332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лорен Сент-Джон » Белый жираф » Текст книги (страница 2)
Белый жираф
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:15

Текст книги "Белый жираф"


Автор книги: Лорен Сент-Джон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 9 страниц)

• 4 •

Название «Савубона», как объяснил Тендаи, означало приветствие на языке зулусов. Тендаи и сам был из племени зулусов. Из Кейптауна они выехали по прибрежному шоссе, пролетев на мощном джипе мимо ряда удивительно красивых бухт и пляжей. Под ослепительным небом океан казался сине-зеленым. Некоторые пляжи были совсем дикими, деревья там доходили почти до самой воды. Другие пляжи покрывали зонтики всех цветов радуги, а на гребнях волн на разноцветных досках катались серферы. И над всем этим возвышалась огромная серая гора с плоской вершиной, по вполне очевидной причине получившая название Столовой горы.

Через час джип стал удаляться от побережья, и Мартина поразилась скорости, с которой райская цветущая природа прибрежной зоны сменилась той Африкой, которую она привыкла видеть на фотографиях. Равнины, покрытые пожелтевшей под раскаленным солнцем травой, были утыканы кривыми колючими деревьями. Пустая дорога, казалось, уходила прямо в вечность. Мартина опустила стекло, и в машину ворвался сухой, дикий запах саванны.

Тендаи всю дорогу говорил о Савубоне. Заповедник, как оказалось, был предназначен не для сафари, а для сохранения дикой природы. Одной из обязанностей Тендаи был контроль за увеличением популяции животных в заповеднике. Четверть животных, населявших Савубону, родились здесь, а остальные были спасены в других местах и доставлены в заповедник. Их привозили из закрывшихся зоопарков, районов сафари и регионов лесных пожаров. Были здесь и жертвы незаконной охоты.

– За двадцать лет, – рассказывал Тендаи, – я не знаю ни одного случая, чтобы Генри Томас, твой дедушка, отказался принять хотя бы одного зверька. Все находили здесь новый дом.

Это было первое упрминание о дедушке, и Мартина вся превратилась в слух. Но она не была готова к тому, что последовало дальше.

– Не могу себе простить, мисс Мартина, что меня не было с ним в ночь, когда он погиб.

У Мартины и так уже кружилась голова от перелета, голода и массы новых впечатлений, поэтому ей потребовалось время, чтобы осмыслить сказанное. Тендаи, конечно же, не подозревал, что она не знала даже о том, что у нее вообще был дедушка, не говоря уж об обстоятельствах его гибели.

Мартина тихо произнесла:

– Не могли бы вы рассказать мне, что случилось?

Тендаи сильнее сжал руль.

– Я попробую.

Оказалось, что со дня гибели дедушки прошло уже почти два года, но трагические обстоятельства до сих оставались тайной. По версии полиции, Генри наткнулся на банду браконьеров, пытавшихся убить пару жирафов ради охотничьих трофеев. Началась драка. Генри был смертельно ранен, один из жирафов погиб. В тот день Тендаи гостил у родственников на севере страны.

– В деревне, где я жил, не было телефона, – продолжал Тендаи, – поэтому я узнал обо всем только по возвращении. Но было уже слишком поздно. Летом зулусы просят Повелительницу Дождей благословить их посевы дождем, но в тот раз она слишком увлеклась. Дождь лил, не переставая. Полиция исколесила весь заповедник в поисках убийц, но за два дня гроза смыла все следы. На третий день, когда я вернулся, поиски все еще не дали никаких результатов. Никого из браконьеров не арестовали. До сих пор не ясно, было ли это преднамеренным убийством, или Генри случайно получил ранение в схватке. Но самое непонятное, почему браконьеры бросили жирафа, за которым пришли?

– А полиция пыталась найти ответы? – обеспокоенно спросила Мартина. Было очень грустно слышать о гибели дедушки, но еще страшнее – знать, что по заповеднику, который должен стать ее новым домом, разгуливают убийцы.

– Эти обезьяны? Да они ни на что не способны! Не волнуйся, малышка, даже пауки оставляют следы. На это могут уйти годы, но мы обязательно найдем убийц. Немного терпения! Возможно, они сами нас найдут.

Лицо зулуса потемнело, и он вздрогнул, испугавшись, что рассказал Мартине больше, чем следовало, а ведь они только познакомились.

Тендаи тут же расплылся в своей удивительной улыбке.

– У твоего дедушки было сердце воина, – сказал он Мартине. – Он был лучшимсмотрителем заповедника. Номером Один.

Мартина почувствовала огромное уважение к деду, которого никогда не знала. Похоже, он был замечательным человеком. Новым смотрителем – рейнджером стал молодой человек по имени Алекс дю При. Что-то в голосе Тендаи подсказало Мартине, что мистер дю При не входит в число лучших друзей зулуса.

Они проехали деревню – дома с соломенными крышами, кривые заборы, цветущие подсолнухи. На поле группа детей играла в футбол. Джип сбавил скорость и свернул на тропинку, над которой склонились банановые пальмы. Тропа упиралась в бледно-зеленый дом со стальной крышей. На стене висела реклама кока-колы. У двери кудахтали три курицы.

Мартина выбралась из джипа.

– Это дом моей бабушки? – воскликнула она, не в силах скрыть свое удивление.

Она не знала, чего ожидала, но точно не этого.

– Нет, дочка, Тендаи привез тебя, чтобы познакомить со мной. – Мартина обернулась и увидела огромных размеров босую женщину, ковыляющую по траве. На ней было традиционное африканское платье, сочетающее бананово-желтый и ярко-красный цвета. – Я говорила ему, что ты проголодаешься, – продолжила женщина голосом теплым, как парное молоко, – и вижу, что была права. Ты только посмотри на себя, дочка, кожа да кости.

– Мисс Мартина, познакомьтесь с моей тетушкой, мисс Грейс, – с гордостью сказал Тендаи. – С лучшей поварихой в мире.

Вслед за Грейс они вошли в зеленый домик. Мартина подумала, что бабушка вряд ли знает об этой незапланированной остановке, но девочке слишком сильно хотелось есть, поэтому она не стала возражать и высказывать свои сомнения. С кухни доносились просто божественные запахи.

Мартина и Тендаи удобно устроились на деревянных стульях ручной работы в простой, но уютной столовой Грейс. Пол покрывал тканый ковер, а единственным украшением стен был старый календарь с изображением тропического острова.

Через несколько минут из кухни вышла мисс Грейс. В руках у нее были две огромные тарелки с омлетом из свежих яиц с грибами, хрустящим беконом и помидорами. Мартина молча наслаждалась каждым кусочком. Наевшись, она радостно согласилась с Тендаи: Грейс была лучшейповарихой в мире.

Девочка повернулась к Грейс, чтобы поблагодарить за угощение, и обнаружила, что та внимательно рассматривает гостью.

– Она так похожа на Веронику, – сказала Грейс Тендаи.

Мартина подскочила, словно от удара током.

– Вы знали мою маму? – воскликнула она.

– Тетя! – Тендаи вскочил на ноги. – Я же просил ничего не говорить!

– Тихо, мальчик, – приказала Грейс. – В Савубоне стало слишком много секретов. Дитя имеет право знать правду.

– Какую правду? – Мартина сгорала от любопытства.

– Мисс Мартина, – перебил Тендаи, – к сожалению, нам пора.

– Но...

– Пожалуйста!

Мартина переводила взгляд с Тендаи на Гейс. Голова готова была взорваться от вопросов, которые Мартине, возможно, не позволят задать. Тендаи двинулся к джипу. Мартина с неохотой поплелась за ним, но Грейс схватила ее за руку.

– Подожди, – прошептала она. Она положила ладонь на лоб Мартины, и девочка ощутила, как сквозь тело прошел разряд тока. Глаза Грейс расширились от удивления. – У тебя дар, дочка. Такой же, как у твоего деда.

– Какой дар? – тоже шепотом спросила Мартина.

Но Грейс только покачала головой:

– Будь очень осторожна. Дар может быть и благословением, и проклятием. Не принимай опрометчивых решений.

• 5 •

Тендаи завел мотор. Как только Мартина уселась на сиденье, он нажал на газ, и они быстро свернули с грунтовой тропы на главную дорогу. Над шоссе дрожащим водянистым облаком висело марево.

Тендаи был взволнован.

– Простите, мисс Мартина. Мне не стоило привозить вас сюда. Очень прошу вас, не упоминайте об этом визите при вашей бабушке.

Мартина почти не слушала его. Ее лоб все еще покалывало после прикосновения Грейс, а мысли ураганом уносили ее в прошлое. Мартина пыталась вспомнить хоть что-нибудь, что помогло бы как-то объяснить произошедшее.

– Но почему Грейс упомянула о моей маме? Онажила в Савубоне?

– Пожалуйста, – взмолился Тендаи. – Спросите об этом свою бабушку.

Несколько минут они ехали молча, а затем зулус свернул к песчаной дороге, огороженной высоким забором с колючей проволокой. Над въездом на двух высоких белых столбах красовалась огромная деревянная табличка с черной надписью: «Заповедник Савубона».

Джип остановился, и Тендаи указал на окно:

– Видите буйволов?

Мартина с трудом вернулась к действительности. Солнце слепило глаза, и она не видела ничего, кроме бесконечных деревьев, пыльных кустов и травы, сгорающей под невероятной синевы небом. На горизонте виднелась горная цепь. А над деревьями лениво кружил черный орел.

– Нет, – вздохнула она. – Не вижу.

– Смотрите не поверхдеревьев, а вглубь, – сказал Тендаи.

Присмотревшись, Мартина увидела могучие черные спины буйволов. Девочку поразили кривые рога и большие головы, мелькавшие среди деревьев.

А потом она увидела слона. Он стоял под деревом с зонтичной кроной, изогнутые бивни и серый хобот практически сливались с ветвями. И буйволы, и слон казались такими же древними, как сама земля. Но даже с расстояния нескольких десятков метров чувствовалась их смертоносная мощь.

Мартина не сводила со слона глаз. Ее захлестывали впечатления. Слишком много всего произошло с тех пор, как она покинула аэропорт.

– Ух ты! – наконец воскликнула она. – Он такой огромный и такой... такой неподвижный. Я раньше диких животных только по телевизору видела. А кто еще здесь есть?

– Еще двенадцать слонов, – с гордостью ответил Тендаи, – восемь страусов, сто пятьдесят газелей, десять антилоп-гну, восемнадцать винторогих антилоп-куду, двадцать зебр, шесть львов, четыре леопарда, семь бородавочников, два стада бабуинов и... – Он замолчал. – И все.

– И кто еще? Вы хотели что-то добавить.

– Нет, ничего, – ответил Тендаи. – У местных племен есть поверье, что однажды в Савубоне появится белый жираф. В Африке существует легенда о ребенке, который обладает властью над всеми животными, и ребенок этот будет ездить на белом жирафе. Но это всего лишь миф. В Савубоне и обычных-то жирафов уже почти два года нет, но ко мне постоянно приходят люди, уверяющие, что видели белого жирафа. Индейцы говорят, что цвет у него, как у снежного барса. Если это правда, жираф будет одним из редчайших животных на планете. Хотя пока нет никаких доказательств его существования. Я провожу в заповеднике дни напролет и до сих пор не видел его.

У Мартины возникло странное чувство – словно этот разговор уже был, только в какой-то другой жизни.

– Но выверите в его существование? – с любопытством спросила она.

Тендаи пожал плечами:

– Время от времени я нахожу следы, но они никуда не ведут. Я иду по ним пару сотен метров, а потом они словно растворяются в воздухе.

– Значит, это можетбыть правдой!

Зулус улыбнулся:

– Малышка, следы не всегда оставляет тот, за кем ты следуешь. В древности индейцы привязывали к ногам шкуру с лап животных, чтобы уводить других охотников в сторону. А твоя бабушка рассказывала, что в горах Азии люди даже пытались подделывать следы снежного человека. Вполне возможно, здесь происходит то же самое! – Тендаи внимательно посмотрел на Мартину. – Если белый жираф и существует, – добавил он, – то он ужасно пугливый.

Подвеска громыхнула, когда машина свернула на песчаную дорогу. Подъехав к высоким стальным воротам, Тендаи вылез из машины и распахнул их. За воротами оказались подъездная дорога, окруженная с обеих сторон огромными красными и оранжевыми цветами, и аккуратный луг перед белым домом с соломенной крышей. Мартина сжалась. Через несколько минут она познакомится со своей бабушкой. Обрадуется ли ей Гвин Томас? Добрая ли она? Научится ли она любить Мартину, даже если не рада ее приезду? Что, если нет? Что тогда?

• 6 •

Дверь белого домика распахнулась, и оттуда вышла высокая стройная женщина лет шестидесяти с небольшим, одетая в джинсы и футболку. Волосы Гвин были собраны в хвост. Мартина пыталась свыкнуться с тем, что ее бабушка носит джинсы, но тут Гвин Томас подошла к ней и без всякого приветствия взяла лицо внучки в свои руки. На таком близком расстоянии Мартина заметила, что волосы Гвин тронуты сединой, а на загорелой коже лица прячется миллион небольших морщинок. Бабушка молча смотрела на Мартину с непередаваемым выражением лица.

– Ты так выросла. – Вот все, что она сказала. Гвин повернулась к Тендаи: – Вы опоздали, друг мой. Ты ведь не заезжал к этой сумасшедшей старой колдунье?

Мартина с удивлением поняла, что бабушка говорит о Грейс.

– Мы заблудились, бабушка, – ответила она вместо зулуса. – Зато мы прокатились по всему Кейптауну. Я смогла осмотреть этот замечательный город!

Гвин строго посмотрела на нее:

– В этом доме принято говорить только тогда, когда к тебе обращаются.

С этими словами она резко повернулась и исчезла в доме.

Тендаи пошел следом с чемоданом Мартины в руке. Уходя, он даже не посмотрел на девочку.

Мартина поспешила за ним, ее сердце бешено колотилось. На первой ступеньке крыльца удобно устроился большой рыжий кот. Он внимательно разглядывал гостью.

– Да-а, это будет нечто, – пробормотала Мартина себе под нос. А рыжий кот в это время сонно зевнул, лег на бок и закрыл глаза.

В дверях возник Тендаи.

– Бабушка ждет тебя, – сказал он застывшей на крыльце девочке.

Тендаи ушел, и Мартина почувствовала себя ужасно одиноко. Она вошла в дом и осмотрелась. Внутри было прохладно и тихо. На полу из полированного камня стояли очень удобные на вид кожаные кресла. Еще один кот, на этот раз черный с белыми полосками, свернулся клубком на крышке старого пианино. Стены украшали написанные маслом картины с изображением слонов и других животных. Деревянные балки вместо потолка и соломенная крыша придавали дому ощущение простора и покоя.

Гвин вышла из кухни со стаканом молока и тарелкой с сэндвичами в руках. Знаком она приказала Мартине сесть за обеденный стол. Мартина ненавидела сэндвичи с яйцом и к тому же еще не успела проголодаться после восхитительной стряпни Грейс, но отказаться не решилась. Она принялась ковырять хлеб.

– Газировки у меня нет, – сказала ее бабушка. – Я ее не признаю. – Гвин стояла во главе стола, словно лев, ее синие глаза буквально сверлили Мартину.

– Понятно, – тихо ответила Мартина.

– Тебе придется четко усвоить правила этого дома. Пожалуйста, не трогай ничего, что не принадлежит тебе, в том числе пианино. Никакой беготни, никаких криков, ругани и жалоб. Телевизора у меня нет. В Кейптаун я езжу дважды в год, так что на шопинг не рассчитывай.

Никакого фаст-фуда. Все овощи мы выращиваем сами. Ты должна аккуратно застилать свою постель и помогать по хозяйству. Я не терплю лени. Вопросы есть?

– А дышать я могу? – поинтересовалась Мартина.

– Не сметь отвечать вопросом на вопрос! – прогрохотала в ответ бабушка.

Мартина вжалась в стул.

– Давай сюда тарелку, – приказала Гвин. – Я должна была догадаться, что эта безумная старуха накормит тебя. Значит, эти сэндвичи будут твоим ужином. Не терплю, когда что-то пропадает зря.

Дальше становилось только хуже. После долгого перелета и всех утренних приключений у Мартины кружилась голова и немного хотелось плакать, но бабушка настояла, чтобы после душа Мартина съездила с ней в ближайший крошечный городок под названием Грозовой Перекресток за школьной формой и парой коричневых туфель на шнурках. Мартине купили две белые блузки, две темно-синие юбки, пыльник, свитер с вышитой кошкой и серый галстук. Девочка с ужасом узнала, что в школу она отправится уже завтра. Ей не дадут и дня на то, чтобы свыкнуться с новым миром!

– Для этого будет полно времени, – заявила бабушка. – Ты и так уже пропустила слишком много.

Но, как будто этого было недостаточно, после ужина (слава богу, обошлось без сэндвичей с яйцом) Мартина несла посуду на кухню, поскользнулась на полированном полу и разбила любимую бабушкину чашку. Чашка разлетелась на тысячу осколков.

– Боже, о чем только думалаВероника? – воскликнула Гвин. – Я знала, что так и будет. Ну, как я могу присматривать за ребенком?

Она не позволила Мартине помочь с уборкой. Девочка тихо поднялась в свою комнату. По лицу струились слезы. Мартина чувствовала себя вконец измученной. Она очутилась в темной, незнакомой Африке без родителей, без друзей, с одной только бабушкой, которая на дух ее не переносила. Честное слово, хуже просто некуда.

Единственным ее утешением был сам заповедник. Она уже успела его полюбить. Когда они возвращались из магазинов, заходящее солнце окрасило все вокруг в удивительные тона, а у озера рядом с домом их ожидало несколько антилоп. Мартине удалось ненадолго вырваться из-под присмотра бабушки, и она смогла немного обследовать сад и понаблюдать за антилопами через просветы в высокой ограде.

Еще вчера Мартина была в серой, туманной, холодной Англии и вот сейчас, всего день спустя, сидела под медным небом, украшенным пурпурным закатом, а теплое африканское солнце согревало кожу. Молодые антилопы носились по саванне, смешно поднимая ноги, словно преодолевали мини-барьеры, а цесарки, сидевшие раньше на обочине дороги с видом настоящих цариц, теперь плакали где-то в кронах деревьев. Мартина растянулась на траве и глубоко вдохнула насыщенный запахами воздух африканского вечера – костры, на которых готовилась пища, дикие животные, разноцветные растения и природа в покое. Мартина никогда в жизни не ощущала ничего подобного.

Ее спальня тоже оказалась необычной. Комната размещалась на чердаке, окно было вырезано прямо в крыше. Несмотря на небольшие размеры, у этой комнатки было свое очарование. На одной стене висела книжная полка с книгами о животных и об Африке, у другой стояла кровать со снежно-белыми простынями, вышитым одеялом и большими мягкими подушками. Но лучше всего был вид из окна – черный в ночи пруд, окруженный колючим кустарником. Тендаи сказал Мартине, что жизнь здесь кипит на рассвете и на закате.

Пора было ложиться спать. Когда Мартина забралась в кровать, матрас прогнулся под ее весом. Интересно, мама действительно когда-то жила в Савубоне? Мартине стало легче от мысли, что когда-то эта комната принадлежала маме. Она могла читать эти книги и спать под этим одеялом. Но почему мама никогда не рассказывала Мартине об этом месте?

Девочка настолько устала, что с трудом натянула пижаму. Наконец она влезла под одеяло. В голове вихрем проносились все впечатления дня. Последним, о чем Мартина подумала перед сном, был белый жираф.

• 7 •

На следующее утро Мартина проснулась с настроением, какое бывает перед походом к стоматологу. Она долго лежала с закрытыми глазами – так ей казалось, что все произошедшие было всего лишь сном. Ее дом не сгорел, мама с папой не погибли, и ее не отослали в африканскую глушь к злой незнакомке. Наконец Мартине пришлось открыть глаза – перед ней было бескрайнее синее небо. Часы на тумбочке показывали 6.05. Птица с оранжевой грудкой села на раму окна и запела счастливую песню.

Приподнявшись на локте, Мартина посмотрела на заповедник. Озеро затянул утренний туман, сверху позолоченный солнцем. По берегу бродили слоны, набирая в хоботы воду и поливая друг друга. Рядом паслись зебры. Мартина удивленно потрясла головой. Увиденное не могло полностью рассеять мрак в душе, но определенно принесло некоторое облегчение.

Вот только вниз Мартина все равно спускалась на ватных ногах. Бабушка сидела за кухонным столом, держа в руке кофейную чашку. Когда Мартина вошла, она быстро встала и сказала:

– Доброе утро, Мартина. Надеюсь, ты хорошо спала. – Ее голос дрожал, она заметно нервничала. Прежде чем Мартина успела что-то ответить, Гвин продолжила: – В кастрюле вареные яйца, хлеб в тостере, все остальное найдешь на столе. Я оставила на кухне коробку для завтраков. Можешь сорвать в саду персиков, взять сыр и сэндвичи с ветчиной. Мне нужно покормить слоненка, но к семи тридцати я вернусь и отвезу тебя в школу.

Мартина хотела поблагодарить бабушку, но та уже распахнула дверь на улицу, и в дом ворвалась волна прохладного воздуха. Что ж, особой вежливости в этом доме ждать не придется.

Неприятное «стоматологическое» ощущение вернулось во время пятнадцатиминутной дороги до школы, большую часть которой Мартина ерзала на сиденье и гадала, о чем говорить с бабушкой. Их автомобиль въехал в ворота средней школы Каракал. Мартина увидела здоровых, счастливых детей, которым предстояло стать ее одноклассниками. Ребята были загорелыми, их кожа отливала всевозможными оттенками меда, капучино и шоколада. Мартина разительно отличалась от них своей бледностью. Бабушка оставила Мартину у кабинета директора, бросив на прощание резкое, но прозвучавшее довольно дружелюбно: «Удачного дня! Тендаи или я заберем тебя в четыре».

– Сейчас иду, – ответил голос, когда Мартина постучала.

Ее старая школа, Бодли Брук, больше напоминала каменную тюрьму с прямоугольной игровой площадкой и выкрашенными в тусклый серый цвет коридорами. Стены всех туалетов украшали граффити. А эта школа была совсем не похожа на школу. Она больше напоминала симпатичный летний лагерь. На яркой зеленой траве среди деревьев с изумрудными кронами стояли небольшие строения из сверкающего на солнце каштана. За оградой виднелся бассейн с прозрачной водой.

– Рот уже можно закрыть. Уроки у нас такие же скучные, как и в Англии. Решающие сражения, древние короли, пунктуация!

Видимо, на лице Мартины отразились все переживаемые ею эмоции, потому что появившаяся в дверях женщина с прической Клеопатры и деревянными сережками в форме попугаев мягко улыбнулась и втащила ее в комнату со словами:

– Шучу. Уроки у нас, конечно же, очень интересные. Я – Элейн Ратмор, директор, а ты, должно быть, Мартина?

Длинное пурпурное платье смотрелось на ней очень элегантно. Интересно, все женщины в Африке носят одежду таких удивительных цветов и обожают поболтать или Мартина по чистой случайности встретила сразу двух?

Миссис Ратмор усадила ее на стул и, словно прочитав мысли Мартины, сказала:

– Теперь ты действительно можешь закрыть рот.

Мартине сразу же понравилось ее чувство юмора. Директриса объяснила, что, невзирая на необычный вид, Каракал – обыкновенная средняя школа, но здесь очень заботятся об окружающей среде. Все здания отапливаются солнечной энергией, большинство школьных проектов связано с заповедником, а в столовой подают только экологически чистую пищу. Они вместе прошлись по списку школьных правил, и миссис Ратмор дала Мартине расписание занятий. Затем они отправились осматривать территорию. Стало понятно, в Каракале, помимо заботы об окружающей среде, огромное внимание уделялось и спорту. Эта школа подарила стране множество чемпионов. Здесь было специальное помещение для тренировок альпинистов и несколько футбольных полей.

– Мы обязательно выясним, какой вид спорта тебе больше всего подходит, – пообещала миссис Ратмор.

Мартина, давно смирившаяся с отсутствием даже малейшего намека на спортивные способности, вдруг вспомнила о словах Грейс: « У тебя дар, такой же, как у твоего деда», О каком даре она говорила? Наука, математика, искусство? Может, музыка? Или что-то, что Мартина и вообразить не может? « Будь осторожна, – предупредила ее Грейс. – Дар может быть как благословением, так и проклятием. Не принимай опрометчивых решений».

Для какого дара нужно подобное предупреждение?

– Люси ван Хеерден – одна из самых талантливых наших учениц, – говорила миссис Ратмор. – Люси будет учиться вместе с тобой, Мартина, в классе мисс Фолкнер. Мартина? Мы еще не усыпили тебя?

Мартина заморгала.

Ей протягивала руку симпатичная элегантная блондинка. Мартина пожала холодную, как лед, руку. Судя по карамельному загару Люси, каждую свободную минуту она каталась на серф-борде или проводила время на местных пляжах.

Миссис Ратмор попросила Люси взять Мартину под свое крыло и оказать самый теплый «каракалский прием» и удалилась, оставив новенькую в компании шикарной одноклассницы.

– Боже, да ты совсем белая! – воскликнула Люси, как только директриса скрылась из вида. – Ты откуда? Из Исландии?

– Из Англии, – пробормотала Мартина. Если до этого ей было просто неуютно и неловко, то сейчас стало в сто раз хуже.

Люси хихикнула.

– Ладно, – сказала она, дружески похлопав Мартину по плечу, отчего та чуть не упала. – Пошли, мы опаздываем к мисс Фолкнер. На перемене я познакомлю тебя с остальной компанией.

К обеду Мартина узнала, что компания, о которой говорила Люси, называется «Банда Пяти Звезд» и состоит из самых популярных ребят. Помимо Люси, в нее входили ее брат Люк, блондин с такой же карамельной кожей, Скотт Хендерсон, которого каждое утро привозили в школу на красном «Ламборжини», капитан школьной команды регбистов Питер Буккер и черный парнишка по имени Корса Вашингтон, сын мэра. У всех были самые модные принески, а форму ребята носили так, словно это были шикарные дизайнерские костюмы. Эти мальчишки и Люси были идолами для большинства учеников. Мартина заметила, что остальные моментально исполняют все их желания. Даже учителя относились к «Банде Пяти Звезд» с особым вниманием.

Ребята показались Мартине вполне приятными, они делали все, что было в их силах, чтобы новенькая поскорее освоилась в школе. Мартина ела сыр и сэндвичи с ветчиной, наслаждалась солнцем, улыбалась, кивала и думала: почему в таком красивом месте, в окружении таких милых и приветливых ребят она чувствует себя самым одиноким человеком на планете? На Мартину нахлынули те же чувства, что мучили ее в Бодли Брук. И дело не в том, что ей было не по себе или она очень стеснялась. Мартина просто не вписывалась. Опять не вписывалась. Все, о чем здесь разговаривали – серфинг, лак для волос, поп-музыка, – не интересовало Мартину. А что ее интересовало? Мартина не знала. Чтение, наверное. И белый жираф. Ее очень, очень интересовал белый жираф.

И тут, думая о жирафе, Мартина заметила худенького мальчика, одиноко сидевшего под деревом на некотором расстоянии от нее.

– А, он, – безучастным голосом ответила Люси, когда Мартина спросила ее об этом мальчике. Люси поморщилась. – Он или глухой, или тупой, или все вместе. С ним невозможно разговаривать.

За несколько последующих дней Мартина узнала, что мальчика зовут Бен, его отец – зулус, а мать – азиатка, танцовщица из Индии. Это ее еще больше заинтриговало.

Несмотря на свою худобу и маленький рост, Бен был далеко не слабым. Его коричневые руки и ноги были очень мускулистыми. Просто большинство ребят это совершенно не интересовало. Его просто отвергли. Почти никто с ним не разговаривал. Возможно, потому, что за три года в школе Бен не произнес ни слова. Учителя давно решили, что мальчик немой, на их вопросы он отвечал письменно и был одним из лучших учеников в классе, но для «Банды Пяти Звезд», клявшихся, что они слышали, как Бен разговаривал с отцом в парке, он был одновременно источником раздражения и развлечений. На большой перемене он всегда брал свой рюкзак и исчезал за футбольным полем. Там садился под деревом и читал книгу. Его прозвали «Будда Бен» за привычку курить фимиам и за то, что он никогда не злился, если кто-нибудь крал его книгу или заставлял делать за себя домашнюю работу.

Мартину очень расстраивало, что ребята так жестоки с ним. Она твердо решила подружиться с Беном, но, когда собралась подойти к нему, Люси окликнула ее и спросила о планах на обед. У Мартины не хватило смелости признаться, что она шла к «дурачку Бену», как называла его Люси. На следующий день Мартина отложила знакомство по какой-то другой причине, а через некоторое время вообще забыла о существовании Бена.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю