290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Муллимбимби (СИ) » Текст книги (страница 3)
Муллимбимби (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 15:00

Текст книги "Муллимбимби (СИ)"


Автор книги: Марэл Ши






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Глава 5

Инга буквально за шкиряк втащила парня в свою комнату, в её глазах полыхнула ярость и невольно набежали слёзы. Было обидно. Она со всей силы влепила парню пощечину по здоровой щеке.

– Ты… Да пошел ты, идиот! К тебе по-хорошему, а ты… Детсадовец! Двадцать три года, а ведёшь себя как мальчишка. Нахуя ты меня спасал?..

– Что ты орёшь, что не так?! Я никому не сказал, что ты меня прозевала, и птицу тебе поймал, так ведь проще, когда с птицей, таких бойцов особо ценят, к ним лояльнее. Что?! Что не так?! Почему это тебе за меня стыдно, ты мне не мать. Мало ли какие дебилы под твоим командованием будут, я, например! А так ты ко всему готова будешь. Я спас, чтобы ты жила, живи, я даже о тебе забочусь! – Самодовольная улыбочка. Да, Рем был собою весьма и весьма горд – такая дерзость, а его похвалили даже.

– Мы договаривались о другом… – Инга отошла к окну, опустила голову. – Да, ты прав, я виновата, и только я. Я за тобой не уследила… – Зелёный хвост закрыл её лицо.

– Драматизируешь. Ничё ж не случилось! – Рем не сдержался, подошёл и дёрнул девушку за волосы. – Не грусти, всё будет в ёлочку, ты и так уже под цвет!

– Ага, ничего не случилось… Иди отдыхай, а то потом опять скажешь, что не выспался. Завтра в восемь что б готов был!

Как только парень закрыл дверь, Инга рухнула на кровать лицом в подушку и разревелась как маленькая, мысленно закрывшись от всех. Сказывался стресс.

А начальником она не была и для неё это было жутко сложно, тем более, в коллективе мужчин.

– Что ты ему вчера сказала такого? – Было только семь утра, но Инга и Игорь уже во всю занимались, обоим не спалось. – Он обещал вести себя прилично, но что-то ты в последний миг ему сказала, я видел, как он вспыхнул, и вот… Хотя, командиры ржут до сих пор, настроение он им поднял.

– Он спросил про тебя. Ну, мы ж нормально общаемся, он и спросил, нравишься ли ты мне. Я ответила, что ты неплохой мужик. Что в этом такого? Ты ответственный и слово держать умеешь. А он… Да ну его к чёрту… Детсадовец он. Меня такие вообще бесят! – Инга тоже вспыхнула и убежала вперёд.

– Ревнует он. Неудачное время для такого разговора попалось, вот он и… Впрочем, не важно. Опять щас взбесится, что мы с тобой вдвоём! – Ухмылка.

Игорю в какой-то мере нравилась Инга, как товарищ, как умный и толковый человек, но не как девушка, нет, Игорь любил тихих мягких серых мышек, а экспрессия и яркость девушки его отталкивали. Его Иринка, так звали жену, пекла прекрасные пирожки, работала прямо на дому швеёй, клиентов было много, дом она вообще почти не покидала, и вместе с нею в доме жили порядок и уют. Инга же была вулканом, хотя, в отличие от Рема, куда как взрослее и мудрее.

– Да, пусть бесится! Я что, жена ему? – Фыркнула девушка. – Не замечала, чтобы ему вообще кто-либо нравился, да и мне нравятся постарше, а он мальчишка совсем. Бесит только. Говорит одно, делает другое…

– А почему меня не разбудила?! – Злобный и недовольный Рем, словно чувствуя, что говорят о нём, влетел в зал. – Или меня всё, списали? Ты обещала мне помочь, а не начальнику глазки строить!

– Восьми ещё нет! Акстись, Роман! Сам вчера ныл, что не высыпаешься, я бы с тобой с восьми позанималась. Что за истерики? И никому я ничего не строила. Раз пришёл – прекращай этот цирк и давай разминайся.

– Я Рем! И никак иначе. Как и куда я высыпаюсь – не твоё дело.

Игорь вздохнул и покинул помещение, мысленно бросив:

– Нет, тренируй его лично, втроём у нас ничего не получится!

Рем и впрямь сразу стал спокойным и покладистым, усердно выполняя все задания, словно бы это и не он всё вытворял.

Да, Инга отметила, что сегодня Рем не в пример спокойный и послушный. Что было в голове у этого парня? Прочесть его девушка не могла.

Вообще, телепатическая связь возникала лишь когда сторона хотела до оппонента донести определенную мысль, и это было достаточно интересным.

Тренировка прошла как по маслу.

– Чтобы не выдыхаться так быстро, следует распределять нагрузку, постепенно увеличивая её. – Терпеливо объясняла Инга, как в свое время ей объяснял тренер.

Инга будто читала лекцию. Она привыкла подходить к работе серьёзно, всегда считалась отличным работником, исполнительным, пунктуальным и ответственным. Начальство её уважало. Но по характеру девушка была бесом.

Рем слушал внимательно и старательно всё выполнял, ему нравилось, что Игоря не было здесь. А ещё он наблюдал за Ингой, эта её серьёзность, ответственность – ей ужасно не шло.

– А ты на байке умеешь? – Невпопад совсем спросил Рем.

Этот вопрос про байк будто вернул её с небес на землю.

– Хм, байк – моя мечта. Водить умею, но своего, увы, не имею. – Инга мечтательно улыбнулась. – А ты умеешь?

– Умею, и на скейте очень хорошо умею, отсюда равновесие и координация, легко полёт даётся! – Рем с разгона пробежал несколько шагов по стене, сделал сальто в воздухе и продолжил бег. – По скейту особенно скучаю. И по книгам!

– Я не умею на скейте, лишь на роликах немного. А по книгам я тоже скучаю.

– Кем ты была до этой херни? Ты интересная. Совсем не похожа на тех, кого я знал! – Парень остановился совсем близко, и вновь рассматривал глаза Инги, переводя дыхание от бега.

– Устал? Идём присядем, отдохнём. – Кивнула Инга в сторону лавочки. – Хах, я даже не знаю, что тебе на это ответить, я толком ещё не нашла себя. Но до этого я работала барменом в рок-клубе, часто играла в карты. Мне нравилось. Я люблю ночь и тяжелую музыку, люблю неординарных, ярких и творческих людей. И эти дурацкие орехи я выиграла в дурака, у нас в клубе. С такой, как я, сложно строить отношения, ибо я живу одним днём. Однажды, едва зная язык, на свой страх и риск я ухала в Германию. А ты кем был и чем жил?

– Археолог, студент ещё, но много ездил по раскопкам, увлекался древнейшей историей. Теперь, у меня есть шанс основать Рим, осуществить мечту настоящего Рема. – Смех, он вздохнул и с выражением вдруг прочёл:

– Я тот Рем, который выжил,

Это я построю Рим,

Я сильнее, громче, выше

Над противником своим.

Надо мною птицы стаей,

Пусть над ним хоть миллион,

Да проворней я летаю,

И не писан мне закон!

Я тот Рем, который выжил,

Плачь и смейся, но живи,

Из воды сухим я вышел,

Рим не на моей крови!!!

Мне знаменья ваши, Боги,

Абсолютно ни по чём,

Я открою все дороги,

Ржавым загнутым гвоздём!

Девушка заслушалась. Так красиво и голос приятный такой, да, голос Рема Инге очень нравился.

– Археология, интересно, наверное. Я люблю историю. Такие красивые стихи! Это ты сам написал?

– Сам. Если брать легенду, то в ней я именно Рем, убить я не способен, а довести кого-либо – это я мастер, меня порою многие хотели придушить. Как думаешь, из меня выйдет основатель нового Рима? И сможем ли мы возродить мир…

– Мы сможем всё, если выживем, если докопаемся до сути. А для этого у меня есть план.

Рем пожал плечами.

– План? Ок, давай свой план!

Девушка перешла на мысленную речь:

– Сначала мы хотим узнать хоть что-то о том, откуда взялся этот вирус. Начальство явно знает, но молчит, потому аккуратнее с такими разговорчиками. Чем больше с нами будет народа, тем лучше. Видимо, это было запланировано на государственном уровне, потому так тщательно скрывается, возможно, что-то пошло не по плану. Игорь поддерживает, и с ним десять человек.

– Игорь так никуда и не сдвинулся за два месяца, что я тут! Он трус. Я был в архивах и там мусор – досье на каждого из нас. Расчёт провизии. Учёт оружия, бред. Игорь не знает, он всё планирует, да вот, центральная база не тут, я знаю где.

Шаги множества ног, отряд человек двадцать, во главе один из командиров, Рем притих, бойцы приступили к тренировке, а командир подсел к ним.

– Так какой у вас план?

Рем как-то наигранно испугался.

– Ну нормальный такой… – Смущаясь пролепетал он. – А что, вам отсыпать?..

– В смысле?! – Не понял мужчина.

– Ну-у-у… – Рем вдруг достал пакетик с какой-то травой.

Командир опешил.

– Инга, и это так вы бойцов воспитываете?! Чёрте что… – Мужчина встал и направился к отряду, а Рем взял за руку Ингу и потащил прочь из зала.

– Вы своих бойцов воспитывайте, со своим я разберусь. – На последок бросила Инга, сжала руку парня и зашагала прочь, стараясь не сорваться в бег. – У тебя что, реально шмаль в пакетике? – Пронзительный взгляд, она почти пригвоздила им парня.

– Угу, я у Игоря стянул, не пробовал пока… А что?

Глава 6

– Аха-ха, ты серьёзно?! Игорёк балуется травкой? – Ингу это развеселило. – А ты употреблял когда-нибудь что-то подобное?

– Игорь курит иногда, или как там её используют – расслабляется так. Я нет, я вот стянул, а что с этим делать – понятия не имею!.. А ты пробовала?

– Пробовала, только мне вообще не втыкает, и прикола я не понимаю в этом. Ерундень, которая того бабла, что за неё просят, не стоит!

– Не думал, что у нас настолько всё прослушивается! – Мысленный ответ.

– А ты думал нас не пасут? Мысли можно скрыть, если не желаешь, чтобы тебя услышали. – Инга до этого не знала этой информации, даже себе удивлялась.

– В общем, я сам научу тебя летать, Игорь в этом не профи, и на счёт плана – будут идеи – делись, но пока за нами пристально наблюдают. Вот если через две недели я буду себя хорошо вести на комиссии… – Смех.

– Да, в полётах тебе я больше доверяю. А насчёт поведения – постарайся не подкачать, у нас каждый день на счету!

– Постараюсь, но ничего обещать не могу! – Рем почему-то вдруг подумал, что Инга миленькая такая, захотелось взять её на руки, а то и вовсе поцеловать. Бред. – Всё, отстань от меня, я в душ! – И он быстро скрылся в комнате.

Инга осталась одна. Так быстро он менялся… И всё же без парня стало как-то пусто и одиноко, потому девушка ушла к своей птице.

Они будто общались, узнавали друг друга, птица ласкалась к девушке, урчала, ворковала, словно разговаривая с ней на своём языке, птице нравилась девушка, а девушке – птица.

Рем до самых полётов пролежал в комнате, глядя в потолок, мыслей не было, он был пуст – своеобразный транс. А потом, как по команде, он поднялся и пошёл в ангар. Инга была там, гладила птицу.

– Ну что, полетаем? – Улыбнулся Рем, и вывел своего зверя из загона, тот заурчал и поклонился птице Инги. Рем пожал плечами. – У меня самец, ему твоя дама нравится!

– Полетаем, учи, ведь я совсем ничего не знаю. Хм, как интересно! Твой птенец же мелкий.

Эта картина птичьего ухаживания увлекла обоих молодых людей.

– Мелкий?! – Рем взъерошился, будто это про него было сказано. – Ну помоложе, но они ровесники почти, самцы у этих птиц в разы самок мельче!

– И как же ты возраст и пол определяешь, эксперт? – Улыбнулся возникший откуда-то Игорь.

– Как надо. – Фыркнул Рем, потом взял Ингу за руку. – Идём, на улицу выйдем для начала!

– Но Каси понравился твой птенец, есть, значит, в нём что-то особое! – Инга кокетливо поправила прядку, и, пожала плечами, взглянув на Игоря, и пошла за Ремом.

Эта обстановка начинала накалять, Рем странно себя вёл, будто и правда она ему нравилась. А Инге? Кто на деле нравился ей самой? Она же даже не думала об этом. С Игорем было легко, а с Ремом интересно. Даже с его ершистым характером, Рем был такой же искатель приключений, как и она сама.

– Главная особенность этих птиц – способность перемещаться в пространстве. – Начал спокойно пояснять Рем. – Они далеко не летают – перемещаются. То есть, за секунду в любую точку мира, может, видела вспышку, когда мы переместились сюда. Потому, отследить их трудно, и держаться надо крепко.

Дай руку, вот, чувствуешь, у основания шеи у них косточки, выступающие так, что можно обхватить рукой. Не бойся, им не больно! Забирайся сейчас, и держись, на крылья не наступай никогда, им неприятно. Можно попросить птицу лечь, мой ложится.

– Они достаточно занятные. Перемещения в пространстве – это невероятно просто, я думала такое лишь в сказках бывает! Интересно, как это работает с научной точки зрения? – Инга слушала внимательно. Посмотрев своей птице в глаза, девушка мысленно попросила её сесть, птица повиновалась. – Представляешь, они понимают телепатическую речь! – Инга была в восторге. – Я только что попросила Каси сесть, и она села!

– Понимают конечно, это из-за них у нас такой вот дар – телепатия. Интересно, как их вывели?.. Я пробовал со своим общаться, но его «речь» я не понимаю, увы!

Сейчас две птицы шли рядом прогулочным шагом, урча и щёлкая, будто тоже болтая, как и их наездники.

– Я Каси тоже понять не могу, а она меня отлично понимает. Вот же чудо и правда. Они вот друг друга понимают отлично.

Ну что, полетели?

– Не спеши, установи контакт, задай птице задачу именно летать, а не прыгать, пока сегодня полетаем над территорией базы. Птицы то и дело норовят куда-то рвануть, прыгнуть, переместиться, если что – представь зрительно базу, попроси вернуть тебя, и она вернётся!

Инга погладила свою птицу, мысленно попросила полетать с нею по базе, чётко в мыслях очертив круг полёта, птица кивнула ей и взмыла в небо, зазывая за собой следом спутника.

Самец же внимательно посмотрел на своего седока, будто дожидаясь команды и в тоже время прося разрешения.

Рем разрешил зверю лететь, тот сорвался с места, стремительно, красиво, явно рисуясь перед самочкой, выделывая кульбиты и изощрённые фигуры, зная, что Рему удержаться не сложно, но парень быстро его осадил, заставив просто лететь, ровно и не слишком быстро.

– Ну как? Я обожаю полёт и высоту! – Восторг в глазах. – Отсюда мир такой красивый!

У Инги дыхание перехватило. Полёт. Было страшно и будто свободно, легко… На байке было проще. Там земля, а тут…

– Я боюсь летать… На самолётах это было испытание, а сейчас так просто и понятно будто, но всё равно чуточку не по себе. Привыкну наверное. – Девушка крепко держала птицу и боялась – вдруг что-то не так пойдёт…

– Привыкнешь, для первого раза, ты очень круто держишься! Летая каждый день, уже через неделю находишь гармонию полёта и движений, это прямо классное чувство!

– А как у тебя выходит так здорово находить с птицами общий язык? Они ведь все тебя принимают. Моя Игоря вообще не воспринимает, не подпускает работников, я сама вот с ней вожусь. Кормлю и чищу.

– Твоя девушка гордая, а я просто люблю животных, и они чувствуют это тепло! Многие их считают источником зла. Будто это птицы пришли на рынки, заказали рекламу… Смешно, не так ли? Легко винить тех, кто не может ответить. – Рем хмурился, и гладил своего питомца. – Их всех планируют уничтожить… Ну, потом…

– Во всём лишь люди виноваты. Птиц, наверняка, создали в лабораториях, не думаю, что они хотели погубить мир, и что их желания спрашивали хоть в чём-то. – Вздохнула Инга. Сейчас с Ремом было так легко. Всё же, мог он быть нормальным, даже интересным и… Милым. Девушка посмотрела на парня. Он был горд и статен. – Таких умных и прекрасных животных нельзя уничтожать… Это жестоко! Я не позволю свою птицу обидеть.

– Как и я встану на защиту каждого животного, уведу за собою, думаю, они пойдут. Хотя, мне самому-то идти некуда… – Вздох.

– Мы построим новый мир, и каждый найдет себе пристанище. – Инга верила в это, как верила в то, что они спасут животных. – Человек – самый жестокий в мире зверь.

– А ты когда-нибудь любила? – Пытливый взгляд, и снова вопрос не в тему.

Этот вопрос застал Ингу врасплох. Она перебрала в уме все свои отношения, но вот любовью их сложно было назвать. Влюбленность, увлечения…

– Нет, наверное… Влюбленность была не одна, я вообще влюбчива. Но любовь… Не знаю. Есть ли она?.. – Вздох. – А ты любил?

– Нет, не любил! – Рем мотнул головою. – Ладно, приземляемся.

Две недели пролетели незаметно, тренировки, полёты и разработка плана по добыче информации. Пару раз Инга в одиночестве пробиралась в комнату главнокомандующего, Игорь и Рем прикрывали, хоть и всё их общение сводилось к сарказму и взаимным колкостям, но ничего важного они так и не нашли.

Теперь Инга и Игорь встретились что бы обсудить положение дел.

– Как думаешь, Рем стал поспокойнее? – Игорь хмурился, беседа мыслями при полном блоке. – Вы, вроде, ладите.

– Рем непредсказуем, так что, не советовала бы считать, что вышло его приручить. Знаешь, есть в нём такая особая безуминка. В чём-то мы близки, только вот он как подросток, а меня жизнь научила, кое-где не проявлять свой бунтарский характер.

– Да, ты гораздо мудрее, он тоже не дурак, но… Как только ты появилась тут – ему вообще напрочь башню снесло. Гормоны что ли…

Эта «милейшая» парочка уединилась в комнате Игоря. Рем попробовал связаться с Ингой мысленно, да кого там – глухой блок!.. Неужели она… С этим… Ревность! Яркая ослепляющая волна. Кулаки сжались. Ревность! Глупая. Слепая. Рем осознавал, что это нелепо, но… Ревность! Он не знал, куда себя деть, но на помощь пришёл сигнал тревоги.

– Я с вами третьим! – Рем оседлал свою птицу, ребята были не против, а его зверь и вовсе соскучился по бою, приключениям, азарту, и весь трепетал.

Лишь птичка Инги беспокойно переступала лапками, глядя на безрассудство двух юнцов.

Глава 7

Инга встрепенулась, она словно бы всем существом почувствовала очередное приближение проблемы.

– Ловлю себя на мысли, что Рем реально увлекся мной, а я не знаю, как реагировать. Он дико к тебе ревнует, хоть и пытается не показывать. – Инга сама заметно нервничала, теребила зелёные локоны, которые удачно подкрасила на днях. – Хах, а ещё, моя птичка с его кажется парочка, она только с его птицей общается, и подпускает Рема лишь и меня. Забавно правда? Умные они животные.

– Да, птицы умны, и я опасаюсь этого. И на счёт Рема ты права, этого я тоже опасаюсь, он безумец как в бою, так и в любви. Кстати, тревога звучала, слышала? – Игорь тоже почему-то вдруг занервничал.

– Игорь, птицы не причём, они такие же жертвы человека, и имей в виду – уничтожить их не позволю. А тревога… Игорь, херовое у меня предчувствие.

– Идём, посмотрим, что там! – Мужчина первым покинул комнату. Никакой суеты, всё как обычно, наряд уже улетел.

Кассиопея перебирала лапками и звала хозяйку мысленно. Она переживала, была взволнована, её возлюбленного увели, увели на войну, а её оставили, так сложнее всего, сражаться вместе не так страшно, как ждать. И она хотела поддержки хотя бы от Инги.

Инга прошлась по казармам. Дверь в комнату Рема открыта, а его нет! Она пробежалась по территории их лагеря – нет нигде. Кассиопея нервничала.

Инга обняла птицу, погладила по пёрышкам. Ушли значит. И этот невозможный мальчишка тоже… Девушка успокоила свою птицу, объяснив, что им рано ещё в бой, и зло бросила Игорю:

– Этот придурок ушёл с тревогой! Нет, ты представляешь?! Ёбаный мудак! Бесит придурок… – Инга была в ярости.

Да лучше б он её вообще не спасал, чем так подставлять. Не сдержавшись, Инга заплакала, уткнувшись в жёсткие перья. На самом деле она волновалась за него. Боялась до дрожи, что он не вернётся, как вот, Кассиопея за своего птенца.

Каси тоже плакала, из птичьих глаз катились крупные слёзы, она так понимала сейчас свою хозяйку!..

Операция не заняла и часа, Рем отличился, чуть ли не в одиночку спас всех людей, подчинил ещё одну птицу, и с ней забрал всех до одного «зомби». «Стойких», жаль, в этот раз не было.

Эйфория, буря, восторг, аплодисменты…

Инга в ангаре.

– Ох ты ж чё-ё-ёрт!.. – Рем попятился. Вид девушки ничего хорошего не предвещал, зато, он увидел, что с Игорем она не спала. – Инга, зна-аешь!.. – Рем вновь вскочил на своего зверя, тот тоже пятился – кажется, Каси тоже была не в духе.

Рем быстро направил птенца прочь из ангара, надеясь, что позже Инга успокоится, а он полетает пока.

Инга просто кипела. Набить бы морду этому придурку!

– А ну стоять, сучёнышь! Я тебя не отпускала! – Инга вскочила на Каси, отправляя её вслед за птенцом и всадником.

Благо, птицы отлично друг друга чувствовали, и вскоре девушка нагнала Рема.

Игорь просто негодовал, приказывая вернуться обоим, но уже было поздно. Ингу слишком взбесили, а в ярости она плохо себя контролировала.

– Я думал ты… Отстань, отстань! – Смех. – Инга, прекрати за мною гнаться, это как-то меня расстраивает! – Рем ускорялся, но рассерженная Каси так и норовила цапнуть его зверя за хвост.

– А я с Каси солидарна! Ты ебаный мудак! Ты что себе вообще позволяешь? Похуй на меня?! Отлично! Если приговорят к расстрелу, не смей меня спасать. Я за себя отвечу. А ты только о себе думаешь, чертов эгоист! Ты меня бесишь! Толку тебе помогать, если такой неблагодарный?!

– Мне не похуй, но иди ты к чёрту, ясно?! Я тебе не малолетка, хватит, хватит! Я отвечаю за себя сам!!! Я воин, я герой, я лучший, идите к дьяволу, я построю Рим! – Слёзы по щекам, он сам не знал почему. Парень приказал птице идти в отрыв, и тот, несколько раз переместившись, мастерски запутал след. Эмоции через край, пульс шкалит, небо, высота и слёзы. И мысленное: – Тебе меня не догнать!

– Ошибаешься! Кассиопея своего птенца всегда найдет, тебе не уйти! Ты именно ведёшь себя как малолетка. Нравится всё всем наперекор делать?! Давай! – Инга снова была на хвосте.

Как же ей хотелось сейчас со всей дури врезать Рему, чтобы он тоже почувствовал как ей больно… Больно?! И почему было так обидно, а сердце так сжималось?.. У птиц всё было просто, а люди вечно искали проблем и лгали самим себе.

– Чёрт… – Рем стиснул зубы.

В ангар. В секунду парень спешился и бросился на склад. Кажется, там Инга никогда не была, вообще не знала, где он, этот склад.

Тишина. Полумрак, никого. Пара лампочек под потолком. Рем походил между мешками и коробками, и вдруг его внимание привлёк ящичек.

Опа! Вино, красное, отличное дорогое вино! Взахлёб из горла, одна бутылка махом, не разбирая вкуса, приятная муть в голове, а вот вторую парень уже принялся смаковать. Чудесно, ещё бы шоколада! Об Инге Рем уже и думать забыл.

Мысленно Инга вычислила Рема, но пришлось поплутать. Склад какой-то. И парень уже полупьяный.

– Ах, ты ж сволочь! – Одна пощечина, другая. – Ты ёбаный мудак! – В глазах горел пожар ярости. – Я переживала. Я места себе найти не могла, а ты, эгоист! Ни о ком не думаешь кроме себя! – Ненависть во взгляде. – Я из кожи вон лезу, чтобы тебе помочь, чтобы тебя привести в себя… А ты на всех забиваешь. Как же, главное ты! Мятежник хренов!..

Удар, ещё удар, парень жмурился, но терпел.

– Да больно же!.. – Рем перехватил руки Инги, и впился в её губы поцелуем, жадно, пылко, агрессивно почти, удерживая, прижимая девушку к себе.

Поцелуй. Такой пылкий и жадный, она ответила, всем существом потянувшись навстречу, но она же была гордая, попыталась оттолкнуть, а сама едва дышала. Как давно у неё никого не было. Но Рем…

– Отвали от меня… – Несмелая попытка прекратить это.

– Нет, никогда!.. – Руки жадно по хрупкому телу, её рубашка на пол, поцелуи лишь настойчивее, страсть и восторг до головокружения, сердце гулко, громко, громко, это круче, чем полёты!..

Инга отобрала у Рема вино и так же жадно выпила из горла, вытерла ладонью губы. Только сейчас она почувствовала, что Рем пахнет ландышами, алкоголем и чем-то совсем особым, уникальный запах.

Инга вцепилась в его волосы и сквозь стон продолжила:

– Ты знаешь, что ты ёбнутый мудак? Знаешь, насколько сильно бесишь меня? Порой мне хочется убить тебя!.. А порой, ты единственный, кто способен понять меня… Ты абсолютно не в моем вкусе, но ты ближе всех… – Его куртка на пол, пальчики на пуговках, дрожащей рукой Инга их расстёгивала, едва дыша. Сердце выпрыгивало и билось в такт с другим.

Восторг и дрожь.

– Бесишь! Да, реально бесишь, типа вся крутая, командир, откуда столько самомнения?! – Глоток вина, поцелуи-укусы по шее, плечам, Рем не стеснялся прикусывать нежную кожу девушки, оставляя отметины и следы. В большой мужской форме был несомненный плюс – девушка легко из неё выскальзывала, и сейчас уже была в одном белье. – Ты охуенная, но такая наглая, придушил бы!.. – Губы вновь сминают губы, ладони жадно изучают хрупкое тело.

Такое почти забытое чувство, возбуждение и дрожь. Глоток вина, чтобы охладить пыл, но вот только пламя между ними всё больше разгорается, его уже не потушить.

Какой-то полумрак помещения, запах сырости вперемешку с запахом тела Рема и красного вина. Инга прижалась к парню, ища тепла, язык говорил одно, тело абсолютно противоположное. Шикарный парень. Такое тело, подтянутое, не перекачанное и мужественное.

Инга кусала губы от удовольствия, укусы нравились ей, и она не стеснялась в ответ целовать и оставлять следы на коже юноши.

– Если не быть наглой, не иметь самомнения и самоуважения ничего не добьешься. – Рубашка Рема полетела на пол, пальчики скользнули по торсу и груди. – А ты такой классный… Рем… – Голос полушёпотом на ушко. – Но твой ёбнутый характер портит всё! – И мягкий укус за мочку.

– Будто у тебя характер сахар!

Ухмылка, глоток вина, жадный поцелуй, разорванный бюстгальтер на пол, одной рукой удерживая руки, Рем прижал девушку к стене, губы скользнули от ключицы вниз, чуть закусывая зубами сосок, тут же лаская языком, вторая рука сжимала другую грудь, горячий упругий шарик в ладони, возбуждение и стон. Он давно ни с кем не был, а чтоб это было вот так вот охуенно, не помнил вовсе.

Запах девушки пьянил, кружил голову, красавица, но тут что-то ещё, совсем иное чувство, не симпатия вовсе, и желание, дикое, безудержное.

– Да, я вообще сахарная, того гляди растаю!.. – Смех и глоток вина. Последний, бутылка полетела куда-то.

Холодная стена и горячие губы. Голос дрогнул в стоне, мурашки скользнули по телу, Инга кусала в кровь губы, рвала руки, но Рем был куда сильнее. Сдерживаться уже не был сил, и все мысли потеряли свою ценность.

Инга нагло и пылко впилась поцелуем в желанные губы, одной ногой обняла мужчину за бедро, заводя обоих ещё сильнее. Стоны смешались, алкоголь ударил по вискам и весь мир больше не имел смысла.

– Подержи! – Серебристый квадратик, упаковка с презервативом, прямо в зубы девушке, за секунду Рем высвободился из одежды полностью, поцелуями и ладонями скользнул по телу девушки, стаскивая трусики, губами по животу, поцелуями ниже. – М-м, и впрямь сахарная!.. – Ухмылочка, вновь отобрать презерватив, жадный поцелуй в губы, и через мгновение Рем завладел Ингой полностью, подхватив на руки, заставив обнять себя ногами, и войдя в неё одним резким движением. Хрупкая, почти невесомая, яркая, желанная, стон не сдерживаясь. Интересно, а на складе есть камеры? Уже поздно об этом думать, стоны и восторг. – Ты шикарная, Инга, да!.. – И тот же бешенный огонь во взгляде, нет, не закрывать глаза ни на минуту, запомнить, впитать каждую эмоцию, каждый миг!..

Бешенная страсть где-то на грани реальности, мир погибает, а они как подростки… Уже плевать чем это всё закончится, что с ними будет дальше. Бешеный пожар, порыв страсти. Нет, таких Инга не встречала. Два безрассудных существа.

Движения в такт, стоны и бешеные биения сердец. Это больше чем порыв, больше чем просто секс, Инга это чувствовала всем существом и отдавалась самозабвенно, пылко.

– Рем, ты шикарный да-а-а, хоть и невыносим порою!.. – Мысленный стон.

Ярко, жадно, смело, без тени смущения, лишь страсть и пламя, жадные сплетения двух тел, и танец, словно бы даже полёт. Наслаждение выше всех мыслимых пределов, сердце колотится гулко, мощно, эти ласки, каждое касание – новая вспышка и новые стоны, страстные объятия, ближе, ещё ближе, не отпускать никогда, и плевать на всё, даже на Рим, лишь бы Инга была рядом, всегда, всегда.

«Люблю» – нет, слово не сорвалось с губ, ни в слух, ни мысленно, но это было так, это было сейчас единственной истиной в безумном хаосе их жизни.

«Ты совсем не входил в мои летние планы.

И отклонятся от курса я так не люблю.

Но теперь мне будет о чём написать в мемуарах.

О том, как мы летали в неизведанные дали.

О том, как рассекали облака по вертикали.

О том, как забывали для чего нам две педали.

И угодили в петлю.

У меня есть права, я немного пьяна.

И зачем нам стюардесса если мы на АН-2?

А в салоне пожар, когда мы на ножах.

Выполняем с интересом чудеса на виражах.

Чудеса на виражах, чудеса на виражах». (Lascala – Ан-2)


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю