290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Муллимбимби (СИ) » Текст книги (страница 2)
Муллимбимби (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 15:00

Текст книги "Муллимбимби (СИ)"


Автор книги: Марэл Ши






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

Глава 3

Просторная комната, светлая, минимум мебели, большой стол, за ним люди. Мужчины, разные, молодые и уже в возрасте.

Рядом с нею Игорь, яркий такой брюнет с пронзительными золотистыми глазами. Инга ему улыбнулась, а потом встретилась с колючим взглядом Рема – расстроенный какой-то, потерянный. Сейчас он выглядел даже мило.

Игорь был растерян и зол. И что нашло на этого идиота?! Рема вывели из зала, мужчина скрипнул зубами, и мысленно зачем-то сказал Инге, глядя в пол:

– Расстрельная статья. Саботаж.

Девушка вздрогнула, обернувшись на дверь, через которую увели Рема, окинула взглядом присутствующих.

– Вызывали? А у вас это нормально – расстреливать толковых воинов? Я слышала, что адекватных бойцов-незомбаков всего-то пару сотен. Мы неизвестно с чем и кем имеем дело. А вы, будто НКВД, расстреливаете неугодных. Можете и меня тогда расстрелять. – Улыбка. Расстреляют? Да и пускай. Родителей, правда, было жалко, такое их не обрадует явно.

– Почему вы так его защищаете? – Спокойные равнодушные лица. – Он воевать и сотрудничать отказался, а значит, он не боец.

– Рем им вдруг выдал, что он за мир и пацифист, чёрт знает что! – Вновь мысленно сказал Игорь.

– Вокруг такое творится! Вам легко и просто это принять? Мир гибнет. Вам самим-то, всем до единого тут сидящим, нравится это всё? Разве это разумно – убивать взрослого и молодого мужика? Вот уж не думаю, что он побежит сдаваться птичкам и меня же он спас. Есть ещё одно – не замечали ли вы, что стали раздражительнее после употребления орешков-яиц?

– Мы как-то, напротив, почти утратили эмоциональность. Рациональность и способность мыслить не пострадали, к счастью. А побежит он сдаваться или нет – это не важно, ведь они таких просто убивают, самим не расстреливать хоть, патроны не тратить! – И спокойная такая улыбка. – Просто, нам ни к чему его кормить, если пользы от него нет, а парень хороший воин, отлично укрощает птиц, а больше не способен ни на что, совсем, мы каждого видим, в тебе вот потенциала много, к тому же, ты куда как мудрее Романа. Если даёшь гарантии, что через две недели он вернётся в строй, что сделаешь из него бойца – так и быть, пускай живёт. С него все заслуги снимаются, ты будешь его командиром, тебя же в курс дела введёт Игорь, ты в его отряде. Берёшься? Под твою личную ответственность, спрашивать будем с тебя.

– Я ему жизнью обязана, потому, берусь. Только должна хорошенько со всем ознакомиться.

– Игорь Владленович вам всё объяснит, вы приняты в ряды наших войск, и удачи на нелёгком пути бойца! Можете быть свободны, Романа тоже освободите, введите его в курс дела, и постарайтесь усмирить его нрав, мы на вас рассчитываем, две недели у вас!

– Благодарю вас. – Девушка даже вытянулась в стойку смирно. В детстве она даже хотела быть в армию пойти, поступить на военную кафедру, но потом журналистика её заинтересовала больше. – Постараюсь сделать всё от меня зависящее.

Узнав, где штрафные камеры, девушка в сопровождении охраны – бывших «зомби», отправилась выпускать своего спасителя.

– Подожди минуту. – Игорь нагнал Ингу. – Разговор есть, о Реме. Тебе работать с ним, так что. Не завидую, конечно, он самый трудный из моих, а сейчас ещё хуже станет…

Инга обернулась. Всё же, Игорь был привлекательным мужчиной, но холодным совсем, бесчувственным. В Реме же чувствовалось больше эмоций и жизни.

– Что-то случилось? Получается, вы у нас командир? – Девушка улыбнулась, и кокетливо убрала зелёную прядку за ухо.

– Вроде того, обращаются тут все друг к другу по именам, а то, в бою пока моё отчество вышепчешь – тебя уже трижды убьют. И да, случилось, родные Рема найдены, он психованный в последние дни, будто чувствует. В общем, умерли они вчера, а брат его и был мёртв, когда их нашли. Рем не знает, не говорил я ему, взбесится же, его потом усмири попробуй! Так в общем, но сообщить придётся. Могу сказать ему сам.

– Разберусь, я этому мудаку жизнью обязана! А зовут меня Инга. Вас, так понимаю, Игорь. – Девушка протянула руку.

– Игорь, да, рад знакомству, завтра утром в восемь жду на тренировку, вот ключ от твоей комнаты, комната рядом с комнатой Рема.

– Мужчина пожал маленькую тонкую ладонь.

– Я тоже рада знакомству. Буду точно вовремя! – Она забрала ключик и убрала в карман джинсов.

Что ж, теперь у неё есть возможность докопаться до истины самой. Главное, придумать план!

Рем сидел и рассматривал стену карцера. Стена была серой, скучной. И это последний день его жизни!.. Хоть бы маму увидеть, что ли, с братом на скейте погонять… К чёрту. Хотел же, чтоб расстреляли, а теперь чего?! Но как же скучно…

Дверь открылась, Инга увидела замершего Рема. Её сердце сжалось – парень остался один, и как такое сказать…

– Ну и на хрена выёбывался перед комиссией? – Девушка привалилась к косяку двери. – Давай на выход. Расстрел отменяется!

– Отменяется? Почему? – Рем удивлённо моргнул. – И что теперь, какие указания были?

– Ты спас мою шкуру, я твою, мы квиты. Я твой начальник теперь, ты во всём меня слушаешь, и помогаешь в чём можешь. Я за тебя поручилась. Так что… И ещё твоя семья погибла, крепись, парень. – Быстро, на одном дыхании, стараясь, чтобы голос слишком не дрожал.

Рем встал было, но тут же сел обратно, было чувство, будто его пласт воздуха крепко ударил по голове.

– Все?.. Погибли все? Я же обещал Димке, что на каникулах в скейтпарк свожу… – Мысли будто вата, их много, но мутные такие, рыхлые.

– Все… А брат твой погиб первым, когда пришёл отряд, он уже был мёртв. Родители погибли вчера. – Девушка подошла, села рядом и сжала ладонь Рема.

Лицо парня стало бледным. Она так сочувствовала ему, но чем помочь не знала. Всё же он был достаточно привлекателен, он был искренним, ярким.

Рем кусал губы. Дурацко как, он же мог их увидеть, мог, боялся, что будет так, и вот…

– И Зачем… – Глухой какой-то голос. – Зачем мне такая жизнь?! Подожди, стоп. Что ты там говорила про командование?!

– Я твой начальник, ты слушаешь меня, а обучает меня Игорь. Так что, идём в комнату. Приходи в себя. – Инга обняла Рема за плечи. – Я рядом. И мы просто обязаны отомстить этим мудакам за то, что они отняли нашу жизнь.

– Значит, сняли все привилегии. Ок, супер. Ты зря меня в ученики взяла, слушаться я тебя не намерен, а за жизнь – спасибо. Да, спасибо, глупо, пожалуй, самому на пулю напрашиваться. И мы же не вместе живём, надеюсь?! Я не буду спать на полу!

– Моя комната по соседству. А слушаться придётся, я не Игорь. Завтра в восемь будет тренировка, пойдёшь со мной.

– Я буду завтра в восемь спать! – Рем усмехнулся, захлопнул дверь комнаты, закрыл на ключ и беззвучно разрыдался, съехав по стене. Один. Совсем один. Димка, как же так…

Спал Рем плохо, беспокойно, ему снилась всякая ерунда, то птицы, разрывающие в клочья людей, то пожары, а под конец Димка, маленький совсем, он плакал и просил забрать его из садика. Проснулся Рем от стука в дверь. Щека болела, в горле пересохло, и чувствовал парень себя ужасно. В одних трусах он подошёл к двери, и распахнул её.

– Что надо?! – Голос вышел злым и хриплым.

Взъерошенный такой, заспанный. Инге даже понравилось подтянутое тело парня. Упс, кажись долгое отсутствие отношений на ней сказывалось. Однако злой и грубый тон весь налет романтики и симпатии сбивал начисто. Она строго взглянула на парня.

– Ну, для начала, доброе утро. На сборы у тебя пять минут, и мы вместе идём на тренировку.

Сама она была уже готова. Одежду на девушку, правда, было трудно найти, а ушитая мужская одежда смотрелась на ней забавно, волосы были собраны в косу, и линзы теперь отсутствовали. Глаза Инги были серо-зелёного оттенка, неоднозначный такой цвет.

– Я заболел мож! – Рем зевнул. Теперь он говорил так же, как Димка, когда не хотел в детский сад, тот же капризный тон и фразы те же. – Я хочу спать! Я устал!.. – Рем коснулся раненной щеки, поморщился, посмотрел Инге в глаза, и уже как-то мягко, словно сам себе, добавил. – У тебя сегодня глаза красивые, вчера чёт стрёмные были, как гирлянда, а теперь красивые.

– Ничего ты и не заболел, иди одевайся, я жду. Я опаздывать не привыкла, тебе тоже не советую. Мы все устали, дорогой, так что, завязывай дурака валять и вести себя как баба в критические дни. А глаза – жуть просто. Уныние. Но в таких условиях содержать линзы нет возможности, скоро и волосы ещё отрастут, буду вообще уродом с этим ужасным серым цветом. – Инга стояла, прислонившись спиной к косяку. – У тебя пять минут, и время пошло. Раз уж мы выжили и бойцы, должны узнать правду!

– Значит брюнетка, класс, на человека похожа будешь, скорее бы отросли! – Мечтательный тон. За минуту парень натянул вещи, провёл рукой по подбородку, и решив, что бриться сегодня не будет, вышел из комнаты. – Правда? Какая ещё правда?

– Ага, серость и невзрачность. – Фыркнула Инга. Ей нравилось быть яркой. – Правда о том, кто и зачем создал эту ложную макадамию, и чего хотел добиться. Неужели тебе всё равно?

– Неплохо бы было, чтоб они все передохли, а кто и зачем – плевать, по сути. Хочу, чтоб всё как раньше, а это невозможно… – Злость в глазах.

– Если мы в сути не разберёмся – ничего не изменим, и они сами собой не передохнут! Только мы передохнем, немногие оставшиеся. Так что, идём! – Отрезала девушка, показывая, что спорить тут лишнее.

– А потом что? Что потом будет, ты думала? Вот мы победили, и?.. Жить на улице…

– Доброе утро! – Игорь привычно улыбался.

– Да с хуя ли оно доброе!? – Оскалился на мужчину паренёк.

– Рем!

– Я хочу увидеть Диму, я хочу…

– Рем, прекрати!

– Я хочу!

– Я не буду тебе это говорить, а ты не веди себя как малолетка, хватит, сам всё знаешь!

– Но может…

– Не может. Личности все устанавливаются, есть приборы, есть базы данных. Всё, хватит, я не виноват, и возиться с тобой не намерен, давай пять кругов по стадиону, а мне надо с Ингой поговорить.

– Но…

– Рем, бегом! Он совсем мальчишка по поведению. – Когда Рем всё же подчинился, быстро сорвавшись с места, Игорь подошёл к Инге. – Вообще, он командам подчиняется, но возмущаться будет, почти постоянно. Ты спрашивай, что тебе интересно!

– Доброе утро! – Улыбнувшись поприветствовала Игоря девушка. Он ей показался более старшим и адекватным. – Сколько лет этому мальчишке? Чего ведёт себя как мудак? Я вот что подумала – надо составить план, распорядок дня, а в свободное время разобраться откуда вообще всё это началось. Вы пытались узнать хоть что-то об этом вирусе? И да, разъясните мне все мои обязанности.

– Двадцать три ему уже, не маленький, но к такой жизни не привычен. Он отлично ладит с этими зверями, заставляй его летать! Распорядок дня у нас есть и чёткий, а вот разбираться нам нельзя в этом, не положено вот, я пытался, попадал в карцер. Есть руководство, они знают всё, и следят, чтоб мы не знали. Хотя, я не такой, как Рем, мне не плевать, хоть и семья моя тоже давно мертва.

Роман твоя главная обязанность сейчас, следи, общайся, не оставляй его, а так – все мы так же тренируемся в первой половине дня, после обеда полёты, потом патрулируем местности группами, кому какая местность выпадет, ну и, по сигналу тревоги спасаем людей от птиц. Я бы научил тебя летать, да нет животных, у нас всего десять птиц, на двести двадцать бойцов, что живут на этой базе. Да, такие базы есть ещё.

– Я не могу смириться с этим, даже если карцер, даже если расстрел. Я хочу понимать с чем мы дело имеем. Этих марионеток миллионы, а нас всего две сотни, да мы сдохнем!

– Тише. – Мысленный ответ. – Я и не намерен смиряться, но ты пойми, надо действовать тихо и умно, а не как Рем капризничать и топать ногами. В моём личном подчинении тридцать человек, десять из них согласны со мной, и мы пытаемся добывать информацию, тайно, не привлекая внимания. А тебе бы стоило подтянуть в наши ряды Рема, иначе, он станет проблемой и всё нам испортит. Он ведь тоже упрям, и довольно смел, безрассуден, теперь и терять ему нечего. – Дальше Игорь перешёл на речь. – Кстати, добывать краску для волос – не проблема вовсе, а вот линзы лучше не носи и правда! – Мягкая улыбка. – Ну что, побегаем? Рем уже выдохся, покажем парню класс, бегать-то умеешь, мелкая?

Так же телепатически девушка ответила:

– Согласись, действовать, когда владеешь мало-мальки информацией, куда проще, чем бездумно убивать. Быть может, есть решение куда более действенное. Но если все так засекречено, боюсь, тут дело в том, что это косяк верхушки, все эти политические игры и уничтожают нас! – Инга улыбнулась, принимая вызов. – Побегаем, я в универе частенько участвовала в спортивных состязаниях. Покажем класс! – Девушка мягко и ловко, начала разминать конечности и тело, подготавливаясь к тренировке.

Рем выдохся быстро, даже не добежав четвёртый круг, он перешёл на шаг, потом сел на лавочку. Благо, Инга и Игорь на него не смотрят, поладили вон! Бежала Инга хорошо, легко, красиво, ей это явно нравилось. Не смотрят! Рем усмехнулся, поставил блок на мысли, по-тихому вышел из зала, сам лично вывел свою птицу из ангара, вскочил на неё, минута – и они исчезли, птица и парень, хотя, по утрам, обычно, не летали.

Глава 4

Время пронеслось незаметно. Размяться было здорово, теперь тело приятно так поднывало. Взгляд… Все были на месте, но вот Рема не было. Она попробовала его позвать мысленно – бесполезно. Блок!

– Игорь, кажется мальчишка сбежал! Чёрт! Я не начальник ни разу, и не воспитатель. Что мне делать с этим мудаком?

– Вот же гад… Да может, в комнате дрыхнет, иди посмотри, я столовую проверю, надеюсь, базу он не покидал. Не знаю, я с ним сам поладить не могу, из тридцати он самый проблемный, а ты за него поручилась, и вот чем тебе помочь… Может, твои родители умеют воспитывать трудных, ты спроси совета! – Нагловатая ухмылка и взгляд в глаза.

– Мои родители от меня-то в шоке… Я сама не подарок, едва восемнадцать стукнуло, сбежала – самостоятельности захотела. Уехала в Германию, на удачу, особо не зная языка, работала нелегально, да не прижилась. Вернулась. А с этим… Ну не знаю. Он спас мою шкуру, нарушая приказ, не могла я допустить, чтобы его в расход. Хотя, дурак и за языком не следит, если не повзрослеет, всё равно долго не протянет. А я ему не мамка. – Инга улыбнулась и отправилась к казармам.

Прошлась по коридорам, зашла в комнату. Пусто. На мысленный зов так и не ответил. Ни с чем девушка так и вернулась к Игорю.

– Нет его в казарме, Игорь. Что ж, пора, видимо, мне под трибунал, я не уследила за бойцом. – Инга всё равно улыбнулась. Падать духом не в её правилах, хотя такое положение радовало мало.

– Подождём, вернётся он может! Отставить панику, и молчи пока. Он взял птицу, а значит, нам его не найти. И если зверя не вернуть, нас с тобой точно расстреляют, птицы нужнее всего и всех, их совсем мало…

Рем летал, он был свободен, небо, ветер, облака!.. Он был почти счастлив. Свобода!..

– Победим – в лётное поступлю! – Короткое мысленное сообщение Инге, и снова блок.

Инга вздрогнула. Безрассудный мальчишка!

– Возвращайся немедленно, или нас обоих расстреляют! – В ответ шепнула Инга, хотя сомневалась, что он услышал, потому что снова была холодная стена. Девушка рухнула на ближайший стул, чувствуя усталость не только физическую.

Смех. Расстреляют, забавно так! Где-то там, чуть ниже, мелькнула ещё одна птица. Удача! Рем направил своего зверя вниз, перепрыгнул на спину нового животного, та брыкалась, вертелась, но скинуть не смогла, умелый наездник точно прирос к зверю, мысленно призывая уступить, и птица подчинилась.

Довольный парень позвал своего зверя, и с двумя животными вернулся в ангар. Новая птица была крупнее, мощнее.

– Эй ты! – Парень полностью снял блоки. – Топай в ангар, у меня для тебя подарок!

Инга была злой. Игорь ушел в наряд, девушка же поплелась в ангар. Хотела было влепить этому полудурку пощечину, но затормозила, увидев птицу.

– Это ещё что за шутки? Ты хоть головой думаешь что творишь? – Накинулась она на парня. – Откуда эта штука?

– Я добыл, сам поймал, подчинил! Это твоя птица, дарю, они о-очень ценятся, знаешь. Даже могу обучить взаимодействию и полёту, шикарная, больше моей!

– Вау, просто вау! Спасибо тебе, но, пожалуйста, впредь, предупреждай. – Восхищённый взгляд. А парень хоть вздорный, но не промах! – Да, я бы с удовольствием научилась! – Ей хотелось погладить, но она боялась птицы.

– Да подойди, не бойся, смотри ей в глаза, она твоя ведь, протяни руку, коснись! – Рем взял ладонь Инги, положил её руку на животное, птица заворчала, но о ладонь потёрлась.

– Принимает, всё, не трусь, не сожрёт!

Инга осторожно коснулась щеки птицы, провела рукой по гладким перышкам и неотрывно смотрела в глаза, пытаясь поговорить с ней мысленно.

– Я назову тебя Кассиопея, как созвездие в небе, потому что ты тоже красивая и яркая девочка. – Инга почему-то была уверена, что перед ней именно самка. Потом посмотрела на Рема, мысленно шепнула: – Спасибо! – И несколько смутилась.

Сейчас Рем касался ей очаровательным, у него была красивая улыбка. Мог ведь быть милым, если б не брыкался. О новой птице следовало доложить Игорю, но Инга медлила, а птица не отходила от неё.

– Смотри, идём, вот стойла, обычно, птиц забирает персонал, их нет сейчас, утром никто не летает, оставь её тут, насыплем зерна, воды, вот, одиннадцать теперь, твоя крупная самая, а ты самая мелкая! – Рем показал девушке язык. – Идём есть, время завтрака, в столовке опоздавших не любят, а я голоден.

– Ой-ей, это ты у нас по-моему самый мелкий! – Инга толкнула Рема плечом. – Ладно, идём, только впредь предупреждай хотя бы меня, вздорный мальчишка. Я за тебя в ответе, да и волновалась, мало ли что случилось. – Инга украдкой взглянула на парня и смутилась. Высокий он такой и совсем свой что ли. Она ведь и правда беспокоилась.

– Договорились, не сбегу, но не надейся сделать меня гладким и пушистым! – Рем обнял девушку за плечи, довольно щурясь, как кот, и, словно бы, греясь.

– Мне лишь нужна помощь, и чтобы ты не подставлялся перед начальством, мне тебя цеплять резона нет. Ты помогаешь мне, я тебе. Идёт? – Девушка не отстранилась, позволила себя обнимать.

– Ну, а мне помощь не нужна, ну в чём ты мне помочь можешь? Я бы, может, и сотрудничал, но ради чего?! – Рем отошёл, снова колючий, мир его рухнул.

– Ну, мало ли в чём потребуется помощь. Думаю, мы могли бы хоть попробовать подружиться. А ради чего жить – мы вместе найдём.

Инге было искренне жаль Рема. Потерять семью, целый мир потерять. Она сама потерялась, но у неё были родители, и желание создать новый мир.

– И тебе правда не плевать? – Рем отстранился, взглянул на Ингу. – Ну если поможешь найти смысл жить… Тогда хорошо, я согласен!

– Мне не плевать. Да и в такой сложной ситуации, стоит держаться друг друга и помогать. Я хочу снова жить понимаешь? – Инга в ответ посмотрела на Рема. В его глазах будто скользнула надежда. Правда, пока девушка совсем не знала, как дать ему эту веру в жизнь и в себя.

Рем кивнул. Пожалуй, это Инге нужна помощь, он спас её. Зачем? Чтобы она жила! А не чтобы её из-за него расстреляли. Ему жить не за чем, а её жизнь ведь только начинается, у неё есть близкие, она хочет их спасти, это естественно.

– Ну да, мы в ответе за тех, кого приручили! – Рем рассмеялся, взъерошил её волосы и ушёл один за самый дальний столик.

Игорь сидел один, увидев приближающуюся Ингу он улыбнулся.

– Ну что, вижу, нашла свою головную боль?

Девушка поставила поднос и села напротив.

– Нашла. Он птицу ещё одну привел, большую, мне подарил. Я вроде даже подружилась с ней. – Инга сложила пальцы.

– Птицу?! Где он взял её? Зверь мог его убить, обычно птиц ловят группами человек в десять, и то, редко эта охота бывает удачной. Значит, птица тебя приняла? Неплохо. Ещё один пилот не помешает. Покажи-ка пойманную? – Мужчина встал и пошёл к ангарам. – Надо ещё придумать, как и где мы её поймали, ведь о побеге Рема узнать не должны.

– Он сбежал, чтобы полетать, ну и, видимо, укротил птицу там. Она самая крупная, он сказал, я хотела было на него наорать, да, ведь он нужное дело сделал. К Рему особый подход нужен. Постараюсь с ним подружиться. – Девушка потупила взгляд. – А что если сказать, что рядом с нашей базой пролетала эта птица, и Рем смог её приручить?

– Я думал о том же – типа, вышел покурить, а там птичка, правда, не курит этот сучёнок! Ладно, разберусь, это за потерю птицы нам бы влетело, а тут, по сути, плевать как её добыли. А Рем, ты нравишься ему, это заметно, не станете вы друзьями!

– Скажи – я вышла покурить, а он меня сопровождал… – Инга вздрогнула. – Ты с чего это взял?

– С чего взял что? Ты разве сама не видишь? Ух, птичка хороша, самка, крупная, но юная, тебя она приняла, это отлично! – Игорь протянул к птице руку, но та вздыбилась вся, и подбежала к Инге, уткнулась носом ей в живот. – Непокорная, как Рем, кажется, кормить и ухаживать самой тебе придётся, покусает она рабочих!

– Рем на меня рычит, что я видеть должна? – Инга погладила животное по пёрышкам. – Это не проблема, она милая. А на птицах я не летала. Знаешь, всё так странно. Апокалипсис. Птицы. Орехи. Ты тоже их ел?

– Да, жена очень полюбила эти чёртовы орешки, ну я и покупал, да сам порой пробовал. Ещё и родителей наших подсадили, возили им, пенсионерам, гостинцы! – Теперь Игорь стал мрачен, тёплые глаза почернели. – Кто только выдумал всю эту дрянь!

– Ты всех потерял, да? – Инга опечалилась. – А птицу зовут Кассиопея. – Поспешила сменить тему девушка, чтобы не трогать больное.

– Всех, жене было двадцать пять, сыну два годика. Мне тридцать два сейчас, а чувство порой, что все шестьдесят! Зовут?! – Игорь рассмеялся. – Забавная ты, никто никогда птиц не называл.

– Ну домашних животных же называют. А птицы тоже разумные существа, они понимают телепатическое общение. – Инга скормила своей птице кусок хлеба прямо с руки.

– Называют, даже самолёты называют и корабли. Просто, этих созданий никто не любит, хотя, птицы ведь ни при чём, во всём виноваты сами люди, всегда, во всём…

– Вы не любите их, они чувствуют это, и потому не подпускают. Мне кажется, их создали в лабораториях, в природе таких птиц нет и не было. – Потом девушка вновь перешла на мысленную связь. – Но вообще, просто необходимо узнать источник всего этого. Кто и зачем это сделал… Может, даже сами птицы подскажут?

– Мы пробовали говорить с птичками, – так же мысленно ответил Игорь – но они, увы, молчат!

– Я попробую с Касей пообщаться, – девушка любовно гладила холку своей птицы – а ты попробуй устроить вылазку в архив. Если сейчас накрылись технологии, то мы сможем обойти охрану!

– И что, нравится тебе Игорёк? – В глазах Рема плясали бесенята. Они шли вновь пообщаться со старшими, теперь по поводу птицы. Их версию случившегося Рему изложили, но Игорь очень боялся, что паренёк и на этот раз что-нибудь выкинет.

– Он толковый мужик, симпатичный. Клевый, да. Ревнуешь?

– Нет, меня парни не интересуют, так что, забирай себе! – Довольный оскал.

И опять эти угрюмые мудаки, такие скучные – жуть, ещё скучнее, чем Игорь.

– В общем, я вышел на улицу поссать! – Бодро начал Рем. Члены комиссии оживились, Игорь чем-то поперхнулся и закашлялся.

– Что, простите? – Светловолосый мужчина удивлённо поднял бровь.

– Поссать, говорю, пошёл, только в кусты, а тут птица!

– Простите, но здесь есть высокотехнологичные туалеты, или я чего-то не понимаю?..

– Ну конечно не понимаете, это же такой кайф утром на рассвете выйти на природу, птички поют, солнышко светит, природа, кустики эти, и вот вы идёте к кустам…

– Достаточно, я понял, дальше.

– Дальше, главное, против ветра не становиться, а не то…

Самый пожилой мужчина из комиссии рассмеялся в голос, Игорь покрылся красными пятнами.

– Про птицу, пожалуйста!

– А, птица. Ягоды она рвала на кустах этих, я подкрался и запрыгнул на неё, брыкалась она знатно, полетали мы, я чуть прям в небе не обоссался, ведь не успел же, птицу ловил, но она сдалась в итоге.

– Ясно. В общем и целом, поразительно!

– Если и дальше будет тот же результат, можете, простите, ссать исключительно в кустах! – Подвёл итог один из мужчин.

Рем вытянулся по струнке и с самым довольным видом заявил:

– Так точно, обязуюсь ссать исключительно в кустах!

Игорь фыркнул, и вышел за дверь. Радовало лишь одно – этому идиоту вполне поверили, или же, не захотели разбираться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю