративно сложила руки на груди.

– Сань, ты это – спокойно только, – залепетал побледневший Лешка и попятился к окну. – Как ты, ваще, могла такое?.. Я ведь не того… Я ведь никогда бы… Я прилег просто рядом, не на полу же спать!

– Почему я почти без одежды? – продолжила допрос Саша.

– Так ты это, – замялся Лешка, – в общем, отрывалась ты вчера по полной.

– Подробнее, – потребовала Саша.

– Ты что, правда, что ль, ни фига не помнишь? – с сомнением спросил Лешка.

– Да помню я все! – раздраженно выпалила Сашенька и нахмурилась. – Я пришла к тебе, а у вас тут сейшн в самом разгаре – второй день Нового года отмечаете. Села я за стол, опрокинула водки самую малость, а потом… потом… потом я и правда ничего не помню, – озадаченно сказала Сашенька и покраснела. – Леш, водички дай, пожалуйста, а то во рту все пересохло.

Свистун схватил со стола бутылку кока-колы, протянул ее девушке и опять отошел к окну. Сашенька в мгновенье ока выхлебала полбутылки, удовлетворенно вздохнула и с любопытством посмотрела на Лешку.

– Ну и? – спросила она. – Что было потом?

– А потом ты погнала всякую ботву, что ты что-то натворила и жить тебе осталось недолго, потому как Фредди Крюгер плотно висит у тебя на хвосте, и ты, типа, чудом от него слиняла, двинув ему по носопырке елкой. Потом ты сказала, что хочешь последние дни своей жизни провести достойно, выпила еще водки и стала показывать нам разные фокусы. Круто у тебя получилось, всем понравилось. Правда, потом мы, типа, напряглись: у всех без исключения с рук часы исчезли. Мы тебя очень вежливо попросили их вернуть, но ты состроила из себя полный наивняк и, клятвенно заверив всех, что не имеешь к этому делу никакого отношения, сняла с себя джинсы и свитер, передала свои вещи на осмотр и, послав всех на хрен, завалилась спать. Короче, колбаснуло тебя не по-детски. Видно, ты уже обкуренная к нам привалила – я так понимаю.

– Ни фига ты не понимаешь, – тяжело вздохнула Сашенька, – я вообще не курю, а Крюгера не Фредди зовут, а Михаэль. Короче, этот француз зачем-то моего соседа убил и теперь ищет меня, потому что я у него бумажник подрезала. Хотя это я так сначала думала. Бумажник ему не нужен, ему именно я нужна, потому что он еще раньше знал, как меня зовут, и явно ехал ко мне домой.

– Ты это, Сань, – испуганно залепетал Лешка и присел на край кровати, – температура, может, у тебя? Что-то тебя заклинило надолго.

– Нет у меня никакой температуры, – разозлилась Саша. – Куртку мою принеси.

– Ты что, уходишь? – расстроился Лешка.

– Ага, щас куртку поверх футболки и трусов наброшу – и уйду из твоей жизни навсегда. У меня в кармане бумажник Крюгера лежит, и я хочу тебе все доступно объяснить.

Озадаченный Лешка удалился в прихожую. Сашенька встала, натянула джинсы и напряженно задумалась: что же теперь ей делать? Лешка вернулся еще более озадаченный, держа в одной руке Сашину куртку, а в другой – пачку долларов.

– Из куртки выпали, – растерянно глядя на Сашу, сказал Свистун и присвистнул. – Так это что, все правда, что ли? Сань, ты что, действительно попала?

– А ты думал, у меня бесповоротно башню сорвало? Попала, не то слово. Домой мне нельзя, у меня в комнате труп соседа, и еще этот француз меня зачем-то ищет.

– Из-за бумажника? – спросил Лешка и передал куртку Саше.

– Я так поначалу думала. Когда я его в своей квартире обнаружила, то решила, что он за бумажником своим пришел. Я ноги в руки – и слиняла. Сижу в подъезде и плачу, с котом разговариваю. Думаю: кто он такой, почему меня так быстро вычислил? Потом мне мысля пришла, что надо бумажник найти, выяснить, как его зовут, и попытаться этот кошелек ему вернуть, чтобы он от меня отстал. Открываю бумажник, а там, – Саша достала кошелек, выудила из него листок и протянула Свистуну.

Лешка с интересом заглянул в бумагу и с удивлением поднял брови.

– Что за фигня? Тут твоя фамилия и адрес!

– А я тебе про что? Значит, еще до того, как я у него бумажник тиснула, он уже знал, как меня зовут и где я живу? Короче, пока я шиковала на его денежки, затовариваясь продуктами и елками, он грохнул моего соседа, устроил в моей комнате погром и остался ждать меня.

– Зачем он устроил в твоей комнате погром?

– А я знаю? Я ничего не понимаю, Леш! Ясно одно, он от меня не отстанет и будет меня искать. Бежать мне надо, Леш. Квартиру снять в другом районе. Но для начала имидж сменить полностью, чтобы меня никто не узнал. Бабки у меня теперь есть, так что это не проблема.

– Ты это, Сань, можешь у меня пока перекантоваться. Мать из санатория только через месяц вернется, так что хата свободна, – загадочно прошепелявил Лешка, застенчиво улыбнулся и с вожделением посмотрел на Сашу.

– Леш, ты вот мне что скажи, – лукаво усмехнулась Саша. – Почему ты все-таки завалился со мной в постель, если у тебя двухкомнатная квартира и в соседней комнате есть еще одна кровать? – Сашин вопрос поставил Свистуна в тупик, он залился краской и откровенно засмущался. – Так вот, гоблин, если ты обещаешь вести себя достойно и не приставать ко мне, то, так и быть, я приму твое предложение.

– Договорились, – разочарованно буркнул Лешка, тяжело вздохнул и направился в другую комнату.

– Ты куда? – спросила Саша.

– Куда, куда, звонить я пошел, – задумчиво ответил Свистун.

– Кому? – поинтересовалась Сашенька.

– Ленке-парикмахерше и Гарику. Ты же это, как его – имидж сменить хочешь? Ленка тебя подстрижет, она в крутом салоне работает, а Гарик мерки снимет и шмотки тебе клевые из какого-нибудь бутика приволочет. Не волнуйся, он берет всего пятьдесят процентов, зато одета будешь, как мажорка, – хмуро объяснил Лешка.

Гарик был профессионалом своего дела, работал он только под заказ и обслуживал в основном деток богатых родителей, которым позарез необходимо было получить понравившуюся дорогую кофточку или брючки, а папеньки и маменьки, измученные постоянно растущими потребностями своих чад, наотрез отказывались выдавать им нужную круглую сумму. Экономия была существенной: желающему воспользоваться услугами Гарика необходимо было лишь сообщить ему адрес магазина, порядковый номер или код товара, указанный на ценнике, и заплатить ровно половину от цены вещицы.

– Ты чудо, Лешенька, – ласково сказала Саша и лучезарно улыбнулась разомлевшему от похвалы Свистуну.

Уладив все дела, Лешка вернулся и заходил по комнате взад-вперед, напряженно нахмурив лоб.

– Леш, ты чего? – озадаченно спросила Сашенька, наблюдая за странным поведением поклонника.

– Погоди, подруга, я думу думаю, – ответил Лешка и замер посреди комнаты. – Вот что, нам от трупа надо избавиться, пока его менты не обнаружили. Ночью пойдем к тебе на квартиру и…

– Свистун, ты в своем уме! – испугалась Саша. – Наверняка его уже нашли, я дверь-то не закрыла. А потом, как мы… Как ты вообще себе это представляешь? Он уже второй день там лежит.

– Не перечь мне, женщина! – рявкнул Свистун и сурово посмотрел на Сашу. – Ты что, хочешь на какой-нибудь вонючей зоне сгнить за просто фиг?

– Нет, – пискнула девушка.

– Тогда будешь делать то, что я тебе скажу, – решительно сказал Лешка. – Загрузим труп в тачку, я уже присмотрел одну во дворе, отвезем за Кольцевую дорогу и закопаем где-нибудь в лесу. Ты же сама говорила, что у него родственников нет? Значит, его никто не хватится в ближайшее время. А через месяц ты в милицию заявление напишешь: ушел, мол, пьяный сосед за бутылкой – и пропал. Ну че, круто я придумал?

– Ой, Леш, страшно мне. Чует мое сердце, беда будет, – прошептала Сашенька.

– Будь спок, Сань, все сделаем как надо, – успокоил ее Лешка, сел на кровать и обнял девушку за плечи.

Она действительно успокоилась, расчувствовавшись, поцеловала Свистуна в небритую щеку и резко сбросила с себя его руку, которая медленно и верно ползла по направлению к ее груди.

Ленка-парикмахерша прибыла к Лешке Свистуну сразу после ухода Гарика, который, сняв с Сашеньки все мерки, отправился на промысел в московские бутики. Сашенька видела Ленку впервые, и то, что она увидела, ей совершенно не понравилось: выкрашенные в ультрафиолетовые и розовые цвета, торчащие в разные стороны волосы, убийственно-яркий макияж, накладные ресницы, наращенные ногти пугающей длины, блестящая кофта, оголяющая проколотый пупок, кожаная мини-юбка, колготки в крупную сетку и лаковые ботфорты на высоких шпильках. Лена была похожа скорее на дешевую проститутку, но никак не на стилиста из крутого салона, и у Сашеньки возникло непреодолимое желание немедленно отказаться от ее услуг.

– Лешик, – презрительно разглядывая Сашу и интенсивно чавкая жвачкой, пропела Леночка. – Где ты эту соплю откопал? Ты что, хочешь статью за совращение малолетних схлопотать?

– Я бы на твоем месте не особенно выступал, если не хочешь в табло получить, – угрожающе сказал Свистун и хмуро посмотрел Леночке в глаза.

Однако Леночка даже не смутилась.

– Эх, Лешка, – притворно вздохнула она, – как коварны стрелы Амура. А я-то, я-то, дура, уже решила силиконом себе сиськи ради тебя накачать.

– Лен, ты че, ваще, – растерялся Лешка. – Разве у нас…

– Мужчины ничего вокруг себя не замечают, – перебила Свистуна Леночка, опять притворно вздохнула, хихикнула и посмотрела на Сашеньку уже не презрительно, а вполне дружелюбно. – Что же, фактура интересная, – вынесла она свой вердикт. – Если напрячь фантазию, можно из этой нимфетки сделать человека. Тебя, значит, Сашкой зовут? Ну, Александра, приступим. Знаешь поговорку – «Ничто не красит женщину так, как перекись водорода»? Так вот, будем перекрашиваться в блондинку!

– Может, не надо, – робко попыталась возразить Саша, с тоской глядя на свои длинные темно-каштановые волосы.

– Не волнуйся, солнышко, тебе пойдет, – ласково сказала Леночка и погладила девушку по голове щеткой для волос.

Во время работы Лена почти не разговаривала, она напевала себе под нос нашумевшую песню группы Тату «Нас не догонят» и пританцовывала в такт. Тема песни была так актуальна, что через полчаса Сашенька уже вовсю подпевала стилистке, изредка прерываясь на «далекий посыл» любопытного Лешки, который настойчиво пытался ворваться в комнату и недовольно бухтел под дверью. Несколько раз Лена водила Сашеньку в ванную смывать краску, но и здесь Лешке не везло, потому что голова девушки была тщательно завернута в полотенце. Руки Леночки, такой грубой и вульгарной с виду, оказались на удивление легкими и нежными. С первых минут Саша ощутила какое-то необъяснимое томление во всем теле, расслабилась, и ей стало все равно, что в итоге сотворит с ее волосами стилистка. Сашенька подумала даже, что клиенты Леночки, несомненно, толпами валят к ней в салон, лишь бы еще раз ощутить на себе эти ласковые прикосновения и магию ее пальцев.

Вернулся Гарик, Лена вышла к нему, забрала сумку с новенькими вещами, бросила ее на кровать и занялась Сашенькиным лицом. Закончив с макияжем, Леночка отошла от девушки на несколько шагов, склонив голову набок, внимательно рассмотрела результат своих трудов и удовлетворенно вздохнула.

– Ну что же, осталось тебя одеть во все новое, и можно демонстрировать мальчикам, – сообщила Лена, раскрыла сумку и вытрясла на кровать ее содержимое. – Неплохо, – придирчиво разглядывая новые вещицы, сказала Леночка. – Удивительно, он даже о нижнем белье не забыл! Похоже, Лешке придется раскошелиться на кругленькую сумму.

– Я сама плачу за себя, – заворожено глядя на вещи, сообщила Сашенька. – Лешка просто мой друг. Так что ты не волнуйся, Лена, у меня с ним ничего… – истерический хохот стилистки прервал Сашино объяснение.

– Ну ты даешь! – хохотала Леночка. – Господи, откуда ты такая взялась? Дикость какая! Я просто прикалывалась, дуреха. Знаешь, сколько мне лет – 35, а Лешке всего 23. Он друг моего младшего брата!

– Сколько, сколько?! – ошарашенно переспросила Саша: Леночке даже 30 лет можно было дать с большим натягом.

– Неважно, – немного успокоившись, сказала Лена. – Снимай свою одежду и одевайся уже. Хватит стоять как статуя. Ты что, стесняешься меня? – улыбнулась Лена, ухватилась за Сашину футболку и попыталась стянуть ее с девушки.

– Не надо! – неожиданно закричала Саша, нервно отстранила Лену, одернула футболку, но стилистка успела заметить уродливый шрам на теле девушки.

– Господи! – потрясенно выдохнула Лена. – Прости… Прости, я не хотела… Прости…

– Да фигня это все, – тихо ответила Саша. – Клеймо баловницы.

– Что?! – потрясенно переспросила Лена.

– Ерунда, говорю. Ерунда, понимаешь? Забудь.

– Ты… одевайся – я не буду тебе мешать. Я выйду, а когда оденешься…

– Нет, нет, не уходи! – остановила ее Саша. – Мне одной с этим шмотьем вовек не разобраться. Здесь столько всего!

– Хорошо, я тебе помогу. Давай сейчас не будем экспериментировать. Одевай вот эти черные узкие брючки и черный кашемировый свитерок под горло – это будет очень эффектно. Смотри, как Гарик удачно обувь подобрал – длинные ботиночки на шнуровке – их под любую одежду можно носить. А полушубок-то какой роскошный! Чебурашка, а как стильно выглядит. И расцветка эта всегда актуальна – леопардовый рисунок. Я в окошко пока посмотрю, а ты одевайся, хорошо?

– Хорошо, – улыбнулась Сашенька. – Даже страшно. У меня в жизни столько вещей красивых не было! Знаешь, Лен, я ведь в детском доме воспитывалась, а нас там редко баловали. Это не в смысле, что мы старье носили – нет. Спонсоры у нас щедрые были, только вот вещи, которые они для нас закупали… В общем, не всегда то, что нравилось, приходилось носить. Я думала, выйду на волю и сразу куплю себе то, что мне захочется… Но ты знаешь, Лен, ведь всю жизнь за меня все решали, и я так к этому привыкла… Помню, деньги у меня появились. Пришла на рынок, кругом шмоток – море, все такое красивое, яркое, а я стою, смотрю на это изобилие и рыдаю, как белуга. Торговка одна ко мне привязалась: что, да как? Я ей ситуацию объяснила, а она, прикинь, оказалась на редкость сердобольной, пожалела и впарила мне самый неходовой товар… Ой, какой свитер мягкий, и брючки по размеру! Короче, так и живу… Лен, я готова. Пойдем скорее к зеркалу, я умираю от любопытства, очень хочется посмотреть, что ты со мной сотворила. Ну как я тебе? Погоди, у тебя тушь потекла, дай-ка я тебе аккуратненько ее вытру.

Дверь в комнату с шумом распахнулась, и на пороге появилась угрюмая физиономия Лешки.

– Вы, блин, чего, ночевать тут решили? – недовольно буркнул он и замер с открытым ртом. Выражение лица у Свистуна было таким странным, что Саша занервничала.

– Что, плохо, да? – робко спросила она, чувствуя усиленное сердцебиение в груди.

– Э… – ответил Лешка, немного помолчал и добавил: – Э…

Ответ Сашеньку не удовлетворил, она оттолкнула Лешку от двери, вылетела в другую комнату, подошла к зеркалу и резко отшатнулась. Из зеркала на нее смотрела совершенно незнакомая ей красивая девушка с короткой стильной стрижкой. Русые пряди разных оттенков были небрежно уложены вокруг лица, мягкий макияж в бежево-персиковой гамме, шоколадные аккуратные бровки, правильный контур губ – в ней изменилось все, и даже разрез глаз – в ее зеленовато-карих глазах появилось что-то восточное, экзотическое.

Сзади подошла Лена, набросила ей на плечи полушубок и улыбнулась.

– Лен, это не я! – потрясенно выдохнула Сашенька.

– Ты, ты, а кто же еще. Я решила сыграть на контрасте, твой образ называется «Блондинка с Востока». По-моему, неплохо получилось, – похвалила себя Лена. – Свистун до сих пор в коридоре стоит и ждет, когда к нему вернется дар речи.

– Ее образ называется – «Дитя папочки-банкира», – заржал с порога Гарик, разглядывая Сашу. – Ну, Леночка, сегодня ты превзошла саму себя! Сашенька, ты обворожительна – короче, даю на все шмотки дополнительную скидку в 25 процентов. Хотя, если честно, напряжно было – впервые вещи выбирал на свой вкус.

– Вкус тебя не подкачал, – вернула ему комплемент Леночка.

– Конопушки, – отодвинув Гарика, прогудел Лешка, и все с удивлением на него посмотрели.

– Что – конопушки? – спросила Лена.

– Хорошо, говорю, что конопушки остались, – объяснил Свистун, с обожанием глядя на Сашеньку.

– Почему? – растерялась девушка.

– Ну, это… Короче… Неважно, в общем… – сбивчиво залепетал Лешка и вылетел из комнаты.

– Ах, вот оно что! – рассмеялась Леночка. – Свистун, оказывается, у нас эстет и обожает девушек с конопушками на носу. Ты, Сашка, попала! Вывести с носа эти милые звездочки практически невозможно, поэтому ты обречена на его вечную любовь. Ладно, пойдем чайку попьем, и я поучу тебя, как пользоваться косметикой.

– Это бесполезно, – тяжело вздохнула Саша.

– Это элементарно, солнышко, ничего сложного здесь нет, – подбодрила девушку Лена, взяла Сашу за руку и не без усилий отлепила ее от зеркала.

Глава 4
Кошмар на улице Юннатов

– Лешка, окно в моей комнате не горит, – прошептала Саша. – Все, бросай тачку, и делаем ноги.

– Подумаешь, не горит, может, лампочка перегорела, – возразил Свистун. – Раз уж приехали, надо сходить посмотреть, опечатана квартира или нет. Ты подожди пока в машине, а я поднимусь на твой этаж и гляну.

– Да пошел ты на фиг! – заорала Саша. – Я что, идиотка, по-твоему, чтобы в угнанной тачке сидеть?

– Да что ты дергаешься, ее хватятся только под утро. Я же специально отследил: фраер этот на рогах приехал, жены у него нет, так что спит он. Я быстро туда – и обратно.

– Вместе пойдем, – решительно заявила Сашенька и на ватных ногах вышла из машины.

Лешка, недовольно бурча себе под нос далеко не литературные выражения, тоже вышел из машины и направился вслед за Сашей к подъезду. Они поднялись на один этаж и остановились на лестничной клетке.

– А вдруг там засада? – возбужденно зашептала Сашенька. – Больно уж тихо на моем этаже.

– А ты что хотела, времени-то – два часа ночи, – недовольно сообщил Свистун и для убедительности и не без гордости сунул ей под нос свой фальшивый «Ролекс».

– Ладно, я пошла, – храбро заявила Саша и на цыпочках поднялась еще на один этаж. Лешка пошел следом. Дверь квартиры опечатана не была. Саша осторожно подергала ручку и с ужасом посмотрела на Лешку. – Ничего не понимаю, кто-то дверь на ключ запер!

– Может быть, она сама захлопнулась? – предположил Свистун.

– Ни фига подобного, этот замок только ключом можно закрыть.

– Открывай давай, – потребовал Лешка. Саша вытащила из кармана ключи, трясущейся рукой вставила ключ в замок и повернула – раздался приглушенный щелчок, и дверь со скрипом приоткрылась. Они долго стояли и молча смотрели в темноту. Сделать первый шаг было страшно…

– Пошли, а то нас кто-нибудь из соседей зажопит, – решился наконец-то Лешка и, вспомнив, что он – мужчина, галантно подтолкнул Сашу вперед.

Они вошли в квартиру, плотно прикрыли дверь и прислушались. Было тихо, только на кухне противно капала вода из крана и в такт каплям ритмично тикали настенные часы.

– Свет не включай, я фонарик прихватил, – дал указание Лешка, и в тишине коридора громко взвизгнула молния его куртки.

– Ка-ка-кой ты пре-пре-дусмотретельный, – стуча зубами, сказала девушка и ухватила Лешку за рукав.

Лешка включил фонарь. На цыпочках они пошли по коридору, под ногами неприятно скрипели половицы и нервно перемещались их тени. Дверь в комнату Саши была приоткрыта, Лешка мужественно толкнул ее и осветил фонарем темноту. Луч света хаотично скакнул по интерьеру и сконцентрировался на полу. В груди у Саши что-то булькнуло, подкатило к горлу и вырвалось на волю громким фальцетом. Лешка хрюкнул от неожиданности, выронил фонарь из рук и со всей силы зажал ей ладонью рот и нос. Фонарь укатился к противоположенной стене комнаты, стукнулся о плинтус и погас – стало темно.

– Включи свет, слева на стене выключатель, – отодрав Лешкину руку от лица и тяжело дыша, попросила Саша и осела на пол. Лешка щелкнул выключателем, огляделся и удивленно посмотрел на Сашу. В его глазах стоял немой вопрос. – Что уставился? – огрызнулась девушка, потом смущенно посмотрела на Свистуна и робко ткнула пальцем в пол. – Леш, он здесь лежал, в этом месте, честное слово! Ничего не понимаю! В комнате все вверх тормашками было перевернуто, а теперь все чисто. Значит, его все-таки менты обнаружили. Меня посадят, Леш, – завыла Сашенька. – Меня посадят!

– Да погоди ты сопли распускать, – рявкнул Свистун. – Квартира не опечатана, раз. В комнате все убрано, два. Где это видано, чтобы менты перед своим уходом порядок наводили?

– А где моя елка? – еще громче завыла Саша, оглядывая комнату. – У меня елка была!

– Ты че, Сань, – с опаской глядя на Сашу, спросил Свистун. – Какая, на хрен, елка? Нам бы с трупом разобраться. Может, он просто ранен был? Оклемался, может?

– Нет, он был совсем мертвый! По-настоящему мертвый. Труп, одним словом.

Лешка вышел в коридор и распахнул дверь соседней комнаты.

– У-е! Ну и вонь, – крякнул он и зажал себе нос. Саша взвизгнула и решила потерять сознание, но потом передумала и спросила застенчиво:

– Он там, да? Уполз в свою комнату и умер?

– Нет его здесь. Бутылки, консервы открытые – гадюшник, одним словом.

Саша с трудом поднялась на ноги, заглянула в комнату соседа и удостоверилась, что трупа там действительно нет. Потом удовлетворенно кивнула, икнула, раскачиваясь из стороны в сторону, добрела до кухни и уселась на табуретку. Лешка тем временем вошел в азарт и начал самостоятельный осмотр квартиры. Тщательно обследовав ванную, туалет, все шкафы и подкроватные пространства, он вернулся на кухню, тоже уселся на табуретку напротив Саши и озадаченно пожал плечами.

– Ты еще в коридоре не смотрел, во встроенном шкафу, – сказала Саша, встала и вышла из кухни. Скрипнули дверцы шкафа, и раздался душераздирающий вопль девушки.

– Че, че такое?! Труп нашла? – вылетев из кухни в коридор, завопил Лешка.

– Нет, – прошептала девушка.

– Тогда что ты орешь? – разозлился Свистун.

– Его зимняя куртка пропала, шапки и ботинок тоже нет. И еще мой любимый шарфик исчез, он всегда на этом гвозде висел. Ой, что-то мне нехорошо! Труп моего соседа убрался у меня в комнате, оделся и ушел в неизвестном направлении, прихватив с собой мой шарф и елку!

– Ты меня уже достала с этой елкой! Что за… – гневную речь Лешки прервал звонок в дверь. Саша подпрыгнула от неожиданности, Свистун побледнел.

– Он пришел, – тихо выдохнула Сашенька.

– Кто? – побелевшими губами спросил Лешка.

– Труп, – округлив глаза, сообщила Саша.

– Дура, – округлив глаза, выругался Свистун.

Звонок в дверь повторился, Лешка подлетел к окну в кухне и осторожно выглянул из-за занавески во двор.

– Саш, там у подъезда патрульная машина стоит, и около угнанной тачки два мента крутятся.

– Все, – обреченно вздохнула Саша, – меня посадят за убийство и угон личного автотранспорта!

– Бежать надо, – решительно заявил Свистун. – Давай в окно выпрыгнем. Всего-то третий этаж…

В дверь заколотили ногами, Сашенька опять подпрыгнула, Лешка схватил ее за руку и потащил в комнату соседа, окно которой выходило на противоположную сторону. Они распахнули убогий стеклопакет, Саша забралась на подоконник, перекрестилась и собиралась уже прыгнуть, но тут до ее уха долетел хриплый, прокуренный голос соседки Татьяны.

– Ах ты, пьянь подзаборная! – басила соседка из-за двери. – Открывай, а то милицию вызову! Сашка, с тобой все в порядке? Сейчас я репу ему начищу. Ишь ты, говнюк, решил сироту забижать!

– Со мной все в порядке, тетя Таня! – крикнула Сашенька и бросилась в прихожую. Дверь распахнулась, и в квартиру, мстительно сверкая красными воспаленными глазами, влетела внушительного вида бабища с двумя бигудюшками на ярко-рыжих волосах и папиросой «Беломор» во рту. Лешка отступил на пару шагов назад и вжал голову в плечи.

– Кто ты такая? Где Сашка? – сверля девушку суровым взглядом, грозно спросила женщина.

– Тетя Таня, это же я, Саша, – робко объяснила девушка. – Прическу сменила.

– Ой, не признала, – растерялась женщина. – Что это за метаморфоза с тобой приключилась? Ну-ка, дай я тебя рассмотрю как следует, – соседка деловито прокрутила Сашу вокруг своей оси, причмокнула губами, выражая тем самым свое восхищение, отпустила девушку и, ткнув «беломориной» в притихшего Лешку, надменно спросила: – А это что за субъект? Хахаль, что ли?

– Это мой друг, тетя Таня.

– Друг, значит, – продолжая с подозрением разглядывать Лешку, хмыкнула женщина. – А чего ты орала так, будто тебя убивают? Может, друг этот тебя обидел чем? Так я ему сейчас в миг рога поотшибаю, – с угрозой в голосе сказала тетя Таня, глубоко затянулась, выдула мощную струю сизого вонючего дыма в потолок и сделала шаг по направлению к Свистуну.

– Нет, нет, тетя Таня, – успокоила женщину Саша. – Он хороший. А орала я, потому что мышь увидела в коридоре. Извините, что разбудила.

– Ничего страшного, – подобрела женщина. – Я не спала. Бессонница у меня, ты же знаешь. Ладно, раз у тебя все в порядке, тогда я пойду. Я-то чего решила – что тебя быдла эта алкоголическая обижает. Кстати, вернулся он уже или нет?

– Откуда? – ошарашенно переспросила Саша.

– Так ты не знаешь разве? В Саратов он уехал, – объяснила женщина, уронив пепел от папиросы себе на тапок.

– К… к…огда? – заикаясь спросила Сашенька, ощущая в висках пульсирующие удары сердца и легкий озноб во всем теле.

– Так прямо в Новый год. Вышла я часа в два ночи на лестницу, чтобы мусор выкинуть, а соседушка твой на лестнице сидит…

– К…к…ак сидит?

– Как, как, – хмыкнула соседка, – как мешок с дерьмом! Пьяный он был шибко, ничего не соображал. Сидит, значит, шапка набекрень, шарф до носа замотал и глаза на меня таращит. Я как на его рожу глянула, меня аж всю перекосило. Синий весь от водки своей проклятущей. Я ему – с Новым годом, а он пялится на меня и молчит, в елку вцепился.

– Что?!!! – закричала Сашенька и вся разом вспотела.

– Во-во, я тоже удивилась. Потом из квартиры вываливается еще один такой же красавец. Тоже в ноль, походка враскоряку, будто его кто про меж ног со всей дури ударил. Хотя одет прилично вроде был, но морда… Вся щека поцарапана, фингал под глазом и губа отвисла до подбородка. Я его спрашиваю – ты кто? А он говорит, что брат троюродный. Что, дескать, они много лет друг друга искали и вот наконец нашли, вместе Новый год и это радостное событие отметили и не рассчитали малость. Сейчас, говорит, передохнем пару минут и поедем. Я спрашиваю, куда? А он говорит, что решили они родственников навестить своих в Саратове, и, мол, у них и билеты уже на поезд куплены. Я его спрашиваю – а елка-то вам зачем? А он отвечает, что для устойчивости. Во, блин, алкаши! Елка для устойчивости им нужна! Потом он дверь закрыл на ключ и тоже на лестнице присел.

– А дальше что было? – заикаясь и потея все сильнее, спросила Сашенька.

– Ушли, наверное. Надоело мне с ними разговоры разговаривать, и я домой пошла. Ладно, не буду больше тебя отвлекать. Значит, не вернулся еще. Передай, как вернется, чтобы стольник отдал, месяц уже как должен.

– Ну да, ну да, тетя Таня, не волнуйтесь, как только он вернется, так сразу… Я, правда, сама должна отъехать ненадолго, но как только вернусь, так сразу…

– Ой, Сашенька! – всплеснула руками женщина. – Женщина одна тобой интересовалась, все выспрашивала – где ты? Когда дома будешь?

– Это, наверное, из попечительского комитета, – предположила Саша.

– Ну, я не знаю, может, и из комитета, – несколько неуверенно сказала соседка.

– Толстая такая каракатица с кулебякой на голове, да? – уточнила Саша.

– Да нет. Высокая она была. Блондинка, средних лет. Важная, видно. Шуба длинная, дорогая. Как актриса она выглядела.

– Странно, – удивилась Саша. – А что она говорила?

– Сказала, что дело у нее к тебе какое-то срочное есть, а вот какое это дело – не сказала. Телефон, правда, свой оставила. Просила, чтобы ты обязательно ей позвонила, – соседка достала из кармана маленький листок и передала Саше.

– Тетя Таня, я временно по другому адресу буду жить, – сообщила Сашенька и засунула листок в карман. – Так что вы не волнуйтесь, если меня долго не будет.

– Что ж, дело молодое, смотри, на свадьбу не забудь пригласить, – улыбнулась соседка, затушила папиросу о подошву тапки, положила окурок в карман халата и, не сказав больше не слова, удалилась.

Саша проводила соседку, плотно прикрыла дверь и озадаченно обернулась к Лешке. Тот топтался в коридоре, косился на Сашу странным взглядом и тактично молчал.

– Что? – раздраженно выпалила Саша. – Ты думаешь, мне все это приснилось?!

– Ну, почему же обязательно приснилось… – крякнул Свистун.

– За дуру меня принимаешь, да? – пошла в наступление Сашенька.

– Ну почему же обязательно за дуру… Хотя… Но ты не переживай, видишь, как хорошо все закончилось. Сосед твой в Саратов к брату свалил…

– Идиот! Нет у него никакого брата, и никуда он не сваливал! На лестнице сидел труп моего соседа, поэтому у него и лицо синее было – не от водки, а от смерти! А этот его внезапно возникший из ниоткуда так называемый брат – и есть Крюгер! – Саша помолчала какое-то время, потерла виски и с мольбой посмотрела на Свистуна. – Лешенька, Крюгер зачем-то украл труп моего соседа. Боже мой! Что же делать?

– Да за каким хреном Крюгеру труп? Он что, во Францию его с собой решил прихватить, как сувенир из Москвы! – разозлился Лешка.

– Потому что Крюгер этот – сумасшедший маньяк! Мало ли что в голове у маньяка! – завопила Саша. – А ты, гоблин, если мне не веришь – можешь уматывать к себе домой. Я и без твоей помощи обойдусь – понятно?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю