332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Лилия Фандеева » Куда приводит судьба » Текст книги (страница 3)
Куда приводит судьба
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 12:02

Текст книги "Куда приводит судьба"


Автор книги: Лилия Фандеева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

– Я очень скучаю по маме, а папа этого не понимает, – грустно сказал Максим. – Он или молчит, или кричит. Теперь и дедушка заболел. Как ты думаешь, он поправится?

– Я по своей маме тоже очень скучаю. Мама в любом возрасте нужна. Я с ней ссорилась, грубила, а когда её не стало – мир стал другим. У тебя есть папа, а у меня и его нет. Вернее они есть, но одному я не нужна, а второй и не думает меня искать.

– Два папы не бывает, – возразил Максим.

– Как не бывает? У тебя не было папы кроме Антона?

– Я забыл. Они с мамой и бабушкой разбились.

– Ты не сердись на отца. Ему трудно привыкнуть к тому, что ты с ним не только в выходные, а тебе трудно привыкнуть к тому, что кроме него у тебя нет ближе человека. Знаешь, тебе нужно обязательно пойти в детский сад. Ты взрослый, зачем тебе няня? В саду твои ровесники и с ними гораздо интереснее. Научишься читать – тебе через год в школу, найдёшь друзей. А дедушка твой обязательно поправится. Ему нужно время. Попробуй подружиться с папой и ничего не бойся.

Ужиная, Максим засыпал за столом, а когда Антон перенёс его на кровать, он испугано открыл глаза.

– Ксюша, пожалуйста, не уходи. Посиди со мной, – попросил он и заплакал.

– Засыпай, а я буду рядом, – ответила она, посмотрев с укором на Антона. – И что мне прикажите делать?

– Ты меня боишься? Я могу уйти, а ты пригласи свою подругу. Она может расположиться в гостиной. В шкафу найдёте всё необходимое. Завтра отвезу вас на занятия, заеду на работу и займусь детским садом.

– Хорошо. Идите. Вам тоже нужен отдых, – иронично сказала Ксения и позвонила Кате. – Если хочешь принять горячую ванну – приезжай, – сообщила она подруге и назвала адрес.

– Ксюша, я тебя не понимаю. Зачем ты ввязалась во всё это? Антон не подумал без твоей подсказки о детском саде? Глупость! Мальчишка ходил в детский сад, и это первое, что он должен был сделать, – возмущалась Катерина, выслушав подругу. – Квартира у него хорошая, и получает он нормально, раз у него такие продукты в холодильнике, о которых я слышала, но никогда не видела. У меня вопрос: что ему нужно от тебя? Богатых родственников у тебя нет, ты бесприданница. Любовью с первого взгляда не пахнет. Что его могло заинтересовать? Ты согласна работать у него няней для сына или помощницей по хозяйству?

– Кать, не ломай голову. Включи лучше чайник и подумай, когда нам завтра выехать, чтобы успеть переодеться до занятий, – она вздохнула. – Мне ещё ничего не предлагали. Так вышло, что я не могла не остаться. Ты понятия не имеешь, что значит остаться одной и никому ненужной. Это так больно. Отцу и бабушке я стала чужой, маме, в погоне за призрачным счастьем, было не до меня. А я? Чем я заслужила, что в тринадцать лет обо мне «забыли», хотя и были рядом. Мне до слёз жаль его. Мал он для таких потрясений. Я боюсь представить, что творится в душе этого ребёнка. Ему нужна любовь и забота, чтобы он чувствовал, что не один на земле. Мы с мамой до трагедии не особо ладили, но мне было шестнадцать, и у меня был Митя, а этому шести нет и он один. Понимаешь? Один.

– Я что, совсем дура? Ты подумай о том, что будет с ним, если ты привяжешь его к себе, а потом бросишь? Знаешь, к хорошему быстро привыкаешь, а он ребёнок, ему всего не объяснишь. Нельзя быть для всех чужих хорошей. Ты весь мир не сможешь сделать счастливым, не будь идеалисткой.

– Меня весь мир и не интересует. Максим ребёнок. Я буду очень стараться и попытаюсь сделать счастливым хотя бы его. Не нужно навешивать на меня ярлыки, я знаю, что это трудно понять, но ты постарайся.

– Я знаю, что ты упёртая. Флаг тебе в руки, а я пью чай с плюшками и иду спать. Завтрак на троих за тобой. Спокойной ночи.

Прошли две недели. Антон устроил Максима в детский сад. Ксении удалось уговорить мальчика, что они встречаются раз в неделю в выходной, но каждый вечер она звонит по телефону, а он рассказывает как прошёл день. Она решила поговорить с Борисом Владимировичем и выяснить хоть что-то об Антоне.

– Борис Владимирович, что вы знаете об Антоне? Мне нужно знать о нём хоть что-нибудь, может тогда я смогу понять его интерес к себе.

– Что ты хочешь о нём узнать?

– Всё! Когда женился? Почему развёлся? Что у него за бизнес?

– У него бизнес? У него нет даже своей фамилии. Его фамилия Иванов. Бизнес принадлежит его тестю, а фамилию взял Ольгину при регистрации брака. Я не знаю причину развода, а вот то, что Антон не тянет и близко на бизнесмена, знаю. Мы учились вместе три курса, потом он перешёл на заочное обучение. Как исполнитель он хорош, но не более того. Я не берусь даже прогнозировать, что он наруководит в отсутствии Каменского. Есть два сорта людей: те, которые хотят и делают деньги и те, которые не умеют делать, а хотят жить на широкую ногу. Антон из числа вторых. Что касается тебя, Ксения Сергеевна, не могу знать. Давай исходить из симпатии его сына к тебе. Возможно, он захочет взять тебя в няни или жёны, тем самым у Макса появится мама, проблема, которая существует, будет решена. Хороший вариант? Ты его квартиру видела? Будешь жить и не думать о работе и зарплате.

– Как можно жениться по расчёту? А как выходить замуж без любви? Я не понимаю.

– Ксюша, у богатых свои причуды. Компания Каменского не наша кофейня. Ты была на море? А в горах? Антон отдыхает два раза в год и не на самых дешёвых курортах.

– При таком раскладе я ему зачем? Сколько вокруг молодых блондинок?

– Опять двадцать пять! Блондинки никуда не денутся, а вот воспитывать единственного наследника должна та, к которой Макс сам тянется. Я доходчиво объяснил?

– Значит, ничего криминального, кроме аморального. И что мне делать?

– Самое умное – торговаться. Не смотри на меня так. Ты мальчишку уже не бросишь, иначе, не заводила со мной этого разговора. Поэтому сделай так, чтобы для тебя была максимальная выгода. Наверняка, он предлагал тебе от меня уволиться, переехать и заниматься мальчиком.

– Откуда вы знаете? Предложил зарплату в пятнадцать тысяч и полный пансион.

– Уже хорошо. Но ты не думала, что он повесит на тебя и работу домработницы, кухарки, прачки? Понимаешь, Ксюша, я не могу тебе советовать. Ты должна сделать выбор сама, но такой, чтобы было хорошо тебе. Жить в квартире, в хорошей квартире и в общежитии большая разница. Заниматься с мальчиком после сада и стоять у кофемашины семь часов тоже не поддаётся сравнению. В работе воспитателя на дому нет ничего зазорного, если нет домогательств хозяина. Мне будет жаль расставаться с тобой, но я приму любое твоё решение.

– Спасибо, Борис Владимирович. Я подумаю.

Прошёл всего месяц после знакомства с Антоном и его сыном, когда Ксения уволилась из кофейни и переехала. Без предисловий и сразу, Антон озвучил условия совместного проживания:

– Твоя прямая забота Макс. Утром детский сад, университет. После занятий забираешь Макса из сада и делайте то, что захотите до ужина. Ужин и завтрак за тобой, покупка продуктов, оплата услуг за мной. Если что-то нужно в дом или Максу – говори не стесняйся. Уборку будут делать раз в неделю в пятницу. Тогда же будут забирать в стирку бельё. Если решишь что-то стирать сама – машина к твоим услугам. Выходные можем отдыхать вместе, но я не настаиваю. Приму к рассмотрению все предложения. Деньги будешь получать наличными и вперёд. Да, я могу задерживаться на работе, но буду ставить вас в известность.

– Сразу хочу сказать, что у Максима достаточно одежды, но из многих вещей он просто вырос. Ему нужна куртка и обувь на зиму. Как быть с этим?

– Начало мне нравится. Купи всё, что нужно с учётом дома и сада. Я был уверен, что ты с задачей справишься, – сказал он и положил купюры двумя стопками на стол. – Это твоя зарплата и деньги на покупки.

Восемнадцатого ноября Максиму исполнилось шесть лет. Ему устроили настоящий праздник. Он впервые за два с лишним месяца так искренне радовался. Потом был Новый две тысячи седьмой год с подарками и веселыми каникулами, зимняя сессия, которую Ксения сдала без троек. Антон ни разу не нарушил данное слово. Он иногда дарил ей цветы, устраивал романтические ужины, но вёл себя ненавязчиво и сдержано. В апреле он устроил в выходной день очередной ужин.

– Ксения, нам пора поговорить о свадьбе, – протягивая ей на ладони коробочку с кольцом, сказал он.

– Антон, ты торопишься. Ты знаешь, как я к тебе отношусь, но это не любовь. Я не готова стать женой, – слегка растерялась она.

– Тебе плохо в этом доме? Не нравится моё отношение к тебе? Что не так? Ты нам с Максимом нравишься, ты нам нужна. Хочешь услышать слова любви? Я тебя, Ксюша, люблю. Так лучше? Любовь – это не только слова, но и поступки. Ты этого не поняла? Романтика хороша тогда, когда у тебя есть что-то в кармане. Если я не герой твоего романа и не нравлюсь – скажи. В нашей жизни ничего не изменится. Мы будем жить, как и раньше, под одной крышей и спать в разных комнатах. Просто мне хотелось помочь тебе с практикой, потом с работой.

– А без этого нельзя?

– Как ты себе представляешь молодого специалиста без опыта в солидной компании? На тебя сразу повесят ярлык любовницы. Но никто не скажет и слова о жене шефа. Ты спустись на землю. Пока ты не будешь иметь минимум практики, тебя не возьмут ни в одну фирму. У тебя осталась одна сессия и год учёбы. Пора подумать о работе.

– Я хотела учиться дальше.

– А что тебе даст степень? Ты собираешься идти в науку? Если рассчитываешь на более оплачиваемую должность – это ошибка. Будь ты хоть доктором экономических наук, начнёшь ты с простого бухгалтера, а не будет у тебя покровителя – уйдёшь с этой должности на пенсию, если раньше не подвинет более молодая и сговорчивая. Ксюша, парадом командует тот, у кого власть и деньги. Ты не умеешь приспосабливаться, а значит, тебе придётся трудно. Думаешь, я не понимаю, что моё предложение ты приняла ради Макса? Давай попробуем создать семью. Что в этом плохого, странного или страшного? У Максима будут мама и папа, у меня жена. Поверь, отношения в семье строятся не только на любви, но и на доверии, симпатии, заботе.

– Антон, ты меня совсем запутал. Я не хочу тебя обижать, и в чём-то согласна с тобой, но это всё неправильно.

– В данный момент окружающие тебя считают любовницей. С этим как быть?

– Это не так!

– Согласен. Но как ты это опровергнешь? Моё предложение остаётся в силе. Мы с тобой идём в загс, там дают ещё два месяца. Обещаю до самой свадьбы не надоедать своими непристойностями. Свадьбу я беру на себя, наряд невесты выберешь сама. Ксюша, я хочу, чтобы всё было по-настоящему. Загс, банкет, гости, свадебное путешествие. Подумай.

– А если я передумаю в последний момент?

– Ты для начала ещё согласись. Мы с тобой живём в одной квартире больше полугода. Думаю, этого времени достаточно, чтобы узнать друг друга?

– Я никогда не спрашивала тебя о дедушке Максима? Где он и что с ним? А если он объявится, и будет претендовать на мальчика?

– Сейчас он в Германии под присмотром сестры и назад возвращаться не торопится. А к тому времени, когда вернётся, мы с тобой оформим опеку на сына. Не переживай.

«Как можно жениться, не испытывая к невесте влюблённости или страсти? – думала она. – Это неправильно. С другой стороны, Антон взрослый и уже был женат. Может, он просто скрывает свои чувства? Я привязалась к Максиму, но к его отцу я не испытываю ничего кроме симпатии, а он настроен решительно. Борис оказался в чём-то прав. Если я выйду замуж, буду иметь минимальные права на Макса. Почему минимальные? Антон уже отказывался от сына, и теперь мы сможем иметь одинаковые права, взяв его под опеку или усыновив».

Митя не понимал сестру, которая готовилась к свадьбе, сдав заранее сессию.

– Скажи мне откровенно: почему ты выбрала его? Не поверю, что из-за материального положения. Он мне не нравится, и ты это знаешь. Кругом столько молодых парней, а ты выбрала мужчину старше себя на десять лет, да ещё с ребёнком. Тебе будет только двадцать лет. Куда ты спешишь, Ксения? Почему он торопится со свадьбой? Если ты не беременная и настроена оставаться рядом с мальчиком, подожди ещё год. Возможно, за это время дед Макса восстановится и всё решиться само собой.

– Митя я не беременная. Между мной и Антоном ничего не было, а на парней, которые вокруг, нет ни времени, ни желания. Я выбрала ни мужчину с ребёнком, а ребёнка с папой. Ты эту разницу улавливаешь? Мне симпатичен Антон, но не более того. Если тебе станет легче, считай мой брак фиктивным.

– Хорошо. Надеюсь, Максим когда-нибудь оценит эту твою жертву. Хочешь, я задержусь и попробую выяснить, что задумал твой жених? Сам он не идёт со мной на контакт, как будто боится сказать лишнее.

– Мить, ты помнишь мой отъезд? И сейчас я не спрашиваю у тебя совета, а просто ставлю в известность. Чтобы ты не говорил – я свой выбор сделала. Если это ошибка – это будет моя ошибка. Ты приедешь на свадьбу?

– Куда я денусь. Приеду с девушкой, – ответил Митя.

Не понимала Ксению и Катя. Ей тоже не нравился Антон. Она не могла сказать, чем именно он её не устраивал, но была стойкая неприязнь. В самом начале она объясняла своё отношение к нему ревностью к подруге. Но отношения Ксении к самой Кате не изменились. Они виделись на занятиях, Катя бывала в гостях, но в отсутствии Антона, они гуляли вместе с Максом.

– Чем он тебя взял, Ксюш? Ты в него влюбилась? Спала с ним? – допытывалась подруга. – Я хочу понять: к чему эта жертва?

– Катюша, я его не люблю. Он не клялся мне в вечной любви и ничего не обещал, кроме помощи в практике и трудоустройстве, но он внимательный, а главное, ничего не навязывает, а предлагает. Я с ним не спала, честное слово.

– Тем хуже. Как ты собираешься это делать? Прошлый век какой-то. Брак строится на любви, страсти или деньгах. На чём будет держаться твой? Ты думаешь сейчас о браке, как о походе в магазин. Замуж нужно выходить по любви или по расчёту. А ты?

– Антон мне симпатичен, Максиму я сейчас нужна, и, как это не странно, не чувствую себя жертвой. Да большой любви между нами нет, но он прав в одном: брак строится не только на любви, но и на доверии, симпатии, заботе. Мне он кажется искренним.

– Мужчина должен быть, а не казаться, – возразила Катерина.

– Ты сама говорила, что брать с меня нечего, а значит, обмана быть не может. В противном случае он бы не настаивал на свадьбе, банкете, путешествии. Расписались бы тихо в будний день и всё.

– Его я не понимаю ещё больше чем тебя, – вздохнула Катя. –

Ксюша, раз ты всё решила и тебя мои доводы не убеждают, то не торопись хотя бы с ребёнком. Ты одна двоих не потянешь. А Антон твой сядет тебе на шею сразу после свадьбы. Может, тебе стоит поговорить с Павлом? Антон человек публичный, и если не факты, то слухи о таких людях бывают всегда. Ты можешь на меня сердиться, но я ему не доверяю.

– Катюша, ну не будь занудой. Похожу в жёнах, а будет плохо – разведусь. В этом случае, у меня будет хоть какое-то право на Максима. Ты мне поможешь с выбором платья или откажешься?

– Ты наивный чемодан! Но я тебя люблю. Когда поедем за платьем?

Ксения перешла на четвёртый курс, отметила двадцатилетие, а на следующий день вышла замуж, зарегистрировав брак с Антоном, но оставила свою фамилию. Свадьба была немногочисленной, но красивой. Партнёры Антона остались довольны. Митя с Наташей и Катя с Виталием были единственными гостями со стороны невесты. Зная характер Катерины, Ксения была уверена, что им не будет скучно. Эта «зажигалочка» могла зажечь кого угодно. После ресторана Антон повёз Ксению в гостиницу, оставив Максима на попечение Мити и Наташи. Ксения очень волновалась. Брачная ночь действительно была первой ночью её и Антона. Близость с Антоном и пугала её и интриговала. Он сдержал своё слово и теперь «навёрстывал упущенное». Его поцелуи были нежные, потом страстные. Молодая жена отвечала на поцелуи, но сама не чувствовала особого желания, а когда оно появилось, Антон откинулся на спину.

– Ксюша, я не готов становиться отцом второй раз, – сказал он. – Побеспокойся о «безопасности».

Через неделю, получив новые документы на опеку Максима, они улетели в Ялту. По возвращении Ксения прошла практику в компании Каменского. В её жизни мало что изменилось. Получив статус жены, сменила спальное место, и знала, что если в спальне горит свет ночника – Антон без неё не засыпает, а она не ждёт его прихода по пятницам до полуночи. Её привычный за полгода размеренный ритм жизни оставался прежним. Подъём, завтрак, детский сад, университет, ужин. Недели были похожи одна на другую, кроме досуга и выходных дней, но ей это нравилось. Антон был внимательным, заботливым отцом и мужем. У жены и сына обновлялся гардероб по мере надобности, стоило только подсказать ему, что именно нужно. Осенью Максим пошёл в первый класс, и теперь Ксения водила его вместо сада в школу, где познакомилась с Ариной и её мамой Никой. Оказалось, что дети не только учатся в одном классе, но и живут в одном доме и в одном подъезде. Вероника Нечаева, которой было двадцать восемь лет, была очень привлекательной женщиной, а Арина – очень самостоятельной и не по годам развитой девочкой. Дети быстро подружились. Максим пригласил девочку на свой день рождения и вызвал недовольство отца.

– Ты знаешь, кто её мать? – глядя на Ксению, задал он вопрос.

– Кто бы она ни была, у нас в гостях ни она, а её дочь, которой семь лет и которая не отвечает за поступки взрослых. Максиму нужен праздник, ему нужно общение. Мы нигде с ним не бываем в будние дни кроме школы и дома, а это неправильно. Его нужно занять тем, что ему интересно. Я могла бы водить его в бассейн или секцию. Туда, где ему будет интересно.

– Поговори с ним и узнай. Абонемент в бассейн я организую, а вот для секций, пусть подрастёт. Да, мать Арины я в своём доме видеть не хочу.

– Почему? Что она сделала плохого? Ты её хорошо знаешь?

– Я достаточно её знаю, чтобы не видеть. Вопрос закрыт.

– Как скажешь.

Ксения, живя в квартире больше года, никогда не перечила её хозяину, а потом и мужу. Она соглашалась, но делала так, как сама считала нужным. Дела в основном касались воспитания Макса и быта семьи, а значит её. А кто знает об этом лучше? Антон часто не замечал этого, а если и замечал, она никогда не оправдывалась, просто говорила: «извини». Новый год они встретили втроём, а зимние каникулы провели на горнолыжном курорте. И Ксения, и Максим видели горы в первый раз и от отдыха были в восторге.

Ксения прошла весной преддипломную практику в компании, и готовилась к госэкзаменам. Студентка выпускного курса не заметила, что «погода» в доме начинала портиться. Отношения между Антоном и Максимом сводились к коротким диалогам и чаще по утрам. Отец возвращался с работы, когда сын уже спал. Разговоры нетрезвого мужа с женой, в такие дни, заканчивались упрёками с его стороны.

В июне две тысячи восьмого года Ксения получила диплом. Ей исполнился двадцать один год. Два маленьких события они отметили вшестером, пригласив Катю и Митю, которые пришли с парой. Антон в это время был на отдыхе и дал им полную свободу. Через месяц Ксения была принята на работу в компанию. Почти сразу отношения в семье стали меняться. Началось всё с мелочей. Антон ввёл режим «строгой экономии». Он продолжал покупать продукты, но прекратил перечислять деньги на карту Ксении – теперь она работала и должна была содержать себя сама. Он ничего не имел против покупок Максиму, но требовал чек на покупку. Ксению это вначале забавляло, пока она не поняла, что щедрость Антона была маской. Теперь Ксения отводила Максима, который учился во втором классе, в школу и ехала на работу на маршрутке, а Антон, через десять минут, выезжал на работу на машине. Он всё чаще приходил домой под утро, но не оправдывался, не скандалил, и считал это для себя нормой.

– Антон, у тебя неприятности в компании? – поинтересовалась Ксения, дождавшись мужа глубокой ночью.

– Моя самая большая неприятность – это ты. Нельзя быть такой правильной. Ты мне ежеминутный немой упрёк, что я всё делаю не так. Соглашаешься со всем, что я предлагаю, прощаешь мои похождения, моё равнодушие. Тебе самой не надоело? – Антон задавал вопросы, снимая одежду и бросая её прямо на пол спальни.

– Ты выпил и выпил немало, раз пустился в рассуждения.

– Выпил и что? – «падая» на кровать, изрёк он.

– Хочешь поговорить о моём отношении к тебе? Поговорим.

В этом доме я ради Максима. Так было всегда, и ты об этом знал. Ты был мне симпатичен, я согласилась с тобой на брак и мы жили год, на мой взгляд, в гармонии. Последние месяцы ты делаешь всё, чтобы я перестала тебе симпатизировать и начала тихо ненавидеть. Что тебя перестало устраивать? Чем ты недоволен? Ты думаешь, что ложась со мной в кровать, делаешь мне одолжение? Не трудись, мне не нужен такой секс. Домой возвращаешься поздно, сыном не занимаешься, жена тебя раздражает – это тупик. Мы либо миримся с этой ситуацией, либо кардинально её меняем, но в любом случае обвинять друг друга не будем.

– Будем! В нормальных семьях супруги всегда мирятся и находят общий язык в постели. Иди ко мне.

– Перемирия не будет. Спокойной ночи, – сказала Ксения, ложась к нему спиной.

– Ошибаешься, – разворачивая её на спину и садясь верхом на её бёдра, сказал Антон. – Я тебе это докажу, а ты не будь бревном.

– Это не я бревно, это ты плохой деревообработчик. Не трогай меня. Пусти. Антон, я сделаю тебе больно, если не остановишься, – говорила она, упираясь в его грудь руками.

– Рискни, а я посмотрю, как это у тебя получится.

Ксения перестала упираться ему в грудь руками, позволила себя оголить до пояса, сложила лодочкой ладони, ударила Антона по ушам и столкнула с себя. Антон стонал, закрыв уши своими ладонями, а она поднялась с кровати, накинула халат и прошла в комнату Максима.

Встретившись утром на кухне, оба не знали с чего начать разговор.

– Зачем ты это сделала? – хмуро спросил Антон. – Где ты этому научилась?

– Ты ждал удара в пах, зная, что я буду сопротивляться, поэтому и «оседлал» меня. Простой приём самообороны осилила, когда водила Макса в бассейн. Видишь, пригодился. Пойми, Антон, если мы не расстанемся сейчас, дальше будет только хуже. Мне не хочется, чтобы Максим стал свидетелем того, как мы выясняем отношения.

– У меня другое предложение: «дружеский» год не вернуть, но можно вернуться в самое начало наших отношений. Попробуем пару месяцев, скажем, до Нового года, а если ничего не получится, разъедемся. Согласна?

– У меня есть выбор? Ты прекрасно знаешь, что я не уйду без Максима. А для того, чтобы уйти вдвоём, мне нужно время на поиски жилья и работы.

– Значит, договорились. Работай спокойно и не настраивай сына против меня.

На работе её тоже каждую неделю ожидали новые сюрпризы. Антон не учёл того, что вчерашняя студентка относилась к учёбе добросовестно. Дважды прошла практику у грамотного наставника и знала, «где может быть зарыта собака». Муж был уверен, со стороны жены, ему не грозит «финансовый контроль» в компании и ошибся. Она была в курсе всех сомнительных сделок, знала, чем это обернётся. Поговорила с непосредственным начальником.

– Павел Иванович, как вы думаете: куда катится компания?

– Я не думаю, я это знаю. Вы, Ксения Сергеевна, задайте этот вопрос мужу. Он найдёт для вас ответы на все вопросы. Мне очень повезло, что позволили доработать до пенсии, а не сократили как многих неугодных. Через девятнадцать дней я стану пенсионером и больше не появлюсь в этом дурдоме. Жаль, что Виктор Николаевич этого не видит. Он бы не допустил такого безобразия.

– А что вы знаете о Каменском? Я сейчас спрашиваю не как жена Антона, а как опекун его внука, я о нём ничего не знаю. Кажется, наша семейная жизнь идёт ко дну, вместе с компанией.

– К великому сожалению, ничего. После случившегося, мы все надеялись на выздоровление и терпеливо ждали полгода. Когда этот срок прошёл, у нас уже был новый руководитель. Думаю, его уже нет в живых. Прошли два года. Будь он жив – нашёл бы способ дать о себе знать.

– Вы меня простите, но как Антон стал во главе компании? У вас не нашлось грамотного руководителя?

– Виктор Николаевич, после трагедии в семье, передал Антону временное управление. Оно и оказалось постоянным. Не зря он так торопился оформлять опеку над Максимом. Вы, правда, об этом не догадывались?

– Мне и в голову не пришло, что это и была его главная цель. Я думала о мальчике, но только не как о наследнике, а о ребёнке, которому я была нужна. Извините. Павел Иванович, вы сможете, выйдя на пенсию, помочь мне?

– В чём, Ксения Сергеевна?

– Пока не знаю, но я не буду сидеть и смотреть как Антон не развивает, а разваливает бизнес. Я что-нибудь придумаю.

Ксения вспоминала всё чаще разговор с Яковлевым. Стала более внимательной на работе. Последней каплей терпения Ксении стал запрет Антона на проведение праздника для сына в честь дня рождения. Она помнила о сроке до Нового года, но решила поговорить с мужем раньше.

– Антон, тебе не кажется, что ты поступаешь неправильно? Максиму не так много нужно, а ты и этого его лишаешь. Мало того, что наши с тобой отношения сошли на нет, ты хочешь испортить их и с сыном? Зачем мы живём вместе, если мы тебя раздражаем? Куда делось твоё внимание и забота?

– А их и не было. Я обхаживал тебя полгода и добился своего. Я сделал то, что собирался. Обманул наивную девочку? Обманул! Но терпению, играть роль любящего отца и мужа, пришёл конец через очередные полгода. Я хочу жить, а не играть роль. Тебе это понятно? Что-то не устраивает, можешь хлопнуть дверью и уйти, но без Максима. Хочешь остаться рядом с сыном – живи на моих условиях.

– Я тебя поняла. А что ты скажешь о документах, которые ты так опрометчиво дал мне на проверку?

– Чего ты добиваешься? – раздражённо спросил он. – Чего тебе не хватает? Ты в компании никто. Обычный, рядовой клерк, которого я могу уволить в любое время. Сиди тихо и не рыпайся, иначе…

– Что иначе? – перебила его Ксения, перехватив руку. – Никогда не позволяй себе подобного. Присядь, и мы поговорим спокойно. Ты задумывался когда-нибудь, сколько нужно времени, чтобы развалить компанию такими темпами? Ладно, я, а как же Максим?

– А при чём здесь Максим? Будет жить как большинство его сверстников. У тебя самой в его возрасте много было? Да, он наследник, но он ещё мал, а я его представитель и хочу жить сегодня.

– Я не об этом. Ты понимаешь, что первая проверка, и ты будешь жить в казенном доме и ни один год. Воровать, дорогой супруг, нужно уметь, а у тебя все улики на поверхности. А что касается твоего отношения к Максу – у меня нет слов. Ты видишь его за завтраком, а ведёшь себя так, как будто его нет. Впереди каникулы. Почему ты не берёшь его с собой?

– Мне нужен отдых, я устал от вашего присутствия, а вы поезжайте на турбазу. Путёвки я вам обеспечу.

– Тебе не стыдно? Отдых у нас не равноценный.

– Кто на что учился, дорогая. Такой отдых ещё заслужить надо. Давай, без претензий. Скажи спасибо за турбазу.

– Хорошо. Большое спасибо. С тебя путёвки.

Ксения не смирилась с такой участью. Хотелось рассказать кому-то и попросить совета. Но кроме Кати и Мити советоваться было не с кем, а жаловаться на Антона тому, кто был против него, было глупо. Она должна была сама найти выход из создавшейся ситуации, и, казалось, нашла его. Позвонила Кате и попросила о встрече с братом. Ей нужен был совет Павла, и она его получила, рассказав, что её беспокоит. Это он посоветовал обратиться в детективное агентство. Чуть позже она встретилась с детективом.

– Мне нужна последняя информация о Каменском Викторе Николаевиче. Здесь всё, что я смогла узнать сама. Остальное я хочу услышать от вас. Я работаю в этой компании, и на сегодняшний день ею руководит мой муж. Мне нужно, как можно быстрее узнать место нахождения Каменского, пока компания не приказала долго жить. Я была склонна верить мужу, что он лечится в Германии, но я, за два года, ни разу не слышала разговоров о нём. Вы можете поверить в то, что мужчина пятидесяти лет не мог восстановиться за это время, скажем, частично, не дать знать о себе единственному внуку, которому сейчас восемь лет? Вот и я перестала верить в сказки. Официально я могу обратиться в органы с заявлением о пропаже. Но не думаю, что заявление примут, а если и примут, то хода ему не дадут. Я должна разыскать Виктора Николаевича без ведома мужа.

Через неделю Ксении позвонил детектив, и они встретились.

– История очень тёмная даже для меня. Каменского забрал из больницы Антон Каменский и следы теряются. Машины скорой помощи, на которой увезли больного, и которая засветилась на камере наблюдения, не существует. На его имя не был приобретён билет в Германию на дату выписки и позже, его фамилии нет в списках ни одного центра реабилитации, ни в домах для инвалидов города, но я виделся с его соседом, с Юрием Стрельниковым. Они жили на одной площадке, дружат сорок лет. Я уверен, Стрельников что-то знает, но скрывает. Попробуйте с ним поговорить. Если разговор получится, может, мы и поиски прекратим. В противном случае, мы ничего не сможем узнать без Антона. Только он может пролить свет на ситуацию, но захочет ли.

– Спасибо. Если Антон сам вывез тестя из больницы, он в этом деле нам не помощник. Куда он мог его отправить и зачем? Два года прошло, – задумчиво говорила Ксения. – Вы думаете, удобно беспокоить чужих людей в праздники?

– С одной стороны – это плохо, с другой – хороший повод. Вы позвоните мне после встречи, подумаем, что ещё можно сделать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю