355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Леонид Оношко » На оранжевой планете » Текст книги (страница 1)
На оранжевой планете
  • Текст добавлен: 10 сентября 2016, 12:58

Текст книги "На оранжевой планете"


Автор книги: Леонид Оношко



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 26 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

LITRU.RU - Электронная Библиотека Название книги: На оранжевой планете Автор(ы): Оношко Леонид Жанр: Социально-философская фантастика Адрес книги: http://www.litru.ru/?book=21161&description=1 Аннотация: В 19… году на Венеру отправляется первая советская экспедиция во главе с проф. Б.Ф.Озеровым. Планета, также как, впрочем, и соседний Марс, оказывается населена разумными существами. Астронавты начинают исследование незнакомой культуры… Какой прием ждет советских астронавтов? Смогут ли они разгадать загадку “второй, считая от Солнца, планеты нашей системы”? И если да, то как доставить обратно на Землю бесценные сведения? Полету Юрия Гагарина, помимо гигантского технологического скачка, предшествовал и невиданный всплеск научной фантастики. Космос стал одной из главных тем, волнующих советское общество. Казалось, совсем скоро начнется новая эпоха — эпоха межгалактических полетов и освоения космоса. Эпоха так и не началась, человечество так и не покорило звезды, хотя мечтает об этом до сих пор. Перед вами — один из первых советских космических романов, и один из первых образцов жанра “космической оперы” в мировой фантастике. --------------------------------------------- ЛЕОНИД ОНОШКО НА ОРАНЖЕВОЙ ПЛАНЕТЕ AdMarginem Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство. К.Э.Циолковский. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ПЕЩЕРАХ И ДЖУНГЛЯХ Глава I . “ПРИВЕНЕРИЛИСЬ!” В неведомом мире. — “Сириус” достиг цели. — “Привенерились!” — Борис Федорович изнывает от жары. — Несвоевременный спор. Прорезав толщи облаков, окутывающих Венеру, “Сириус” повис над долиной. В воздухе его поддерживали узкие крылья и струи газов, вырывающиеся из килевых дюз. — Ну и жарища, — вздохнул толстяк геолог Борис Федорович, вытирая со лба пот. — А ведь холодильная установка работает на полную мощность, — заметил командир корабля Олег Гордеев. — Надо было прихватить две, — сказал астроштурман Сергей Сокрут, блондин с мечтательными светло-серыми глазами. — Чувствую, как в жилах закипает кровь. — Он повернул рукоятку на пульте управления, “Сириус” начал снижаться. Несмотря на то, что кормовые двигатели, тормозя корабль, значительно уменьшили его скорость, избежать толчка при посадке не удалось. Коснувшись поверхности планеты шаровыми амортизаторами исполинских треног, “Сириус” покачнулся. Мгновение казалось, что он упадет, всей многотонной тяжестью своей рухнув на почву Венеры. Но автоматы, выравнивая корабль, выдвинули из его корпуса дополнительные упоры. Вздрагивания и покачивания прекратились. Корабль точно врос в посадочную площадку. Теперь для того, чтобы оторвать от грунта шары-присоски, понадобилось бы усилие в сотни тонн. Разрежение внутри амортизаторов позволит “Сириусу” сохранить строго вертикальное положение до тех пор, пока поворотом рукоятки на пульте управления не будет открыт доступ в полости шаров воздуху Венеры. “Сириус” стоял на почве этой таинственной планеты не менее твердо и устойчиво, чем Александровская колонна в Ленинграде. — “Привенерились!” — торжественно объявил Сергей. — Теперь будем терпеливо ждать появления венерозавров. — Ты продолжаешь настаивать, что на Венере есть ящеры? — удивился Олег. — Капитулировать не собираюсь… Уверен, что они заметили “Сириус” и спешат к месту нашей посадки. — Обожгут морды, — улыбнулся Олег. — К обшивке корабля сейчас не прикоснешься. Стенки его не скоро остынут. Видишь, где стрелка электрического термометра? — Пекло какое-то, — тяжело пыхтел Борис Федорович Озеров, комкая носовой платок. — Сорок семь градусов! В пустыне легче дышать. Там тебя хоть ветерком обдувает… Готов опуститься на колени и, воздев руки к небу, молить о прохладе… Сорок восемь градусов!… Олег Николаевич, может быть, термометр испортился? А? Мы опустились на грунт, нагревание внешней оболочки этой дьявольской стальной сигары прекратилось, а температура не падает. Феномен какой-то. Неужели на Венере действуют иные законы физики? — А тепловая инерция? — напомнил Олег. — Массивные тела нагреваются и остывают не сразу. Тепло, поглощенное корпусом, продолжает проникать в кабину, нагревание ее еще не прекратилось. К тому же температура в приполярных районах Венеры выше, чем в умеренном поясе Земли. Возможно, что стрелка дойдет и до пятидесяти. — Весьма признателен за ободряющие прогнозы… Сорок восемь и пять десятых! Второй платок хоть отжимай… Я медленно расплавляюсь. — Утешайте себя тем, что главные неприятности уже миновали. Метеориты наш корабль пощадили, с курса не сбились, при торможении не сгорели. Теперь требуется лишь немного терпения — надо выждать, пока приборы не определят, пригодна ли здешняя атмосфера для человеческого организма. — Интересно, что ты скажешь про неприятности, оставшиеся позади, когда какая-нибудь летающая рептилия ухватит тебя за комбинезон? — усмехнулся Сергей. — Сорок девять… — горестно прошептал Борис Федорович, извлекая из кармана третий платок. Он старательно вытер лоб и, помолчав, сказал: — Следующий раз полечу на Марс. Там прохладнее. Тропический климат Венеры не по мне. Глава II. РАЗМЫШЛЕНИЯ У ОКНА “СИРИУСА” Что астронавты увидели из окон корабля. — Астрономическая справка. — Сергей разочарован. — Противоречивые желания и чувства. — “Неужели Человек не только мудр, но и одинок?” — Терпение, терпение и еще раз терпение. Перебрасываясь шутливыми замечаниями и подтрунивая друг над другом, астронавты подошли к иллюминаторам каюты. Внутренние шторы и внешние ставни-крышки их были тотчас же подняты. Странный, причудливый пейзаж открылся взорам жителей Земли. “Сириус” опустился на большой травянистой поляне. Метрах в шестистах от корабля за холмами начинались оранжево-алые заросли диковинных растений, переходившие в густой лес. Венерианская пуща тянулась на десятки километров, вплоть до отрогов величественного лилового хребта, замыкавшего пейзаж. Гребень его был изрезанный, пилообразный. Угловатые пики и зубчатые вершины отчетливо выделялись на фоне облачного неба. Некоторые горы напоминали конические колонны, поддерживающие темные громады грозовых туч. Арестами среди чащоб, наползающих на предгорья, выделялись желтые осыпи и светло-оливковые мысы. Это были, вероятно, следы грандиозных катаклизмов. Гигантский куполообразный свод первозданных пород, не выдержав возрастающего напора глубинных слоев, раскололся на части. Промежуточная полоса между чудовищными многокилометровыми трещинами в свою очередь раздробилась на глыбы. Одни из них опустились, образовав то, что геологи называют грабенами, — другие поднялись, создав причудливые каменистые кряжи. Когда огненно-жидкие потоми лавы, излившиеся из глубоких трещин, застыли и передвижки в каменной оболочке планеты прекратились, всей этой расчлененной местностью завладела пышная тропическая растительность оранжево-кремовых тонов. Она прикрыла шрамы и царапины на лике Венеры, замаскировала пропасти, провалы, сбросы. “И вот, — думал Сергей, приглядываясь к очертаниям горных вершин, замыкающих ландшафт, — “Сириус”, пронизав многослойную желтовато-белую облачную оболочку Венеры, опустился на поверхность этого загадочного небесного тела. Мы на Утренней звезде, на второй, считая от Солнца, планете нашей системы. Некоторые называют ее младшей сестрой Земли. И они правы. Многие черты Венеры роднят ее с Землей. Если массу Земли принять за единицу, то масса Венеры окажется равной 0,82. Плотность Венеры всего на 1-2 процентов меньше плотности Земли, а поперечник последней только на 140 километров больше экваториального диаметра Венеры. Ускорение силы тяжести на Венере ненамного меньше, чем на экваторе Земли… Вес астронавта, ступившего на поверхность Венеры, уменьшится лишь очень незначительно. Наконец, судя по последним радиоастрономическим наблюдениям, Венера вращается вокруг своей оси почти с такой же скоростью, как и Земля, и продолжительность венерянских суток мало отличается от длины суток земных. Ну разве, учитывая все это, нельзя назвать Венеру и Землю родными сестрами? Разве между этими небесными телами мало общего? Однако на Земле, — размышлял Сергей, — живут люди. Это они построили “Сириус” и оснастили его многочисленными приборами и автоматическими устройствами, атомными двигателями и чувствительными радиолокаторами, позволившими нам благополучно, в сравнительно небольшой срок совершить межпланетное путешествие. А что можно сказать об обитателях Венеры? Каковы они из себя и какого уровня развития достигли? Есть ли на Венере ящеры, которыми я стращал Олега! Водятся ли на ней теплокровные четвероногие? Охотятся ли в ее пущах человекоподобные существа?” А пуща ничем не выдавала своих тайн. Обитатели ее, притаившись в чаще, не показывались на глаза астронавтам. Раскачивались от порывов ветра гибкие ветви деревьев. Шумели их кроны. Гнулись высокие травы — по равнине бежали волны. И вздрагивали на поляне, маня к себе, лиловые и нежно-белые, кирпично-желтые и розовые, черные, как сажа, и светло-голубые цветы всевозможных размеров и очертаний — венерянские тюльпаны и одуванчики, лютики и гвоздики, анютины глазки и колокольчики, ромашки и маргаритки. Высасывая из неземной почвы неземные питательные вещества, разлагая на составные части газы плотной венерянской атмосферы, все эти растения являлись источниками ароматов, которых еще не ощущал человек, впервые увидевший свет Солнца на одном из материков Земли. Скользя взглядом по пунцовым лозам, сизым мхам и узорчатым, расчлененным оранжевым листьям диковинных растений, Сергей кривил тонкие губы. Его обуревали противоречивые желания и чувства. Было радостно сознавать, что они благополучно достигли цели и вправе считать себя Колумбами Венеры, имена которых будут с гордостью произносить благодарные потомки. И, вместе с тем, Сергей чувствовал себя немного разочарованным. Не девственные тропические заросли, населенные неведомыми четвероногими животными, птицами, насекомыми, надеялся он увидеть на Венере. Не дремучие, непроходимые леса грезились ему во время полета. Не это море разноцветных трав и причудливых побегов было тогда перед его глазами. Ему мерещились города, населенные мудрыми существами, давно постигшими то, что еще неизвестно человечеству. Он видел исполинские машины, извлекающие из недр Венеры уголь и руду, воздушные дороги, соединяющие горные хребты, живописные долины с полями и садами, способные прокормить миллионы разумных существ, светлые и просторные залы промышленных предприятий, где из руд извлекают металлы, где ткутся легкие и прочные ткани, где газы, входящие в состав воздуха, используются для получения красок, лекарств, продуктов питания… Он думал, что обитатели Венеры давно, быть может, тысячелетия назад, создали тот справедливый социальный отрой, о котором мечтали лучшие умы человечества, ради которого пожертвовали своей жизнью миллионы и который лишь несколько десятков лет назад утвердился в некоторых странах Европы и Азии. И Сергей был немало огорчен тем, что в этой огромной долине, замыкаемой отрогами лиловых гор, не видно было ни малейших признаков деятельности разумных существ. Ни статуй, ни зданий, ни мостов, переброшенных через яростные горные потоки. Ничего… Неужели человечество одиноко в Солнечной системе? Неужели нет здесь, на этой оранжевой планете, родственных ему разумных существ? И еще другие, схожие с этими вопросы задавал себе Сергей, разочарованный тем, что земных астронавтов не встретила делегация венерян и не обратилась к ним с приветственной речью. Долина, в которой опустился корабль, казалась безжизненной. Ни ящеров, ни птиц, ни грызунов… Только странные, непривычные для взора человека растения, вздрагивавшие от порывов ветра, бросавшие смутные, перистые тени в те мгновения, когда луч Солнца, проскользнув между облаками, ненадолго зажигал ланцетовидную и овальную листву. Что таят в себе заросли, уходящие к горизонту? Какие котловины, плато прячутся за этим горным хребтом? Какие опасности подстерегают сынов Земли, готовящихся углубиться в таинственный лес? Вернутся ли они назад? Расскажут ли своим согражданам о том, что им довелось увидеть, узнать, пережить на Венере? — Вы еще не готовы? — нетерпеливо спросил Сергей, поворачиваясь к Олегу и Борису Федоровичу. — Кончаем, — в один голос откликнулись те, отрываясь на мгновение от окуляров приборов. — Ну к чему эти фундаментальные исследования и такая астрономическая точность? Ведь у нас тройная защита: скафандры, приборы для извлечения кислорода из углекислого газа и космические пилюли. Картина в общих чертах давно ясна, а вы все возитесь и копаетесь. Через три-четыре часа наступит ночь, а мы и одного шага по Венере еще не сделали. Я протестую против вашей аптекарской скрупулезности… Слышите? Протестую! Сергея сжигало нетерпение. Отсутствие вблизи корабля обитателей Венеры не погасило в нем желания поскорее коснуться ногой ее поверхности, почувствовать неподатливость ее твердой почвы, ощутить телом своим дуновение ее ветров, уловить ухом стрекотание неведомых насекомых, плеск венерянской воды. А приходилось сдерживать себя, приходилось ждать. Олег был непреклонен. Он не разрешал выйти из “Сириуса”, пока не будет точно установлен химический состав воздуха Венеры, пока астронавты не узнают его влажности, давления, температуры, пока не выяснят какие вирусы и болезнетворные микробы угрожают пришельцам с Земли и что надо сделать для их обезвреживания. Олег и Озеров возились с приборами, а Сергей, переминаясь с ноги на ногу, стоял возле иллюминатора. Наконец он услышал долгожданное: “Можно выходить”. Глава III. ПЕРВАЯ РАЗВЕДКА Результаты экспресс-анализа. — Тройная защита. — Сергей и Борис Федорович отправляются а разведку. — Первые шаги по венерианскому лесу. — Живая граната. — Нечто о борьбе за существование. — Деревья, кустарники, мхи. До захода солнца оставалось часа три-четыре. Астронавты решили использовать это время для небольшой пешей разведки. Результаты экспресс-анализа пробы воздуха Венеры не удивили их. Как и предсказывали авторитетные астрофизики, входившие в состав Планетной комиссии Астрономического Совета Академии наук СССР, в нижних слоях атмосферы Венеры оказалось значительно больше углекислого газа, чем в аналогичных слоях воздушной оболочки Земли. Эта ядовитость атмосферы Венеры для человека затрудняла исследование поверхности планеты, но не являлась непреодолимой преградой на пути астронавтов. Предвидя “углекислую опасность”, врачи оснастили их легкими скафандрами, снабженными портативными холодильниками и приборами для извлечения кислорода из углекислоты, масками с биофильтрами, напоминающими акваланги, и специальными таблетками, предохраняющими легкие от отравления углекислотой. Таким образом, астронавты могли выходить из “Сириуса” либо в герметичных костюмах, либо налегке. Покидая корабль, Борис Федорович и Сергей одели комбинезоны из прочной материи, защищающей тело от укусов насекомых и пресмыкающихся, и газовые маски, соединенные шлангами с заплечными баллонами со сжатым воздухом. Кроме того, они, по настоянию Олега, проглотили каждый по одной космической таблетке, захватили оружие и фотоаппараты. Чувствительные радиометры позволяли им избежать проникновения в радиоактивные зоны, а портативные полупроводниковые рации обеспечивали надежную связь с “Сириусом”. — Мы словно рыцари, готовящиеся к дальнему походу, — усмехнулся Сергей, обводя взглядом комическую фигуру похожего на водолаза Озерова и думая, что и он, Сергей, выглядит не лучше. — Дон-Кихот и его верный оруженосец Санчо Пансо готовятся к бою. Нет только Дульцинеи, могущей вдохновить нас на ратные подвиги. — Наши Дульцинеи далеко, — вздохнул Олег. — Они, верно, надоедают сейчас астрономам с просьбами показать им на диске Венеры то место, где “приземлился” “Сириус”… Все ночи, верно, возле телескопов проводят. — Бог их ведает, что они теперь делают, — усмехнулся Сергей. — Самое загадочное в природе — это женское сердце… Однако, хватит шутить… Пошли! — Давайте присядем на минутку по старому русскому обычаю, — предложил Озеров. — Ведь не в подмосковную березовую рощу идем. Все сели, задумчиво, со сдержанным волнением поглядывая друг на друга. Незабываемым был этот миг. Сколько дней они ждали его? И вот — наступил… Первым по лесенке, опущенной из выходного люка, на почву Венеры спустился Сергей, за ним Озеров.

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю