332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марина Павельева » Талисман огненного ветра (СИ) » Текст книги (страница 4)
Талисман огненного ветра (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:01

Текст книги "Талисман огненного ветра (СИ)"


Автор книги: Марина Павельева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 20 страниц)

* * *

Анькины разговоры с подружкой и ее мужем затянулись за полночь. Они не спеша попивали пиво и заедали его сухариками и чипсами. Иринка всячески пыталась накормить Аньку, но та отнекивалась, говоря, что ей ничего не хочется. Видимо сегодняшний стресс основательно встряхнул нервную систему, и та, решив, что на переваривание пищи тратится слишком много энергии, так нужной ей для успокоения души, отключила желудочные рецепторы. Но высокоэнергетическое пиво восприняла с одобрением. Так что Аньку после нескольких бокальчиков стало отпускать. И даже было не обременительно уже в который раз пересказывать подруге вслед за полицией, соседкой и мамой сегодняшний взбалмошный день и делиться собственными мыслями о непонятках сложившейся ситуации.

Когда пиво закончилось, она стала собираться домой. Нет, она не боялась ходить по ночам одна, занятия йогой помогали ее телу быть сильным и выносливым. Еще она как-то по случаю выучила несколько безотказных приемчиков из арсенала самообороны, так что страха ходить одной у нее не было. К тому же когда-то давно она разок уже наткнулась на двоих пьяных парней, которые решили к ней прицепиться на темной улице. Но пинок в пах остановил одного сразу, а второй, все же пытавшийся схватить ее, не понял, как оказался лежащим на пыльной земле. Это был ее излюбленный прием захвата нападающего за руку с переворотом через спину, натренированный у нее до автоматизма. К тому же она не стала дожидаться, когда они поднимутся и в страхе побегут от нее, как обычно это показывают в фильмах, а рванула от них сама на всей возможной скорости. Так что парни так и не осознали, что с ними произошло. Была девушка – и нет ее. Мистика какая-то…

Анька оделась, попрощалась с друзьями и вышла на улицу. Ранней весной ночь – это зима. Если мартовским днем под лучами яркого солнышка тает снег, по дорогам бегут веселые ручейки, снег, медленно пропитываясь растаявшей влагой, становится льдом, а воздух пахнет сырыми деревьями, то ночью все замерзает вновь. Тогда ручейки превращаются в застывшие лужи, покрытые тонким льдом, в которые то и дело попадает нога, соскальзывая с горок намерзшего снега. Идти нужно осторожно и постоянно смотреть под ноги. Поэтому Анька не заметила на подходе к своему дому, как сзади вслед за ней промелькнула чья-то тень.

Мужская рука схватила ее за рукав куртки и резко дернула назад, но она устояла. А вот тот, кто за нее ухватился, поскользнулся на снеговой кочке и, выпустив Аньку, грохнулся спиной на твердый лед. Проматерившись на чем свет стоит, он жалобно пискнул:

– Девушка, помогите, я, кажется, руку сломал.

Анька, рванувшая было вперед, остановилась и оглянулась, пристально всматриваясь упавшему в лицо. Но не сделала ни одного шага навстречу, чтобы помочь тому подняться. Ведь он зачем-то пытался ее схватить. Пока она раздумывала, человек, усевшись на снегу, протянул к ней правую руку, а левую прижал к телу. Казалось, что ему очень больно. Тогда она решила помочь ему хотя бы встать и, подойдя ближе, подала руку. Он тут же вцепился в нее здоровой рукой и попытался подняться. Но у него получалось плохо. Ноги скользили по льду и расползались. Вдруг он резко схватил ее второй рукой и дернул на себя. На этот раз она не удержалась и упала прямо на него. А он, перевернувшись, подмял ее под себя и, дыша в лицо прокуренным ртом, сказал с усмешкой:

– Что, попалась дурочка? Да не дергайся ты, ничего я тебе не сделаю.

– Помогите! – от испуга громко заорала Анька, барахтаясь под нависшим над ней молоденьким парнишкой. – Пожар!

Кричать «пожар» ее научили на курсах самообороны, объясняя, что «помогите» вряд ли ей поможет. А на пожар могут откликнуться услышавшие ее сознательные граждане. И Анька считала, что это весьма рационально, хотя до сегодняшнего случая ей это ни разу не пригодилось. Надо же, сейчас вспомнилось.

– Да замолчи ты, – парень попытался зажать ей рот ладонью, но она укусила его за палец, тот взвыл от боли и зашипел. – Не хочешь по-хорошему, сейчас будет по-плохому. Сейчас я тебе горло перережу, – и полез в карман своей куртки.

Вот тут Анька перепугалась еще сильнее, хотя хмель еще держался в голове и притуплял ощущения. Лежа на холодном снегу, прижатая сверху щуплым, но крепким мужским телом, она не могла провести свой фирменный переворот через спину и судорожно прокручивала варианты, что она может сделать в таком положении, если он действительно вытащит нож. Она еще раз пискнула «пожар» и приготовилась умирать, зажмурив от страха глаза. В этот момент ее враг почему-то резко обмяк и свалился с нее. Ничего не понимая, она распахнула глаза и увидела, что тот лежит без сознания рядом с ней, а к ней наклоняются два парня, разглядывая ее.

– Ты жива там? – спросил один из них. – Вставай, он больше тебя не тронет, – и протянул ей руку, помогая встать.

– Вы что, убили его? – ужаснулась она.

– Ты того что ли? Я всего-то по затылку его звезданул. Смотри сама, дышит, – ответил второй ее спаситель.

Она посмотрела на лежащего рядом парнишку, пригляделась и увидела, как у него равномерно поднимается и опускается грудная клетка, значит, дышит. Немного успокоилась. Затем стала разглядывать его лицо. «Совсем мальчишка, – подумала она. – Дурак какой-то. Чего он от меня хотел? Грабануть что ли? Или все-таки маньяк? Убивать собрался вроде. Не понятно». Она повернула голову в сторону своих спасителей.

– Вы кто? – только и смогла вымолвить она.

– Кто-кто, конь в пальто, – засмеялся второй. – Ты чего ночью-то одна по улице ходишь? Вон на маньяка нарвалась. Будем его в полицию сдавать?

– Ой, нет, на сегодня мне полиции хватит, – она замотала отрицательно головой. Неожиданно на глаза навернулись слезы и крупными каплями потекли по лицу, она захлюпала носом. – Я до-омой хо-очу-у…

– Домой, так домой. Ксандр, хватит девушку обнимать, она уже не падает, – захихикал второй, наблюдая, как его друг поддерживает ее под руку и пытается отряхнуть от снега, спросил ее. – Ты далеко живешь? А то нам тоже по домам надо.

Услышав знакомое имя, Анька присмотрелась к парню, который помог ей подняться, но после слов своего друга тут же перестал ее держать за руку. Это оказался недавний знакомец, который сегодня покупал у нее цветы.

– Ой, а я вас знаю, – нервно хихикнула она и с умилением посмотрела ему в глаза.

– Девушка из цветочного магазина. Это вы? – удивленно произнес первый спаситель. – Вот так встреча. Ну, теперь я точно должен проводить вас до дома. Меня Саша зовут, для друзей Ксандр. А вас?

– Аня, – скромно потупив глазки, ответила она. – А мой дом вот этот, – она показала на дом, во дворе которого они стояли. – Четвертый подъезд. Я там живу.

– О, как хорошо, что не в другом районе, а то мне с утра на работу. Меня, кстати Андрей зовут, для друзей Дюха, – представился второй спаситель. – Идемте скорее, пока этот придурок не очухался. А то еще драться полезет, а мне это ни к чему. Мне с народом работать, так что лицо мое не должно излучать свет от фонарей.

Они быстро дошли до Анькиного подъезда и попрощались, договорившись, что встретятся завтра вечером у ее магазина. Хотя у нее завтра и выходной, она подумала, что ради этого может зайти на работу, поболтать с напарницей и подождать там парней. Почему бы не познакомиться с ними? Тем более она так этого вчера хотела. Да и вроде приличные люди оказались, спасли ее от маньяка. А там видно будет, продолжится их знакомство или нет. Как говорится, жизнь покажет. В ее возрасте нельзя отказываться от новых знакомств. К тому же мама спит и видит, когда ее доченька выйдет замуж за порядочного человека, и она, наконец, дождется внуков, которыми будет хвастаться перед подружками, у которых они уже есть.

Глава 4. Зеркало, которое не зеркало

Анька прихлопнула за собой дверь и бегом поднялась на свой четвертый, попробовала тихонько открыть нижний замок, который папа не менял при ней в надежде, что он сменил только верхний. Но ни тот, ни другой замки не поддались. Папа педантично поменял сердцевины у обоих. Хорошо, что пикалка от домофона осталась прежней, а то она и в подъезд бы не попала. Пришлось стучать, надеясь, что мама проснется раньше отца, и Анька не услышит его бурчания, что нечего так поздно шляться молодой симпатичной девушке. И выслушивать очередную лекцию о том, как они с мамой о ней беспокоятся, и что в их время девушки по ночам не бродили.

К тому же она понимала, что отец был не очень рад ее сегодняшнему уходу к подружке, надеясь на вечер с пивом дома, и если он проснется, то его бурчание продолжится надолго. Явно захочет выговориться о том, что мама не пустила его в магазин. А Аньке сейчас очень хотелось забраться под теплое одеяло, закутаться с головой и забыть обо всех сегодняшних приключениях, в которые она попала по какому-то странному стечению обстоятельств.

Как она и думала, дверь открыла заспанная мама. Посмотрела на часы, покачала осуждающе головой, но, ничего не сказав, ушла в спальню. Анька быстренько разделась, выключила свет в прихожей и, стараясь не шуметь, пробралась на свой диванчик, который был заботливо расправлен любящей родительницей. Сняла джинсы и в одной футболке залезла под одеяло. Ее накрыла тихая домашняя атмосфера в придачу с мирно посапывающими за стенкой родителями. Неприятности сегодняшнего дня постепенно отступали под воздействием домашнего уюта и успокаивающими остатками выпитого алкоголя. Согревшись под одеялом, она сразу же заснула.

Начало ночи она провела на одном дыхании, сразу же провалившись в сон без сновидений, но под утро ей начали сниться кошмары. Какие-то черти или демоны с рожками и красными глазами все время бегали за ней, а она убегала от них и никак не могла сдвинуться с места. Как будто ее ноги вросли в землю, и она еле-еле с большим трудом могла их поднимать. Шаги у нее получались медленными, а демоны уже почти ее настигли. В конечном итоге она споткнулась и упала на колени, не в силах подняться. Но внезапно ее преследователи растворились, растаяв в дымке, и из этой дымки вышел какой-то великан. Анька не видела его лица, потому что оно было где-то там наверху, а видела только его ноги в черных брюках и черных лаковых ботинках с узкими носами.

Она хотела встать и посмотреть ему в лицо, но опять не смогла. Как будто ее сковывали невидимые цепи, и она, с трудом преодолевая эту силу, перевернулась на спину и стала вглядываться в небо, туда, где по ее расчетам должна быть голова великана в черном. Затем она увидела, как тот наклоняется и приближает к ней свое лицо. Что-то было страшное в его глазах, блестевших в темноте яркими огнями. Лицо приближалось все ближе и ближе, и она с ужасом понимала, что он хочет ее проглотить, потому что лицо стало превращаться в один огромный рот. Ей стало неимоверно страшно, она зажмурила глаза и внезапно проснулась.

Вставать не хотелось, несмотря на то, что похмелья не было. Выпила она не так уж много, а ночное происшествие выветрило большую часть алкоголя. Но, тем не менее, хотелось поваляться еще и не вылезать из постели. Она не стала открывать глаза, а прислушалась к звукам. На кухне брякала посудой мама, а отец плескался в ванной. Тогда Анька решила, что раз ее не будят, то не стоит проявлять инициативу. Можно чуток поваляться с закрытыми глазами. И незаметно уснула снова.

Проснулась около десяти утра, как и вчера. Похоже, организм отрабатывал свою программу по высыпанию. Подумала: «Какие-то сонные получаются у меня выходные. А может быть это из-за стресса? – оправдала она свою лень, но тут же вспомнились вчерашние события, и нахлынули проблемы. – Теперь еще телефон новый надо покупать. Плакали мои денежки, отложенные на ботинки».

Она откинула одеяло и посеменила на кухню, где увидела тарелку с яичницей и жареной колбасой, засунутую в полиэтиленовый пакет, чтобы еда не засохла. Рядом с ней на столе лежали новые ключи и записка, написанная маминой рукой: «Мы решили тебя не будить. Уехали в сад. У папы много дел. Оставила тебе свой телефон, пока новый не купишь. Он у компьютера. Не забудь позвонить папе, когда купишь свой. Завтрак на столе. Целуем». Как всегда лаконично и по делу. Мама не любила рассусоливать и ходить вокруг да около. Изложила все самое важное и укатила с папой по своим делам.

Анька взяла ключи и понесла их в зал, чтобы сразу положить в сумку, иначе потом может забыть и когда хватится, чтобы запереть дверь, придется возвращаться в квартиру, снимать обувь и вспоминать, где их оставила. Заодно решила убрать постель, а то опять тянет растянуться на ней и ничего не делать. Складывая диван и убирая в него подушки и одеяло, она наткнулась рукой на зеркальце, которое вчера кинула тут и совершенно об этом забыла. Повертела его в руках и снова не нашла кнопку-открывашку. Достала из сумки пилку и попыталась засунуть ее между створками, стараясь разъединить их. Но створки сомкнулись намертво, и пилка все время соскальзывала. Зеркало выглядело сплошным монолитом. Подумала, что раньше никогда этого не замечала, и стала разглядывать его более тщательно. Даже принесла отцовскую лупу, чтобы убедиться, что щели между створками нет.

«Что за чертовщина, – подумала она. – Надо тогда ножиком поковыряться, – и решила достать его из сумки. – У ножа лезвие тоньше и острее, может, получится его просунуть». Как всегда в сумке ничего нельзя было найти сразу. Она стала перебирать вещи и наткнулась на зеркальце, совсем такое же, как то, которое она только что пыталась открыть. «А это что такое, – удивилась она, вытаскивая его. – Двух зеркал у меня никогда не было и вроде бы ни у кого не прихватизировала». Анька стала вспоминать, не просила ли она у кого зеркальце посмотреться, но не припомнила этого, потому что всегда таскала свое. И которое, кстати, никогда до этого ее не подводило.

На нем тут же нашлась кнопка, нажав на которую, она смогла его открыть. Внутри створок все также были простое и увеличительное зеркала. Она закрыла его, взяла первое и стала их сравнивать. Похожи, но не абсолютно. Размер почти совпадает, оба серебристые, блестящие, с замысловатыми узорами с одной стороны. «Вот почему произошла такая путаница, – подумала она. – Только одно не открывается и без кнопки».

Она стала разглядывать вензеля из переплетенных линий на новом «зеркале». Как его назвать по-другому, она не придумала, потому что не понимала, что это такое. Вторая сторона штуковины, как и на ее прежнем зеркальце, была совершенно гладкая. «На какой-то древнерусский оберег похоже, – вспомнив, что где-то в интернете видела подобное, подумала она, вертя его перед глазами. – Что-то такое, я точно помню, на сайте про древних славянских богов было. Надо посмотреть». Она подошла к компьютеру и включила его. Пока он загружался, быстренько закидала в желудок заботливо приготовленный мамой завтрак и с кружкой кофе уселась перед компьютером.

В поисковой строке браузера написала «Древнеславянские обереги» и стала просматривать соответствующие сайты, которые ей выдал поисковик. Везде было почти одно и то же. Лунница, похожая на нарождающуюся луну; Яровик-огневик, похожий на левостороннюю свастику, только не с прямоугольными, а с округлыми лопастями; Лельник – оберег от порчи и злых сил, маленький квадратик сверху перекрещенных прямоугольных линий с завитушками. Звезда Лады, тоже изображающая квадратик с помещенными внутри него двумя скрещенными овалами, выходящими за рамки этого квадрата. Он ей больше всех понравился как более сложный и красивый. Анька еще подумала, что, пожалуй, надо такой купить вместо кулона со знаком Зодиака, потому что знаки Зодиака – слишком банально. Все такие носят. Но добравшись до амулета Квадрат Сварога, похожего на звезду Лады, только с более острыми краями овалов, решила, что этот будет красивее смотреться на ее цепочке.

Зашла на другой сайт, на третий. Везде те же самые Громовик, Грозовик, Родимич, Коловрат и прочие. Но ничего похожего на ее «зеркало». Анька решила назвать свое новое приобретение «талисман», когда стало понятно, что это совсем не зеркальце. Оберег – слишком пафосно, амулет – тоже вроде не то. Да и на цепочку такую побрякушку не повесишь, великоват размерчик. Она же не богатырь, чтобы ходить с металлическим диском на шее диаметром как ее ладонь без пальцев и толщиной около сантиметра. Да и дырочки, в которую можно было бы продеть цепочку, у него тоже не оказалось. Так что талисман – самое подходящее для него название. Можно в сумке носить. Только для чего – не понятно. Ну, как талисман.

Вскоре ей надоело заниматься поисками не понятно чего, и она решила забросить это занятие. Но для собственного спокойствия, что она выполнила поставленную себе задачу, как всегда делала, она все же решила просмотреть еще одну страницу с сайтами, так называемый «Анюткин контрольный выстрел». И вдруг обнаружила на одном нечто похожее на ее талисман. На сайте были все те же славянские обереги, но выполненные по более сложным рисункам. Дизайнерская работа, похоже. Там были выставлены фото оберегов из серебра с экзотически перевитыми, более изломанными линиями, чем классика, которую представляли ранее просмотренные сайты. Например, обычный Яровик там выглядел так стильно, что даже захотелось купить его, а не Квадрат Сварога.

Затем ее привлек символ Знич. Даже не понятно, как описать его словами. Вроде похож на правостороннюю свастику, только в ее лепестках сделаны какие-то неровные вырезы, или даже больше похож на нашу галактику, или закручивающийся ураган. Но ураган был круглый, а в ее талисмане в центре был остроугольный крест, похожий на лопасти мельницы. Она подумала, что уже где-то видела подобный символ только в более простом исполнении. Вернулась на первый сайт и нашла его.

Стрибожич, так он назывался. В описании к нему содержалась следующая информация: «Оберег Стрибога, переменчивого славянского бога ветра, который может вызвать бурю или наоборот, укротить разбушевавшуюся стихию. Этот оберег позволяет управлять ветром и менять погоду, а его острые линии напоминают о том, что характер у Стрибога непростой, и порой он бывает совсем неласков к людям. Поэтому оберег зачастую рисуют в виде лопастей мельницы, но иногда как перекрещенные наискосок линии».

На ее талисмане были линии. Но оказалось, что знак Стрибога был там не один, хотя и находился в центре, а дальше к нему были присоединены другие непонятные символы. Анька стала снова искать что-то похожее и на дизайнерском сайте наткнулась на оберег Черное Солнце. Странный, пугающий, состоящий из двенадцати молний, классически сходящихся в центре круга. А тут расходящихся от Стрибожича к солнечным лучам Ярилы, а может и Белобога. Она уже запуталась в этих богах.

Подумала, что все это слишком сложно для нее. Она никогда не интересовалась славянскими богами и не была поклонницей древнеславянских оберегов. Ни раньше, ни теперь. Да и знакомых таких, чтобы разбирались в этом, у нее не было. Даже обратиться не к кому. Хотя она периодически что-то почитывала в сети, разные истории или легенды интересные, но совершенно их не запоминала, а по окончании чтения подобная информация никоим образом не откладывалось у нее в голове. Единственное, что она вспомнила, что где-то видела похожие завитушки.

Анька решила, что ее талисман не совсем символ Стрибога, а скорее всего, кого-то из его сыновей или внуков, о которых почти ничего не известно современным славянам. Например, внуков, рожденных от детей Ярилы или Белобога, а может еще каких-то богинь. Она нашла пару-тройку статей про Стрибожьих сыновей, которых звали Догода, Посвист, Подага и Сиверко. Но символов, которые им принадлежали, нигде не было. Может, этот чей-то из них? А может, и нет.

Она положила странный талисман перед компьютером, решив подумать об этом позже, и занялась домашними делами. В первую очередь нужно было убраться и навести дома порядок, пока у нее выходной. Анька пошла в ванную, включила воду, подставила ведро, и пока набиралась вода, приоткрыла на кухне окно, чтобы проветрить квартиру. Затем намочила в ведре тряпку и пошла в зал вытирать пыль. Сначала подоконник, переставляя цветы, потом шкаф-сервант с посудой, потом полочки с сувенирами. Добралась до компьютерного стола. Прополоскала тряпку в ведре и, отжимая, нечаянно брызнула водой на талисман.

«Вот блин, растяпа», – обругала она себя, подцепила безделушку левой рукой и стала вытирать блестящую сторону. Мокрая сторона с гравировкой плотно прижалась к ладони, и Анька почувствовала, что талисман заметно нагрелся. А через мгновение она ощутила сильную боль, как будто что-то прожгло ей руку. Она вздрогнула от неожиданности и, испугавшись, выпрямила пальцы, отпуская талисман и пытаясь стряхнуть его на стол. Но у нее не получилось. Железяка намертво прилипла к ладони, а боль ощущалась все сильнее. Анька стала трясти рукой, пытаясь сбросить ее, но опять никакого толку. Тогда она попыталась сковырнуть штуковину, схватив правой рукой за ободок, и дернула, но тоже безрезультатно. Талисман как будто приклеился клеем «Момент» и сильно жег ладонь.

Недолго думая, она побежала на кухню, включила холодную воду и сунула под нее руку с прилипшим металлом. Она всегда так делала, если случайно обжигалась. Не мазала ни подсолнечным маслом, ни содой, ни спиртом, как рекомендовали разные советчики в интернете, а подставляла обожженное место под холодную воду, как учила ее мама. Сработало как ни странно и на этот раз. Попав под струю воды, талисман оторвался от ладони и с глухим стуком свалился в раковину, шипя и остывая, а она со страхом смотрела на него, продолжая держать руку под краном.

Анька не понимала, что случилось. Как так? Ведь до этого она довольно долго вертела его в руках, разглядывая символы, терла пальцами, выковыривая грязь между узорами, даже сжимала между ладонями, ощущая холод металла, но ничего такого не происходило. Что вызвало такую сумасшедшую реакцию на этот раз? Нужно было потереть тряпкой? Как эбонитовую палочку, чтобы она наэлектризовалась? Ей вспомнились школьные опыты на уроке физики, когда палочка из эбонита в руках учительницы после некоторого трения о шелковую ткань заряжалась электричеством. И потом бумага на столе и волосы на голове притягивались к ней. Прикольный опыт. Наверное, все его помнят.

Но подумав, отвергла эту версию, потому как шелковой ткани у нее не было, да и тряпка должна быть сухой. Вот тут и щелкнуло в голове. А тряпка-то у нее была мокрая, может именно это сыграло свою роль? На талисман попала вода, и он разогрелся как… Как что? Познаний по физике дальше не хватило. Какой-то катализатор сработал видимо. Кроме этого красивого слова, она не вспомнила ничего, что бы объяснило разогрев талисмана до такой температуры, которая, похоже, прожгла кожу.

Почувствовав, что перестало жечь, Анька выключила воду и посмотрела на ладонь. Та была красной в некоторых местах как при ожогах, но пузыри не вздулись. Хорошо, что вовремя охладила руку. И только тут она разглядела, что красные места в точности повторяли узоры на талисмане. В принципе так и должно, наверное, было получиться. Как тавро, которое выжигают коровам, чтобы знать, кому они принадлежат. «Заклеймили меня, – с усмешкой подумала она. – Знать бы теперь – кто? Или правильнее будет – почему?» Ответов у нее на эти вопросы не было.

Она вытерла руку полотенцем, достала крем против солнечных ожогов, оставшийся у нее с прошлого лета, и смазала израненную ладонь. Затем тем же полотенцем осторожно достала из раковины талисман, предварительно несколько раз легонько потыкав в него пальцем, замотанным в полотенце. Но не стала рисковать и положила железяку на кухонный стол, не вытаскивая его из ткани и боясь прикоснуться к нему голой рукой. Решила больше не убираться, потому что не хотела мочить левую руку, да и двигать ей было ощутимо болезненно. Убрала ведро с тряпкой в ванную и решила попить чаю. Заесть боль чем-нибудь сладеньким.

Поставила чайник на плиту и увидела, как огонь в конфорке трепещет под холодным ветром, задуваемым из приоткрытого окна, которое она из-за случившегося совсем забыла закрыть. Да и на кухне заметно похолодало. «Надо закрыть окно», – подумала она, повернулась и потянулась к нему правой рукой, одновременно тряся левой, чтобы боль прошла быстрее. Но внезапно окно захлопнулось само, она даже не успела до него дотронуться. Не придавая этому особого значения и, подумав, что просто дунул встречный поток, как обычно бывает при сквозняках, она защелкнула ручку и включила телевизор. Нашла канал с музыкой и стала слушать звучавшую оттуда песню, которую пел какой-то иностранный певец, совсем ей не знакомый.

Музыка была заразительной, отчего ей стало весело, и она даже стала подпевать певцу, коверкая неразборчивые слова на свой лад. Закипел чайник, и она пошла выключать плиту, на ходу пританцовывая под ритмичную мелодию и размахивая руками. Подходя к плите, она присела, заканчивая свой смешной танец, и в последнем движении резко выпрямила руку, как будто хотела оттолкнуть невидимого партнера, изображая прощальное «прости».

И тут произошло нечто странное. С ее пальцев как будто сорвался поток ветра, продолжая движение руки, и врезался в пламя под чайником. Огонь натужно загудел, схлопываясь на большей части конфорки, но удержался и не затух, через мгновение разгоревшись вновь. Она изумленно смотрела на горящий газ и не понимала, что с ним произошло, боясь протянуть руку к плите, чтобы ее выключить. Однако чайник продолжал громко свистеть и давить на ушные перепонки, что вывело Аньку из состояния ступора, и она выключила газ.

Она положила странный талисман перед компьютером, решив подумать об этом позже, и занялась домашними делами. В первую очередь нужно было убраться и навести дома порядок, пока у нее выходной. Анька пошла в ванную, включила воду, подставила ведро, и пока набиралась вода, приоткрыла на кухне окно, чтобы проветрить квартиру. Затем намочила в ведре тряпку и пошла в зал вытирать пыль. Сначала подоконник, переставляя цветы, потом шкаф-сервант с посудой, потом полочки с сувенирами. Добралась до компьютерного стола. Прополоскала тряпку в ведре и, отжимая, нечаянно брызнула водой на талисман.

«Вот блин, растяпа», – обругала она себя, подцепила безделушку левой рукой и стала вытирать блестящую сторону. Мокрая сторона с гравировкой плотно прижалась к ладони, и Анька почувствовала, что талисман заметно нагрелся. А через мгновение она ощутила сильную боль, как будто что-то прожгло ей руку. Она вздрогнула от неожиданности и, испугавшись, выпрямила пальцы, отпуская талисман и пытаясь стряхнуть его на стол. Но у нее не получилось. Железяка намертво прилипла к ладони, а боль ощущалась все сильнее. Анька стала трясти рукой, пытаясь сбросить ее, но опять никакого толку. Тогда она попыталась сковырнуть штуковину, схватив правой рукой за ободок, и дернула, но тоже безрезультатно. Талисман как будто приклеился клеем «Момент» и сильно жег ладонь.

Недолго думая, она побежала на кухню, включила холодную воду и сунула под нее руку с прилипшим металлом. Она всегда так делала, если случайно обжигалась. Не мазала ни подсолнечным маслом, ни содой, ни спиртом, как рекомендовали разные советчики в интернете, а подставляла обожженное место под холодную воду, как учила ее мама. Сработало как ни странно и на этот раз. Попав под струю воды, талисман оторвался от ладони и с глухим стуком свалился в раковину, шипя и остывая, а она со страхом смотрела на него, продолжая держать руку под краном.

Анька не понимала, что случилось. Как так? Ведь до этого она довольно долго вертела его в руках, разглядывая символы, терла пальцами, выковыривая грязь между узорами, даже сжимала между ладонями, ощущая холод металла, но ничего такого не происходило. Что вызвало такую сумасшедшую реакцию на этот раз? Нужно было потереть тряпкой? Как эбонитовую палочку, чтобы она наэлектризовалась? Ей вспомнились школьные опыты на уроке физики, когда палочка из эбонита в руках учительницы после некоторого трения о шелковую ткань заряжалась электричеством. И потом бумага на столе и волосы на голове притягивались к ней. Прикольный опыт. Наверное, все его помнят.

Но подумав, отвергла эту версию, потому как шелковой ткани у нее не было, да и тряпка должна быть сухой. Вот тут и щелкнуло в голове. А тряпка-то у нее была мокрая, может именно это сыграло свою роль? На талисман попала вода, и он разогрелся как… Как что? Познаний по физике дальше не хватило. Какой-то катализатор сработал видимо. Кроме этого красивого слова, она не вспомнила ничего, что бы объяснило разогрев талисмана до такой температуры, которая, похоже, прожгла кожу.

Почувствовав, что перестало жечь, Анька выключила воду и посмотрела на ладонь. Та была красной в некоторых местах как при ожогах, но пузыри не вздулись. Хорошо, что вовремя охладила руку. И только тут она разглядела, что красные места в точности повторяли узоры на талисмане. В принципе так и должно, наверное, было получиться. Как тавро, которое выжигают коровам, чтобы знать, кому они принадлежат. «Заклеймили меня, – с усмешкой подумала она. – Знать бы теперь – кто? Или правильнее будет – почему?» Ответов у нее на эти вопросы не было.

Она вытерла руку полотенцем, достала крем против солнечных ожогов, оставшийся у нее с прошлого лета, и смазала израненную ладонь. Затем тем же полотенцем осторожно достала из раковины талисман, предварительно несколько раз легонько потыкав в него пальцем, замотанным в полотенце. Но не стала рисковать и положила железяку на кухонный стол, не вытаскивая его из ткани и боясь прикоснуться к нему голой рукой. Решила больше не убираться, потому что не хотела мочить левую руку, да и двигать ей было ощутимо болезненно. Убрала ведро с тряпкой в ванную и решила попить чаю. Заесть боль чем-нибудь сладеньким.

Поставила чайник на плиту и увидела, как огонь в конфорке трепещет под холодным ветром, задуваемым из приоткрытого окна, которое она из-за случившегося совсем забыла закрыть. Да и на кухне заметно похолодало. «Надо закрыть окно», – подумала она, повернулась и потянулась к нему правой рукой, одновременно тряся левой, чтобы боль прошла быстрее. Но внезапно окно захлопнулось само, она даже не успела до него дотронуться. Не придавая этому особого значения и, подумав, что просто дунул встречный поток, как обычно бывает при сквозняках, она защелкнула ручку и включила телевизор. Нашла канал с музыкой и стала слушать звучавшую оттуда песню, которую пел какой-то иностранный певец, совсем ей не знакомый.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю